332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » sgtmadcat » Вольный Флот (СИ) » Текст книги (страница 14)
Вольный Флот (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 17:00

Текст книги "Вольный Флот (СИ)"


Автор книги: sgtmadcat






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 75 страниц)

– Согласен… – брезгливо скривился Деккер, – С ними всегда было тяжело.

– Ну, не знаю… Как по мне так это парни которые доставляют минимум блядских проблем. Сравни с эринцами.

– По эринцам, залесцам и всяким амейцам сразу видно что они отморозки. А саргаши молчат, улыбаются и какие нибудь тупые говнюки думают что на них можно наезжать. А потом этих говнюков теряют и находят лет через тридцать закатанными в какой нибудь фундамент. Помнишь снос старых кранов? Эти мелкие ублюдки залили туда всю банду Фоггерти в полном составе!

– Думаешь они и с Мако так же поступили? Я слышал он с саргашами не ладил…

– Все может быть… Ты не знаешь случайно – в то время в порту строили что-то крупное?

– Мы опять уклонились от темы… – прервал их Вукович добавив новые факты к своей «визуализации», – Сосредоточимся на том следе который является для нас приоритетной. «Супер Сейф анд Секюрити» – вы что-то выяснили про неё?

– Я дал задание кое-каким своим знакомым собрать про неё и её счета всю информацию какую только можно, – отчитался Клайд, – Но это будет только завтра. Кстати – Перси говорил про то, что у этого вашего Вареника есть корабль? Мой партнер по гольфу работает в береговой охране. Могу навестить его и выяснить что это за судно и на кого оно зарегистрировано.

– Думаю будет нелишним, – согласился Инспектор, – Персиваль? У вас какие планы?

– Я выяснил где найти одного своего старого друга – «Полуторопинтового Тима».

– «Полуторопинтового»?

– Да. Именно столько пива надо этому мудаку чтобы нажраться и перестать следить за языком. Мне сказали что он заделался «пинчером».

– «Пинчером»?

– Сутенер на местном жаргоне. Пасет девок на углу Пятой Стрит. Клиенты болтают, девки несут информацию ему а он пытается её продать. Пока Клайд навещает своего приятеля можем съездить к Тиму и слегка его потрясти. Может выпадет «джек-пот»… Клайд – где тут можно взять авто на прокат?

Увидев подъехавшую машину, к ней разболтанной приплясывающей походкой подгрёб одетый по последней уличной моде сутенер и сунулся в окно.

– Желаете развлечься, господа?

– Привет, Тимми… – Увидев, кто сидит внутри, сутенер рванул назад, но Деккер крепко ухватил его за цветастый галстук: – Давно не виделись. Куда ты торопишься? А поболтать со старыми друзьями?

– Детектив… Давненько вас не было видно… Я слышал, что вы уехали из города…

– Я вернулся. А ты, как погляжу, тоже сменил профессию?

– Кручусь как умею… Девочку?

– Информацию.

– Я этим не занимаюсь, Детектив…

– А я слышал что занимаешься. Мне нужно все что ты знаешь про ребят которые завалили Мако и хлопнули его банк.

– Не-не-не… В это я точно не полезу!

– Ещё как полезешь, Тимми… А чтобы тебе было проще я предложу тебе три варианта. Вариант первый – ты мне все рассказываешь и идешь с миром. Вариант второй – я зажимаю твои яйца дверью и проверяю, как долго ты сможешь бежать за машиной. Вариант третий – я расскажу парням из «Джунглей» кто их тогда сдал. Мейсон должен был уже выйти. Думаю, он захочет с тобой об этом поговорить. И тогда вариант два покажется тебе лёгкой прогулкой. Ну так что?

– Ладно, Детектив, я же просто шучу. Ты же меня знаешь – я такой…

– Ближе к делу, Тимми…

– Вам нужен Петр Загребжемский.

– Это ещё что за хер?

– Его бывший счетовод.

– У Мако бывают «бывшие» счетоводы? – Деккер удивлённо вскинул бровь.

– Представьте себе.

– И за что его «уволили»?

– Ха! Тут целая история, Детектив! – Тимми наконец вытащил свой галстук и встал небрежно опершись на машину и делая вид что разговаривает с клиентом – Он работал на Мако очень долго пока однажды не потерял берега и не принялся советовать боссу как вести бизнес. С кшездцами такое случается, сами знаете: возомнил себя депутатом сейма где каждый пан может указывать королю, что делать.

– Мако, подозреваю, это не понравилось.

– Мако от такого слетел с катушек и приказал отрезать ему нос и скормить рыбам. Однако что-то пошло не так и Петр сбежал.

– Сбежал? – Деккер с Вуковичем переглянулись. – И до сих пор бегает? Он же знает все расклады?

– Да. И поэтому знает куда не стоит соваться. Он качественно залёг на дно.

– А почему ты думаешь, что он может знать, что случилось с Мако?

– Потому, что Петр снова всплыл на поверхность. На улицах говорят что он поклялся убить Мако за свой нос.

– Бухгалтер? Убить Мако?

– Ага. Вот так у нас нынче весело. К слову сказать – нескольких «шестерок» которые в своё время над ним издевались он подстрелил. Возможно следил и за Мако. Так что он вполне может знать куда тот в ту ночь намылился и что там случилось.

– И где его можно нынче разыскать?

– Информация стоит денег, Детектив. Подкиньте за наводку…

Достав двадцатку Деккер продемонстрировал её сутенеру.

– Спросите у Гарольда

– Гарольда?

– Вы не знаете Гарольда, Детектив?

– Знаю, просто удивлён что этот седой мудила все ещё жив. Ты точно уверен что он знает где найти этого Петра?

– Детектив… Ну куда в этом городе податься кшездцу которого ищут люди Мако?

– Молодец Тимми. Хороший мальчик…

Деккер скомкал двадцатку и швырнув её в окно нажал на газ.

После отплытия работы по обустройству продолжались полным ходом. Амяз наладил водоснабжение, выдраил пустующее машинное до блеска, побегал по кораблю исправляя мелкие недостатки в проводке. В перерывах он оборудовал свою каюту. Когда Капитан заглядывал туда последний раз, интерьер напоминал восточный дворец с военно-морским уклоном.

Старпом возился с рацией. Её не разукомплектовали, что удивительно, однако за время бездействия что-то окислилось, что-то разболталось, а куда-то набежали эпические толпы насекомых и там подохли. Разобрав нежную технику до основания Старпом надраил все контакты, изгнал незаконных жильцов, собрал все обратно, нашёл на столе какую-то деталь, долго ругался, разобрал опять и, вспомнив что деталь забыл на столе Амяз снова долго ругался. Капитан заходил пару раз узнать как у него дела и получив в ответ порцию зубодробительных радиотехнических терминов вперемешку с сочными эпитетами в адрес тех кто проектировал эту «хрень с лампами» решил оставить помощника в покое.

А вот кого он в покое оставлять не собирался так это Федора. Обучение грамоте было решено совместить с изучением азов морского дела поэтому вместо букваря, новоиспеченный матрос учился читать и писать по наставлению морскому делу, завалявшемуся у Капитана в рундуке.

Дело, правда, осложнялось тем что наставление было на залесском а говорил Федор на дикой смеси ислас и аламенкского но Капитан со словами: «Нехай. Вот заодно и первый иностранный язык выучишь!» решил что это не помеха.

С обучением счету было намного легче из-за интернациональности цифр и наличию у обучаемого кое каких базовых знаний но главным образом – благодаря изобретенной Капитаном оригинальной системе обучения. Суть её была проста: Федору давали простую математическую задачку и если он правильно её решал то получал одну сигарету. Если решал неправильно – отдавал две. Курить Федор любил и посидев, поначалу, пару дней без табака уже через неделю щелкал любые задачки на элементарные математические операции как попугай семечки.

– На. Заслужил…

Капитан выдал Федору, бодро помножившему восемнадцать на семь очередную сигарету. Сзади раздался гулкий удар. После чего приветственный рев возвестил что Бьернсон решил пожаловать к ним в гости.

– Ты чего скачешь как блоха? Сходни же есть?

– Так быстрее… – отмахнулся Бьернсон и огляделся по сторонам, – Скучно…

– А я те чо? Клоун?

– Не… – Бьернсон потупил, потом внезапно предложил, – Давай подеремся?

– Нафига? Совсем делать нечего?

– Ага.

– Беда… – задумчиво протянул Капитан, – Дык мы же уже дрались? Так и познакомились.

– Тогда не считается. Ты резкий как понос – я приготовиться не успел. Был бы готов – хер бы ты меня вырубил.

– Думаешь? Ну давай повторим. Только айда за надстройку – чтобы авторитет твой боцманский перед обезьянником вашим не ронять.

Капитан вразвалочку пошёл на обращенную к морю сторону корабля, дабы происходящее не было видно с «Амелии». Там Старпом, Федор и Амяз курили и трепались о всякой фигне.

– Тох – подь сюды. Реферем будешь.

– Вы что? Побоксировать решили?

– Типа того… – неопределенно махнул рукой Капитан, – Бьернсону скучно и он хочет в морду. Я не смею отказать.

– Это кто кому ещё в морду! – возмутился Бьернсон и встал раскорякой символизирующей в его краях боевую стойку.

Капитан покрутил торсом, подвигал плечам разминая мышцы и кивнул Старпому что он готов. Старпом, в своей обычной иронично-издевательской манере, сперва изобразил ужимки ринг-конферансье, потом девицу, демонстрирующую табличку с номером раунда, потом рефери и дал отмашку.

Бьернсон с рёвом бросился вперёд пытаясь с наскока опрокинуть Капитана. Однако ввиду того что тот имел фигуру, массу и центр тяжести схожий с таковыми у сорокагаллонной бочки, этот маневр успеха не имел. Сцепив пальцы в замок и двинув ими Бьернсону по хребтине Капитан отбросил его и нанес боковой правый в челюсть с такой силой что хватило бы на вышибание ворот средних размеров крепости.

Бьернсон отлетел, врезался в надстройку, отскочил от неё как мяч, пару раз провернувшись пересек палубу после чего повис на планшире. Старпом хотел дать отмашку но Бьерн, постанывая, кое как встал и приготовился продолжать бой.

– Эй, туруру! Я тут!

Капитан окликнул его давая понять что он смотрит не в ту сторону. Бьернсон, покачиваясь, развернулся.

– А ты ничё – крепкий мужик. Остальные, обычно, за борт вываливались. Давай я те фору в три удара дам за это.

Подойдя, Капитан демонстративно сложил руки за спиной.

– Бей.

– Пожалеешь! Я ведь врежу!

– Ну пожалею – так пожалею. Бей давай.

Широко размахнувшись Бьернсон двинул Капитану в челюсть, потом повторил тоже самое с левой и, напоследок, попытался пробить в солнечное сплетение.

– И Чё? Все? – Капитан подвигал ушибленной челюстью, – Да меня бабка в детстве сильнее порола. Смотри, как надо!

Кулак, просвистевший со скоростью пушечного ядра, врезался Бьернсону в живот сгибая пополам и отбрасывая назад на пару метров.

– Брейк! – скомандовал исполняющий роль рефери Старпом, – Федор – принеси воды. А ты Кэп, при всем уважении, долбоёб. Пока до Фессалии не доплыли, он нам живой нужен.

– Гыыееее…

Бьернсон попытался что-то сказать но удар выбил из него весь воздух поэтому получалось неразборчиво. Несколько минут он приходил в себя, потом, наконец, смог нормально дышать и поднялся цепляясь за поручни.

– Живой? – участливо поинтересовался Старпом, – Что сказать хотел?

– Меня, говорю, этим хер убьешь! Ух… Я не то что ты…

– А чем я тебе не нравлюсь?

– Чахлый. Вот капитан твой – мужик. А тебя любая наша баба голыми руками заломает.

– Серьёзно? Хочешь попробовать? Чур я без рук!

В голосе Старпома просквозили такие нотки, что Капитан за его спиной жестами принялся показывать Бьернсону успокоится.

– Да ладно! Чё этот задохлик мне сделает? Сча я вот только… Ах!!! Ух!!! Твоюж!!! Холодная!!!

Федор принесший ведро воды плеснул из него на Бьернсона, который от неожиданности заухал как филин, смешно прыгая и отфыркиваясь.

– Иди – отлежись, – предложил Старпом, – Потом с тобой побоксируем.

– Я в порядке. Почти. Не ссы – на такого как ты сил хватит.

– Ты уверен? – осторожно осведомился Капитан.

– А что? Сильный боец?

– Ну, я то так его в драке не видал но, сука, точно знаю что этот хорек просто так нарываться не будет.

– Да видал я таких – язык длинный просто… Ляжет с одного подзатыльника!

Бьернсон отряхнулся, отобрав у Федора ведро вылил остатки воды себе за шиворот и приглашающе махнул Старпому.

– Сюда иди!

Старпом скинул куртку и аккуратно повесил её на леера после чего слегка поддернул вверх штанины и кивнул что готов начинать.

Презрительно усмехнувшись Бьернсон снова широко размахнулся но ударить так и не успел. Старпом нанес ему быстрый, хлесткий удар ногой под коленку заставив пошатнуться после чего той же ногой двинул снизу вверх в челюсть.

– Ну и кто тут долбоёб? – мрачно спросил Капитан глядя на растянувшееся тело, – Нахуй ты ему второй нокаут подряд организовал? Он и так бьернхельмец на всю головушку а теперь ещё, чего доброго, сраться начнёт где попало…

– Ещё воды? – осведомился Федор.

– Пожалуй… И аптечку принеси. Этот конь педальный ему подбородок рассек. Хоть бы ботинки снял прежде чем людей в лицо лягать!

– В свою защиту могу сказать, что он сам напросился.

– Ну ты нашёл оправдание! Видишь же что он того… конфликтный! Нахрена усугублять-то?

– Тем более полезно. Звон в ушах пробуждает совесть. А искры в глазах просветляют разум.

– Только бить надо аккуратно! Аккуратно – понимаешь? А не как ты – ногой в зубы.

Капитан забрал у Федора очередную порцию воды и принялся поливать Бьернсона как грядку с редисом пока тот наконец не закряхтел и не открыл глаза. Взгляд был пустой и ничего не выражающий.

– Ну что? Боец? Жить будешь?

– Мгфм…

– Содержательно… Тебе как? Драк-то на сегодня хватит? А то у нас ещё пара членов экипажа осталась. Амяз вон. Федор, опять таки, пока себя в этом деле никак не проявил. Будешь с ними бодаться или тебя до «Амелии» проводить?

– А они Чё? Тоже? – Бьернсон покосился в сторону лыбящегося Старпома.

– Поди знай… Вот и проверим.

– Не. Я того. Устал. Я пойду.

– Ага. Вот и молодец. Вот и правильно. На-ка ватку только приложи – у тебя кровь идёт.

– Кровь и шрамы украшают мужчину.

– Это не вопрос. Пятна палубу – не очень. Закапаешь все а Федору отмывать. Держи.

Встав, и держась за леера Бьернсон нетвердой походкой побрёл к себе на корабль. Капитан проводил его задумчивым взглядом. Потом посмотрел на Старпома который раскуривал очередную сигарету и весело усмехаясь обсуждал с остальными случившееся, буркнул: «Придурки…» и пошёл к себе.

Прислонившись к машине Вукович задумчиво наблюдал как Деккер пытается объяснить двум Кшездцам что ему надо на аудиторию к их шефу.

– Я из полиции, дубина! Понимаешь меня или нет?!

– Пшэпрашам – не розумем… – один из кшездцев покачал головой и развёл руками.

– Гарольд! ГА-РО-ЛЬ-Д! Понял или нет?

– Мам на име Войцех. Не Гарольт.

– Да чтоб тебя…

Раздраженно сплюнув Деккер повернулся к Вуковичу.

– Они ведь понимают! Зуб даю что понимают, но прикидываются!

– А вы пробовали не орать?

– В смысле?

Вздохнув, Вукович мягко но решительно отстранил Деккера и вежливо улыбнулся.

– Пшепрашам панове. Гдзе могэ зналещч пана Гарольда?

Кшездцы удивлённо переглянулись.

– «Пан – кшездец»?

– «Нет – белгранец. Но немного говорю на кшездском. Так как нам найти господина Гарольда?»

– «Вы из полиции?»

– «Да. Господин Деккер – с Санта-Флер, а я – инспектор Гюйонской королевской полиции. Консультирую его по поводу одного дела.»

– «У господина Гарольда нет дел ни на Санта-Флер ни в Гюйоне.»

– «Именно поэтому, думаю, он нас примет. Подозреваю, ему будет очень любопытно по какому поводу мы к нему пришли?»

– «Мне любопытно…» – раздался голос из окна сверху, – «Войцех, Марек – пусть проходят…»

Вукович кивнул Деккеру что их пропускают и войдя в дверь поднялся по деревянной лестнице на второй этаж.

Пан Гарольд оказался высоким, худым и совершенно седым, хотя и не старым, с страшным шрамом через все лицо. Он встретил гостей в халате сидя за столом. Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта. Через неё виднелся край неубранной постели и доносились женские смешки и шепот.

– Деккер, собака бешеная… – поприветствовал он гостей, – Тебя ещё не пристрелили?

– Не дождешься… Где Петр Загребжемский?

– Хуй го вьйэ… – Гарольд улыбаясь пожал плечами, – А это кто?

– Не строй из себя идиота!

– Не стой из себя крутого. А ещё лучше заткнись и пусть твой приятель говорит. У него это лучше выходит.

– Извините, господин Гарольт, – вежливо улыбнулся Вукович, – Господин Деккер просто слегка нервничает. Очень сложное дело.

– А я знаю. У него на острове хлопнули банк принадлежащий мафии. Вы думаете что это сделал тот же парень что пришил Мако поэтому ищете свидетелей.

– Да. Все верно. Вы изумительно информированы.

– Это было несложно узнать. Уиггер бегал по всему городу в попытке подзанять денег. Меня тоже не забыл. Тупое быдло… Думает что кто-то одолжит миллион мертвецу.

– Полагаете его дела настолько плохи?

– Полагаю – да. И дело даже не в золоте которое он проеб.

– А в чем?

– Говорят, Кунлу интересовало кое-что другое.

– Мы не уверены что это был Кунла. Главный подозреваемый был намного младше…

– Кого? Старого Кунлы? – Гарольд криво усмехнулся, – Да вы просто нихера не понимаете с кем имеете дело, только и всего.

– Возможно, – согласился Вукович, – Так может вы нам объясните?

– Нет. Равно как не буду объяснять что там такого важного он прихватил. Я предпочитаю в этих делах держать нейтралитет, особенно когда это касается их богохульного племени.

– И насчёт Петра Загребжемского, я так понял, вас спрашивать бесполезно?

– Если так, как начал делать он – Гарольд ткнул пальцем в Деккера, – То да. Но если мы поболтаем по людски, то все может быть…

– Я не против… С вашего позволения… – Инспектор сел в кресло возле стола, – Дело в том что у нас есть информация, что вышеупомянутый Загребжемский хотел свести счеты с Мако для чего следил за ним и мог видеть что произошло. Я понимаю, что он ваш земляк и вы своих не выдаете…

Гарольд внезапно расхохотался. Приступ смеха продолжался минуты три после чего он успокоился и покачал головой.

– Нет, Инспектор… Он не мой земляк. Он теперь – аменец. Завел себе широкополую шляпу, сапоги со шпорами, пару револьверов и косит под «пастуха».

– Долбаные иммигранты… – презрительно процедил сквозь зубы слушавший в стороне Деккер. – Пытаются быть большими аменцами, чем сами аменцы. Выглядит это как большой кусок дерьма и им же и является.

– Курва мать, а вы-то сами кто?! – поинтересовался Гарольд. – Или вы не потомки иммигрантов?

– По крайней мере мы в курсе, что пастухи были на юге. Тут логичней смотрелась бы меховая шапка и винтовка траппера. Этот Петр – просто сраный клоун. Ты сам сказал, что тут все потомки иммигрантов. Хули тогда стесняться этого и строить из себя неизвестно что?

– А вот тут я с тобой согласен. Этот сраный клоун знать нас не хотел. Косил под местного, говорил как местный, работал на местных. А как прижало – сразу вспомнил про то, что он кшездец, и приполз за помощью.

– Как, кстати, он сумел сбежать от ребят Мако?

– Аменцы обожают две вещи – деньги и шоу. Даже просто взять и крохнуть курву просто так не могут. Обязательно надо сделать из этого ебаное представление. Отрезать нос, закатать ноги в тазик с цементом. Мако, кстати, так и кончился.

– Ему ноги в цемент закатали?

– Найдете Петра – он вам всё расскажет. С ним у них тоже вышла накладка и он съебался. Сперва хотел Мако грохнуть. Но я сказал что не собираюсь его прикрывать в этом блудняке. Я в рот ебал воевать из-за этого кретина. Тем более что шансов там – ухо от селедки. Мако был отличный стрелок, а Карпентер – вообще один из лучших, о которых я слышал. А этот придурок в то ли Боба, то ли Роба по кличке «Тазик», к которому у него были какие-то счеты, палил из двух револьверов практически в упор и попал всего раз. Тазику этого хватило, но сам факт. В остальных случаях было не лучше.

– Слышал об этом. Кажется они его доставали когда он работал на Мако?

– Смешнее. Петр решил сменить сторону и из мафиозного бухгалтера заделаться борцом с преступностью.

– Тут Чё? – развёл руками Деккер, – Все с ума посходили, пока я отсутствовал?

– Не исключено. В общем, если ты меня вежливо попросишь то я скажу где его можно найти.

– Вежливо?..

Лицо Деккера отобразило сложную гамму чувств. Он вопросительно покосился на Инспектора который покачав головой подтвердил что да – надо вежливо. Гарольд с предвкушением откинулся назад и приготовился слушать.

– Мистер Гарольд… Я буду очень вам признателен если вы окажете нам посильную помощь и укажете где скрывается Петр Загребжемский.

– Курва! Совсем другой человек! Ладно – это было очень вежливо. Отель «Роукдрайв» номер четыреста четыре. Только осторожнее – он вооружен до зубов.

Отель «Роукдрайв» принадлежал к тому мистическому сорту зданий которые «видели и лучшие времена» с момента постройки. В смысле – никто не помнил тот момент когда здание было «с иголочки». Казалось что его сразу так и построили с забитой канализацией, сквозняками и облупившейся штукатуркой. Причина его постройки была не менее загадочной: вряд ли кто-то решил бы построить целый отель для заложивших своё жилье неудачников, шлюх и мелких жуликов.

Хотя, в здешних коридорах можно было встретить и солидных респектабельных джентльменов, которые, пряча лица в поднятых воротниках дорогих пальто, снимали почасовые номера для себя и своих подозрительно молодых спутниц, чтобы «передохнуть перед поездом».

Управляющий отелем, как и его заведение, «знал лучшие времена» сколько его помнили окружающие, и отличался от постояльцев только замусоленным огрызком карандаша за ухом, которым он добросовестно записывал в журнал взятые «с потолка» имена и фамилии. Он с пониманием относился и к молодым спутницам солидных джентльменов, и к бесконечным, «друзьям» снимавших у него номера девушек, и к задолженностям остальных постояльцев. К Деккеру и Вуковичу он тоже отнеся с пониманием, и не стал задавать вопросов по какому делу они сюда заявились.

Поднявшись по лестнице, детективы осторожно постучали в дверь. Им никто не ответил, но по скрипу рассохшихся полов, можно было догадаться, что внутри кто-то есть.

– Откройте. Полиция!

Услышав характерный щелчок, Деккер и Вукович шарахнулись в стороны. Два выстрела пробили хлипкую дверь, засыпав коридор щепками.

– Проклятье!

– Нас предупредили что он вооружен!

Деккер, кивнув, достал оружие и растерянно посмотрел на напарника, потом на дверь. Вукович знаками показал что Загребжемского любой ценой надо взять живым.

Грохнуло ещё два выстрела. Зачем Петр решетил ни в чем ни повинную дверь было загадкой но делал он это явно в «пастушьем» стиле: стреляя сразу из двух револьверов. Вукович, снова проявив недюжинный талант в пантомиме, дал понять, что стрелка надо спровоцировать опустошить барабаны и взять на перезарядке.

– Ублюдок, мать твою, а ну иди сюда говно собачье, решил ко мне лезть? Ты, засранец вонючий, мать твою, а? – спрятавшись подальше заорал Деккер, – Иди сюда, попробуй меня трахнуть, я тебя сам трахну ублюдок, рукоблуд чертов, будь ты проклят, иди идиот, трахать тебя и всю семью, говно собачье, жлоб вонючий, дерьмо, сука, падла, иди сюда, мерзавец, негодяй, гад, иди сюда ты – говно, ЖОПА!

Вукович, не ожидавший от Деккера такого потока брани, удивлённо уставился на него, однако речь возымела эффект. Загребжемский, услышав в свой адрес такое, принялся палить в дверь и стены что-то громко и, скорее всего, нецензурно крича.

– Вы его разозлили…

– Я старался. Говорил что на язык просилось. Не люблю, когда в меня стреляют…Так! Кажется револьверы все.

– Стойте! – Вукович предостерегающе поднял руку, – Насколько я могу судить по фильмам, у него ещё должен быть такой маленький пистолетик…

Словно подтверждая его слова в стены впились ещё две пули небольшого калибра.

– Ну всё, уёбок!.. – Деккер вскинул револьвер и приготовился выбивать дверь: – Сейчас я тебя…

Грохнул выстрел больше похожий по звуку на пушку чем на ручное оружие. В двери и противоположной стене образовались дыры с кулак размером. Инстинктивно пригнувшийся Вукович выпрямился и тревожно окликнул Деккера, скрывшегося за облаком выброшенной в воздух пыли.

– Вы в порядке? Персиваль?!!

– Что это было..?

Деккер так и стоял с поднятой для удара ногой и выпученными глазами, присыпанный щепой, клочьями обоев и побелкой. Из соседних номеров выглядывали перепуганные лица.

– Все в порядке, господа, мы из полиции.

Вукович успокоил общественность, помог Деккеру снова встать на обе ноги и аккуратно прислушался к происходящему в номере Загребжемского. Оттуда доносились приглушенные стоны и проклятья. Толкнув дверь, державшуюся после всего случившегося на честном слове он вошёл внутрь. Петр корчился на полу держась за разбитое лицо. Возле него на полу валялось два кольта, маленький карманный пистолетик и, чуть дальше, огромный револьвер. Подняв его Вукович осмотрел монструозное оружие и передал его ещё находящемуся в прострации Деккеру.

– Это что? – тот взял его и охнул от тяжести, – И где он это взял?!!

– Понятия не имею. Возможно, сделано на заказ. Заряжен.600 нитро экспресс.

– Вольское?

– Нет. Используется для охоты на крупных животных. Против вольцев их пытались применять, но безуспешно.

– Почему? Таким можно этих тварей продырявить.

– Да. Но пуля быстро теряет скорость, да и меткость из-за отдачи оставляет желать лучшего. А волец – это не медведь и не лев. Он тоже вооружен, чертовски быстр и как правило с приятелями.

– И способен разорвать человека пополам как гнилую тряпку голыми руками… Я слышал про них. И очень рад что у нас они не встречаются… Ладно. Что тут у нас ещё… – Деккер склонился над Загребжемским, – Иди сюда, ты тупой кусок…

Подняв Петра, Деккер внезапно захохотал. Вукович удивлённо уставился на него.

– Смотри, Серго! Свинья! Я серьёзно. Я думал, что он без носа будет выглядеть зловеще. Ну как череп. А он похож на свинью!

Петр, которому его «пушкой» довольно сильно съездило по лицу, задергался пытаясь вырваться. «Приходят. Ломятся в мою дверь. Издеваются надо мной!» – бормотал он тщетно пытаясь освободится из железной хватки Деккера: «Никакого уважения. А ещё полицейские. Никто меня не уважает. Все смеются! Всех убью!»

– Спокойно, убивец. – Деккер тряхнул его как бульдог драный ботинок, – Пойдем ка отсюда и поговорим.

– Ничего не скажу…

– Скажешь. Иначе за стрельбу в полицейских окажешься на нарах где тебе быстро объяснят что мы ещё очень вежливые и обходительные.

Загребжемский прекратил вырываться и испуганно обмер, позволив выволочь себя на улицу и усадить в машину.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю