290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Девиант (Полёт ночного мотылька) (СИ) » Текст книги (страница 2)
Девиант (Полёт ночного мотылька) (СИ)
  • Текст добавлен: 2 декабря 2019, 14:30

Текст книги "Девиант (Полёт ночного мотылька) (СИ)"


Автор книги: Kellerr




Жанр:

   

Слеш



сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 14 страниц)

– Но ты не расстраивайся. Я ведь сказал, что помогу тебе.

Мне оставалось только кивнуть и согласиться. А что ещё делать? Компьютера дома у меня как не было, так и не будет. Одними уроками информатики я вряд ли отделаюсь. Сомневаюсь, что смогу преодолеть всё то, что большинство знает ещё с пелёнок.

Иосиф Кириллович отпустил меня, сказав, что следующий урок пройдёт в том же кабинете. Геометрия.

Я вышел обратно в коридор, закрыл дверь и едва не вскрикнул, когда обнаружил около двери Кая. Он стоял, прислонившись к ней головой, и всем своим видом говорил, что подслушивал. Разозлиться я не разозлился, но… Что ему нужно-то?

Ответ не заставил себя ждать. Кай шагнул ко мне, оказавшись настолько близко, что у меня перехватило дыхание. От страха. Он был чуточку выше меня, поэтому склонил голову и, нагнувшись к моему уху, тихо шепнул:

– Не соглашайся на дополнительные занятия. Придумай отговорку, что тебе некогда. Понял?

– Это ещё почему? – сразу нашёлся я, отклонившись, чтобы посмотреть в его наглые глаза.

– Потому что, – спокойно, но твёрдо ответил Кай. – Хочешь без приключений доучиться до одиннадцатого класса? Веди себя как среднестатистический ученик и не выделяйся. Будешь так делать, и он, – Кай кивнул в сторону учительской, где остался Иосиф Кириллович, – от тебя в скором времени отстанет. А сегодня ты зря блеснул умом.

И Кай ушёл. Я даже возмутиться не успел.

Что это ещё такое? Что за дурацкие советы? Он что, хочет, чтобы я выглядел тупым в глазах остальных? Видимо, так и есть.

На параллели было два десятых класса – «А» и «Б». В «А» собрали гордость школы, учеников с высокими перспективами на будущее. В «Б», как мне объяснял директор при первой встрече, были ученики послабее. То есть вывод напрашивался сам собой. Баллов к положительной репутации знание математики мне не прибавляло. Но после того, как я посоветовался с бабушкой, мы решили, что рисковать и идти в класс «А» не стоило. Всё-таки далеко не все предметы я знал так хорошо, как хотелось бы, да ещё и эта информатика… Естественно, что пойти в класс «Б» было куда разумнее.

По крайней мере, на первый взгляд.

***

Домой я вернулся выжатый как лимон. Мне показалось, что все эти любопытные взгляды вытягивали из меня энергию. Именно взгляды, ведь никто со мной так и не заговорил.

Мой новый класс весь день вёл себя так же тихо, как и на первом уроке. Все ходили как замороженные, иногда посматривая то на меня, то на Кая. Хоть Кай и вызывал у меня жуткие подозрения, но отсаживаться от него я не спешил. Как-никак, а рядом со мной хоть кто-то. Было бы гораздо хуже, сиди я один. Поэтому я пока что смирился с местом у прохода, решив, что если буду чувствовать дискомфорт, то пересяду на отдельную парту через неделю-две.

Бабушка дома встретила меня свежеиспечёнными оладьями и вопросами о том, как прошёл мой день. Бросив рюкзак в свою комнату, я сразу отправился есть. Бабушкины оладьи – это чудо! А за столом, улавливая перерывы между набитым ртом и пустым ртом, я рассказывал, что увидел и как всё прошло.

А прошло всё не так уж и плохо. Я сказал, что кроме меня там был ещё один новичок и что нас посадили за одну парту. Подробности странной реакции других школьников на него я решил опустить. Дальше в рассказ попали Иосиф Кириллович и остальные одноклассники. Правда, о них я пока мало что мог рассказать. В конце концов, я даже их имена не запомнил. Запомнился мне только тот парень, что похвалил меня за удачное выступление у доски. Как же его звали?

Впрочем, он мне и не представлялся. Всё ещё впереди.

Мысли омрачил Кай. В отличие от него, меня было кому похвалить. Да, конечно, я был согласен, что не всем пришлось по душе моё правильное решение примера. Но что мне было делать, когда я и сам не ожидал, что окажусь у доски на первом же уроке?

В завершении я признался, что пока что ни с кем не подружился. Бабушка понимающе кивнула и улыбнулась.

– Ещё успеешь, Сеня.

Опять Сеня!

Я привычно надулся. Бабушка прекрасно знала, как я не любил эту форму своего имени.

Потом я отправился в комнату изучать расписание и снова вернулся к обдумыванию слов Кая. Он посоветовал мне отказаться от дополнительных занятий. Но я не мог. Спасибо ему за совет без причин, конечно, но воспользоваться им у меня не получится.

Просмотрев расписание, я обнаружил, что в среду у нас пять уроков, а в субботу – вообще четыре. Идеальные дни для того, чтобы помучить школьный компьютер. Пожалуй, так и скажу Иосифу Кирилловичу.

Среда и суббота.

========== Глава третья. ==========

Утро второго дня я встретил в школьном туалете на третьем этаже, как ни печально это признавать. Согнувшись пополам, я цеплялся руками за стены кабинки, судорожно вспоминая, закрыл ли щеколду, пока меня выворачивало наизнанку. Рвотные позывы соизволили прекратиться относительно нескоро, и я, хватая ртом воздух, уселся на пол, поздно спохватившись, что в общественном туалете вообще лучше ни к чему не прикасаться. А тем более – садиться. Пусть это и школа.

По моим предположениям во всём виноваты бабушкины оладьи. Вернее, виноват я сам, так как явно переборщил с их количеством. Объедаться на ночь жирной пищей было плохой идеей. Ещё хуже было решить, что можно позавтракать парочкой оладий, когда я и так проснулся от неприятного чувства тошноты.

Отдышавшись, я поднял глаза на изрисованную стену кабинки. Пальцы чувствовали длинные неровные борозды, когда я неосознанно искал, за что бы ухватиться, дабы ненароком не ухнуть лицом в непроглядную глубину белого друга. Большинство надписей не несли особого интеллектуального смысла. Маты чередовались с признаниями в любви. Очень романтично. Я заметил несколько посланий, адресованных парням. В мужском-то туалете.

Усмехнувшись, я мысленно представил, каково кому-то понять, что одно из посланий адресовано ему. Наверное, весьма «весело», только если это не взаимно.

Школьная матерная лексика не отличалась особой фантазией. В моём городке, правда, встречались выражения и посерьёзней. Складывалось ощущение, что здесь соревновались, кто изобретёт матерное выражение покруче. Отметив для себя пару высказываний, я решил, что с удовольствием отдал бы приз именно им. Жаль, у меня нет такой возможности.

Отряхнув руки, я нажал на рычаг смывания. Вода противно зашумела, смывая остатки моего завтрака. Я поднялся на ноги, на мгновение ощутив, как кружится голова.

Так, Арсений, стоять. Тебе хватило и того, что несколько удивлённых школьников смотрели тебе вслед, когда ты, дойдя до нужного кабинета, прижал ко рту руку и понёсся в противоположном направлении.

Кажется, я даже слышал, как какая-то учительница кричала мне о том, что в школе нельзя бегать. Объяснять ей, почему же я, собственно, бегаю, было совсем некогда. Если наткнусь на неё снова, объясню ей всё в красках. И подробностях.

Открыв щеколду, я уже был готов выпорхнуть из ненавистного общественного туалета, как мой взгляд остановился на ещё одной кривой надписи, нацарапанной на двери кабинки. Череп с перекрещенными костями, наподобие пиратского символа, имел под собой многозначительную подпись:

«Сдохни, Кай».

Меня передёрнуло. Кай? Сдохни? Надо же… А я-то решил, что кабинка в мужском туалете годится только для признаний в любви.

Надпись была нацарапана грубыми резкими линиями. Писали это явно в озлобленном состоянии.

Я ненароком вспомнил лица одноклассников в тот момент, когда Кай переступил порог кабинета. Те эмоции, что я увидел на их лицах, сразу же сложились с эмоциями, заложенными в эту надпись. Похоже, в прошлом Кай пользовался в школе особой популярностью с противоположным эффектом.

Постояв ещё некоторое время у закрытой двери, я решил, что сегодня нужно попробовать сделать хоть какие-то шаги навстречу одноклассникам. Хотя бы к тому парню, что вчера оценил моё решение у доски. Да, целью я выбрал именно его. Вторым вариантом был Кай, но с Каем наверняка всё получится сложнее. Ему явно неинтересно общение со мной, как, впрочем, и со всеми остальными.

Мальчик с проблемами, как выразился Иосиф Кириллович. А мне и своих проблем хватает.

После того как я покинул кабинку, то рискнул опробовать ненадёжного вида раковины. Опасливо протянув руку, я повернул кран, ожидая, что он и вовсе не работает. Но – о чудо! – пусть и со скрипом, но вода пошла, и даже тёплая, а не ледяная. Обрадовавшись такому повороту событий, я вымыл руки и тщательно прополоскал рот, после чего глубоко вдохнул и вернулся в коридор как раз в тот момент, когда прозвенел звонок.

– Чёрт, – шепнул я себе под нос и ускорил шаг, направляясь к нужному кабинету.

Перед тем, как юркнуть внутрь, я заметил идущую из учительской Елену Анатольевну – ту самую, что первой обратилась ко мне вчера. Я на мгновение застыл, залюбовавшись. Она была красивой женщиной, кажется, крашеной блондинкой с идеально уложенными локонами на манеру голливудских звёзд. Белая блузка с кружевами и обтягивающая юбка с завышенной талией выделяли её на фоне сереньких учительниц, которыми кишела практически любая школа.

Елена Анатольевна разрушила мой стереотип. Я-то считал, что среди учителей таких, как она, не бывает.

Тем временем Елена Анатольевна подошла ко мне, держа в руках журнал, улыбнулась и спросила:

– Привет, Арсений. Чего стоишь в дверях? Проходи, урок ведь уже начался.

– А, – глупо выдал я, вспоминая расписание.

У нас ведь литература. Получается, она учительница литературы? Повезло. Ещё бы преподавала интересно – и вообще замечательно будет.

– Да, конечно, – пробормотал я и зашёл в кабинет первым.

Ученики сразу же начали разбредаться по своим местам. Я заметил вчерашнего парня на первой парте, подмигнувшего мне и махнувшего рукой в знак приветствия. Я отделался быстрым кивком в надежде на то, что это хороший знак и хоть один друг в этом классе у меня всё же появится.

Кай сидел на своём месте в той же позе, что и вчера – облокотившись на парту и подперев рукой голову. Когда следом за мной в кабинет зашла Елена Анатольевна, все встали, поздоровавшись. Кай тоже встал, только как-то лениво и медленно. Я подошёл к нашей парте, быстро выудил из рюкзака тетрадь с ручкой, взглянул на Кая, но поздороваться с ним не решился.

Наступила секундная тишина. Елена Анатольевна, положив журнал на преподавательский стол, обвела нас всех взглядом и остановилась на Кае. Заметив это, я нервно прикусил губу. Да что же ему такое нездоровое внимание уделяется?

– Кай, – укоризненно произнесла учительница его имя. – Ты ведь должен помнить, что в нашей школе не рекомендуется носить джинсы.

Я не удержался и посмотрел, во что он был одет. Чёрная рубашка, застёгнутая до самого верха, и тёмные джинсы. Тёмно-синие.

– Я ведь не в красных спортивных штанах, – преспокойно ответил Кай. – Сойдёт.

– Не сойдёт, – усилила напор Елена Анатольевна. – Правила касательно внешнего вида устанавливаются директором. Вам и так позволено носить всё что угодно, но не джинсы! Это школа!

– Это не школа, это свинарник, – парировал Кай.

И, надо признать, удачно парировал. Елена Анатольевна после его последнего выпада заметно покраснела от злости, но лезть к нему перестала.

– Пожалуйста, помни о правилах, – напоследок сказала она и жестом разрешила классу сесть.

– Непременно.

Я уловил в голосе Кая нескрываемый сарказм. Не заметить его было невозможно, поэтому я с трудом представил, каких усилий стоило Елене Анатольевне сдержаться, чтобы не продолжить беседу. Вряд ли он её провоцировал. Скорее, открыто выражал свои чувства касательно того, что его пытаются подвести под общую черту.

Каю наплевать на всё. Могу поспорить, что бы ему ни говорили, он ничего не будет делать так, как нужно остальным. Эдакий протест. Только вот против чего? Хороший вопрос.

***

После урока Елена Анатольевна задержала меня. Вернее, не совсем так. Подозвала меня к себе и сказала, что Иосиф Кириллович ждёт меня в учительской, чтобы отдать список учебников.

– Зайду прямо сейчас, не проблема, – ответил я и, распрощавшись с ней, самым последним вышел из кабинета.

Мои одноклассники, как я успел заметить, любили передвигаться по школе кучкой. Или двумя кучками – мальчики отдельно, девочки отдельно. Сейчас же они шли дружной толпой к лестнице. Я попытался вспомнить, какой следующий урок. Вспомнить не удалось, поэтому я полез в рюкзак за расписанием, остановившись в коридоре у стеночки, чтобы меня кто-нибудь ненароком не сшиб.

Информатика. Компьютерный класс на четвёртом этаже.

Замечательно. Вот и пришёл мой личный ад.

Застонав про себя, я всё же направился в учительскую, чтобы встретиться с Иосифом Кирилловичем, забрать у него список учебников и заодно сообщить о своём решении касательно дополнительных занятий.

Когда до учительской оставалось несколько шагов, путь мне преградили несколько человек, которых я не знал. Трое парней и девушка-блондинка с прямыми волосами до пояса, держащая одного из них под руку. Я внимательно на них посмотрел, почуяв неладное. Похоже, они старше – младшие обычно не ведут себя так нагло. Значит, одиннадцатый класс.

Тот, к которому прижималась девушка, выглядел весьма самоуверенно. Широко расставленные ноги, руки в карманах брюк, приподнятая голова и насмешливый взгляд. Русые коротко стриженные волосы, кроме «гребешка» сверху, подкрашенного в белый цвет. Похоже, местный красавец.

Я невольно провёл аналогию с крутыми парнями из моей старой школы. Такие, конечно, были и там, но выглядели иначе.

– Ты ведь новенький из десятого «Б», да? – спросил он тоном, не терпящим неуважения.

– Да, – спокойно ответил я.

А зачем сопротивляться? Ну, спрашивает человек, почему бы не ответить?

Главарь, как я его мысленно окрестил, переглянулся с двумя другими парнями, после чего снова обратился ко мне.

– Так это правда? – он прищурился.

– Что правда? – искренне не понял я.

– Кай вернулся? – этот вопрос был задан значительно тише и с какой-то осторожностью.

До меня только сейчас дошло, что, скорее всего, это бывшие одноклассники Кая.

Интуиция подсказала мне, что что-то здесь не так. Захотелось соврать, что это неправда и никакого Кая я не знаю. Но был ли смысл? Кай – не невидимка, а школа – не замок. Рано или поздно они столкнутся нос к носу, и от моего вранья сейчас никому легче не станет.

Взвесив все «за» и «против», я решил сказать честно.

– Правда.

Парень недовольно ощетинился и цыкнул.

– Вот ведь сука, – зло выплюнул он.

Похоже, Кая здесь не особо любят.

– Где у вас следующий урок? – снова спросил он, прервав ход моих мыслей.

Я молча протянул ему листок с расписанием. Главарь, скользнув по нему взглядом, нашёл нужную строчку и почти сразу вернул мне лист, а потом обернулся к своей свите.

– Пошли, парни, поговорим со старым другом, – на последнем слове он сделал явное ударение и, одобрительно глянув на меня, бросил напоследок: – Спасибо.

Отвечать ему я не стал, пережидая, когда они пройдут мимо.

Я только что сдал Кая. Причём не знаю, кому именно и для каких целей. Пришлось лихорадочно соображать, что делать дальше. Использовать лестницу с другой стороны, чтобы первым добраться до кабинета и предупредить Кая? Вряд ли я успею. Сотового телефона у меня не было, точно так же как и компьютера. Да даже если бы и был, номера Кая я всё равно не знал. Предупредить его не представлялось возможным.

Ко мне подошла Елена Анатольевна, только что закрывшая кабинет, в котором у нас проходили занятия.

– Ты же вроде в учительскую шёл?

– Да. Иду, – сказал я, а сам не отрывал взгляда от удаляющихся спин тех парней. – Они одиннадцатиклассники?

Елена Анатольевна проследила за моим взглядом и кивнула.

– Это с ними раньше учился Кай? – задал я следующий вопрос.

Учительница ощутимо напряглась. Перед тем, как ответить, она выдержала достаточно длительную паузу.

– Да, – нехотя сказала она. – Тебя беспокоит Кай? Он говорил тебе что-то плохое?

Я удивлённо посмотрел на неё.

– Нет.

– Кай сложный человек. Не понимаю, почему Иосиф Кириллович посадил тебя вместе с ним… Если хочешь, можешь пересесть на другую парту, здесь это не запрещено.

– Я знаю, – поспешно ответил я. – Кай сказал мне то же самое.

Елена Анатольевна поначалу замерла, но после приятно улыбнулась.

– Вот как? Что ж, тогда выбирай любую свободную парту…

– Но я не хочу. Не хочу сидеть один в первые же дни и чувствовать себя белой вороной. Мне так спокойнее, – пояснил я, а Елена Анатольевна непонимающе смотрела на меня. Похоже, она совсем не ожидала от меня такого ответа.

Да, причина весьма странная, ведь с таким же успехом я мог пересесть к тем, кто сидел один. Но с Каем я, по крайней мере, уже знаком. Хоть как-то. Я совершенно не представлял, как можно пересесть к кому-то незнакомому. Да я даже имён практически всех остальных одноклассников не знал! Разве что некоторые фамилии запомнил на перекличке. Поэтому Кая я рассматривал как единственный возможный в первое время вариант.

– Уверен? – с предельной осторожностью уточнила Елена Анатольевна.

– Уверен, – ответил я. – Что-то не так?

– Всё в порядке, – в ход пошла дежурная фраза, которая мне никогда не нравилась.

До учительской мы дошли вместе. Иосиф Кириллович сидел за своим столом в углу. Когда каблучки Елены Анатольевны застучали по полу, он поднял голову и заметил меня, идущего следом.

– О, Арсений! – обрадовался он. – А я как раз тебя ждал. Вот, держи, это список учебников.

Я подошёл к нему, беря в руки листок.

– Учебники до черты ты можешь взять в нашей библиотеке. Она на первом этаже, зайди туда как можно скорее. А вот остальные учебники придётся купить. Могу посоветовать магазин, в котором цены пониже.

Замечательно. Придётся тратиться. Сбоку Иосиф Кириллович написал название оптового магазина и адрес, сказав, что там вполне доступные цены. Интересно, доступность – это дешевле рублей на десять? Так обычно и бывает. Пускать в ход сарказм я не стал, хотя очень хотелось.

– Ну, как второй день? Елена Анатольевна не обижала тебя на литературе? – видимо, Иосиф Кириллович решил поменять тему.

Я был не против, посмотрев на учительницу, севшую за свой стол, а с языка чуть не сорвалось «Меня не обижала, но обижала Кая». Вовремя сдержался. Даже если бы я сказал это, вряд ли Иосиф Кириллович отнёсся бы к Каю с сочувствием. Скорее, он поддержал бы свою коллегу не только из-за школьных правил, но и из-за личной неприязни. Не знаю, почему я решил, что его здесь все ненавидели, но их глаза говорили куда больше слов.

Кая здесь не любили. Ни учителя, ни ученики. В общем, никто. Поэтому никто и не радовался его возвращению.

Кстати, о нём. Я вспомнил об одиннадцатиклассниках и решил, что слишком заболтался с Иосифом Кирилловичем. Чувство беспокойства не позволило мне и дальше оставаться в учительской.

– Иосиф Кириллович, – начал, оглянувшись на дверь. – Я, пожалуй, пойду. Не хочу опаздывать на урок.

– Хорошо. Информатика ведь?

О, да. Не нужно мне об этом напоминать.

– Ты, главное, смотри, что делают другие, и повторяй.

Хороший совет, если бы дело касалось чего-то другого, а не компьютеров. Но я кивнул, выражая согласие.

– И я подумал о дополнительных занятиях. В среду и субботу меньше уроков, поэтому в эти дни я смогу оставаться.

Новость весьма порадовала Иосифа Кирилловича. Он расплылся в улыбке.

– Замечательно. Завтра как раз среда. Придёшь? Вот и обсудим заодно то, с чем ты сегодня не справишься.

========== Глава четвёртая. ==========

Как только я вышел из учительской, то сразу свернул к лестнице, едва не сбив с ног каких-то девчонок из средних классов. Они недовольно взвизгнули, а я, бросив им на ходу «извините», побежал дальше. В спину мне донеслась парочка отборных матов о том, что они обо мне думали.

Проигнорировав жёсткий выпад, я поднялся на четвёртый этаж, резко остановившись перед тем, как выскочить на середину коридора. Не торопиться. Не нестись.

В коридоре было полно народу. Тем лучше. Я стал вглядываться в толпу, ища знакомые лица тех одиннадцатиклассников. Их нигде не было, поэтому я пересёк коридор, стараясь держаться у стены, и начал искать нужный кабинет. Он нашёлся в противоположном конце. Дверь была открыта. Сделав несколько решительных шагов, я круто развернулся и скользнул за дверь, прячась между ней и стеной.

В кабинете стояли те парни и беседовали с несколькими ребятами из моего класса. Лица у них были весьма недобрые, и инстинкт самосохранения подсказал мне, что второй раз подряд лучше с ними не сталкиваться. Я решил переждать, пока они не выйдут.

До меня не сразу дошло, что Кая в кабинете не было.

Облегчённо вздохнув, я едва не рассмеялся из-за нервов. Кая здесь нет. Кая здесь нет!

И в тот момент, когда я уже собирался перестать сдерживаться и засмеяться, одиннадцатиклассники вышли из кабинета. Желание смеяться сразу прошло, и я замер у стенки, старательно делая вид, что я невидимка. Они меня не заметили, пройдя из кабинета прямиком ко второй лестнице. Главарь явно был озадачен и немного рассержен. Девушка-блондинка так и висла на нём, словно она кукла. Громко переговариваясь, они скрылись на лестнице. Из их разговора мне удалось вырвать имена: девушку звали Ниной, а из мужских имён проскользнули Яков и Тимофей. Кто из них был кто, я не понял.

Подождав ещё несколько секунд, я вышел из своего укрытия и зашёл в кабинет. Одноклассники, как и следовало ожидать, тоже были озадачены. Мне они не сказали ни слова, хотя я прекрасно понимал, что упоминание обо мне наверняка проскользнуло, ведь это я подтвердил, что Кай здесь.

Столы в кабинете были расставлены вдоль стен, по периметру. На каждом стояло исчадие ада – компьютер. Я даже сначала замешкал, не зная, куда идти. Помог мне тот самый паренёк с первой парты, выведя меня из ступора.

– Привет, – подошёл он ко мне, сразу выталкивая с середины кабинета.

Его зелёные глаза ярко блестели.

– Привет, – ответил я.

– Не стой как на представлении, лучше выбери свободное место и сядь.

– Знать бы, куда садиться…

– Вот сюда, – он подтолкнул меня к пустому месту около окна.

Самый крайний стол. Отлично. По крайней мере, будет меньше позора.

Я покорно сел, повесив рюкзак на спинку стула. Парень встал рядом, около стола, и протянул мне руку.

– Я Стас, – представился он.

– Арсений. – Рукопожатие вышло коротким, после чего Стас нагнулся ко мне, переходя на шёпот:

– Опять засветился? Теперь уже со старшими?

– Я не специально, – строить из себя идиота было как минимум глупо. – Они спросили – я ответил.

– Дурак! – вдруг зашипел на меня Стас. – Не лезь в их разборки с Каем, целее будешь. И остальных не втягивай.

Сколько старой информации в новой обработке. То, что у всех в этой школе какие-то счёты с Каем, я понял с первой минуты.

– Не надо на меня нападать. Я всего лишь ответил на вопрос, на который знал ответ. Зачем мне врать? Рано или поздно они увидели бы Кая, здесь слишком ограниченное пространство, – выдал я немного гневную тираду, защищая себя.

Судя по лицу, Стас офигел от того, что услышал. Похлопав ресницами, он выпрямился, но не ушёл на своё место.

– Где сам Кай? – спросил я.

Стас прыснул.

– Откуда мне знать? Свалил куда-то сразу после первого урока. Я с ним не дружу, вообще-то.

– С ним никто не дружит, – подметил я.

– Наблюдательно для того, кто в школе всего лишь второй день.

Прозвенел звонок. Мы переглянулись со Стасом, и он лениво вернулся за свой стол. Наш разговор прервали. Бросив взгляд в сторону выключенного компьютера, я вдруг понял, что соседний стол свободен. Так, а вот это уже не так хорошо. Мне ведь надо у кого-то подсматривать, что и куда нажимать!

В кабинет вошла учительница. Когда я её увидел, сердце ушло в пятки. Женщина средних лет, с химической завивкой и ярким макияжем. Строгий костюм, жёсткий взгляд. Я ей явно придусь не по вкусу.

Неужели нельзя было нанять кого-нибудь помоложе и подобрее для информатики?

Вспомнилось, что Иосиф Кириллович хотел устроить мне дополнительные занятия с ней. Всё-таки хорошо, что она занята, вот только жаль младшеклассников, которые остаются с ней в продлённой группе.

– Перекличка! – противным визгливо-низким голосом оповестила она.

Класс сразу притих. Учительница начала перечислять фамилии по алфавиту. Первые несколько человек прошли на «ура», но когда она добралась до фамилии Кая, повисло молчание. Я не удержался и оглянулся. На её лице был написан такой шок, что мне даже стало страшно за неё.

– Демидов? – с вопросительной интонацией спросила она и подняла голову, обводя взглядом всех учеников. – Кай Демидов?

А Кая нет. Мне показалось, что я был обязан сделать хоть что-то. Повернувшись в полоборота, я несмело начал:

– Его пока…

– Здесь, – а это уже был Кай, зашедший в кабинет и оборвавший меня на полуслове.

Без стука, без разрешения. Никаких манер. Хотя учительницу, похоже, больше волновало само присутствие Кая, нежели его манеры.

Кай замедлил шаг, ища свободное место. Свободных мест в классе было всего лишь три: крайний стол около самой двери, стол около противоположной стены чуть левее середины и стол около меня. Я думал, что Кай выберет крайний стол, но ошибся. Недолго думая, он повернул в мою сторону, закинул сумку на соседний стол и вальяжно уселся, больше не поворачиваясь в сторону учительницы.

Я приготовился к новому скандалу. Уж эта женщина ни за что не простит ему то, что он только вытворил. И я опять ошибся!

Она продолжила перечислять фамилии, только уже не таким твёрдым голосом, как до этого. Вот так номер. Да это не школа, это цирк какой-то. С клоунами.

– Черных, – донеслось до меня.

– Здесь! – на автомате откликнулся я и заработал взгляд Кая.

Учительница тем временем остановила внимание на мне.

– Новенький?

– Да, второй день, – ответил я ей, хотя продолжал играть в переглядки с Каем. Что-то просто не позволяло мне отвернуться от него.

– Так это о тебе предупреждал Иосиф Кириллович? Что у тебя проблемы с компьютерами?

Её вопросы вывели меня из невменяемого состояния. Оторвавшись от Кая, я судорожно поспешил оправдаться.

– Совсем небольшие! Я справлюсь!

Она подозрительно посмотрела на меня, но больше ничего не спросила. От сердца отлегло, стало легче дышать. Плохо, конечно, что я соврал, но мне совсем не хотелось привлекать к себе ещё больше внимания, чем уже имелось. Что ж, придётся делать вид, что у меня всё относительно хорошо, а самому молиться и ждать завтрашней консультации с Иосифом Кирилловичем.

– Хорошо. Меня зовут Зоя Викторовна, и я очень требовательный преподаватель, чтобы ты знал… Арсений. Постарайся на моих уроках.

Всем вам только и нужно, что стараться. Идеальный ученик – это гений, понимающий во всех сферах. Но таких ведь не существует. Учителя требуют невозможного.

Красноречиво промолчав, я вернулся в нормальное положение и тупо уставился на компьютер. Господи, что ты за монстр такой…

А Зоя Викторовна уже закончила перекличку и начала рассказывать, чем мы будем заниматься на сегодняшнем уроке. Я услышал о какой-то незнакомой программе, о каких-то формулах и алгоритмах. Вот тут-то мне и стало не по себе. Утренняя тошнота вернулась, и я почувствовал резко навалившуюся слабость.

Плохо.

Прозвучал приказ (именно приказ!) включить компьютеры и запустить нужную программу. По классу пронёсся тихий шум заработавших машин. Нужно было что-то делать. Глянув на системный блок, я осознал, что даже не знаю, как его включить. Так, кнопка. Должна быть кнопка. Я прекрасно помню, что видел, как включался компьютер у знакомого из прежнего города, но этот системный блок отличался по внешнему виду. Любую его часть я мог принять за кнопку.

Представление началось, и я – главный клоун в этом цирке. Закрыв от досады глаза, я прикусил губу, подавляя гордость и готовясь признать, что у меня не просто большие, а громадные проблемы в понимании компьютера. Но настроиться на позор я не успел. Услышав тихий шум в опасной близости от себя, я открыл глаза и с удивлением увидел, как Кай наклонился к моему системному блоку и нажал прозрачную овальную кнопку почти в самом низу, которая тут же загорелась синим огоньком.

– Опасную игру затеял, – сказал мне Кай, не поворачивая голову.

– Как ты догадался? – я обрёл дар речи, чувствуя невероятное облегчение.

– По твоему лицу. Ты же смотришь на комп как баран на новые ворота. В прямом смысле.

Мило. Но он прав.

Хорошо, что Зоя Викторовна не ходила по классу и не следила за каждым нашим шагом. Нам было сказано самостоятельно справиться с заданием и после его выполнения показать решение. Она разрешила советоваться с соседями, если у кого-то вдруг возникнут проблемы. По классу тут же прошлась волна перешёптываний.

Однако обрадовался я рано. Увидев красочную заставку на мониторе, я снова застыл, практически не представляя, что делать дальше. Так. Программа. Нужно запустить программу. Пододвинув к себе клавиатуру, я начал судорожно думать, какую бы кнопку нажать. Моё внимание привлекла длинная клавиша. Может, её?

– Мимо, – снова прервал меня Кай, когда я уже собирался начать эксперимент.

– А куда не мимо?

Взгляд Кая говорил, что я полный болван. Собственно, им я себя и ощущал в полной мере. Но деваться было некуда. С одной стороны стена, с другой – Кай. Лучше Кай, чем совсем ничего. К тому же он был вроде бы не против помочь.

– Ты серьёзно?

– Серьёзнее некуда, – я едва не обиделся, хотя обижаться в такой ситуации безрассудно.

Да, меня тяготит то, что я единственный такой, кто ничего не понимает в современной технике.

Кай вздохнул.

– Положи руку на мышку.

Мышка! Слава Богу, я знал, что это такое, но как-то забыл о её существовании. Послушно положив руку на мышку, я заметил, что стрелка забегала по экрану.

– Наведи стрелку на «пуск», – последовало дальнейшее указание.

Я снова подчинился.

– Нажми левую клавишу и выбери из меню Microsoft Excel.

Это что ещё за дрянь? Бесконечные линии, квадратики, какие-то буквы… Кай, видимо, прекрасно видел тот ужас, написанный на моём лице, поэтому поспешил успокоить.

– Всё не так страшно, как кажется на первый взгляд. Задание простое.

– Простое для того, кто знает, что делать.

– А ты не знаешь?

Я едва не зарычал на него в ответ.

– Помощь нужна? – продолжил допытываться Кай.

Нужна. Ещё как нужна. Я ведь прекрасно вижу, что в одиночку мне не справиться. Никак. Вот теперь самое время наступить гордости на горло, что мне не удалось сделать раньше.

– Нужна.

Я ожидал издёвок, но их не последовало. Наоборот – Кай вдруг поднял руку и обратился к Зое Викторовне:

– Мы можем выполнить задание вместе? Если за него ставится оценка, то мы позже сделаем его по отдельности.

Вот так сюрприз. Но Кай оказался серьёзен. Зоя Викторовна возражать не стала, и Кай пододвинул свой стул к моему столу. Пришлось потесниться, чтобы ему было удобно сидеть. Могу поспорить, что если бы это был не Кай, нам бы не разрешили выполнять задание вместе.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю