332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » sgtmadcat » Вольный Флот (СИ) » Текст книги (страница 62)
Вольный Флот (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 17:00

Текст книги "Вольный Флот (СИ)"


Автор книги: sgtmadcat






сообщить о нарушении

Текущая страница: 62 (всего у книги 75 страниц)

13. Острова

Крик вахтенного: «Земля на горизонте!» заставил экипаж побросать свои занятия. Все кинулись на нос смотреть. Впереди и правда через голубую дымку просвечивала тонкая зеленая полоска. Капитан, забыв о предупреждениях Доктора пока воздержаться от нагрузок, взлетел на мостик и достав бинокль прильнул к нему.

– Точняк! Острова! На сутки почти раньше рассчетного…

– О! Скузи! Моя вина товарищ капитан… – печально склонил голову Марио, – Я правда не знаю как так получилось.

– Серьёзно? Эй, Слободан? Подскажи ему почему мы дошли раньше расчетного.

– Потому что мы сейчас в Торговом Течении. Он не учел его скорость.

– Мамма-миа! Как я мог забыть об этом! Сам же тогда, в первый раз… Вы ещё похвалили меня!

– Вот теперь помни. Так… – Капитан подошёл к планшету с картой, – Сейчас я сам курс накидаю и поведу а вы с Федором смотрите и запоминайте. Навигация в Островах этот то ещё пиздец с бубенцами. И кстати о пиздецах. Назад давно смотрели?

Вся команда развернулась и посмотрев в сторону кормы дружно охнула. Там во всю ширь насколько хватало глаз растянулась черная пелена прорезаемая вспышками молний.

– Во-от! – назидательно поднял палец Капитан, – Это то, от чего мы драпаем. Вот так выглядит «Буревестник». После него аккурат через недельку накатят шторма. Но мы к тому времени будем в уютной бухте. А сейчас идём на Кала-Балиб. Там очень лояльно относятся к вольным кораблям и есть кое-какие друзья-знакомые. Бьернсон тут?

– На месте…

– Хорошо – ты тоже смотри. Это те не бошки ломать. Тут сноровка нужна!

Капитан склонился над картой и принялся объяснять принципы островной навигации.

Корабль пер «самым полным» и скоро зеленая полоска распалась на видимые невооруженным взглядом отдельные острова, островки и отдельные скалы. Те, кто тут ещё не бывал, завороженно разглядывали пейзаж.

– А там вон – на том острове. И на остальных тоже… – Обмылок потыкал Боцмана, – Это деревья такие высоченные?

– Дерево. Одно. Это Ракаупа. От центрального ствола во все стороны растут ветви, подпираемые воздушными корнями, так что оно может накрыть собой целую группу островов.

– Это какого же он размера?

– Огромного. Под его ветвями может линкор пройти, а древесина настолько прочная, что даже железным топором рубить будешь долго.

– Оно дорогое поди?

– Очень. Огромные спилы продают для отделки дворцов. Одной доской можно облицевать целый зал. А ещё очень износостойкое и не гниет в воде, так что из него делают тормозные колодки, подшипники для судовых валов, направляющие для спуска кораблей на воду, сами корабли, шпалы, сваи, мастику для предотвращения обрастания днищ, и кучу всякой полезной хрени.

– А можно внутри дом выдолбить?

– Можно, но не стоит – его соки очень липкие и будут постоянно просачиваться внутрь. Обычно дома или целые деревни строят под ним.

– А почему не на нем?

– Шторма начнутся – увидишь. Там с неба столько воды падает, что периодически мимо рыбы проплывают. Никакая крыша не спасет.

Ближе к обеду «Интернационал» прошёл мимо обглоданных штормами скал принимавших на себя первый удар стихии и все желающие смогли воочию убедится насколько Ракаупа огромны. Капитан намеренно сбросил скорость и провёл корабль через образованную ими арку. Глядя как высоко над головой проплывают ветви шириной с мост опирающиеся на уходящие в воду толстые как колонны корни все изумленно разинули рты.

– Вай какой дэрэв! – восхищенно прокомментировал Багир, – Гора а нэ дэрэв! Прэдставляю какой тут бчэл!

– Нихт пчел! – поправил его любовавшийся зрелищем Доктор, – Птиц! Кляйне милый Медовый Попугайчик. Сейчас они есть прятайтся от приближающийся шторм, но когда все закончится мы увийдеть великолепный зрелище. Они есть размер с канарейка и разноцветный. Питайтся нектар и переносить на себе пыльца.

– Каго «пугай»?

– Попугай. Это птиса так насывается, – пояснил ему Амяз, – Ошень красивый.

– Понэл! Паслышалас проста.

Но самой бурной реакция оказалась у Сыча. Увидев деревья он метался с дикими воплями, а когда корабль приблизился – взлетев принялся скакать в листве не прекращая орать во всю глотку.

– Это чего-й то с ним? – удивлённо почесал в затылке Капитан, – Беспокойный какой-то.

– Своих ищет… – пояснил Ур, – Они живут возле Шпиля и там растут похожие деревья. Видимо решил что тут тоже могут быть сородичи.

– Эх бедолашный… А как деревья оттуда сюда попали?

– Острова – остатки разрушившегося Шпиля. Так что скорее всего деревья не оттуда, а упали вместе с обломками и приспособились к новой среде.

– Так Шпиль не один?

– Не – их множество.

– Ты смотри… Я не знал. Ну – главное что бы наш не грохнулся. А то такой удобный ориентир пропадет.

– Поверьте – если наш Шпиль навернется, то ориентирование станет меньшей из проблем.

– Тоже верно…

Однако, кроме великолепного зрелища экипаж ожидали и менее приятные новости. Жара. Не та расслабляющая жара Фессалии или Доминиса, приглашающая подремать наслаждаясь морским ветерком и ароматом цветущих садов, и не сухой, как из печки, жар куманской пустыни – густая, влажная духота от которой мгновенно покрываешься потом, а перенасыщенный запахами воздух приходится глотать как горячую похлебку.

Боцман построил экипаж и лучась от гордости за свою хозяйственность выдал шорты сделанные из старых порванных штанов и сандалии изготовленные путём вырезания с трофейных ботинок с «Илмаре» всего лишнего.

Механики вывели на палубу душ запитаный через теплообменник с проточной забортной водой и все желающие могли ополоснуться прям в одежде что хоть немного облегчало несение службы. Хуже всего приходилось пленным. Вентиляция плохо справлялась с проветриванием набитого людьми помещения, поэтому Капитан приказал утроить количество выдаваемого питья.

– Вы прочли книгу что я вам давала? – Лисса вежливо постучала по решетке, – А то я нашла для вас более интересное чтиво. «Записки о высоком» Иера Фишо.

– О! Благодарю, – Ликтор вернул ей одну книгу и взял другую, – Я много о ней слышал, но так и не нашёл времени. Но сейчас его у меня предостаточно.

– Вы плохо выглядите. Опять Посвященный не даёт спать своим вечным недовольством всем вокруг? Он, как говорят, умеет сквернословить даже во сне.

– Нет. Почтенный Физель тут не при чем. Тут просто нечем дышать.

– У меня есть вода со льдом. Вам дать?

– Если можно, – взяв стакан Ликтор двумя глотками осушил его, – О, хвала Всемогущему, так намного лучше.

– Вообще то я надеялась услышать благодарность в свой адрес. Это я вам его принесла.

– Простите. Конечно же я вам очень благодарен и не забуду вашей доброты. Может когда нибудь я смогу вам за неё достойно отплатить.

– Это не сложно – устройте мне экскурсию в одну из ваших библиотек когда я снова наведаюсь на Континент. Это же не сложно?

– К сожалению сложно. В долину Нана посторонних допускают неохотно. Хотя вам бы там понравилось.

– Нана – это насколько я помню река?

– Да. Горная и очень холодная. Я бы многое отдал чтобы сейчас окунуться в её воды.

– Раз не можете устроить экскурсию, тогда хотя бы расскажите. Я слышала это довольно живописное место. В награду я принесу вам ещё льда. И ломтик лимона.

Меры по борьбе с жарой привели к катастрофическому расходу воды. Спасало ситуацию то что механики догадались скрутить опреснительную установку с «Илмаре». Она была старой и вдрызг изношенной, так что пить то, что она производила, было определённой лотереей, но для мытья вода годилась, хотя Барабашка жаловалась что у неё после душа волосы становятся жесткие.

– Фсе! Я так больше ни магу! – Чума, убиравшая бардак после профилактического перетряхивания опреснителя, решительно стянула с себя майку, – Заибало!

– Ты чё? Будешь перед всеми сиськами светить? – с подозрением осведомился Федор который отдыхал после вахты прям на палубе.

– Сисик у миня нет так што какая расница! Пачиму вам можна с голым торсам хадить а мну нет!?

– Так-то я не против – Капитан ругаться будет.

– Он ф кают-кампании.

– Ну смотри сама… Просто чтоб проблем не было. Я бы на твоём месте хотя бы соски прикрыл.

– Запраста! – Чума накинула на плечи болтавшиеся за спиной подтяжки, – Пажалуйста! Фсе прикрыта! Даволен?

Из за надстройки вырулил Боцман. Увидев Чуму он притормозил, кашлянул и поманив к себе осмотрел со всех сторон.

– Чиво? Фсе спрятано!

– Так-то да… Ладно – ты как доска так что тебе можно. Главное чтоб Барабашка идею не подхватила. Она тоже любит лямочками срам прикрывать.

– Ф смысли?

– Да замечал пару раз на ней такие следы характерные от ремней.

– А пачиму вы думаити што ат римней?

– Мне как то довелось вышибалой в борделе работать. Для господ с причудами. Я там всякого насмотрелся.

– Чиво например?

– Мала ещё такие вещи знать.

Боцман развернулся и ушёл. Чума некоторое время почесывала затылок, потом поставила себе в уме заметку расспросить Барабашку и вернулась к работе.

«А вы с дядей точно люди?», – Капитан с подозрением покосился на Лиссу которая, как и Доктор, даже в такую духоту не изменила своему строгому, застегнутому на все пуговицы стилю одежды.

– Определённо. Если что-то изменится – я вам сообщу.

– Сообщи лучше чё те удалось выяснить у тех пленных с которыми ты любезничала.

– Разумеется. Итак – судя по тому что всплыло в разговоре, корабль переместился в огромную искусственную каверну под резиденцией их Ордена. Он может совершать прыжки в любую точку, но чем дальше от базы – тем ниже точность, так что прыгать в Острова они не рискуют.

Для прыжка корабль требует невероятное количество энергии, так что прыжковая установка питается от каких-то крайне редких источников которые Орден где-то достает, но в крайне ограниченном количестве.

– Охрана там серьезная?

– Постороннему проникнуть в долину сложно. В резиденцию ещё сложнее. В сам комплекс – невозможно.

– «Для нас нет невозможного…»

– Что простите?

– Да девиз один вспомнил. Ты лучше скажи как все это выяснить успела?

– Несложно. Мужчины редко умеют держать язык за зубами в присутствии женщины которая согласна их слушать. Немного внимания, немного строгости и вот уже наш невольный постоялец щебечет соловьем о красотах родного края. Тем более Иво был воспитан в ордене.

– Кто?

– Иво. Так зовут Ликтора. А Рыцаря зовут Энрико де Кардона и он младший сын из очень богатой семьи. Уверяет что его родственники с радостью выкупят их у нас.

– Всех?

– Разумеется. «Де Кардона никогда не бросали товарищей по несчастью!»

– Интересно… Молодец.

– Пустяки, – Лисса скромно отмахнулась.

– Ну нет – не пустяки. Ты прям как Антон сработала. Даже бить их не пришлось.

– У нас есть общая черта. Мы умные и умеем слушать.

– Думаешь только в этом дело?

– Почему «только»? Дядя, к примеру, тоже обладает высоким интеллектом, но органически не способен перестать витать в облаках своей учености, поэтому не слышит и половины того что мог бы.

– Ну вот я и говорю: «Молодец».

– Ладно – я великолепна!

– Теперь точно как Антон.

– Приму это как комплимент.

Когда Коваль вошёл, Семен Николаевич беседовал с невысоким подтянутым мужчиной в строгом темном костюме. Увидев Майора они подошли к столу и Семен Николаевич предложил всем сесть.

– Знакомьтесь, Сергей Захарович – Пал Палыч Гущин. Заместитель Пастухова. Он уже в курсе ситуации.

– Майор Коваль… А мы виделись уже – вы присутствовали когда меня на допуск проверяли.

– Хорошая память… Да – был. Никифор Александрович как начальником стал, так вообще затворником сделался. Меня по таким мероприятиям гоняет.

Майор машинально отметил что у Гущина очень приятный баритон и располагающая улыбка – страшное оружие в руках сотрудника ГосБезопасности.

– Ну а теперь, вот, спасать его буду. Какие есть идеи? Как нам найти этих… Хитреньких?

– Я боюсь что они могли понять что раскрыты… – озабоченно постучал карандашом Семен Николаевич, – И уже “потерялись”. Матренин, конечно, обещает что пока Никифор у него там спит, то сны будет видеть исключительно правильные. Вроде что его привезли в Институт, обследовали, но ничего не нашли и сейчас он там в палате под наблюдением. Заодно попытается кое какую “дезу” про свои наработки им скормить под эту мазурку. Но вот повелись ли?

– Главная зацепка, на мой взгляд, “ретранслятор”. Если я правильно вас понял, то они снимают информацию через тело, которое как-то воспроизводит все что Никифор Александрович говорит, слышит и читает. Но в остальном недееспособно. Может поднимем сведения по больницам? Такие должны стоять на учете у врача?

– Это долго. Больниц только в Стоярске сотни… И пока мы все их переберем.

– Заводы! – неожиданно предложил Коваль, – Недееспособного надо как то транспортировать. Нужно инвалидное кресло.

– Могут не транспортировать. Он им нужен только как “радио”.

– Да. Но если за ним не ухаживать – долго он не протянет. А нового такого ещё поищи. Кроме того оно им нужно чтобы, банально, транспортировать его до места расположения. Тащить на руках – подозрительно.

– Кресло они могли украсть.

– Опять таки подозрительно. И бессмысленно – его и так выдадут если у них подобный больной на руках.

– Тоже верно. Только я не понимаю, причём тут заводы?

– Я имею ввиду заводы которые медицинское оборудование изготавливают. Врач же это кресло не из кармана достает? Он его выписывает, а потом родственники забирают в Собесе. А в Собес его с завода присылают. Причём все сведения “кому и куда” на заводе собирают для отчетности. И их куда меньше чем больниц.

– А вы, Сергей Захарович – голова… – уважительно протянул Гущин и потянулся к телефону, – Как мы вас военным-то уступили? Растяпы…

Отдав распоряжение запросить с соответствующих предприятий базу по отгрузке инвалидных кресел он положил трубку и кивнул, мол ждем.

– Так… Какие ещё будут мысли?

– Никифор Александрович женат? – задумчиво поинтересовался Коваль, – А то мы как-то заговорили об этом в своё время, но я так и не понял.

– Да. Хотите супругу опросить? Стоит ли? Я ей соврал что он в срочной командировке. Не хотелось бы её сюда приплетать.

– Понимаю, но дело вот в чем… Я поспрашивал Матренина: родство связь даёт сильную, потому родственников и проверяют, но этого недостаточно. Её надо как-то поддерживать. Сам он, как я понимаю, весь в работе был. Что если они через жену как-то? Кем она работает?

– Врачом… – Пал Палыч и Семен Николаевич переглянулись, – Ну голова же!

У нас тут инвалид недееспособный! Как раз через врача контакт-то держать сподручнее всего! Надо поднять список её пациентов.

– Он там вряд-ли будет – отрицательно мотнул головой Харченко, – Они не настолько глупые. Но вот неформально… По дружески… По соседски!

– Думаете они рядом где-то?

– Не думаю! Знаю! Лидия Михайловна как-то обмолвилась что у соседей с первого этажа сын парализован!

– Не верю я в такие совпадения… – Гущин снова схватил телефон, – Алло, Ваня! Быстро на жильцов из второй квартиры пастуховского дома все что есть! И на всех кто к ним ходит. Да! И на сантехника из ЖЭКа тоже. На всех кого найдёшь. И наблюдение туда. Особое внимание на инвалида в коляске и тех кто с ним рядом.

Кала-Балиб, по островным меркам, был прямо таки мегаполисом. В нем проживало почти пятьдесят тысяч человек и было аж два конкурирующих между собой банка, казино и кинотеатр. Все это великолепие с моря охраняли пара бетонных фортов с тремя шестидюймовыми орудиями на каждом, дополненные сорока двух линейной пушкой на конной тяге которую можно было притащить туда где орудия фортов не доставали. Наземные силы состояли из полка колониальной гвардии набранной исключительно из местных, которым доходчиво объяснили что их дома сделаны из горючих материалов, а родственники смертны.

Офицеров правда приходилось набирать со стороны так как способных материть и пиздить толпу вооруженных людей местная земля рождала мало. Но их преданность обеспечивалась более чем щедрым вознаграждением, так что на службу шли не только выгнанные из континентальных армий пьяницы и дебоширы, но и толковые военные.

Ходили слухи что полковник, возглавлявший гвардию, даже как-то раз выиграл настоящее сражение – по местным меркам такой командир, в купе с парой понюхавших пороху офицеров рангом пониже, был как роял стрит флеш в покере. Небьющейся комбинацией. У гвардии имелось несколько пулеметов и батарея полевых пушек, а бойцы щеголяли карабинами Мосина сделанными на настоящем заводе, а не местными кустарями в хижине.

Управлял всем этим великолепием губернатор Фархад Дженаб из рода Фирузов. Его род был известен своей лояльностью. Происходя от купцов с Белин-Туапа, три века назад приплывших сюда на дырявой балаге затонувшей прямо у берега, Фирузы быстро заняли руководящий пост и больше его не отпускали, умея быть удобными всем.

Доминис был доволен тем что Фирузы сквозь пальцы смотрят на работорговлю. Континентальные державы считали их прогрессивными правителями которые выражают искренний интерес к гюйонской, логнгской, форбуржской – нужное подчеркнуть, культуре. Колониальные компании пребывали в уверенности что род Фирузов у них в кармане и свято блюдет интересы их монополий.

Кроме того Кала-Балиб был раем для вольных судов и контрабандистов всех мастей так как Фирузы справедливо полагали что ради дружбы с далекими ссорится с теми кто у тебя под боком не разумно и не выгодно.

Так что «Интернационал», с развевавшимся на мачте флагом вольного флота, пройдя мимо фортов спокойно ошвартовался у пирса. Закончив швартовку Капитан позвал Доктора к себе.

– Значит так, Ганс. Тут проблем быть не должно, но просто на всякий случай. Ну и на будущее. Кто спросит: мы – научное судно. Ты нас зафрахтовал для проведения исследований и обеспечения личной безопасности.

– Йа! Я есть понимайт ваш идея. Если вы имейт желаний я даже могу это оформийт документально.

– Толковая мысль. Антоха в своё время всяких бланков прикупал. Посмотри – может есть подходящие?

Доктор быстро пробежался по выданной Капитаном стопке бумаг.

– Гут! Тут есть форма договор. Я есть делайт печать рейхсминистерства и изготавливайт качественный подделка! Баловайтся этим в свой время – гроссе ускоряйт закупка оборудований!

– Давай. А я пока с тутошней таможней вопросы порешаю.

Выйдя на палубу Капитан огляделся. Время было вечернее так что к ним никто особо не торопился. Решив в ожидании таможенников прогуляться и осмотреть все ли в порядке на борту он обогнул рубку. За ней, пригнувшись как охотящийся тигр прятался Бьернсон.

– Ты чё тут залёг?

– Товарищ капитан… – Бьернсон расплылся в кровожадной улыбке, – Смотрите кто у нас слева по борту…

Капитан подошёл к планширу. Слева начинался пляж на котором в беспорядке были натыканы рыбацкие лодки. Между ними, уткнувшись носом в песок, стояло вспомогательное судно класса «Тунец» с разобранной крышей моторного отсека. Подозрительно знакомое судно класса «Тунец»

– Это случаем не та посудина которую мы тебе тогда сменяли?

– Оно!

– Гхм… Вот так номер… – Капитан почесал затылок, – Чтоб на нем, да досюда доплыть…

– Можно..?

– Погоди. Сейчас дела закончим и вместе сходим. А то ты парень горячий – ещё делов наворотишь.

«Стой кто идёт!!!» – раздалось от сходней. Капитан ещё раз приказав Бьернсону не дергаться поспешил туда. Там топтался таможенный офицер со свитой.

– Добро пожаловать на борт, – радушно пригласил их Капитан, – Не стесняйтесь.

– Благодарю, – офицер приподнял головной убор, – Я просто недавно в должности. Ещё не знаю всех тонкостей вашего, так сказать, статуса.

– Ну так давайте я вам помогу с этим. Бардья! – Капитан махнул Боцману, – Распорядись чтобы парней покормили, пока мы тут по нашему, по командирски посидим.

Услышав про «кормить» таможенники оживились. Капитан увел офицера к себе откуда тот вернулся бодрый и весёлый.

– Я вас понял, господин. Пять дней?

– Да. Стоянку плати каждый день сам. «Буревестник» переждем и дальше двинемся. Если снимемся раньше, то остаток оставь себе.

– О! Тогда, надеюсь, вы тут не за… Не заскучаете хотел сказать.

– Не боись – мы ребята веселые. Развлекаемся так что только дым коромыслом.

Капитан проводил их и повернулся к команде.

– Так – Ур за старшего. Мы вон до того суденышка и назад.

– Принято! Если чё – махните. Прикроем.

– Отлично. Бьернсон – со мной. Тролль и Бардья – вы тоже. Для внушительности. Оружие в кобурах, размахивать им только в крайнем случае.

Пройдя по пирсу Капитан сошёл на песок и в развалочку двинулся к «Тунцу».

– Вахтенный на выход! – подойдя он постучал кулаком по борту, – Бандероль вам! Лично в руки.

– Чё, на? Какая бандероль, на?

Из люка высунулась заспанная рожа и покрутившись увидела довольно лыбящегося Бьернсона.

– Сука, на!

– Куку, стервы! Вот мы и снова встретились!

Рожа исчезла в люке, изнутри послышалась какая то возня, потом изо всех щелей по выскакивали четыре девки с разводными ключами и монтажками.

– Ну мы вам тут чё? «Крабы» припортовые? – скривился Капитан и продемонстрировал кобуру с «Маузером», – Мне воспитание баб бить не позволяет, а вот про стрельбу там ничё не говорили. Так что кончайте этот кардебалет. Что в руках держите бросить и построится у борту так чтоб я вас видел.

С обреченным видом побросав железки девушки слезли и встали в рядок недобро зыркая исподлобья. Капитан набил трубку и, неторопливо её раскурив, оглядел всю четверку.

Из всей компании сильнее всего выделялась та, которую они увидели первой. Габаритами она почти не уступала Бьернсону, а грива соломенных волос выдавала в ней северную кровь. Рядом, почти прижавшись, стояла её полная противоположность – невысокая, худая, темноволосая с страшным грубым шрамом на горле. Левее от них с отсутствующим видом привалилась к борту бледная остроносая девушка. На её лице, как и у Боцмана тоже были татуировки, но их узор Был другой

Главную Капитан угадал без труда. Фигуристая красавица с практически идеальным лицом которое не портила даже гримаса гнева стояла чуть впереди с вызывающим видом.

– Ты что ли у них атаманша?

– Да! И что?

– Ну представь тогда свою банду.

– Вообще-то, мужчина должен представляться первым.

– Ты, соплячка, меня этикету не учи. Первым младших старшему представляют.

– Это с чего ты старший?

– Живу дольше! В два раза минимум. Ты ещё в мамкиных руках сралась когда я уже по морям мили наматывал. А если брать текущую обстановку, то в Островах тот старше, у кого калибр больше. – Капитан ткнул большим пальцем за спину, – У меня вон «Обуховка» на носу. Один плевок и от вас с вашим корытом только дырка в песке останется. А ты чем похвастаешь? Давай не зли меня – я смелость люблю, но всему край есть.

– Жанна. Больше известна как «Принцесса».

– Это в честь «Прицессы Жанны?» Королевы пиратов?

– Она моя пра-пра бабка. Здоровая – Тайга. Имя не говорит. Она его не любит. Рядом с ней Келпи. Она вообще не говорит. И Алиса. Все зовут её «Ведьмой».

– Почему?

– Потому что ведьма.

– Логично, – Капитан попыхтел трубкой, – Капитан Вареник. Те двое прекрасных людей с приветливыми рожами – Бардья и Тролль. Бьернсона вы знаете.

– Тыж говорила нас в Островах не найдут, на… – прошипела на ухо Принцессе Тайга.

– Да я сама не знаю как так получилось…

Капитан там временем задумчиво чесал бороду.

– Вы как досюда добрались-то? На такой-то посудине?

– Просто – сели и поплыли.

– «Поплыли» в данном случае самый верный термин. А чё с движком? Угробили?

– Нет. Просто не заводится.

– То есть угробили. Его Амяз собирал-собирал, а вы ушатали… И чё вас сюда понесло?

– У них карта есть… Сокровищ, – наябедничал Бъернсон, – Они мне её показывали когда уговаривали их на борт взять.

– Серьёзно?

– Да. Я тогда в них не разбирался, но точно помню что возле какого-то «Балиба» клад зарыт.

– А ну-ка покажите.

– Я не знаю о чем он. Нет у нас никакой карты, – пожала плечами Принцесса, – Мы все ему наврали.

– Была-была. Пергаментная ещё, – Бьернсон мстительно оскалился, – Тут она где-то.

– Да ты просто в глаза долбишься!

– Спокойно! – Капитан показал всем кулак, – Тут, Прынцесса, смотри какая заковыка. Судно у вас не на ходу, так что даже если вы найдёте клад, то куды с ним денетесь? Вас местные как прознают… А они прознают! Оприходуют в момент. Да даже если-б было на ходу. Без оружия и на таком суденышке вы просто не уйдете. В лучшем случае в бордель продадут. Удивлен что до сих пор не продали. А мы, за процент, можем и прикрыть и вывезти.

– Какой процент?

– Тебе какая разница? Мы её и так отобрать можем, если запамятовала. Так ты не в том положении чтобы торговаться. Сколько скажу – столько и будет. Давай карту – не заставляй тебя за ноги трусить.

Злобно сопя Принцесса вытащила из-за пазухи сложенную вдвое старую пергаментную карту. Капитан взял её и, развернув, изучил.

– Нихрена не видно. Пошли на борт – там разберёмся…

Ур, увидев как всю четверку под конвоем загнали в столовую, нырнул следом.

– Ба! Принцесса со своими самками! Ну чё? Снова встретились?

– А ты тут хули забыл?

– Я тут офицер…

– Похвастаться пришел?

– Позлорадствовать.

– Знакомы? – поинтересовался Капитан.

– А то, товарищ Капитан! Их все Порто знает. Вот у этой, которая главная, предки богатые были. Дом огромный оставили, правда половина в море съехала. Дед все состояние просадил, а отец остатки в карты проиграл. А доча сперва со своей бандой шлюх в Смоляном углу крышевала, потом где-то фотокамеру надыбала и начала вымогательством промышлять. Фоткала как богатых мужиков обслуживала, потом продавала снимки им за большие деньги.

– Серьёзно? – Капитан покосился на Принцессу которая только молча играла желваками.

– Да. Мы так с хозяином оружейки, где я работал, пересеклись. Он меня нанял у них свои фотки утараканить. Эта, – Ур указал на Тайгу, – Потом мне грозилась хвост отрезать пока ей не объяснили насколько это для здоровья вредно.

– Ты смотри какие инициативные…

Сев за стол Капитан принялся изучать карту. Потом вздохнув поманил Принцессу к себе.

– Подь сюды. Вот это что?

– Береговая линия… – Принцесса проследила за капитанским пальцем.

– А это что?

– Скала.

– А на скале что?

– Батарея орудийная.

– А покажи мне её на местности?

Принцесса подошла к иллюминатору и неуверенно ткнула в один из фортов.

– Допустим, – кивнул Капитан, – Это что?

– Гора?

– Покажи.

Принцесса снова подошла к иллюминатору и указала на небольшую возвышенность на которой раскинула во все стороны свои колоссальные ветви ракаупа.

– Серьёзно? А вот эту гору покажи?

– Да что вы от меня хотите!

– Я, гражданочка, – отодвинув карту Капитан откинулся на спинку стула, – Хочу понять, как вы нахрен не заблудились с такими познаниями в топографии? И нахрен вы плыли так далече?

– В смысле?

– В смысле, голова твоя садовая, что это карта Порто! Вот бухта. Вот форт на Вороньей Скале, а вот «Спина часового» на которой сейчас богатые особняки расположены. А место где клад зарыт называется «Гнилой Зуб». Скала в трёх милях от берега.

– Как это может быть Порто! Тут же написано – «Балиб»!

– «Порто», это по аламенкски – «порт». А «Балиб» – это «порт» на доминском и куманском. Этих «балибов» по всей карте под сотню. Поэтому тот, кто рисовал карту, уточнил ЧТО именно он имеет ввиду. Вот – видишь координаты?

– Вижу! Их нет на карте!

– А почему? А потому что если составитель карты использовал куманские термины, то и координатная сетка у него куманская! Поэтому ты на карте с континентальной сеткой ты их и не нашла! И хорошо, кстати, что не нашла, потому что сейчас бы вы не тут, а где-нибудь между Старыми Колдырями и Нижними Колтунами в тайге шароебились. По моим прикидкам это в том районе примерно.

– Нет! Я не верю! Не может быть! – Принцесса схватила карту со стола.

– Марио! Карту! – приказал Капитан грустно усмехаясь, – Сама смотри.

Марио принёс карту, справочник и карандаш с бумагой. В гробовой тишине Принцесса полчаса переводила координаты на карту в современную систему сверяясь с книгой. Потом отшвырнула карандаш и выбежала наружу. Капитан вышел следом.

Принцесса стояла у планшира тяжело дыша и всхлипывая. Капитан встал рядом и примяв табак чиркнул спичкой.

– Ты ведь знала, да? Была там уже?

Молча кивнув Принцесса вытерла запястьем под глазами.

– Я сразу все понял когда Ур сказал что твоя семья была богатой.

– Там миллионы были! Двести бочек золота! Как они могли все потратить!

– Ха! Дурное дело нехитрое.

– Я надеялась что ошиблась… Что это не тот клад… А они все просадили! ВСЕ!!! НЕНАВИЖУ!!!

– Ну-ну-ну… Тихо – люди спят.

– Да вы не понимаете..!

– Ну куда мне…

– Смешно вам сейчас наверное?

– Очень. Только не по тому почему ты думаешь. Ты просто ещё не понимаешь как тебе повезло.

– Да ебаться в рот везение!!! Я в жопе мира без денег, без крыши над головой!!! Я В ГРОБУ ТАКОЕ «ПОВЕЗЛО» ВИДАЛА, ПОНЯЛ!!!

Капитан отвесил ей оплеуху от которой Принцесса врезалась башкой в планшир и стекла на палубу.

– Вставай, дура. Ещё раз на меня рот откроешь – снова получишь.

– А говорил женщин не бьешь… – цепляясь за фальшборт Принцесса кое как поднялась.

– Ладошкой – не удар. Это наука. Мозги вправить. Ты, припадошная, сделала такой переход, на который вдесятеро более опытный капитан, на втрое большем корабле не всегда решится. Вас там было четверо баб и вы умудрились не перегрызться, не переругаться и на дно не уйти, что само по себе отдельное чудо.

– И что?

– А то что море тебя, ебнутую, любит. Души не чает! Видать и правда в тебе кровь пиратской королевы есть. И команда у тебя есть. Пусть и бабская… Вот скажи мне: нашла бы ты этот клад – и чё? Чё бы делать стала? Накупили бы с подруженьками кружевных панталон, хибару с лакеями и стали бы балы с фуршетами закатывать?

– Ну не так чтобы вот так как вы сказали…

– Но близко? То есть стала бы как те про которых ты на весь остров орала: «Ненавижу»? Чтоб потом твоя дочь или внучка тебя проклинали что им пожировать не осталось?

– А лучше как сейчас? С голой жопой без всего?

– Любое золото рано или поздно заканчивается. Вопрос в том что потом остаётся? Вот у тебя сейчас есть команда и удача. Как у твоей пра-пра, сколь там хер знает, прабабки.

– Корабля нет…

– Ну так добудь! Тот ты как-то добыла же? Научись читать карту, класть курсы, обслуживать движок.

– Легко сказать…

– Брось – Бьернсон уж на что… – Капитан постучал костяшками по дереву, – А и то всего за несколько месяцев навигацию освоил.

Капитан задумчиво поковырял уголек в трубке.

– Значит так. Сейчас собираете своё барахло и передаете корабль.

– Нам жить негде…

– Можете пока тут – на пирсе устроится. Вахтенный за вами присмотрит. Шторм придёт только завтра, так что перекантуетесь. Потом – думайте сами…

Принцесса собрала своих и они потопали к «Тунцу». Бьернсон с Троллем вызвались проводить и проследить. Капитан набил ещё табаку закурил и покачав головой пошёл делать вечерний обход.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю