332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » sgtmadcat » Вольный Флот (СИ) » Текст книги (страница 16)
Вольный Флот (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 17:00

Текст книги "Вольный Флот (СИ)"


Автор книги: sgtmadcat






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 75 страниц)

– А если они вас раньше встретят?

– Это будет хуже… И корабль в драке сильнее разнесем и трупы дольше за борт выкидывать придётся.

– Экий ты самоуверенный… – Капитан скептически покачал головой, – Ну Чё – воля твоя. Ты только смотри – аккуратно. В Порто народ ушлый. Зазеваешься – без порток оставят.

– Да ладно! Чё я – дельцов тамошних не прижучу?

– Как знаешь. Давай я тебе тогда помогу концы скинуть а то забудешь и нас туды утянешь…

Отвязав тросы, Капитан втянул их на сторожевик и махнув Бьернсону на прощанье в задумчивости похлопал рукой по планширу: «Нде… Если боги хотят кого-то наказать, то поперед всего разума лишают…»

– Ушел уже?

Разобравшись с таможней, Старпом подошёл к Капитану и посмотрел вслед удаляющемуся судну.

– И «до свиданья» не сказал… Какие планы дальше?

– Золото надо поменять. У меня есть знакомый, но он в Гюйоне. В Ларо.

– То есть нам надо доставку через границу? – Старпом на секунду задумался, – Ты как насчёт того, что бы прогуляться в город и сделать пару международных звонков?

– Я слышал тут отменная кухня. А если ресторан дорогой, то в нём тебе прям к столику притащут аппарат с которого хоть на тот свет дозванивайся… Были б деньги.

– Отменная мысль. Идем.

– Куда? У нас же все в золоте, а что было кроме того мы на корапь и провиант истратили? Остались так – пустяки.

– У меня есть три сотенных купюры.

– И?

– Пошли – покажу как это делается.

Развернувшись на пятках Старпом бодрой походкой зашагал в сторону сходен. Капитан свистнул Механика и наказав ему оставаться за старшего и следить чтобы Федор не бездельничал пошёл следом.

Ресторан возле которого их выгрузил таксист выглядел помпезно и величественно всем своим видом намекая что тут могут себе позволить есть только очень состоятельные люди. Перед входом, как возле театра, стояла стойка с афишей извещавшая, что нынче посетителей потчевать будет не абы кто а сам Николо Бользини – великий шеф повар и гений кулинарии. Стоявший у дверей слуга разодетый как генерал на параде скептически покосился на поднимающегося по ступеням Капитана одетого в чистую но далеко не новую повседневную форму и попытался было преградить дорогу, однако вовремя сообразил что тот останавливаться не собирается и скорее всего просто снесет его вместе с дверями поэтому отскочил в сторону. Идущий за ним Старпом засунул ему за воротник, как слюнявчик, сотенную купюру и, понаблюдав за сменой выражения лица с гневного на подобострастное, вошёл следом.

Внутри убранство было ещё роскошнее чем снаружи. Играл оркестр, официанты скользили между столов как водомерки. Господа и госпожи одетые не по погоде в меха и пышные наряды, недоуменно косились на вошедших, перешептываясь: «Мама-миа, кто пустил сюда этих босяков?» Не обращая на них внимания Капитан сел за свободный столик смахнув рукой какую-то табличку. Старпом сел напротив пакостливо ухмыляясь. Подскочил управляющий подняв скинутую табличку с таким трепетом словно она была древней религиозной реликвией.

– Синьоры! Вы что! Этот столик зарезервирован князьями Брингези!

– Мы знаем… – Старпом презрительно отмахнулся, – Князь сказал, что мы можем пользоваться им когда нам вздумается. И ещё, что-то говорил про ложу в театре… Вы, часом не знаете, где у него зарезервирована ложа?

– Может вы хотели сказать «княгиня»? – управляющий презрительно ухмыльнулся, – Потому что её сын, единственный мужчина в роду, ещё не говорит, а муж героически погиб на войне много лет назад…

– Нет. Именно князь. Которого все считали погибшим в то время как он томился в залесском плену.

– Но были похороны!

– Само собой – князь, зная о ненависти которую залесцы питают к знати, обменялся мундиром с похожим на него убитым солдатом и много лет провёл в холодных лесах, работая с другими пленными на грязных работах пока не нашёл моряка… Вот он, перед вами, который согласился помочь ему бежать. К сожалению годы в плену подкосили его здоровье и он вынужден был остаться в Гюйоне для лечения. Вы только держите язык за зубами до поры-до времени. Он хотел сам сообщить семье эту новость.

– Откуда вы это знаете?

– Я бежал вместе с ним.

– Вы слишком молоды для той войны.

– Но не слишком молод для контрабанды. Я не говорил, что попал в плен вместе с князем. Меня поймали с контрабандным грузом а у залесцев, знаете ли, небольшой ассортимент наказаний. И именно я рассказал князю о капитане который помогал нам возить наши грузы. Теперь этот человек никогда не сможет вернуться на родину и вкусный обед – это сущий пустяк по сравнению с тем, чем он пожертвовал чтобы нас выручить.

– О… То что вы рассказываете… Если это правда…

– Рискнете усомниться?

– Н-нет… Конечно нет… Чего изволите?

– Мне вот это, это, это… Всю вторую страницу, – Капитан потыкал пальцем в меню, – И все соусы – попробовать.

– Мне вина и рыбу. И телефон с которого можно позвонить в Гюйон. Хочу осведомиться о здоровье князя.

– Сию минуту.

Управляющий на негнущихся ногах пошёл раздавать указания официантам по пути перекинувшись парой слов со слугой который распахнул дверь впуская ещё одну разодетую пару. Тот сделал большие глаза, кивнув в сторону их столика и из-под полы показал выданную ему Старпомом купюру. Через несколько минут сразу двое официантов под недоумевающими взглядами остальных посетителей принялись таскать на стол тарелки. Потом Управляющий лично принёс телефонный аппарат.

Старпом снял трубку, постучал по рычагам и дождавшись ответа телефонистки попросил соединить с лечебницей в Гюйоне после чего прикрыл трубку рукой и игриво подмигнул Управляющему.

– Я понимаю – вам трудно поверить в то что я рассказал. Я и сам до конца не верю. Так что давайте я попрошу князя чтобы он лично дал вам своё разрешение нас обслужить…

– Нет-нет… – Управляющий испуганно сделал шаг назад, – Ни в коем случае не смею усомниться в решениях его светлости. Передайте ему что я уже приказал все сделать в лучшем виде.

– Хорошо. Я скажу, что вы были крайне любезны и очень тепло нас приняли. А теперь оставьте нас пожалуйста – за годы заключения мы стали близки так что разговор будет весьма личным.

– Разумеется… Приятного аппетита…

– Спасибо.

Старпом дождался, пока он удалится, и сказав в трубку: «Простите – видимо на станции ошиблись.», щёлкнул по рычагам отбоя и попросил соединить с другим абонентом.

Капитан придвинулся поближе, чтобы слышать, о чем говорят.

– Алло. Театральная касса. Мне нужен Вивье Ами.

– Вы не туда попали…

– Ты не понял? Мне нужен Вивье Ами из театральной кассы.

– Я же сказал – нет тут таких.

– Позови мне Вивье…

– Ты дурак?

– Это ты дурак… – Старпом со вздохом потёр переносицу, – Старших позови и скажи что к телефону просят Вивье Ами из театральной кассы.

На другом конце провода возникла заминка, после чего уже другой голос, осторожно произнёс:

– Вивье заболел. Чем могу помочь.

– В смысле заболел? Серьёзно?

– Очень. Доктора говорят что надежды нет. А кто спрашивает?

– Фарсе. Я собирался его навестить. Могу прихватить лекарство.

– Фарсе?!! Давненько тебя не было слышно! Да – только твоё лекарство и сможет помочь. У нас тут лекари неважные. Когда сможешь приехать?

– Могу срочно. Но у меня багаж.

– Большой?

– Да. В калитку не пройдёт. Надо открывать ворота.

– Хорошо. Скажу, чтобы открыли ворота. Куда присылать грузчиков?

– Герсия. Пятый пирс. И постарайтесь побыстрее. Такие люди как Вивье болеют тяжело.

– Понял. Ждите грузчиков завтра. Край – послезавтра.

– Хорошо. Пока упакую чемоданы. И не сажайте на телефон дебилов.

– Это новенький. Не знает тебя. Теперь будет знать. До скорого.

– Пока.

Старпом положил трубку и принялся за рыбу. Изнывающий от любопытства Капитан дал ему прожевать несколько кусков, потом все-таки не выдержал.

– Это что было? Код? Условные фразы?

– Да. Всегда пользуюсь ими когда говорю по открытому каналу.

– Ясно, – обмакнув кусочек мяса в соус, Капитан задумчиво его прожевал, – А насчёт князя… Я, по фессалийски плохо понимаю, но смысл общий уловил. Дело твоё, конечно, но зря ты так.

– Как?

– Ну вот так соврал. Этот холуй ведь не выдержит – проболтается. Представь что с вдовой будет когда ей скажут что муж жив? А потом она узнает что ты врал что бы поесть нахаляву?

– Она испытает огромное облегчение.

– Почему?

– У неё сын который ещё не разговаривает. Сколько лет назад война закончилась?

– Думаешь у неё мужик есть?

– У богатой вдовы? Да не один.

– И правда… Хотя – она ж вдова. Ей можно.

– Если вдова. А если муж жив – значит не вдова, а изменяла.

– Ну, если она уверена была что он погиб?

– А людям все равно – начнут болтать. Так что узнав что это ложь она испытает огромное облегчение. Тем более, что дама явно не бедствует. А рыдать на шелковых простынях это не тоже самое чем на дерюге в ночлежке. Так что пусть тебя совесть не мучает.

– Да я так. Просто…

– Ты слишком совестливый для той жизни, что мы ведем.

– А ты меня не учи… – презрительно фыркнув, Капитан отпил вина, – Тоже мне… Нашелся! Совесть – это вещь такая!

– Какая?

– Которая края терять не даёт. А в нашем деле это важно!

– Ладно. Спасибо. Учту на будущее.

– Что учтешь?

– Что вдов и сирот грабить только пока ты не видишь.

– Я те в жбан дам.

– И так чтоб ты не узнал.

– Шутки шутишь? Ты смотри у меня – дошутишься.

– Ладно – ладно. Ты вон, лучше, ту штуку попробуй, пока не остыла. Она холодная не такая вкусная.

– Зубы мне не заговаривай…

Капитан, все ещё хмурясь, ткнул вилкой в указанное блюдо и задумчиво его посмаковал.

– Да… Холодным было бы не то. Так о чем это я?

– Золото надо паковать. Нужны хорошие крепкие ящики – будет неловко если треснут в ненужный момент и все наружу посыплется.

– Да. Надо дать Амязу задачу, чтобы соорудил… Ты опять меня отвлекаешь?!

– Нет, что ты… Просто если нам ещё ящики делать то надо поторапливаться.

– Да я уж почти доел. Мы как – убегать будем? А то чуется мне что двух сотен тут не хватит.

– Двух сотен тут не хватит даже на вино что ты допил. Смотри.

Старпом взял одну из двух купюр и сложив её хитрой гармошкой запихал в бумажник. Полоска получилась тонкая но создавала иллюзию будто деньги набиты настолько туго что еле помещаются внутри. После этого вторую купюру он сунул рядом так, чтобы можно было легко и как бы случайно вытянуть именно её и подозвал официанта.

– Чего изволите?

– Как будет уместнее? Князь обещал что компенсирует все расходы но нам как-то неловко злоупотреблять его гостеприимством так что можем заплатить наличными…

Говоря это, Старпом, держал бумажник словно не хотел показывать его содержимое но периодически «случайно» демонстрировал официанту его нутро.

– Нет-нет! Ни в коем случае! Управляющий предупредил – мы все запишем на счёт. Надеюсь вам у нас понравилось?

– Очень.

– Передайте наше восхищение шеф повару, – поддакнул Капитан.

Выдернув приготовленную «сотенную», Старпом дал её официанту «на чай», и они с Капитаном не торопясь удалились.

– А если в полицию заявят?

Отойдя на некоторое расстояние, Капитан опасливо обернулся.

– Не заявят. Это место для аристократии и они лучше все покроют из собственного кармана чем признаются что их развели два мошенника.

– Один мошенник. Я молчал.

– Не важно. Важно что они никогда публично не признаются что их оставили в дураках. Так что максимум – подошлют каких-нибудь мордоворотов.

– А! Ну мордовороты – это дело привычное… Ладно – лови такси: нам ещё ящики колотить…

Поскольку наличных денег осталось всего-ничего, ящики решили делать из того что есть под рукой. Федору был выдан ломик и указание наковырять целых досок из разбитой тары в изобилии валявшейся в порту. Амяз эти доски придирчиво осматривал, выбирал ровные, крепкие и без сучков после чего пилил их на куски нужной длины и собирал из них дно и боковины.

Старпом с Капитаном в свою очередь занялись золотом. Узнав у Механика какой точно длины будут ящики Капитан сколотил из доски и брусков мерку и выкладывал в ней монеты чтобы стопка садилась туда плотно и без зазоров. После чего стопки передавались Старпому, который тщательно заворачивал их в кусок парусины и перевязывал шпагатом.

Получившиеся «колбаски» укладывали в ящики рядами одна к другой примерно до половины после чего сверху закреплялись досками а оставшееся пространство заполняли ветошью.

– Не гремит вроде…

Капитан поднял один из ящиков, потряс, поболтал и постучал об палубу.

– Да. И масса приемлемая… – Старпом попытался поднять один, – Тяжелые, но как раз настолько, чтобы походить на ящик всякого барахла а не сундук с золотом.

– Кстати – а Чё мы так шифруемся? Ты своим знакомым не доверяешь?

– Не в этом дело.

– А в чем?

– В том, что столько золота без помощи местных мы не протащим.

– Ага. А местным веры нет?

– Не особо. В любом случае – чем меньше народу в курсе, тем лучше.

– Логично. Ну Чё – теперь осталось только их дождаться…

Капитан пил на мостике утренний кофе, когда к причалу подъехал армейский грузовик. Из кабины вышел молодцеватый офицер в галифе и надраенных до блеска сапогах и, осмотревшись, стукнул стеком по тенту давая команду сидящим внутри солдатам выгружаться и двигаться к сторожевику. Поперхнувшись кофе, Капитан ссыпался по сходням вниз и рванул искать Старпома.

– Ты где, мать твою?!

– Тут…

Старпом высунулся из гальюна с зубной щеткой за щекой.

– Чё стряслось?

– «Не заявят. Мордоворотов пришлют»! Вон – цельный грузовик с солдатами пригнали по нашу душу!

– Форма какая?

– Я почем знаю! Нам сча без разницы! У нас ящики с золотом на видном месте лежат!

– Не паникуй.

Старпом сплюнул в раковину и подошёл к иллюминатору.

– О! Грузчики прибыли!

– Чё?

– Покажи им, откуда Чё таскать, а я пока оденусь.

– Стоп. То есть твои знакомцы военных подписали нас через границу перекинуть?

– Это погранцы – как мы без них столько груза провезем?

– Да вы охренели совсем!

– Наглость не порок, а жить помогает.

Махнув рукой, Капитан развернулся и пошёл руководить выгрузкой.

Когда Старпом поднялся, солдаты уже закончили вытаскивать груз наружу.

– Тяжеленные… Что у вас там?

– Реквизит.

– Вы актеры? – удивлённо вскинул бровь офицер.

– А вам не сказали?

– Нет. Попросили помочь, но не уточняли.

– Ну тогда знакомьтесь: это – Вадарий Варенька. Известный залесский баритон. Вадарий – спойте господам!

Капитан, чье лицо в этот момент выражало сложную гамму чувств, кинул на Старпома свирепый взгляд и набрав полную грудь воздуха пропел на залесском: «Kakoy ya nahuy bariton? Y-a-a ba-a-ass!!!». Военные зачарованно слушали.

– Превосходно!!! – офицер даже немного поаплодировал, – Но мне кажется, что это ближе к басу?

– О! Ну разумеется! – Старпом согласно кивнул, – По местным меркам. По залесским – баритон, причём лирический. Вы ещё Ключникова не слышали. Вот там – бас!

– Ключников? Почему же? Слышал! Говорят, от его голоса хрустальные бокалы лопаются!

– Бокалы? Бокалы это пустяки – один раз ему гримерку маленькую дали, так от так орал что люстра хрустальная рухнула и десять человек насмерть прибила! Во всех газетах писали!

– Да – я тоже что-то такое где-то читал… А почему господин Варенька в капитанской форме?

– В роль вживается. Судно без двигателей – стоит без дела. Вот и попросились пожить несколько дней на борту что бы атмосферой проникнутся. Ему это важно.

– Опера про моряков?

– Да, в основном. Новая постановка. Премьеру в Гюйоне давать будем.

– Вечно эти гюйонцы все премьеры захапают…

– Что поделать – весь театральный бомонд там… Но в утешение могу сказать что в Фессалии – лучшая оперетта. А в оперетте певицы конечно не столь именитые но уж определённо куда более… Свежие. Вам, как военному, это должно быть важнее.

– А вы знаете толк в оперетте! – офицер игриво крутанул ус, – Да, будь я проклят – пусть эти Гюйонцы подавятся своими жирными примадоннами! Да здравствует лёгкий жанр!

Обернувшись, он дал солдатам команду закончить отдых и тащить ящики в грузовик.

– А что, все таки, не так с вашим реквизитом? Почему так неофициально?

– Ну, как я сказал, постановка на морскую тему. А значит пираты, сабли, пистоли – все бутафорское, само собой, но разве таможне объяснишь?

– Понимаю. Эти таможенники! – офицер раздражённо хлестнул себя стеком по сапогу, – Думают о себе невесть что, хотя если бы не мы – кому бы они были нужны!

– Вы правы. Совершенно правы. Вы тут сами закончите? С вашего позволения – господину Вареньке нужно вас покинуть и переодеться.

Старпом затолкал Капитана в надстройку.

– Давай – одевай цивильное, чего ты тут стоишь?

– Охреневаю. Ты когда врешь – вообще не думаешь? Какой я к лешему «Вадарий»! Такого имени даже нет! И с какого лешего ты меня петь заставил? А если бы у меня не вышло?

– Пришлось бы врать, что ты не в голосе, – легкомысленно отмахнулся Старпом, – Кстати – классно спел? Учился?

– В мореходке в хоре пел.

– Ты смотрю все делал – боксом занимался, в хоре пел. Что угодно лишь бы службу не тащить?

– Все лучше чем в наряде. Тебе-то что? – насупился Капитан, – Ты бы лучше голову включил и придумал что-нибудь поубедительнее, а то чешешь дичь какую-то!

– Чем чудовищнее ложь тем охотнее в неё верят!

– Это кто такую чушь сказал?

– Да я, когда в Форбурге учился, пересекся в пивной с одним персонажем. Он сейчас у них там, кстати, неплохо по политической линии поднялся.

– А таких всегда в политику тянет. Я удивлён что ты ещё министром не стал.

– Это скучно.

– Ну да… Как я сам не догадался. Ладно – иди следи за «реквизитом». Амяз!

Капитан жестом показал Старпому, чтоб тот валил, и поймал пробегавшего мимо Механика.

– Смотри – мы сейчас поедем по делам. Ты остаешься старшим офицером…

При этих словах Механик вытянулся в струнку и выпучил глаза от усердия.

– В общем, тебе не впервой – знакомая тема. Провианта на борту хватает. За Федором следи что бы без работы не болтался. Как говорится: «Матрос без дела – потенциальное ЧП.» Пусть красит все что не покрашено. Все что покрашено – чистит и снова красит.

Краски хватит. Если не хватит – выменяй у своих на жратву. Посторонних на борт не водить, самим никуда не отлучаться. Ключи от оружейки, на всякий случай, вот. Держи. Если приедут кадры которых Свер к нам направил – скажи что бы дождались меня.

Все – вроде. Важное все сказал…

Отпустив Механика, Капитан переоделся в гражданскую одежду и быстро собрав дорожный чемоданчик пошёл к грузовику. Ящики были уже в кузове. Солдаты сидели там же и курили пользуясь тем что внимание офицера было полностью поглощено Старпомом который не затыкаясь травил анекдоты на театральную тему и придуманные прямо на ходу байки якобы из гастрольной жизни.

Увидев Капитана офицер предложил ему место в кабине, а сам, желая дослушать чем же закончится история про поездку в одном вагоне с двадцатью танцовщицами варьете, полез в кузов вместе со Старпомом откуда ударом стека по кабине дал водителю команду трогаться. Грузовик похрустел раздолбанной коробкой передач и, развернувшись, покатился по идущей вдоль моря дороге к границе.

13. Запутанное Дело

Вукович молча ходил вдоль железнодорожной насыпи, которая ещё хранила следы взлетевшего с неё автомобиля. Деккер с Клайдом, так же молча и задумчиво смотрели на поломанные кусты по другую сторону.

– То есть выживших не было?

– Всмятку… Скорость была не меньше восьмидесяти миль в час… Как и у наших подозреваемых, за которыми они гнались.

Обернувшись, Клайд посмотрел на зигзаг, который дорога закладывала пересекая пути.

– Я бы даже на гоночной машине не рискнул проходить этот поворот на такой скорости. А они прошли. Причём на «СитиКрузере» Мако а эта модель маневренностью не славится.

– Понятно. То есть они выехали по этой дороге из города оторвались от преследования… А потом вдруг объявились на вокзале?

– Да. Двое похожих на них по описанию, в форме носильщиков, украли багаж у некого Питера Джи Боккера, и его секретаря, и по их билетами в их одежде ехали до Беллингтона. Кстати – любопытная деталь. Этот Джи Боккер продает банковские сигнализации. В вещах были рекламные материалы касающиеся новой модели его компании. Возможно именно они натолкнули ваших на столь оригинальную идею?

– Не исключено… – Вукович пнул валявшийся под ногами камушек, – Но меня сейчас больше интересует, куда они дели автомобиль. И где взяли судно, на котором их видели?

– Суденышко это тут знают все. Оно принадлежало смотрителю маяка.

– Даффи? – Деккер на секунда задумался, – Тогда я знаю, кому они продали машину!

– Зильберман? – Клайд задумчиво посмотрел на него, – Да, Зильберман прохвост ещё тот…

– Может стоит к нему завернуть?

– А смысл? Документы на судно настоящие, а искать машину Мако нам особо незачем. Ничего нового в нашу картину она не добавит.

– Кстати о картине, – подал голос Инспектор, снова устроившийся на заднем сиденье и начавший подремывать когда автомобиль тронулся, – У меня не идёт из головы то что сказал господин Геральд. За всей этой суетой с Загребжемским я не успел заострить ваше внимание на его словах, но на самом деле они много проясняют.

– Вы про «богохульное племя»? – не понял Деккер.

Инспектор на некоторое время замолчал потом щёлкнул пальцами.

– Гениально! Вы снова совершенно правы!

– И вы надеюсь объясните в чем именно? Клайд – не смотри на меня так. Я понятия не имею.

– Дело в том что несмотря на отказ говорить о Кунле господин Геральд фактически подтвердил что это Кунла, а не самозванцы. Но я сосредоточился на его реплике про «Старого Кунлу».

– Да. Помню – у вас была версия что для эринцев это что-то вроде звания.

– Именно! Рад что вы внимательно меня слушали. Только вот мне не давало покоя то что он использовал слово «Старый».

– Вы думаете что это означает не «прежний», а относится именно к возрасту?

– Ну – если учитывать контекст беседы, а я упомянул то что подозреваемый младше чем Кунла должен быть в этот момент, то думаю да. Поэтому у меня возникла версия что возможно «новый» и «старый» Кунлы – родственики.

– Отец и сын? Тогда бы это объяснило почему он использует это имя.

– Да! Но вы обратили моё внимание на ещё один важный момент. «Богохульное племя». Не семейка, не парочка. Племя!

– То есть их много?

– Думаю, да.

– Интересная версия… – задумчиво согласился Клайд, – У эринцев есть кланы контрабандистов, кланы бутлегеров – почему не быть клану убийц?

– А почему «богохульное»? – Деккер недоверчиво покачал головой, – Как по мне так вы все усложняете. Я слышал что кшездцы набожны, так что для них все эринцы – «богохульное племя».

– А этот Геральд похож на стереотипного верующего обывателя? Да брось!

– Дело даже не в этом, – Вукович быстро листал свои записи, – Я кажется упоминал что Кунла – фольклорный персонах и ему приписывали убийства лонгских солдат, чиновников и местных сотрудничавших с ними. И вам не кажется что это все ложится в очень интересную версию о существовании некого тайного общества, клана, или организации которая специализировалась на подобных расправах? Ведь вспомните – Кунла всегда не просто убивал, а делал это показательно!

– Туда не ложится грабеж банка… – надулся Деккер.

– Господин Геральд обмолвился что его интересовало не золото. Это тоже очень интересно. Вы не знаете что это могло быть?

– Что может интересовать кого-то больше чем груз золота?

– Изумительно! Вы не перестаете меня поражать! Разумеется есть только одна более ценная вещь! Думаю вы уже поняли что я имею ввиду?

Деккер и Клайд переглянулись и покивали. Вукович приподнялся, и посмотрел на проносящиеся мимо пейзажи.

– Кстати, а куда мы сейчас едем?

– В Беллингтон, – пояснил Клайд, – Там они зарегистрировали свою фирму и оттуда же заказали все необходимое для ограбления. Я же говорил, помнится и вам тоже?

– Да – говорили. Но я просто не думал что вы отвезете нас туда лично.

– Бросьте. Я купил себе чертов «Роадмастер», но так и не ездил на нем толком. Один раз выбирались с Кларой на пикник, и ездили по окрестностям присматривая дом. Я хочу покататься!

– Клара?

– О! Простите – я рассказал Деккеру, но вы то не в курсе. Это моя невеста.

– Поздравляю. Но как же тогда? Вы оставите её на несколько дней не предупредив?

– Я её предупредил. Она сейчас занимается кафе, родителями, новым домом. Да и, если честно – вы дали мне хороший повод отдохнуть от этой предсвадебной суматохи, ремонта, и прочей рутины. Я хочу снова побыть ищейкой, взявшей след!

– Ну если вам не в тягость… – Вукович взглянул на часы, потом в окно, – Тогда, с вашего позволения, я немного поразмышляю…

Откинувшись на сидение, он прикрыл глаза и задремал.

Грузовичок на кузове которого большими буквами было написано: «Подержанная мебель: продажа, покупка, ремонт.» ехал по помнящей ещё рыцарских коней булыжной мостовой. Капитан, сидя в кабине, зябко ежился – зима в Гюйоне была омерзительной: температура колебалась около нуля, поэтому вместо бодрящего морозца на улице стояла сырость и слякоть.

За баранкой сидел Киллиан – Старпом попросил своих друзей, чтобы пока он будет занят, Капитану отрядили кого-то в помощь. И ему выдали Килли и Киллиана – рыжих и очень похожих во всем, включая одежду, близнецов. Причём это были брат и сестра. А Капитану сообщить об этом забыли через что чуть не вышел конфуз когда он, искренне полагая что находится в мужской компании, решил отлить.

Теперь Килли, сидящая рядом, периодически косилась на него и перемигивалась с братом чем бесила неимоверно.

– Да где эта ебаная «Рю де Вилль»? – покрутив карту, Капитан осмотрел окрестности, – Мы тут уже полчаса мотаемся…

– У тебя-ж карта… Я думала вы, моряки в картах разбираетесь.

Поймав в ответ испепеляющий взгляд Килли быстро отвернулась и уставилась вперёд.

– Ох твоё счастье что меня вас попросили целыми вернуть… – свернув карту, Капитан ещё раз осмотрел таблички на домах, – Я то в картах разбираюсь. Те кто тут застройку делал – не очень. Понастроили хибар как попало… Кажись вон туда…

Грузовик свернул на извилистую улочку застроенную старыми домами, проехал метров двести и встал. Проезд загораживал большой ларь, который хозяева поставили возле двери.

– Пидарасы… Скопили барахла, так что в дом не помещается! Не пройти не проехать. – Капитан толкнул Килли в бок. – А ну-ка постучи, пусть уберут.

– Я?

– Ну не я же? Я если начну к ним ломиться – они разбегутся все!

Килли, поразмыслив, кивнула и выбравшись наружу начала барабанить в дверь. Ей открыл толстый помятый мужик из-за которого выглядывала такая же жена. Из кабины было видно как они препирались потом хозяин дома, видимо не желавший ничего делать в такую погоду, попытался толкнуть Килли которая мешала ему закрыть дверь. В ответ та зарядила ему коленом промеж ног затолкнула внутрь и сама захлопнула дверь.

– Ну… Вот и поговорили. – прокомментировал это Киллиан и начал сдавать назад.

– Мда… Она у тя резкая как вода в ватерклозете, как я погляжу.

– Детство у неё было тяжелое…

– Вы не вместе росли?

– Вместе. Но я то парнем был… Парни за кров и харчи работой расплачиваются.

– Не понял. А девки чем? А стоп… Понял… – Капитан подхватил Килли за шкирку, помогая забраться в кабину, – Ну Чё? Поехали. Да не вперёд – назад сдавай. Там же ларь.

– А я знаю…

Ухмыльнувшись, Киллиан крутнул рулем снеся мешавший проезду ящик вместе с содержимым и издевательски хохоча поехал дальше.

– Вот ты ебанутый, а? У нас груз ценный. Что если полицию вызовет?

– Скажу: «Не заметил в темноте». Да и откуда он её вызовет? Тут до участка два часа шлепать а телефона у местных не водится.

– Ну смотри у меня. Стоп! – грузовик тормознул так, что все трое чуть не впечатались в лобовое, – Тут где-то налево свернуть надо было… И-и-и… Приехали.

Грузовик остановился возле небольшого двухэтажного дома зажатого между такими же как он небольшими домишками. Над дверью дома висели большие деревянные ножницы выкрашенные облупившейся краской под золото. На самой двери висела табличка гласившая что лучший в этом местечке портной Айзек Шниперман рад принять клиентов с девяти утра и до восьми вечера во все дни кроме субботы.

Выбравшийся из кабины Капитан подёргал дверь. Она оказалась закрыта. Постучав он передернул плечами и посмотрел на небо. Оттуда, медленно кружась, падали крупные хлопья снега сразу по приземлении превращаясь в липкую холодную жижу которая моментально промочила ботинки. По ту сторону что-то зашебуршало.

– Вы шо? Не умеете в буквы? Написано же – с девяти до восьми. А сейчас, таки уже почти десять!

– Шниперман, мать твою..! Если ты сейчас не откроешь эту ебучую дверь я её сам открою. Ногой!

– Вадим?

– Хуидим… Отворяй. У меня уже все ноги промокли тут стоять.

Щелкнул замок, потом заскрипел отодвигаемый засовчик, брякнула цепочка… Капитан дождался пока ритуал отпирания закончится, вошёл и принялся сбивать снежную кашу с обуви. Шниперман – невысокий лысеющий эретец виновато мялся рядом.

– Сто лет тебя не видел… И тут, таки, такая неожиданность… Я думал ты больше не объявишься…

– Ты Чё, пархатый? Думал так легко от меня отделаешься? Азя, да я давно знаю, что ты где умный, а где – дурак полный. Тем более в таких делах. Забей.

– Уф. Ну ты не поверишь – прямо камень с души. Я то думал… «Пархатый», кстати, было обидно.

– Переживешь. Я смотрю, ты тут устроился.

– Ой, да какой «устроился»! Еле-еле концы с концами свожу. Даже говорить не хочу. Как у тебя самого-то жизнь?

– Как на корабле – горизонты широкие, деваться некуда, тошнит, но едем. Кофе есть?

– Откуда! Сейчас такие цены! Я тут, недавно ходил на рынок – ты не поверишь сколько просят за обычную…

Махнув рукой, Капитан прервал жалобы и достал из кармана мешочек.

– Хватит прибедняться. Держи. Гостинец. Только он в зернах.

– Ой, да это не беда! Сейчас Розочка его помолет! Розочка!

– Шо? Шо ты опять орешь как потерпевший?!! Тебя бьют?

– Вадим приехал.

– Значит бьют…

Со второго этажа, с грацией бригантины сходящей со стапеля, спустилась, кутаясь в халат, супруга Шнипермана, и подбочинясь уставилась на Капитана.

– Здорова!

– Ой, да не так уж и здорова. Даже сбросила пару килограмм. И я тебе скажу, что поражаюсь твоей выдержке. После того шо он наговорил тебе при вашей последней встрече… После всего что ты для нас сделал… В общем я ему, конечно, жена, но если ты ему ударишь лицо я таки не буду на тебя в претензиях.

– Розочка, ну что ты такое говоришь? – заломив руки Шнеперсон бросился к жене, – Мы с Вадимом уже обо всем разобрались. Зачем вспоминать старое?

– Затем шо ты вёл себя как последний поц. Вот зачем! А это у тебя шо в руках?

– Кофе. Вадим принёс нам кофе. Ты можешь уже перестать делать мне плохо с сердцем и приготовить его? Только он в зернах.

– Ты хочешь сказать шо мне его ещё и молоть?

– Ну а кому ещё? Мы же не можем сказать человеку который его принёс шобы он нам его ещё и смолол?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю