290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ) » Текст книги (страница 4)
Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 06:31

Текст книги "Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ)"


Автор книги: Alex1479






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 15 страниц)

– Я всегда мечтал об этом. И вот, моя мечта сбылась, я построил своё государство. И я отдам жизнь за то, чтобы они жили в мире и спокойствии. Иначе никак…

Камень так и не ответил, а когда я попробовал его тронуть, он ответил мне ударом тока. Несильным, но обидным.

– Теперь я не твой хозяин, я понимаю. Прощай, мой друг… Я буду всегда помнить то, через что мы с тобой прошли, сколько пережили… Ладно, не буду много говорить. Просто, береги себя.

Я принёс из другой комнаты каменную шкатулку и осторожно сложил туда камень. Это мне далось с трудом, пришлось трясти стол, чтобы сдвинуть его с места. Но когда камень оказался внутри, я захлопнул шкатулку и положил в тайник за троном. Особо я тогда не думал, что про него могли ещё кто-то знать, от горечи потери я совсем про всё забыл…

Рассказчица – Бекки.

***

За окном был сильный дождь, когда я проникла в незапертый зал Эйдена. Внутри никого не было – на кануне он отъехал в 1-й Оплот, проверить состояние вооружённых сил, и не оставил зал закрытым. Наверное, разволновался, бедолага Эйден!

Убрав охрану, я быстро прошмыгнула внутрь и бросилась за трон, после чего набрала нужную комбинацию на кодовом замке. Открылся тайник, где лежала каменная шкатулка, украшенная зелёными камнями. Но меня интересовал другой камень, волшебный.

Я безболезненно взяла его в руки и надела, словно медальон, на шею.

– С этим я точно приведу Террору к миру! Надо лишь присоединить её к Альянсу посредством революции! Ведь так, мой дорогой Ваффлс?

– Да, моя новая хранительница, – проскрипел Изумруд довольным тоном.

========== Глава 9: Природное Благословение. ==========

Рассказчик – Стив.

***

Майнария явно не любит новых гостей. При любом случае, нас пытаются либо убить в попытке просто вернуться домой, либо заставляют служить во славу каких-то богов. Словно мы попали в настоящий ад, а якобы “перемещение” было какой-нибудь смертью от выстрела какого-нибудь русского гангстера.

На самом деле, я с превеликим удовольствием объяснил бы это так. Но и умирать я тоже не хочу.

Этот мир недружелюбен, и первый опыт в использовании Штурвалов какой-то неправильный. По сути, любой мир может оказаться таким же беспощадным. Но нам попался именно этот – “закон гласит, что любой Штурвал ведёт в Майнарию, кроме тех, что активированы уже в Майнарии”. И это правило довольно жестоко.

Мне особо не хочется вспоминать эту жуткую высадку – когда я вернусь, я сожгу все деньги, посещая психологов, чтобы выветрить её из памяти. Зато этому камню, за которым мы прятались, можно ставить памятники.

Зато теперь мы крепки. Наш союз нерушим – людей свободных сплотила великая война… Мы увидели войну во всей своей красе, мы увидели смерть, мы посмотрели в глаза смерти!

Может, есть надежда, что это всё один большой сон? Высадка, например – это вспоминается ужастик, что мы смотрели на прошлой неделе в Интернете. Называется “Спасти Рядового Райана”, потому что для нас с Джеком любой фильм про войну равен фильму ужасов. Даже читая книги и записи ветеранов, мы иногда содрогаемся от ужаса. А тут…

– Джек, я не поседел с-случайно?

– Нет. Но по мозгам ты седой ещё со школы, – опять Джек сморозил чушню… Его нельзя отучить, я пытался на протяжении десяти лет.

Моему брату, к слову, намного лучше. Его как будто это вообще не волнует, либо не хочет при мне “давать слабину”. Строит из себя героя тут! Тут была ожесточенная высадка с десятками жертв, со взрывами, стрельбой, а он идёт себе спокойно, винтовку на плече несёт. И улыбается. Если бы у него были усы, он бы ещё и ус накручивал, насвистывая какой-нибудь военный марш. Меня начинало раздражать его раздолбайство – он будто из кинотеатра вышел! Сияет весь – садист-маньяк какой-то! Ему только дай топор вместо винтовки…

– Джек, давай поговорим, – сказал я, – Наедине.

– Не стесняйся, говори так. Мы уже друзья навеки – аш кровью союз скрепили, первым боем, – ответил он.

– Ладно… Думаю, ты и так сможешь сказать, почему ты лыбишься после того, что произошло! – я невольно повысил тон.

Он сделал паузу и тяжело вздохнул. Его сияющее лицо вмиг стало суровым. Его переполняла обида и гнев на меня, но он сдерживался.

– Стив, а не всё ли равно тебе? Мне нельзя улыбаться теперь?

– Нет, конечно нет, но браво – война же! А ты словно из цирка возвращаешься, – сквозь поток слов я забывал думать над словами.

– Думаю, ты прав. Давай отойдём, – Джек снова выдохнул и повёл меня за руку за прибрежную скалу.

Он поставил меня спиной к ней и сжал кулак. Потом он со всей силы неожиданно ударил меня по лицу, так, что я едва не упал. Когда я пришёл в себя, то увидел, как у него дёргается правый глаз, а руки дрожали от волнения. Он молчал, долго молчал, смотря на меня своими ледяными глазами, налитыми кровью.

– Т-ты чего?..

– Ты идиот, Стив. Думаешь, что я так – дурачок из приюта, а? А ты задумывался о том, что если бы я хандрил вместе со всеми, то мы бы потеряли самое дорогое, что вело нас домой всё это время – решимость? Да ты совсем, видимо, тупой, как валенок. Отдыхай.

Говорил он размеренно, но нотки напряжённости всё-равно проскальзывали. А под конец он похлопал меня по ушибленному месту и, оставив одного, вернулся к остальным. Я не сразу понял что произошло, пребывая в настоящем шоке, но собравшись с мыслями, я выбежал к остальным.

– Что у вас опять случилось? Джек говорит, что ты случайно об камень затылком ударился, – встретил меня Роберт, – Хотя я знаю, что случилось на самом деле.., – он ехидно улыбнулся, но потом вмиг стал снова серьёзным, – Слушайте, так я вас точно никуда не верну. Впредь я запрещаю вам драться. Иначе первый же бухой террорец перестреляет нас, как зайцев! Понятно?! Мы пересекли залив и сбежали от армии не для того, чтобы вы морды били друг другу!

Точно, как же я мог забыть!

После той высадки мы вернулись в десант и двинулись на порт террорцев. Он находился на берегу залива, к северу от которого находилась Юкатания – огромные просторы, занятые лесами, полями и болотами. Та часть суши, где мы высадились, была под контролем наших “союзников” по Альянсу – некой Охотии, которой управляет Родион. Рон договорился с ним, и войска Охотии очистили для нас базу. Теперь мы полным составом переправились на большую землю, и дальше по плану Антитеррора вольётся в состав Охотии, и они вместе нанесут удар в тыл самой укреплённой части обороны врага, пойдут в обход Главного Юкатанского Перешейка. А мы? А мы сбежали и отправились своим путём. Теперь не будет ни войн, ни террорцев – только мы, мечта о доме и… Родион.

По словам Роберта, этот тип может приютить нас. Конечно, во дворец он нас не пустит, но у него в городе Охотске мы вполне передохнём недельку-другую. Там у нас врагов нет – Роберт, как сын Адама, имеет большое влияние. И мы благодарны ему за то, что он делает для нас, за его безвозмездный труд межпространственного таможенника.

– Путь неблизкий – придётся сделать пару остановок, – сказал Роберт.

– А скоро твои леса начнутся? На горизонте пока только каменный пляж, – поинтересовался Марк. Это была его первая реплика за всё путешествие. Наверно, он думает о своих пропавших родителях. Иной раз мне так за беднягу страшно – однажды он рассказал, что с ним происходило всю его жизнь. Эффект был ярче, чем при просмотре военного ужастика.

– Ещё километров двадцать. Не бойся, сейчас взберемся на этот холм – оттуда будет видно, – подбодрил его Роберт и, одев свой чёрный платок на лицо, побежал по склону наверх. Мы устремились за ним.

Десять минут потребовалось, чтобы в итоге лечь в траву на самой вершине и посмотреть вдаль. Впереди нас ждало неглубокое ущелье, на дне которого текла река, зато потом – необъятные просторы чистых южных степей. Леса начинались и в самом деле далеко, но не видно было их конца. Они большим зелёным пятном окружали такой маленький, как казалось, кусочек поля высокой травы, где была единственная тропинка, да и та поросшая незнакомыми травами. А вокруг были только сплошные джунгли средней полосы и обещанные болота.

Я посмотрел назад. Как мы не заметили, как плавно и постепенно каменистый влажный пляж сменился вольными живыми равнинами. А тот злополучный камень был уже так близко по-сравнению с тем, сколько мы прошли – босиком по влажным холодным каменным равнинам… Я застыл, уходить отсюда так не хотелось – солнце было намного ближе, чем вчера. Сегодня погода была наиприятнейшей, и Майнария предстала перед нами в распрекраснейшем виде царства жизни.

– Сначала Майнария показала вам окровавленные клыки, а теперь дарит букет душистых роз… Скажите же – удивительно! – не отрываясь от красоты говорил Роберт.

Я только медленно кивнул. Не согласиться было невозможно, он прав.

– Ведь на моём острове из красот только море. И то не всегда.., – продолжил он, – А тут я буквально мир увидел. А вам как? У вас на Земле также красиво?

– А ты не знаешь? Ты же таможенник, – удивился Джек.

– Я ни раз не был на Земле этой вашей. Вот и спрашиваю – я сужу о ней только по картинкам из книг Адама и по рассказам. Может, как-нибудь побываю – на своём веку я обязан это сделать, – он усмехнулся и начал вставать, отряхиваясь, – Нам пора, пойдём.

– Ну можно ещё немного! Мне ко-второй!..

– Джек, вставай.

Мы медленно сошли с холма и двинулись дальше. Как вдруг внезапно мне на нос упала странная жёлтая пушинка. Я чихнул и посмотрел на небо. Оттуда, подгоняемые ветром, из облаков сыплются жёлтые пушинки, напоминающие тополиный пух. С каждой минутой их было всё больше и больше, а небо из ярко-голубого перекрасилось в бирюзовое. Мы задрали головы.

– Это называется Благословением Ваффлса, – сказал Роберт, – Такое случается нередко – эти пушинки, падая на растения, ускоряют их рост и выращивают новые. Как вам?

– Странное явление, – произнёс Марк, – А кто такой Ваффлс?

Джек, видимо, хотел пошутить про вафли, но не успел.

– Это имя бога природы, как любят выражаться. По-научному – это имя разумной материи, Энергии Природы. А то, что вы наблюдаете – что-то вроде дождя, но случается немного реже.

Рядом со мной упало несколько пушинок, и тут же под ними вырвались из-под земли несколько маленьких ростков, которые сразу потянулись к свету. Некоторые их них росли буквально на глазах, но таких было мало. Под моей ногой пробился росток и мгновенно обмотался вокруг ступни, не давая уйти. Я рванул ногу и смог освободить её.

– Нельзя стоять, а то потом не отпустят, – улыбнулся Роберт, – Идём отсюда.

Наблюдая, как жёлтые пушинки летают вокруг нас в ветру, мы наполняемся силами идти вперёд и не останавливаться.

***

Лес открылся перед нами, и представлял он собой одну большую чащу, где по большей части были редкие деревья и кусты, а такие крупные заросли, которые мы привыкли называть лесом, встречались нечасто. Порой, мы просто выходили в очередное поле, направляясь после этого в “новый” лес. И так мы шли порядком несколько часов, пару раз отвлекаясь на десятиминутный отдых, пока Роберт не дал нам знак.

– Это здесь, – произнёс он загадочно.

– Что там? Неужто уже Охотия? – с надеждой спросил Джек.

– Не совсем. Но зато половина пути осталась позади! – Роберт радовался так, будто мы сумели найти врата в рай.

Но то, что было тут, на этой лесной поляне, по-праву можно считать чем-то близким. Мы наткнулись на большую древнюю пирамиду, окружённую руинами неизвестного города. Это место очень напоминало столицу ацтеков Теночтитлан, разрушенный конкистадорами. Но местные “испанцы” пирамиду не тронули, ограничившись городом вокруг него.

– Позвольте представить – Юритридион! – Роберт улыбнулся и поднял руки вверх, – Древний город цивилизации, основанной Хранителем Ваффлса – императором Ютистианом. Перед собой вы можете видеть остатки его некогда могучей цивилизации. Вы будете смеяться, но этот город был ещё целым каких-то сто лет назад.

Мы уставились на пирамиду, сделанную из коричневых кирпичей, пропитанных лианами и древними рисунками и узорами. Вершину пирамиды украшал огромный изумруд, смотрящий остриём в небо.

– Как чудесно, что этот камень ещё никто не утащил. Ведь проклятье бога природы Ваффлса реально, – сказал Роберт будто себе, вместе с нами уставившись на величественное сооружение.

– Египетские куличики всё-равно будут выше, – скептически отозвался Джек, – Как минимум, вдвое. Красиво, но не впечатлили.

– Зато Наполеон бы очень пожалел, если бы отбил нос Сфинксу в Майнарии, – усмехнулся Марк, – Роберт, ты что-то говорил про проклятье. Расскажи побольше. Что ждёт тех, кто украдёт этот камень с вершины пирамиды?

– По-разному. Был один случай, когда Ваффлс напустил на Юкатанию эпидемию какой-то болезни. Её прозвали Зелёной Чумой, потому что вместе с болезнью распространялись странные зелёные облака по небу, закрывая солнце. А всё из-за того, что в одном из вассальных княжеств империи князь приказал разрушить мемориальный комплекс, посвящённый стихии природы, где хранились священные реликвии, сокровища и артефакты, подаренные стихии. В итоге, Ютистиан свергнул этого князя, и чума сразу пропала. За такое дерзкое ограбление вполне можно поймать что-нибудь подобное и не прожить после этого и двух дней.

Теперь мы смотрели на этот изумруд с явным недоверием и даже страхом.

– Но бывает и другое, – поспешил нас успокоить Роберт, – Ваффлс может сам избрать своего нового хранителя, и тогда он сам захочет поскорее оказаться у избранного. Это называется простым словом “дружба”.

– “Дружба, магия, пони…” – проговорил Джек и махнул рукой, – Чушь это всё. Я пошёл отдыхать.

Он подбежал к пирамиде и присел на камень у её входа. А я только заметил, что помимо главного зелёного кристалла были ещё и маленькие башенки, увенчанные изумрудными пиками. На солнце драгоценные камни поблёскивали и светились зелёным солнечным светом. Мы решили пойти за Джеком – одного его тут бросать нельзя.

– …Адам создал различные устройства, в которые потом закачивал Энергии стихий, – рассказывал Роберт по дороге через поросшие травой руины, – Не каждый материал выдержит такую силу, но была найдена замена. Когда-то на землю упал метеорит, который принёс к нам новое вещество. Металл из него был прочнее всего, что мы до этого видели, но его было очень мало. Из этого металла и создали Камни Стихий – они были нужны для управления Энергией, как ни странно. Также этот металл добавляли в ваши Штурвалы для прочности, и из него выковали Алтарь Стихий – он нужен для связывания разных Энергий в одно целое. По сути, для этого и изобрели Камни – чтобы двигать науку дальше и творить чудеса…

Роберт мог болтать до бесконечности. Похоже, его эта тема очень интересовала, и он за свою жизнь перерыл всё, что было связано с Энергиями. Мы с Марком слушали его не отрываясь – каждый новый факт был для нас на вес золота.

– Знаешь… Это было очень познавательно, – признался Марк, – Спасибо, ты добрый человек, Роберт.

– Это только четверть того, что я сам знаю. На самом деле, многое прошло мимо меня, – Роберт засмущался, – И да: я ценю ваше признание…

Дальше мы шли молча. До пирамиды оставалось всего двадцать метров.

– “Лопата Бесконечности”, “Сыр Разума”, “Кишечная Палочка Благоденствия и Процветания”, – доносилось до нас, – Это всё собачья чушь!

– А говорящий круг тебя не удивил? – обратился я к нему.

– Удивил, – он замолчал и повернулся ко мне, – Но всё-равно пока что это звучит, как бред сумасшедшего. Без обид, ну не верю я во всю эту канитель с магией. Я бы понял ещё телепортацию – всё-таки есть хотя бы теория, как это могло произойти.

– Расскажешь про эту теорию? – заинтересовался Роберт.

– Да что тут сложного? Берутся две связанные частицы, – Джек начал читать лекцию, которую подсмотрел в Интернете от какого-то сомнительного блогера, – Они связаны на любом расстоянии, и чувствуют всё то же самое, что и частица-партнёр. Через них можно передать информацию об объекте, память мозга – через Интернет. И готово – на выходе собирается новое тело, куда закачивают всю базу данных. Но предыдущее тело умертвляют. Не гуманно, но работает, обращайтесь – Фирма Легального Маньятизма.

Роберт, который слышит об этом в первый раз, пришёл в ужас и замахал руками:

– И у вас ТАКОЕ?!

– Нет-нет, это просто теория, – Джек попытался его успокоить, – Такое не изобретут в ближайшие пятьсот лет.

Роберт вроде как успокоился и добродушно засмеялся.

– Вы меня разыгрывайте, товарищи!

Мы переглянулись и дружно ответили “да”.

Так мы и сидели какое-то время. Роберт рассказывал интересные истории из жизни, легенды о майнарских героях и рыцарях и много чего ещё. Джек дурачился и неудачно шутил, Марк молчал, а я внимательно слушал и иногда рассказывал вместе с Джеком про наши обычаи и историю. И каждый раз наш очкастый друг-учёный узнавал что-то новое.

Время летело быстрее Ту-160, и скоро мы отправились в путь дальше. До Охотии оставалось каких-то шестнадцать часов пути, а с нашей скоростью – почти сутки беспрерывного марша по степям и лесам.

Я поймал себя на мысли, что этот новый мир мне нравится всё больше и больше…

========== Глава 10: Враг Всея Юкатании. ==========

***

Дни подготовки к войне довольно скучны и нудны, хоть и не дают расслабиться и заставляют гоняться по военным базам, проверяя состояние войск. Недавно в наши ряды и вовсе влилось три тысячи морских десантников Антитерроры. Да, Рон очень любит вешать на других людей свои обязанности. Это любит и любой другой правитель, но теперь вся его армия отдана в мои тёплые руки, а дальше – делай что хочешь.

А Альянс молчит. Долго и упорно, словно так и надо.

В моём распоряжении есть целых семь тысяч солдат Охотии, так что ещё тридцать сотен мне совсем не помешают, ага! Под ружьё и так поставлено почти всё население страны – это всего три города и девять военных баз. А народ в это время негодует и не желает воевать с террорцами. Хотя на прошлой неделе так и рвались растерзать этих бандитов – ну что не так с народом и населением? Кого слушать? Столько проблем… Больно нужны мне такие “подарочки”! А чем кормить ещё три тысячи голов Антитеррорского скота?

Это ещё хорошо – а то могло быть такое, что королю Майнариеграда, до которого переться километров пятьсот через горы, утром ударит в голову что-то тяжёлое, и он захочет продолжить экспансию к нам. Он же знает, где скрываются все преступники его монархии, а виселица долго ждать не будет.

Что? Почему мы называем себя охотниками? Тут никакой магии нет – Охотию основали из культа поклонения Ваффлсу, которые охотились на тех, кто отказывался признать стихию природы своим господином. Но постепенно этот культ был уничтожен силами Альянса, а название сохранилось. Поэтому нас часто называют не просто Охотия, а Новая Охотия.

А я – так, Родион Лазарев, прибывший из другого мира…

Для обычного человека эта новость – шок, но только не для нас. Я уже встречал человека, утверждающего, что он попал сюда с помощью этого антиквариата. Нашёл хижину, нашли Штурвал, и этот говорящий круг с глазом отправляет всех сюда. Он мне и рассказывал эти истории про затерянных в Майнарии. Потом он внезапно пропал из моей жизни, и больше я его не видел. То ли сбежал, то ли похитил кто – чёрт его не разберёт.

Я бы понял таких сумасшедших – ведь я и сам через это прошёл. Нет не я один – со мной была моя племянница. И попали мы сюда восемь лет назад. За это время освоились на новом месте, поселились в Охотии у местного царька. К сожалению, он погиб во время подавления восстания местных коренных жителей, а я, как ближайший наследник, был признан правителем Охотии. Люд тут был, к слову, вежливый и приличный. Они совсем не такие, как террорцы, они – вежливые разбойники, оцивилизованные столицей.

Штурвала у меня нет, надежды на спасение – тоже. Зато есть Охотия и влияние в Альянсе – мир сам идёт ко мне навстречу.

А ещё у меня есть моя любимая племянница. Ей всего шестнадцать лет, а она уже умеет владеть оружием не хуже бывалого солдата, но при этом Вероника сумела сохранить в себе природную красоту и любопытство с жаждой приключений. Мы зовём её сокращённо – Некки, чтобы майнарцам было легче с нами, да и сама Некки быстро привыкла к своему новому имени. Ведь любят они искажать земное, и ничего с этим не поделаешь.

А ведь когда-то наша жизнь была самой обычной, как у всех нормальных людей. Тихая, скромная, мирная, без волнений и страданий, без страха и проблем. Но всё порушил один визит, как ни странно, домой. Будучи одиноким русским пограничником на Чукотке, пропустить в канун Нового года такой шанс повидать семью я не мог. Но из семьи прилетела только Некки со своей мамой, но я и так был счастлив, что проведу эту сказочную ночь с самым любимым моим существом во Вселенной. С племянницей…

Она была как светлый лучик в этой бесконечной пучине тьмы и серости военных будней. Её приезд был для меня праздником, и я бы пожелал видеть её почаще, если б мог. Такие часы нынче редкость…

В новогоднюю ночь мы решили сходить в лес запустить салют, но к сожалению заблудились, и через какое-то время забрели в такую глубокую чащу, что нам стали мерещиться одинокие домики посреди густого снежного леса. Или нам не показалось?

Нас долго отказывались впускать, но мы сумели уговорить лесника приютить нас до утра. Наши мольбы были услышаны – он сжалился над двумя замёрзшими и голодными человечками. И этот дом стал для нас ловушкой. Он оказался проклятым.

Его магия перенесла нас сюда, а на месте, на поляне в окружении каких-то руин посреди ночи, в руках оказался лишь Хрустальный Штурвал апельсинового цвета. Рядом с развалинами был указатель, на котором было написано “Фаркусион”. Буквы были смесью всех алфавитов Европы, но при желании можно было и разобрать.

Так мы попали в Майнариеград – большой город на семи холмах, окружённый несколькими кольцами стен. Там была наша первая остановка, пока мы не нашли себе жильё. Красота столицы Королевства поражала, улицы и архитектура были схожими с немецкими, но имелись и заметные отличия. Мы сначала думали, что нам это всё приснилось – как-никак недавно мы путешествовали в Германию.

Ха! Какие наивные люди!

Ну а пока что вернёмся к истории. Мы освоились на новом месте, и вскоре я стал военным в армии местного короля. Жить на что-то надо было, и дела до клятвы верности России не было. Зато меня почти сразу заметили, как отличного солдата. На это потребовалось полгода – пока я учился обращаться с оружием второй половины девятнадцатого-начала двадцатого веков, а также фехтовать, прошло много времени. На самом деле, я и до этого увлекался военной историей, но мне не приходилось стрелять из однозарядного ружья, которое совесм недалеко ушло от архаичных мушкетов. А саблю или шпагу я и вовсе в руках не держал.

Хотя о чём можно говорить с тем, кто первые два месяца думал, что попал в прошлое. Но убедившись, что тут нет кремлей и русских, быстро узнал, что такое Майнария. И хочу сказать, что Майнария – это здорово! От неё веет эпохой Российской Империи, консерватизма и классицизма. Они проглядываются буквально во всём, но в то же время я чувствую, что это всё чужое, далёкое, недоступное. Я чувствовал, что мне не место в Майнарии, и уверен, что каждый попаданец это ощущал. Мир красивый, но словно неродной.

С таким чувством я и прожил лучшие свои годы, пока не избрали нового короля, Александра Ренклина. И отношения с новым руководством не сложилось… Я был подвергнут репрессиям и за “самоуправство и дезертирство” сослан в Ренклинск. А если на самом деле – за связи с Альянсом, что объяснимо – новый король принял политику политической изоляции, дабы не расколоть страну на Последователей и Альянс. Однако я не мог оставить Некки одну в столице, и принял решение бежать. Благо есть куда, туда, куда сбегали все, кого несправедливо репрессировали – в Юкатанию.

Мы собрали пожитки и покинули город, отправившись пешком на юг по Главной дороге, останавливаясь в каждой деревне и городе, что попадались на пути. Так и дошли сначала до гор, а затем и до Охотии.

Альянс всячески помогал нам бежать, а потом – занять место правителя Охотии. Ребята там работают отзывчивые и добрые, либо я был им чем-то выгоден. А после моего воцарения они прислали мне особое оружие, начинённое Энергией Драконов – так называемое, гвардейское. Его было слишком мало для такой армии, поэтому оставил его себе и своим соратникам – так сказать, только для элиты. А потом они начали думать над моим возвращением домой.

Я отдал Штурвал Адаму, чтобы тот его зарядил. Штурвала нет уже много лет, и я вряд ли его уже увижу. Умно, да!

– Родион! Срочные новости с фронта! – я увидел, как ко мне ворвался человек по имени Делли – один из моих “элитных” соратников.

– Говори, – ответил я и навострил уши.

– Альянс узнал от наших агентов в рядах Совета Терроры: Эйден стал Последователем и попросил помощи у нашего врага. Его армия напрямую угрожает нам, и мы ждём ваши указания.

– Как так-то? Уже? – от неожиданной новости я вскочил с места, – Ну что делать – все в Последователи нынче идут… Идиоты… Кхм-кхм, о чём я? Отдай указания генералам о начале операции “Дохлый Террорец”! Я скоро выйду к войскам.

– Будет сделано, – Делли исчез в дверях, а вместо него появилась Некки. Серьёзная-пресерьёзная

– Я тоже готова. Только отдай приказ мне, и я мигом выбью из них всю пыль! Я лично принесу тебе Изумруд, – сказала она твёрдо.

Я подошёл к ней и обнял её, запустив руки в её длинные рыжие волосы.

– Ты никуда не пойдёшь, это слишком опасно. Сколько раз говорить! – я смешно погрозил пальчиком.

– Если это приблизит наше возвращение домой, я откажусь и сама пойду с солдатами. Ты меня готовил к этому, – обиделась Некки, – Как говорил Адам, для зарядки Штурвала нужна Энергия всех одиннадцати стихий, и один из камней сейчас в руках Эйдена! Он же отбирает нашу свободу!

– Он поэтому и силён. Даже с такими магическими ножиками мы не одолеем его.

Вдруг Некки переменилась в лице и лучезарно заулыбалась.

– Ну как: я достаточно грозная?

– Больше, чем достаточно, – похвалил я её, – Ещё чуть-чуть, и ты сможешь заменить меня в Охотии, когда я умру.

Она снова расстроилась.

– Если тебя убьют, я лично достану этого мерзавца из-под земли и расстреляю из арбалета! А пока я не позволю тебе умереть! Я люблю тебя! – я снова утешил её, но её слова встревожили меня – она говорила слишком решительно.

– Ладно, иди к себе. Наши солдаты сами справятся с врагом, – я легонько подтолкнул её к выходу.

– А скоро мы снова пойдём к Вилли? я соскучилась по нему, – обернулась она в дверях.

Вильям – наш старый знакомый, с которым мы познакомились во время побега из Королевства. Но в отличие от нас он сумел реабилитироваться, и даже стал губернатором Нублийской колонии Королевства. Мы часто ездим к нему – нелегально, конечно. И Некки там очень понравилось – ей вообще очень нравятся горы, когда мы ездили на Урал, её увести оттуда было невозможно. А Нублия стала для неё вторым домом.

– Надеюсь, ты опять не сбежишь? Не побежишь искать остальные камни одна? – усмехнулся я, она закатила глаза, – Конечно, скоро пойдём. Но я вот что подумал: ты уже взрослая, умеешь за себя постоять. Я к тому, что ты могла бы одна туда сходить. Сумеешь пройти пешком сто семьдесят километров, трое суток пути?

Она грозно кивнула, но её глаза вновь загорелись от счастья.

– Вот об этом я и мечтала! Ты читаешь мои мысли! – обрадовалась она, – Спасибо!

– Ну всё, иди, – Некки убежала, а я подошёл к окну, посмотрев на вид небольшого городка за одним кольцом хлипенькой каменной стенки.

“Эйден, а ведь я хотел договориться с тобой. Теперь, мне придётся размазать твою Террору по стенке вместе с тобой. Как жаль…”

Рассказчик – Эйден.

***

С трепетным волнением я решился. Ещё никогда я не принимал такие ответственные решения, какое готовился принять сегодня. Со всеми всё уже обговорили, поддержку нашли, с Изумрудом покончено – настало время для стука в кабинет, куда недавно я же поселил офицера Последователей.

“Но я же правитель этого города! Я не должен стесняться распоряжаться своим дворцом!” – я решительно дёрнул ручку. Дверь отворилась.

– А, это вы, Эйден, – встретил он меня, – Вы всё-таки решились передать нам Изумруд?

– Да, – с трудом выдавил я из себя, – Завтра утром он будет у вас. Мы признаём, что скрывали его всё это время здесь, и по праву камень будет принадлежать повелителю Даниэлю.

– Но-но. До утра мы не можем ждать. Ведите меня к этому камню немедленно, – улыбнулся офицер и подозвал к себе пятерых телохранителей.

– Как скажете. Не бойтесь, это не ловушка. Убьём вас – сотни ваших солдат сметут Террору за двое суток, – заверил я офицера.

Мы вернулись в тронный зал. Я на дрожащих ногах начал подходить к тайному хранилищу. Во мне нарастало волнение, я не знал, как Ваффлс отреагирует на этот шаг. Он не может убить меня, я понимал это, но ментальные блоки то и дело возникали передо мной, мешая мне дойти до трона.

“Что за неведомая сила мешает мне? Страх? Страх к чему – к беззащитному камню?! Да брось!” – подбодрил я себя, после чего пулей забежал за трон. Офицер с солдатами прошли за мной. Я начал набирать код. Дрожащие пальцы не попадали по нужным кнопкам, из-за чего я только с третьей попытки смог открыть тайное хранилище. Я дёргаю дверцу и вынимаю каменную шкатулку. Открываю…

– Эйден, это был какой-то розыгрыш? – вопросил офицер с недоумением. А я от неожиданности выронил шкатулку из рук.

Пустая… Спёрли!

Собравшись духом, я отчеканил:

– Изумруд был похищен каким-то злоумышленником. Наверняка он работает на Альянс, и пребывает неподалёку. Я прошу разрешения отыскать вора и наказать по всей строгости террорских законов.

Офицер долго смотрел на меня, после чего поднял с пола шкатулку и вручил мне в руки.

– Приказываю тебе, Последователь Даниэля, развернуть поисковую операцию по всей Терроре с целью найти камень не позднее утра следущего дня.

Я кивнул и бросился из зала. Надо срочно прибыть к Майе и всё ей рассказать.

Накидывая на ходу куртку и хватая пистолет с ножом, я накинул капюшон на голову и помчался по дороге к области Майи.

В это время офицер задумчиво посмотрел мне в след и, убедившись, что я ушёл, аккуратно присел на мой трон.

– Удобный.., – только и сказал он.

========== Глава 11: Контрреволюция. ==========

Рассказчица – Бекки.

***

На юге от Цитадели творилось необычное оживление, какого не было по всей остальной Терроре – сюда прибывали части, оружие и боеприпасы больше обычного, но никто не смел уходить к границе, не смотря на соответствующий приказ. Покидать область было строго запрещено… Мной. Для кого-то это безумие, для кого-то – повод отсрочить свою неизбежную смерть на войне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю