290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ) » Текст книги (страница 8)
Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 06:31

Текст книги "Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ)"


Автор книги: Alex1479






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 15 страниц)

– Хочу! Пожалуйста…

И нас отвели на кухню.

***

– Ну, счастливого вам пути!

Мы готовились покинуть деревню. Нам выдали новую одежду, чему мы были несказанно рады, а Некки даже получила вязаную шапку. И вот, укутавшись в новые меховые куртки – не буду обращать внимание на то, что их нам дали, каклишние, всю жизнь пролежавшие как изношенные – мы выходили за ворота. Сытые, отдохнувшие, счастливые…

Всей деревней нас провожали тогда. Несмотря на то, что там было чуть больше десяти человек, без них мы бы не выжили, и каждого нублийца этой общины я буду поминать добрым словом.

– Спасибо вам огромное! – радостно откликнулась Некки, махая им ручками.

– Это вам спасибо. Гостей у нас мало… Навещайте ещё, всегда будем рады! Ну, идите.

Ворота закрылись, мы снова оказались наедине с природой. Как вчера…

Стив молча нёс сумку со Штурвалом, я следовал за Некки, которая ведёт нас, чтобы вести остальных, а Марк с Джеком просто следовали за мной без дела.

В такие молчаливые моменты есть о чём подумать…

– А ведь мы сможем пережить этот поход, верно? – бодро спросил я, чтобы начать беседу, – Если будем вместе, то никакие ссоры не приведут нас в могилу.

– Да, совсем немного осталось. Пара дней пути, и.., – пробормотала Некки, изучая маршрут по карте.

– Дойдём ли? Неизвесно, будет ли новая деревня? – сказал Марк задумчиво, – Без помощи мы загнёмся на следующий день.

– Давайте не думать о плохом, – посоветовал Джек, устремившись вперёд. Обогнав Некки, он первым забежал на крутой холм, заявив, что оттуда “Видно больше, чем на карте.”, – Тут такая красота…

Мы побежали за ним – если впервые за этот путь нечто умело разговорить Джека, вернуть ему ту искорку, которая пропала из его души ещё давно, то это значит только одно: там находится либо Нублибург, либо бесплатное мороженое.

Но пока что там всё ещё были горы, если не считать одну деталь на этой картине горного пейзажа. Где-то вдалеке, будто выползая из тумана, виднелись шпили и крыши какого-то замка.

Не описать вам, какой мы испытали воссторг. Это была последняя, десятая остановка – ещё десять километров, и гордый величественный Нублибург предстанет перед нами во всей своей красе.

– Наконец-то… Дождались! – вздохнул Марк и присел на бледную холодную траву, наслаждаясь видом далёкого замка.

– Знаете, ребят, – Джек тронул его за плечо, – А ведь мы сделали это… Вместе.

– Согласен, брат, – улыбнулся Стив, тоже присоединившись к группе, – Красота…

Он выглядел по-настоящему счастливым. Ведь это путешествие успело за эти невыносимые двадцать дней сплотить нас, сделать из нас не просто группу, а настоящую команду. Не такую, какие описываются в книгах и фильмах – братья нам столько рассказали по пути о своей культуре, что можно уже и не отправляться на Землю. А духовную, скреплённую пережитыми страданиями и даже, если не будет слишком пафосно, кровью.

– Прелестно, – только и прошептала Некки, незаметно обняв меня. Я был непротив. Я взглянул на неё – её жёлтые глаза, напоминающие два янтаря, светились радостью и умиротворением, но в них читалась и невероятная усталость.

– Как говориться, чем больше устанешь, тем приятней отдых, – заметил Джек философски.

– А если устал досмерти?

– Таки, в гробу тоже приятно… Вроде.., – Джек запнулся, после чего разразился задорным смехом, который мы не слышали за всю эту дорогу.

И мигом его подхватили.

***

Горы… Они, как оказалось, так сильно успокаивают – вот смотришь ты на них и, забывая обо всех неприятностях, пытаешься вглядываться вдаль, глазами просматриваешь весь туманный утренний горизонт, на котором возвышаются огромные каменно-земляные, покрытые травой вершины. Иду с остальными по долине, окружённой со всех сторон холмами, шурша молодой травой под ногами и промывая ноги в утренней холодной росе, вдыхая чистый влажный воздух и прочувствовав, как он освежит всё тело изнутри… А потом медленно и плавно вдохнуть полные лёгкие холодного воздуха. Навстречу нам дул неторопливый ветерок – такой же приятный и прохладный, над нашими головами проплывают огромные облака – так и тянется рука, чтобы достать до них, прочувствовать их каждыми кончиками пальцев… На подъёме была утоптана трава – Торговый Майнарский Путь, единственная дорога на город.

Этот путь я запомню надолго… Почти месяц скитаний по лесам, а потом и горам. Какое-то время мы отдыхали сначала в Зелёном Оазисе – оккупированном Охотией городке, который является древней столицей юкатан. Сравнительно небольшой и светлый городок, где тоже хватало неотёсаных бандитов. Зато теперь я мог отказаться от своей святой роли проводника для попаданцев – Некки вела нас сама, параллально с этим рассказывая интересные истории. Например, как она впервые была отпущена одна в Нублибург. По её словам, это было замечательное путешествие (ага, верю!), но потом её больше никуда не отпускали – не то, что из города, из дворца! Я думал, что дело в напряжённости – она говорила, что в те времена усиливались юкатане, которые могли её убить. Но затворнический образ жизни не остановил храбрую девушку, и как мы знаем, она сбежала вновь. Только уже с нами.

Надеюсь, узнавание суровости реальности ей хорошенько промоет мозги!

Надолго мы не стали задерживаться – боялись, что Родион уже выпустил нам вслед отряды военных, а поскольку с нами была Некки, нас могли посчитать за похитителей и расстрелять. Но куда мы теперь без неё – мы за неё в ответе.

Дальше путь лежал через горы. Мы останавливались везде, где можно, съели все запасы еды, испытали и осеннее дыхание морозной свежести высокогорья, и пару дождей, и много чего ещё.

Так мы и шли. Путь был неблизкий, а силы кончались теперь ещё быстрее, хотя решимости продолжать идти к Городу-В-Горах не угасала.

И теперь этот путь завершился. Наконец-то…

========== Глава 20: Восстание “Культа Нублиана”. ==========

***

Горный воздух приятно пробирает до костей, освежает и наделяет силами. Единственная свободная дорога через непроходимые вершины занята длинной колонной бредущих солдат, всё появляющихся из тумана. Они несли большие знамёна с гербом рода Ренклинов – золотого щита с серебряным орлом, расправившим крылья, позади щита на белом фоне виден золотой крест.

Солдат сотни… Тысячи… Безликими массами бредут они по дороге, за спиной у каждого висит винтовка, некоторые припасли арбалеты. Когда прошли полки пехоты, за ними показались всадники, которые в напряжении осматривают дорогу и горы. Но засады не было, в пределах дороги вообще никого не было, ни единого человека. Кто прознал заранее о вторжении, сбежали в Нублибург, спрятались далеко на высоте, или зарылись в пещеры.

Высокие серые головные уборы сверкали серебряными бляшками, отражающими свет. Погоны с золотыми и серебряными крестами тоже поблёскивали, но не так открыто и нагло, также и железные пуговицы на серых мундирах с синим крестом и утеплённых мехом. На ногах у каждого были одинаковые чёрные сапоги, в них заправлены чёрные утеплённые штаны. У многих на лице были борода и усы. Одни со страхом осматривали окрестность, другие храбро шагали вперёд, третьи еле тащились, устав в пути. Всадники были более храбрые, но страх получить с вершины случайно упавшим валуном по голове отражался эмоциями на их лицах. Слабыми, едва различимыми, но отражался.

За ними, маршируя, шёл отряд солдат в стальных касках с саблями. Их было немного – ещё бы, ведь это профессионалы, годами обучающиеся фехтованию. А прямо за ними проезжали телеги и обозы, на каждом ещё по десятку воинов. Обозам нет числа…

Артиллерия была ещё подальше – чугунные пушки на больших колёсах явно не справлялись с горной местностью. Была и пушка-флагман, помеченная серебряным королевским орлом. Она была особо тяжёлой. За ними подъезжала другая техника: мортиры, орудия поменьше, обозы с тоннами снарядов, и обычных, и зажигательных, и взрывчатых, а за ними снова солдаты… Был и особый обоз с единственным пулемётом на всю армию – новейший испытательный экземпляр.

Воистину огромную армию собрал король против нублийцев. Идеологически обработанную, вооружённую новейшими достижениями науки и техники, ненавидящую своего врага и готовую истребить их по приказу своих генералов.

– Эти варвары и вправду так жестоко расправились с господином Уильямом Ренклином? – удивлённо спросил один из генералов своего коллегу.

– Судя по донесениям беглецов, они были ещё кровожаднее, – ответил ему другой генерал и закурил трубку.

– Безусловно, нублийцы ненавидят майнарцев и жаждут убить каждого, кто майнариец от рождения, – согласился третий, – Им только волю дай, этим варварам…

– Монстрам не будет пощады, – кивнул первый.

Среди войск короля было много майнаристов – так называемых из-за того, что они превозносили свою кровь выше всех остальных, желая угомонить непокорных нублийцев. Ведь именно рабами им суждено быть, иначе бессмысленные убийства продолжатся, и этот народ не вкусит сладкие плоды цивилизации. Прошло много лет с тех пор, как свергнули лидеров майнаристов, Орден Луны. Но Ренклины с тех пор больше сотрудничают с ними, чем убивают, как источник революционной опасности. Орден Луны король загнал в подполье, но вдохновившихся их идеям людей охотно принимают в армию.

“Нублийцы ненавидят нас, майнарцев, а майнаристы ненавидят нублийцев. Взаимная ненависть будет до тех пор, пока одна из наций не падёт. А пока живы обе, не видать покоя Королевству.” – таков девиз Орден Луны и майнаристов.

На пути у Великой армии появилась пустующая деревня. Дома новенькие, аккуратненькие, чистенькие. Личное барахло варваров лежит тут же, всё они не сумели увести в горы. Осталось хозяйство, но дачи ещё не заросли – они сбежали совсем недавно.

– Эти вещи принадлежат Королевству, но не нублийцам. Но эти варвары осквернили их, – сказал один из генералов, – Они заражены их грязью, что веками копилась на их коже. Они разносят опасные для нас болезни, поэтому в целях дезинфекции, приказываю сжечь этот населённый пункт.

Вызвалось двадцать ярых майнаристов, которые тут же зажгли факелы. Скоро небо стало чёрным от дыма, дома запылали. Армия встала, чтобы посмотреть на дезинфекцию. Через десять минут пепелища потухли под громогласные радостные крики майнаристов.

Армия двинулась дальше.

Варвары знали, что мы несём с собой. Но куда бы они не сбежали, их ждёт смерть. Рано или поздно…

Рассказчик – Эйден.

***

– “Культ Нублиана” начинает восстание! – провозгласил жрец, – Пора наконец расправиться с внутренним врагом ради нашей свободы!

Народ, что стоял на площади, отозвался грозными, но радостными возгласами. Сотни кулаков с факелами и ружьями были подняты, площадь осветилась угрожающим светом огня. Потом капитаны построили свои отряды и повели их в город за стены. Огненный свет сквозь ночную тьму потянулся в городские кварталы. Стоя на балконе рядом со жрецом “Культа”, я провожал взглядом разъярённых нублийцев.

– Да настанет смерть всем нашим врагам, – довольно ухмыльнулся он. Я молчал, я был погружён в свои мысли.

Правильно ли то, что мы делаем? Развязывая братоубийственную войну, мы обречены либо на смерть во вражеском плену, либо на массовые убийства невинных людей. Обрекая каждого майнарца в этом городе на смерть, я чувствовал себя волнительно. Смогу ли я жить с руками по локоть в крови? Смогу ли я смириться и забыть про страдания тех, кто просто мирно жил рядом, бок в бок с нами и помогал нам? Простят ли они меня?

– А ведь я тоже майнариец.., – сказал я задумчиво и тихо. Пламя факелов исчезло в глубине ночного города.

– Ты уже не майнариец. Ты лидер, ты вождь нации! Нации нублийцев! – гордо сказал жрец, – Власть, данная тебе, приведёт нашу страну к величию и свободе. Твои заслуги перед Нублибургом будут помниться. Тебе, Эйден, ничего не угрожает в Новой Терроре. Они пошли за тобой, как ни крути. Они поверили в тебя – оправдай же их надежды.

– Не думаю я, что мы всё делаем правильно.., – я отвернулся от вида на площадь и зашёл во дворец, – Они же ни в чём не виноваты. Они не виноваты в том, что мерзавцы среди них – мерзавцы.

– Но они же поддержали этих мерзавцев. Они пошли за ними, встали под их знамёна, начали исполнять их приказы, – жрец подошёл ко мне со спины и тронул меня за плечо, – Неужели они всё ещё виноваты? Майнаристы бы не появились без поддержки простого люда…

Я посмотрел на улицу. Где-то вдалеке загорелся первый квартал. Пламя огня осветило ночной город. Эхом до нас долетали неразборчивые крики, шум стрельбы, вопли несчастных… Вот загорелся и второй квартал, а за ним третий и четвёртый…

– Утопив город в крови, мы обеспечим себе безопасность. В том числе, и безопасность во время будущей священной войны, безопасность Новой Терроры, – сказал размеренно жрец, глядя куда-то на горизонт, на ночной горный пейзаж, на фоне которого горел Нублибург, – А потом… Мы заставим всех забыть об этом. Будто ничего и не было…

– Уверен, ты всё продумал, жрец, – проговорил я сердито и, накинув капюшон, захотел уйти, но жрец остановил меня.

– Я должен тебе рассказать историю, Эйден. Вернись.

Я вернулся на балкон, жрец закрыл двери и, покашляв в кулак, начал:

– Эта история случилась со мной очень давно. Я был тогда ещё довольно мал и глуп – шестнадцать лет от роду. Тогда был последний год тирании Императора Всемайнарского Люкдо. Его карательные отряды отправлялись на “комендантский час”. Осадили все улицы, дома, Нублибург уже в который раз был объят огнём. В тот вечер я игрался в оловянных солдатиков, когда к нам зашли с проверкой. Мать взяла меня до этого и спрятала в погреб. В нашей семье все были нублийцами, и обнаружилось, что у нас дома прятался “преступник империи” – мой отец. Он был писателем, и много книг и стихов написал про нашу нелёгкую судьбу. Его разыскивали давно, но в прошлый день он вернулся домой, сказав, что всё нормально, и у нас больше нет проблем. Я не видел подробностей того вечера, но очень отчётливо слышал выстрелы. Я-я их до сих пор слышу, Эйден! – жрец поправил плащ и смахнул слезу с морщинистого лица, – И эти мрази сейчас спокойно живут в городе и ждут своего часа, когда придут их союзники и спасут их. Они ударят нам в тыл! И потом они также продолжат убивать нас! Я не могу дать им шанса, сегодня они все сдохнут! Во славу “Культа Нублиана”! Во славу самого Нублиана!

Я долго молчал после его рассказа, но потом повернулся к нему и сказал:

– Может майнаристы и мерзавцы. Но Нублиан точно не одобрил этого погрома. Прости меня если задел, но я давно привык говорить, что думаю, в открытую.

Жрец промолчал, с наслаждением глядя на горящий город. Я не дождался ответа и пошёл во дворец.

***

На утро я направился к внешней стене, чтобы проверить состояние гарнизона.

Солнце светило сквозь белые тучи, пробуждая Нублибург из вечной тьмы. Улицы пусты, дома закрыты, нет ни единого человека. Над городом нависла торжественная тишина.

Я свернул на другую улицу и направился к воротам цитадели, где был мост в другой квартал. Всё также тихо и ни единой души. Слабый ветерок дует в лицо, неся с собой пыль и песок, серый пустой город начинал пугать меня.

“Что вчера тут было?”

Перед глазами возникло здание, от которого шёл дым. Догорали руины двухэтажного деревянного магазинчика. Я отвёл взгляд в сторону и вздрогнул. Меня пробрало леденящим ужасом, тело задрожало, глаза сами собой расширились, рот раскрылся, дыхание участилось, в сердце закололо. С головы упал капюшон.

Вся улица была усеяна кровавыми трупами незнакомых мне мужчин, женщин, стариков и детей, покрытых многочисленными ранами и ожогами. Кто-то валялся без руки, рядом друг с другом валялись два обезглавленных тела, от которых шли красные ручейки, которые тянутся через всю улицу. Кто-то лежал с колом в груди, кого-то старательно утыкал ножами, а одного несчастного так изуродовали, что на теле не осталось живого места, всё покрыли раны и кровь. Лежала женщина, обнимавшая маленького ребёнка – бедной отрезали ноги, а ребёнка обезглавили. Пятна крови покрыли улицу. Ужасная картина тянулась далеко, вся улица была сожжена и залита кровью. Кровью майнарцев…

Я поднял валявшийся бесхозный потухший факел. Он тоже был заляпан кровью.

“Вот оно что…” – ещё долго я не мог сказать ни слова после увиденного. Это была единственная дорога к стене.

Я накинул на себя капюшон и, стараясь не смотреть, на ощупь пробирался через человеческую бойню, накрывшись капюшоном. И споткнулся об убитого нублийского солдата.

Я невольно посмотрел вперёд. Улицы перекрывали баррикады из ящиков, брёвен, камней и мешков с песком. Около них лежало несколько застреленных нублийских карателей, около которых лежали оторванные штыки от ружей.

“Кому пришла идея отрывать от ружей штыки?..” – подумал я и начал перелезать через укрепления, высотой до трёх метров.

На той стороне уже была крепостная стена. Я со всех ног побежал к ней, два раза упав. Ноги дрожали до сих пор и не могли нести своего хозяина ровно. Кое-как доковыляв до стены, я отыскал внутри коменданта укреплений и на ходу спросил:

– Кто… Что тут было?! – моих навыков нублийского языка хватило на этот вопрос.

– Карательная операция против майнаристов прошла успешно, – ответил он.

– Состояние армии? – снова выпалил я.

– Она готова показать майнарцам всю мощь своей ненависти! – поэтично ответил он.

Покинув крепостную стену, я направился назад во дворец. Но на этот раз я отыскал обходной путь, который почему-то забыл.

На душе было скверно…

========== Глава 21: Баррикадная Война в Городе. ==========

***

Раннее утро, солнце только-только поднялось из-за вершин гор, освещая залитые кровью улицы славного Нублибурга. Таких погромов не видели с тех пор, когда пала Майнарская Империя, но жаждующие мести озверевшие нублийцы под знамёнами благодатного Ваффлса и “Культа Нублиана” всё ещё наступают, неся на своём пути смерть. Смерть врагов нового режима.

Мы вчетвером засели под огнём из винтовок за грудой ящиков. Позади нас – горящий дом, служивший некогда кафе. Каким-то образом эти головорезы узнали, что под ним расположился штаб Последователей. Естественно, они пришли именно сюда, чтобы убить нас. Чтобы, по их мнению, предотвратить войну в тылу. Где-то на другом краю города горят кварталы наших соперников в этом регионе – господ-майнаристов. Возможно, они уже мертвы, и мы остались одни. Лишь знамя с треугольной чёрной звездой на красном щите поддерживает в нас воинский дух.

Мы жили здесь уже год с лишним, опасаясь за свои жизни. Теперь же настал час, когда лучше сбежать из этого ада, чем оставаться здесь, пусть даже Последователем. Но путь отрезан, мы окружены.

– Держать оборону! Первому отряду занять правую сторону улицы и прикрывать тех, кто уносит раненых! – крикнул я, сделав в пелену чёрного дыма несколько выстрелов в еле различимые силуэты. В ответ несколько пуль попали в баррикаду рядом, – Держать строй, не дать этим мразям проникнуть в дом! Мы победим, если ещё немного продержимся!

Рядом защищали меня трое моих сослуживца-Последователя. Эти солдаты показали себя, как храбрые бойцы. Рен, его друг Коник и Глория, медсестра, которая пытается помочь десяткам раненых на этой улице. Первый по внешности больше напоминал бандита, чем цивилизованного воина, что выступает под знамёнами Даниэля. Лысый, с вечной ухмылкой и серьёзными глазами, в которых видна искорка наглости и высокомерия, которые его часто подводили. Не самый приятный тип, учитывая, сколько ещё мне, как младшему офицеру, довелось повидать подчинённых на своём веку. Второй был не менее похож на своего приятеля, только внешность больше походила не на бандита, а на бездомного неотёсанного придурка. Хотя стреляет он метко, этого у него не отнять. Глория же из их группы – святая троица, так сказать, но девушка ещё и в какой-то степени привлекательная, если бы не её манера спорить – тоже от Рена понабрались!

Я, покрытый запёкшейся кровью и сажей, залёг за кучами ящиков и мешков с песком, ожидая, пока по мне прекратят стрелять. Вокруг меня был натуральный кошмар: город горел, огонь медленно, но верно приближался к нам, а из дыма проглядывались десятки нублийцев, многие были с факелами. Их свет напоминал глаза демонов. Над нами свистели пули, изредка стреляла пушка, которую единственную подкатили к нашим укреплениям. Повсюду валялись окровавленные, покрытые ожогами тела – как Последователей, так и нублийцев.

Кажется, я начинал понимать: живыми нам отсюда не уйти. До утра мы тоже не доживём. Но раз мы ещё могли защищаться, то расслабляться мало. Я взял винтовку и, выглянув из укрытия, беглым выстрелом ранил знаменосца, после чего нырнул обратно за баррикады. Под огнём я пополз на “другой фронт”, где держалась горсть моих бойцов.

Они понимали все мои приказы без слов, да и приказывать особо было нечего – любой понимал, что надо держаться и только держаться. Утром мы сможем уйти, если прорвёмся, если выживем! Они храбро обстреливали фанатиков “Культа Нублиана”, которые с яростными криками и воплями бежали на пули с факелами в руках. Многие из вражеских солдат не имели даже оружия. Обычные миряне, некогда мирно живущие у себя в горах. Им ничего не угрожало, но они захотели испытать судьбу и развязали ненужную войну.

Но наши жизни нам дороже. Если мы прекратим стрельбу, нас уничтожат, повесят! Надо! Надо сражаться!

Поэтому я прилёг на удобный выступ и метким выстрелом поразил нублийца, что ближе всего подобрался к нам и намеревался взорвать баррикады. За ним следом из пелены чёрного дыма показался второй. Кажется, они почти заложили бомбу!

– Берегись! – крикнул я и бросился в сторону.

Страшенный взрыв раздался совсем рядом. Тех, кто не успел отбежать, превратили в мясо. А про защиту и говорить нечего – в огромную брешь на всю улицу устремились десятки нублийцев. Без оружия, в руках были лишь горящие факела.

– Отступаем в дом! – крикнул я и отбежал от прохода. Рядом ещё валялись целые укрепления, хотя я бы их назвал просто маленькой кучей остатков нашей защиты, отстроенной накануне.

“А я ведь предчувствовал! Я знал, что они ударят!”

Ещё два выстрела положили на землю четырёх нублийцев. Но толпу это не останавливало. Что ими движет? Почему они мстят?! Ими управляют злые духи? Или это не люди вовсе?..

Отстреливаясь, выжившие семь человек успели забежать обратно в остатки кафе. Вывеска “Счастливая Чашка” валялась под ногами в пыли, присыпанная пеплом. Здание догорало уже несколько часов, а дым от него заслонил поднимающееся всё выше и выше солнце. Дым превратил день в ночь, а огонь превратил в ад.

Но наши враги не спешили забегать внутрь. Прижавшись к обгорелым доскам, я через щель увидел, как они начали поджигать дом. Факелы языками пламени гуляли по стенам, сбрасывались в кучу у самого дома, образуя огромный костёр. Огонь уже подбирался к нам, стремительно покрывая и так тлеющий дом.

Я отскочил в сторону, едва увидел огонь, ползущий по стене и побежал на второй этаж, где крыша рухнула ещё в полночь. За мной, по моему приказу, последовали трое: Рен, Глория и Коник. Остальные же остались прикрывать вход.

Наверно, стоит отвлечься и поведать, что же случилось здесь, когда озверевшие нублийцы расправлялись с майнаристами и майнарцами. А случилось следующее: накануне, ещё на закате, вчера вечером, кто-то специально поджёг наше кафе. Огонь до паники напугал не только посетителей, но и нас. Разумеется, мы всей толпой выбежали на улицу – нас ещё десять часов назад было пятьдесят человек, а теперь… Мы только увидели, как неловко убегал по улице какой-то мужик, от волнения упав несколько раз. Может быть, именно он и устроил пожар – но было не до этого. Прибежал наш агент с докладом: “Культ Нублиана” начал репрессии, и сюда движется минимум человек сто. Вооружённые и озверевшие, готовые на всё ради идеи. Проводив мирян, мы кое-как потушили дом и достали всё оружие, что у нас было, после чего заняли оборону, в том числе и внутри дома.

Бежать я не мог: приказ начальства Последователей Даниэля оставался таким же. Любой ценой удержать Нублибург. Мы решили выполнить священный приказ, несмотря на то, что я мог уйти.

Кстати, немного обо мне. Меня зовут Тейн Тайган, я младший офицер Последователей, поэтому не особо важен. Хотя многие хвалят некоторые мои идеи в военном плане – как говорится, скромность красит человека, так что я не буду рассказывать всю свою подноготную.

Скажу лишь, что мы попали по-настоящему. Враг был слаб, но он был повсюду. Он нападал со всех сторон, даже оттуда, откуда мы ждали его меньше всего. Он истребил почти всех моих людей, и как-то поздновато мы начали отступать.

– Командир, куда дальше? – спросил Рен, когда мы оказались на крыше.

Но тут ответить решила сама огненная стихия. Пламя поползло за нами, здание начинало рушиться. Не успев ответить, я спрыгнул на мостовую, чуть не упав. Дом тут же рухнул позади нас, сопроводив наш побег ужасным грохотом. Под обломками полегли ещё трое наших сослуживцев-товарищей.

Но только теперь я осознал, что загнал всех нас в смертельную ловушку. То место, которое мне показалось пустым, было наполнено восставшими. Я оказался загнанным в угол толпой нублийцев. Нога слегка повредилась, бежать я не мог.

– Хватай его! – послышалось из рассеянной толпы бунтовщиков.

– Что прикажете делать? – побледнев даже сквозь облепившую потное лицо сажу спросил Коник, сжимая крепко в руках винтовку.

– Бросай оружие, – сказал я и резко выбросил винтовку в сторону, после чего поднял руки вверх. К нам уже направлялись нублийцы, которые уже все как один смотрели на нас. Коник было захотел выстрелить, но я выбил оружие у него из рук.

– Не смей! – шепнул я, – У меня есть план.

Нас окружили и прижали к стене. Руки-ноги были обездвижены теснотой, стоять и сдерживать натиск мы уже не могли, и нас едва не повалили на землю. Будь так, нас раздавили б моментально, но видимо кто-то с головой на плечах заметил на мне офицерскую форму и приказал:

– Этого не трогать! У Нублиана Великого на него особые планы!

Толпа расступилась, и вперёд вышел какой-то нублианец с бородой. Этот прорезающий взгляд узковатыми глазами внушал ужас. Присовокупить сюда и горящие “глаза демонов” на палках, и получится один из тех, кто бесцеремонно вторгся в наш квартал. Тот продолжал разглядывать меня, пытаясь, видимо, вспомнить, кто я такой. Возможно, богатый мундир и пара медалей говорили о том, что я чуть ли не правая рука Господина Смерти, и про меня все вокруг знают. Конечно же, это не так.

– Ты… Кто ты? – спросил он сурово, целясь в меня коньчиком лезвия кинжала.

– Ромул Рейган, – ответил я и улыбнулся, изо всех сил стараясь быть смелым, – Известнейший и важнейший Последователь во всей Майнарии. Уж не таких ли искал ваш Повелитель Нублиан Великий для своей победы? Могу ли я увидеть его?

– Повелитель приказал уничтожить тех, кто грозится напасть на нас! Ты Последователь! – ответил он ещё более сурово, – Ты должен умереть по Его приказу!

– Обо мне ходят легенды, как о величайшем полководце всех времён и народов. Очень плохо, что вы не слышали обо мне, – говорил я то, что сочинял на ходу, – Нублиан с радостью…

Тут к подбородку был приподнесён кинжал.

– Не сметь. Так. Обращаться. К Нему! – прорычал он, – Такие расфуфыренные обезьяны должны висеть на петле по Его приказу! Особенно, когда к Нему обращаются так грубо!

Я стал чаще дышать, сердце стало ускоренно колотиться в груди. Клинок был у самой шеи. Если его рука дрогнет, мне уже не спастись. Страх больше прежнего обуял меня, но я держался. Натянув стальные нервы до предела, я с хитрой улыбкой обратился к нему:

– Т-так пусть повесит. Я готов принять смерть от Его виселицы. Во имя идей Даниэля я умру во благо Майнарии.

Клинок медленно был убран, после чего всю нашу четвёрку скрутили и поволокли под улюлюканье толпы по разорённой улице, усеянной телами “чёрной пехоты” “Культа Нублиана”. Я даже не сомневался, что они поверят моим словам, на самом деле умирать я не собирался. У меня появисля шанс увидеть этого загадочного воскресшего “лидера свободного народа”, о котором вес без умолку говорят. Я не верю в сверхестественное, но с самозванцем я сумею найти общий язык, если он, конечно, не обыграет меня – человек, который смог заявить о себе и назваться “Вторым Нублианом” слишком умён. Будь что будет.

Рассказчик – Роберт.

***

– Ура! Мы приехали! – Некки визжала от восторга и улыбалась. Её волосы прикрывала шапка из той деревни, которую ей, дуре, подарили, – Спасибо вам огромное, что вы помогли мне! Теперь Вилли сам нас приютит. Сейчас-сейчас, к нам должен сначала выйти часовой, а потом он поведёт нас за стены…

Время шло, но никого не было. Ворота были наглухо закрыты, а мост поднят. Некки это обескуражило и напугало. Она подошла к обрыву и крикнула:

– ЭЙ! ЭТО Я, НЕККИ! ОТКРОЙТЕ! – эхо далеко унесло её зов, но по-прежнему никто не откликался.

– И где твой Вилли? Ты подумала, что с ним что-нибудь могло случиться? – я посмотрел вдаль. Совсем недалеко виднелось море – но оно так низко, а мы так высоко забрались…

– Он сильный, ещё никто не смог его свергнуть! – возразила Некки, присев в густую травку около меня, – Ты говоришь какую-то чепуху! Он п-просто…

– Что “просто”?

– Задерживается, – предположила она, глядя взволнованным взглядом на ворота. Она обняла руками колени и заскулила:

– Не дай Орден с ним что-то стряслось! Я этого себе не прощу! Это мой любимый город, он мне родину заменил…

Она только пару минут назад была весёлой, а сейчас чуть не плачет. Я пододвинулся к ней и обнял за плечи, попытавшись утешить:

– Всё с ним впорядке, ладно тебе! Я пошутил, – она отстранилась и встала на ноги. Теперь печаль заменила решимость. Бросив на тот берег камень (тот не долетел), она начала метаться по вершине горки, что-то искав. Наконец, она сказала с досадой:

– Чёрт! Обойти нельзя! Мост единственный за стеной! И как нам быть? Нам надо срочно попасть внутрь.

Через десять минут мучительного ожидания, мост вдруг опустился. Мы вскочили с мест – неужто кто-то услышал зов Некки?

По мосту к нам вышло два воина, правда в простой городской одежде. При себе у них винтовки и суровое выражение лица.

– Некки.., – начал один, обменявшись с ней обнятиями, – Лучше тебе не ходить в город. Что ты тут забыла?

– Я пришла в гости к Вильяму – зачем ещё! – ответила она сердито, – Почему вас надо ждать? Родион не предупреждал вас?

– Дело в том… Мы не хотели тебя впускать, – стражники замялись, – В городе творится настоящий хаос, и нам бы не хотелось, чтобы ты пострадала.

Некки резко изменилась в лице. Волнение смешалось с первобытным ужасом.

– Ч-что с городом? – тихо спросила она.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю