290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ) » Текст книги (страница 11)
Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 06:31

Текст книги "Легенды о Майнарии: Сага о Смутной Благодати (СИ)"


Автор книги: Alex1479






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 15 страниц)

“На меня наложены обязанности. Александр поверил в меня, он дал мне эту армию с одной целью. Так или иначе, я исполню долг своего Отечества! Город будет взят, и я оправдаю обещания, даные Королю на присяге!”

Рассказчик – Родион.

***

Прошло всего два дня, и на моё письмо пришёл ответ. Это был всё тот же Сонарли Бен, руководитель Альянса и комендант крепости Светломайнарск. Судя по подчерку, он писал это торопливо, не заботясь об аккуратности и ошибках, будто очень волновался. Когда мой друг Делли принёс его мне, я очень удивился, насколько быстро Альянс отозвался. Такого ещё никогда не было.

“Дорогой мой друг Родион, спасибо за то, что выразили своё мнение в Вашем последнем послании. Мы учли его и прислали Вам ответ, чтобы Вы понимали, что Вам надо дальше делать. Здесь инструкции, так сказать.

Это всё ещё я, Сонарли Бен, пишу Вам на старом потрепанном куске бумаги, тратя на Вас последние чернила. Сейчас глубокий вечер, рядом горит фонарь, освещая комнату.

Итак, нам очень важно, чтобы всё прошло на высшем уровне. Я про взятие города Нублибург, который нам важен не только из-за его стратегического превосходства, но и из-за ресурсов, как людских, так и природных. Если мы не успеем, вся наша операция, все приготовления пойдут под откос.

Мы знаем, что Ваша племянница, юная госпожа Некки Лазарева сейчас находится в самом опасном месте во всей Майнарии, и Она даже не подозревает, насколько сильно Ей угрожает. Её жизнь находится под прямой угрозой, как со стороны майнаристов, так и со стороны так называемого “Культа Нублиана” – радикально-настроенных нублийцев, жаждующих не только свободы, но и мести. И Её жизнь зависит только от нас.

После недолгого совещания мы с господином Адамом Великим Драконом горячо спорили, отстаивая Вашу сторону, и смогли-таки переубедить Альянс и заставить их повременить с крупномасштабным наступлением на столицу Нублии. Мы создали специально для Вас несколько отрядов из Войск Специального Назначения (ВСН), которые незаметно вторгнуться в пределы города и штурмом ворвутся в их Военный Лагерь. Там, по нашим предположениям, вероятней всего прячут Вашу нерадивую племянницу (прошу меня простить за грубость, но Ваша Некки, Вы согласитесь, порушила наш план молниеносного захвата города!).

От Вас же требуется только одно: всей армией медленно выдвигаться к стенам города, разбить в паре километров от них лагерь и ожидать нашего сигнала. Как только Некки будет в наших руках, Вам сообщат, и Вы пойдёте на штурм города. Без приказа не стрелять и не бомбить город – Вы можете случайно задеть наших бойцов.

Надеюсь, мы оправдали Ваших надежд, Родион Лазарев.

Будьте на связи! Ваш вечно преданный Сонарли Бен.”

– …Дочитал, господин, – проговорил усталым голосом Делли, отложив бумажку на подоконник.

После услышанного я ещё долго не мог перестать восхищаться тем, насколько сильно Альянс выручил меня! Я готов был им за это ноги целовать, будь они бы здесь! Их безвозмездная помощь мне слишком рисковое дело для жизней бойцов ВСН, но они рискуют ради меня и моей любимой племянницы! У меня даже отпало желание сердится на них из-за нежелания перебросить побольше сил – Сонарли меня по-настоящему выручил.

– Какие будут указания?

– Отправляйся-ка ты к армии. Скажи им, что уже завтра мы выдвигаемся к стенам Нублибурга, – приказал я с лёгкой улыбкой.

Когда он вышел, я осторожно взял письмо, свернул в свёрток и положил в шкатулку. Она была со мной очень давно, ещё с того рокового Нового года, когда мы заблудились в лесу и попали сюда.

“Клянусь, повешу это письмо на стену, как только вернусь после похода”, – решил я.

Рассказчица – Некки.

***

Город не совсем неприступен, как его любят называть нублийцы, и чего сильно страшатся майнарцы. Есть в нём одна лазейка, которая позволит нам пробраться в осажденную крепость не привлекая лишнего внимания.

Если пойти в обход города, то можно выйти к одному из двух заливов, омывающих город. Именно из-за них Нублибург практически неприступен – между заливами от силы километра три, и именно в этом, самом узком месте Нублии, расположена столица. Обойти город невозможно даже с кораблями – берега усыпаны скалами и крутыми холмами. Туда можно пробраться, но высадиться – никогда.

Но можно постараться обойти город через место, где нублийцы разместили пушки для обстрела нападавших. Пока что они молчали, ибо до лагеря врага было далеко, но можно попробовать с краю, по берегу, не привлекая внимания.

Я вела остальных за собой, и какое-то время мне казалось, что я знаю дорогу. Благо нас было всего трое – я, Стив и Марк – и солдаты наверняка нас не найдут. Но чем дальше мы шли вдоль пропасти, за которой и была заветная вершина с орудиями, тем больше я сомневалась в нашем плане.

Каждый пройденный метр давил на меня, словно трёхтонным прессом. Я уже не отвечала на вопросы, только кивала, тело начало дрожать от волнения и страха, что я могу завести всех нас в ловушку. От меня зависит судьба Джека, я не могу подвести!

“Если б ты не сбегала, дура…” – пронеслось в голове, из-за чего стало ещё тоскливее.

Это я виновата в этом! Это из-за меня Джек в плену! Я подвела всех!

Хотелось с жалобными криками броситься в обрыв навстречу смерти от обиды. Но теперь нельзя прятать голову в песок. Я должна исправить то, что я натворила. Ко мне начало возвращаться понимание того, что надо было остаться…

“Остаться…”

Родион был прав, Майнария ужасна и кровожадна, словно стая голодных вампирш. Она нас убивает, она на самом деле не такое прекрасное и полное приключений место, как я привыкла думать.

Эта мысль окончательно сломила меня, и не увидев заветного мостика на ту сторону, я остановилась и села на землю, прислонившись спиной к камню.

– Некки, веди нас дальше! – проговорил Стив. Даже можно сказать прорычал от злости, – Не время рассиживаться!

– Я не могу… Я не знаю, где переправа! – заныла я, чуть не плача. Но я сдерживалась.

– Так, или ты сейчас же пойдёшь дальше, или мы.., – Стив сделал паузу, словно пытаясь додумать мысль, – Или мы сами уйдём, а ты… Ты будешь сидеть тут…

– Умоляю вас… Простите меня за то, что втянула вас сюда! Я была дурой! – всхлипнула я, – Джек в плену из-за меня! Я верила им, а они так с нами обошлись… Простите меня!

Кажется, парни не услышали раскаивания в моих словах.

– И что прикажешь делать? Сидеть на заднице и ждать, когда Джеки будут с неба падать?! Веди нас уже! Поняли мы, не виновата.., – Стив прекратил кричать и осёкся, – Так, зря я накричал на тебя… Ты извини, конечно, но… Ты понимаешь!

– Да-да, знаю… Мне надо собраться с силами и довести дело до конца.., – я попыталась встать.

– Самое лучшее, что ты можешь сделать в знак раскаивания, это помочь нам, – заметил Марк мудро, – Не сдавайся, только ты знаешь, где его брат, и от тебя зависит чужая жизнь!

– Понимаю, извините за мозготрёпку.

Я кое-как успокоилась и продолжила путь. Батарея осталась далеко позади, но прибрежная гора не кончалась, как и разделяющий нас обрыв.

“Надо быть сильной! Только так можно выжить в Майнарии. Прошлого не воротишь, надо решать насущные проблемы! Не надо ныть, надо верить в победу!”

Такие простые с первого взгляда убеждения помогли мне взять всю свою решимость в кулак и твёрдым шагом направиться дальше. И внезапно, через несколько шагов, я радостно воскликнула – я нашла так нужный нам “мостик”. Тут две горы соприкасаются почти вплотную – я помню это место, но я не запомнила, сколько до него идти надо было. Но в какой же я пришла восторг, когда мы-таки добрались!

– Ну вот, совсем другое дело! Спасибо, – улыбнулся Стив, – Пора, идём. Ты же знаешь, как пройти мимо батареи и солдат?

– Знаю-знаю, – заверила я его с улыбкой на лице, – батарею отделяет от берега невысокая гряда холмов. Если проползти, то путь на город будет открытым!

– Ты, видать, Нублибург наизусть выучила, – то ли спросил, то ли восхитился Марк.

– И то верно, ты наблюдательный, – откликнулась я. Прозвучало примерно как: “Тут лестница! Да ты наблюдательный!”, но всё-равно приятно, что я чем-то помогла новым друзьям. Да и Марк не обиделся – значит, вас отлично.

– Хорошо, а потом? Как нам преодолеть крепостную стену? Думаете, патрульные не узнают нас? – скептически поинтересовался Стив.

– Верно говоришь. Нас не должны узнать – трёх “беженцев” они впустят, – улыбнулась я, – Дальше мы направляемся по улице за мной не привлекая внимания и находим дом одного моего знакомого. У него есть коллекция устаревшего оружия двадцатилетней давности – возьмём и выйдем к лагерю. А дальше…

Марк и Стив с ожиданием смотрели на меня.

– Не знаю. Не придумала.

– Ладно, у твоего знакомого додумаем. Осталось пробраться в город. Побежали!

Рассказчик – Стив.

***

План Некки, к моему удивлению, полностью удался. Помогло то, что Некки переименовалась в “иностранное” имя, а нас окрестили немыми. В общем, среди солдат не было патрульных, что задержали моего брата. И вот мы уже за стенами. Повеяло безопасностью – ведь теперь тебя охраняет целый комплекс укреплений, на которых трудятся десять тысяч человек гарнизона. Но страх повстречать фанатиков из “Культа Нублиана” не отпускал нас.

Мы шли по городу, где на улицах почти никого не было. По предположению Некки, люди могли эвакуироваться либо в цитадель, либо на юг. На юг надо было и нам – там был лагерь, если верить плану города. Но сперва нужно раздобыть оружие…

И вот мы уже стоим на крыльце маленького домика, который ничем не выделялся на фоне остальных. Некки торопливо дёрнула на верёвочку, и в ту же секунду заиграла приятная мелодия. Проще говоря, зазвенел колокольчик.

– Война на дворе, а вы по улицам шастаете, – раздался за дверью хриплый голос, – Чего надо?

– Йонгор, это я, Некки, – ласково проговорила она, – Впусти нас на время, нам очень нужна твоя помощь. Помнишь меня?

Долгое молчание прервалось скрипом открывающейся двери и щелчком отпираемого замка. Но вместо владельца жилища на нас был направлен пистолет. Однако, незнакомец не спешил стрелять.

– Много кто говорил, что это ты. Но им нужен был лишь мой товар, – говорил он из тени, – Дай-ка я проверю…

Из хижины осторожно вышел человек, одетый в закрытую куртку, на голове был капюшон поверх коричневой шляпы, а глаза скрывали непроглядные чёрные очки. Он опирался на небольшую трость, в другой же руке был пистолет.

– Скажи то, что может знать только племянница Родиона Лазарева, – сказал он спокойно, после чего он прокашлялся. Его лица нельзя было разглядеть, казалось, что он и вовсе безликий – настолько капюшон скрывал его в тени.

– Мы с тобой виделись год назад, гуляли по городу! – Некки выглядела испуганной. Она явно ожидала увидеть кого-то другого, – Что с тобой стало?!

– Правильно.., – сказал он также хрипло, но уже голос звучал подобрее, – Мало кто знает, что я вообще здесь живу… Наверное, это ты и есть, дорогая – прости, я не могу знать наверняка.

– В каком смысле? Йонгор, то с тобой сделали?! – испуганно воскликнула Некки и обняла его.

– Не кричи так, я тебя превосходно слышу, милая, – ласково ответил Йонгор, – Проходите, коль пришли навестить меня. Заодно и помогу чем смогу…

Мы прошли в тёмное помещение. Как только дверь закрылась, я понял, что свет тут не горел минимум целый месяц. Меня это насторожило.

– Сейчас-сейчас… Некки, не могла бы ты зажечь лампу? Она там, в двух с половиной метрах от тебя, – попросил Йонгор, копошась в темноте.

Когда она смогла с трудом отыскать в царстве тьмы фонарь, вспыхнул яркий свет, который на какое-то время ослепил меня. Хозяин дома усадил нас на диван, а сам присел в кресло. Я не сразу заметил, но мебель тут была прибита к полу, да так крепко, что сдвинуть её можно было бы только, если позвать на помощь человек двадцать.

– Так ты расскажешь, что происходит? Я волнуюсь, не испытывай меня! – произнесла Некки испуганно.

– Это случилось не так давно, – начал отвечать Йонгор, осторожно взяв чашку чая, что была прикована к стене, – Через неделю после того, как ты ушла… К нам ворвались нублийцы. Они обвинили меня в покушении на нового правителя города, и задержали меня. Забрали мою семью в плен, а меня.., – он тяжело вздохнул, – Ослепили.

Я видел его насквозь. Хоть Йонгор и был укутан в плащ, что скрывает его от внешнего мира, он не смог утаить, что он трясся от волнения. На него нахлынули воспоминания о тех жутких событиях, и хоть мы и не были тогда здесь, он одним своим видом рассказал о революции в Нублибурге, не произнеся больше ни слова.

Некки побледнела после услышанного, она поднялась с места и обняла слепого и больного друга крепко-крепко, и не отпускала ещё долгое время. Из её глаз текли слёзы, которые стекали по плащу Йонгора на пол. Он от неожиданности выронил чашку и в ответ обнял Некки. Чай пролился на пол, а кружка осталась висеть на цепи, слегка покачиваясь.

Наступила долгая тишина.

– Ты должен нам помочь, Йонгор, – твёрдо произнесла Некки, отпустив хозяина дома, – Если у тебя что-то осталось, дай нам это. Мы спасём твоих родных. Пусть даже ценой своих жизней.

Слепой долго колебался, после чего поднял с пола пистолет, что лежал в чайной луже, и вручил его Некки, крепко сжав её кулак на рукояти.

– Ты решительна, милая моему сердцу Некки, я смогу дать вам то, что осталось у меня в подвале, но одни вы не справитесь. Лагерь охраняется сильнее крепостных стен на севере! Только бунт пленных способен смять охрану.

Йонгор сделал небольшую паузу.

– Я пойду с вами.

Некки шокировали эти слова, произнесённые старым умирающим голосом слепого человека, который оружие держит дрожащей рукой, готовой в любой момент выронить его.

– Нет.., – шепнула она испугано, – Оставайся здесь, ты не должен рисковать! Ты мне дорог!

– Всё равно мой век давно прошёл, милая.., – я не видел его лица, скрытого под маской, но кажется, что он улыбнулся. Широко-широко, – Прожил я свои сорок лет уже, мне нечего терять. Я могу только мстить.

– Не иди с нами, ты не сможешь выстоять против солдат!

– Ты разве не веришь в меня? – спросил он ласково, – Не переживай, наш бог Ваффлс сжалится надо мной, я обрету свой покой, я нужен там, на поле битвы.

– Нет никаких богов, не выдумывай! – Некки снова обняла его, на этот раз ещё крепче прежнего.

– Прости… Совесть не даёт мне оставаться тут. Предрекаю, что смерть моя близка как никогда, но я не хочу, чтобы оккупанты сломили мой дух, как тогда…

Некки долго молчала, но после она вытерла слёзы и очень серьёзно спросила его, глядя прямо в глаза:

– Подумай ещё немного. Образумься, у тебя есть трое суток, – она замолчала и вернулась к нам.

Больше мы так ничего и не сказали за этот день. Только к вечеру накал страстей поугас, и мы приступили к плану. И ничто мы так долго и тщательно не обдумывали до этого, как спасение Джека.

========== Глава 27: Духовная Война Новой Терроры. ==========

Рассказчик – Йонгор.

***

Иной раз подойду я к своей маленькой шкатулке, открою её и достану оттуда всякое. Там есть много всего: фигурки из дерева, медальоны, талисманы, а поверх всего этого, словно во главе, лежит небольшой кинжал.

Я взял наугад одно из сокровищ и сжал в кулаке. На ощупь оказалось холодное кольцо. Я повертел его немного в руках.

Я помнил, какого оно цвета. Оно было сереньким, а венчает его небольшой чёрный камень, который мы нашли рядом с вулканом. Это кольцо навеяло сразу множество воспоминаний, плохих и не очень, счастливых и просто радостных.

А ведь когда-то оно гордо украшало палец моей матери. Оно было символом нашего нерушимого братства, нашей вечной дружбы. Где-то было и второе, отцовское, но оно бесследно исчезло как из-под моей руки, так и из моей жизни навсегда.

“Вместе с семьёй…”

Нащупав на руке палец, я осторожно одел перстень туда, где ему и место. Его холод разнёсся по моему телу. Это был тот смертельный холод, через это кольцо я ощущал свою семью, что пропала бесследно. Оно – последнее, что осталось мне от целой семьи, то, что пробудило в мне острую ненависть к её уничтожителям. К несправедливости, что царит повсюду!

“Кто из нас просил войну?! Неужели есть люди на свете, кому нравятся убийства? И они могут сейчас решать нашу судьбу?!”

Хорошо, что я был в комнате, где меня не могли услышать и увидеть, потому что я со всей силы ударил стену кулаком. В ушах раздался еле заметный стук, а кулак отозвался резкой ноющей болью.

“Это же ведь кольцо… Оно… Семья…”

Мои мысли путались в голове и перемешивались.

Но тут наперекор моей ненависти в памяти возникла наша с Некки последняя прогулка. Те светлые времена, когда мир для меня не был погружён во мрак навсегда. И я вспомнил её…

Её светлая лучезарная улыбка. В ней не было ни забот, ни проблем, ни горя. Было лишь мимолётное счастье, когда каждая минута приносит наслаждение, когда ради таких моментов я жил на свете. Ради неё…

Позади раздался шорох. Я обернулся.

– Кто здесь?

Но никто не ответил. Только дверь скрипнула на прощанье. Снова вокруг меня тишина.

А вдруг я делаю неправильно? Бедная Некки… Что с ней будет, если я умру? Она сойдёт с ума! Она не готова к войне, но она очень решительна. Она пытается меня, дурака, спасти от самого себя. Ведь меня же месть и съесть…

Она очень добра, наивна, заботлива, но она часто многого не понимает. Я не смогу ей объяснить, что для меня будет вечным позором это. Я не останусь здесь доживать свои дни в одиночестве! Я должен отомстить! Должен…

Я не могу отступить. Всё, лодка уплыла – мир для меня умер! И я умер вместе с ним… Моя душа прогнила насквозь, для меня больше ничего нет и никого! Есть только последний бой, который поставит точку в этой бессмысленной драме.

“Но как я объясню это Некки? Молоденькой вчерашней школьнице, которую отправили на войну? Она непонятлива, она мыслит по логике мира, но не войны. Она тупа, чтобы понять меня! Она искренне любит меня, как друга. А в Майнарии друзей настоящих очень мало…”

А надо ли перед ней распинаться? Надо действовать! Всё уже давно решено!

Рассказчик – Эйден.

***

Каково же было наше удивление, когда в полдень третьего дня огонь вражеских пушек резко прекратился! Мы, укрывшись в руинах от ураганного и бесконечного огня, пытались выжить и спасти тех, кто не успел сбежать на юг. Люди гибнут каждый день десятками, от севера города остались только голые руины, которые были усеяны трупами, часто нецелыми.

Но тут майнарцы решили дать нам передышку? Или они подумали, что уже всех убили? Или у них закончились боеприпасы?

– Генерал Нублиан, я с донесением, – окликнул меня солдат.

– Чего случилось?

– У нас остался только один пулемёт. Все остальные уничтожены. Мы не сумели их спасти, – доложил он горестно.

– Отставить панику, солдат! Последний пулемёт беречь, как зеницу ока! Приказ понятен? Не в коем случае не терять его, он последняя надежда успешно обороняться! Ступай!

Он рванул с места, а я продолжил наблюдать за горизонтом. Все улицы, дороги были усеяны горами битого камня, в квартале не было ни одного целого дома. От стены и вовсе ничего не осталось, одни развалины. Благо, не все пушки пострадали, и они упорно стояли в стороне, ожидая удара врага.

Огонь прекратился, но никого нет. Обычно, это знак, что скоро будет наступление. Но ещё час ожиданий не принёс ничего. солдаты начали удивленно выглядывать из укрытий и подвалов домов, вылезая на улицы. Никто не понимал, почему майнарцы не стреляют. Я тоже не знал, и мог только бесконечно протирать бинокль, чтобы убедиться, что из тумана никого не появилось.

Но тут громогласное эхо ударило по нашим ушам. Оно было почти такое же шумное, как и обстрел, но как только все поняли, что это не снаряды, то прятаться все перестали. Это были несколько иные снаряды, для иных нужд…

ДЛЯ ВАС, ОСАЖДЕННЫЕ КОРОТКОЕ СООБЩЕНИЕ ОТ КОРОЛЯ ВСЕМАЙНАРСКОГО АЛЕКСАНДРА РЕНКЛИНА. ЕГО ЛИЧНОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ОКРУЖЁННЫМ И ОТЧАЯВШИМСЯ ВОЙСКАМ, А ТАКЖЕ К МИРНЫМ ЖИТЕЛЯМ.

ГОВОРИТ АЛЕКСАНДР РЕНКЛИН, КОРОЛЬ ВСЕМАЙНАРСКИЙ. Я ПРИЗЫВАЮ ВАС, ГРАЖДАНЕ СВОБОДНОГО КОРОЛЕВСТВА, СЛОЖИТЬ НЕМЕДЛЕННО ОРУЖИЕ И СДАТЬСЯ В ПЛЕН. ОГОНЬ ПРЕКРАТИЛСЯ, НО ОН МОЖЕТ ВОЗОБНОВИТЬСЯ СНОВА, ЕСЛИ ВЫ НЕ ВЫПОЛНИТЕ НАШИ ТРЕБОВАНИЯ. ПОДУМАЙТЕ О СВОИХ ЖЁНАХ, ДЕТЯХ, О СВОИХ СЕМЬЯХ, КОТОРЫЕ СТРАДАЮТ СЕЙЧАС ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ВАС. ТОЛЬКО СДАЧА В ПЛЕН И КАПИТУЛЯЦИЯ ГОРОДА МОЖЕТ СПАСТИ ИХ.

В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ НУБЛИБУРГ БУДЕТ УНИЧТОЖЕН ОГНЁМ АРТИЛЛЕРИИ ВМЕСТЕ СО ВСЕМИ ЖИТЕЛЯМИ.

ПОДУМАЙТЕ ТРИЖДЫ ПЕРЕД ТЕМ, КАК СНОВА ВЫСТРЕЛИТЬ В НАШЕГО СОЛДАТА. ОДИН УБИТЫЙ МАЙНАРИЕЦ БУДЕТ СТОИТЬ ДЕСЯТИ УБИТЫХ НУБЛИЙЦЕВ, ПОТОМУ ЧТО МЫ ПРИШЛИ, ЧТОБЫ С МИРОМ ЗАКОНЧИТЬ ЭТО БЕССМЫСЛЕННОЕ КРОВОПРОЛИТИЕ – СДАВАЙТЕСЬ, И НИКТО ИЗ ЖИТЕЛЕЙ НУБЛИБУРГА НЕ ПОСТРАДАЕТ. ДАЮ КЛЯТВУ, ЧТО НИ ОДИН МАЙНАРИЕЦ НЕ ОСКВЕРНИТ СВЯЩЕННУЮ СТОЛИЦУ НУБЛИИ, ПОСЛЕ КОНЦА ВОЙНЫ ВСЕ ПЛЕННЫЕ, ЧТО РАБОТАЮТ НА ТРАНСМАЙНАРСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ, ВЕРНУТСЯ ДОМОЙ ЖИВЫМИ.

ПОДУМАЙТЕ, ПОДДАННЫЕ МОИ, НА ЧТО ВЫ ИДЁТЕ. ПОДУМАЙТЕ, КТО БОЛЬШЕ ВСЕХ ЖАЖДЕТ МИРА. ПОДУМАЙТЕ, КТО МОЖЕТ ОДНИМ ВЫСТРЕЛОМ ПОРУШИТЬ МИРОТВОРЦАМ ВСЕ ПЛАНЫ.

ПОДУМАЙТЕ… Конец связи.

Не передать, какой переполох случился среди солдат. Во-первых, наступило минутное молчание – все были в шоке от речи Александра Ренклина. Усталые, голодные, раненые люди, которые настрадались уже до самой смерти, желающие конца войны – все, как один, высыпали на улицу, чтобы послушать обращение.

Во-вторых, после этого настало какое-то оживление. Все начали вылезать из щелей на открытую местность, одни побежали через горы битого камня и развалины к стене, бросая ружья, другие пытались образумить своих товарищей. Кое-где начались драки, дело дошло даже до стрельбы.

Я стоял словно между молотом и наковальней. Молотом тут является вражеская артиллерия, которая в любой момент может начать стрельбу, а наковальней – наш город. Мне предстояло решить для себя, что мне лучше: жизни людей или победа и борьба до конца…

А хотя постойте… Майнарцы обманывают нас! Они хотят, чтобы мы присмирели перед врагом, чтобы подло сдались в плен, они хотят сломить нас! Сломать наши убеждения, нашу решимость! Я не буду выбирать, выбор уже есть!

Я забежал на ближайшую кучу камня и несколько раз выстрелил в воздух.

– МОЛЧАТЬ!!!

Те, кто был рядом, сразу повернулись ко мне.

– Они врут нам! Майнарцы хотят нас склонить! Не верьте им, они всегда ненавидели нас. Они врут нам! И король врёт!

Вдруг из толпы появился какой-то нублиец, который показательно кинул винтовку на землю и прокричал:

– Это не Нублиан! Наш лидер не стал бы губить свой народ!

Я спустился к нему и схватил за воротник:

– Нублиан думает сейчас только о спасении нашего народа, идиот! Они и так и так убьют тут всех! Они никого не пощадят!

После чего со всей силы ударил его в нос кулаком и, подняв его винтовку, поднял её над головой.

– Не надо сдаваться, друзья мои! Надо бороться! Только так мы сможем победить! Мы выстоим все трудности и освободимся из-под гнёта майнарцев!

И два выстрела в воздух поставило всё на места. Если бы из толпы не вышел человек, лицо которого мне показалось знакомым:

– Да когда они тебе родными стали-то, Эйден?

Сначала я даже не понял, кто это был. Но потом, рассмотрев его получше, узнал в нём сбежавшего из Терроры Дака! Но как он оказался тут? Он смог выжить и выследить меня?

– В каком смысле “Эйден”? – спросил кто-то ещё из толпы.

Мой пыл слегка поугас. Я подозвал Дака поближе и спросил:

– Ты что творишь?!

– А ты разве теперь с ними? Террора теперь тебе не интересна, я правильно понял? Они всегда были нашими врагами – ты предал нас, Эйден? Наши идеалы? Нашу Террору?

Я оттолкнул его обратно в толпу и ответил:

– Терроры больше нет! Образумься, Дак!

– Но что всё это значит? Ты не Нублиан? Ты самозванец! – крикнул кто-то в толпе.

– Послушайте сюда, – обратился я серьёзно к толпе, – Вы правы, хватит скрывать. Я не тот, за кого себя выдаю. Я очень жалею, что творил в своей прошлой жизни, но вместе с Терророй ушла и она. Ваш народ много чему научил меня, и хоть я живу тут не так давно, я смог возглавить вас, и вместе с вами отразил первый удар майнарцев. Я не навязываюсь на роль правителя, просто я хочу спасти ваш народ. Я не смог спасти Террору, но вас я спасу, вы стали мне родными за тот период, пока мы вместе, плечом к плечу, отражали удары врага. И вы согласитесь: пока что мы потеряли не так уж и много человек.

– Но ты врал нам! Чтобы управлять нами!

– Врал не я, а “Культ Нублиана” – именно они завербовали меня, – ответил я ещё более уверенно, – Но разве это важно? Когда враг у ворот? Когда смерть повсюду? Нужно ли нам ссориться, драться друг с другом, когда сплочённость – то, что спасёт нас? Я готов искупить свой обман кровью, но Новую Террору я не оставлю. Вы защищаете не меня, а свою родину. А я так… Помогаю вам.

Все, даже Дак, какое-то время, молча смотрели на меня, не прерывая. Но потом кто-то из них воскликнул:

– Эйден прав! Мы защищаем не его, а Нублию! И мы будем защищать её! – он выстрелил в воздух. Его порыв тут же подхватили сначала десять солдат, потом сто, а потом и все, как один, начали приветствовать меня с радостными криками.

– Вместе мы сила!

– Прорвёмся!

– Да здравствует Нублиан Великий и его приемник!

– Да благословит нас Ваффлс! Да победит он огненного бога майнарцев Фаркуса!

– УРА!

Один Дак не кричал. Он развернулся и тихо ушёл сквозь толпу куда-то вглубь города. Больше я его не видел.

Подняв над головой знамя Нублиана, мы двинулись усмирять тех, кто поверил врагу, а также – готовиться к обороне. Чую я, скоро майнарцы нанесут по нам свой самый сильный удар. Сюда подвезли пулемёт, я сам сел за него и приготовился ждать удара майнарцев.

Война продолжается! Война священная, народная!

========== Глава 28: Утерянный Шанс Новой Терроры. ==========

***

– Сэр, как думаете, они уже сдались?

Магнелл, глядя в бинокль, внимательно рассматривал руины Нублибурга. Разумеется, почти ничего он не увидел, кроме чёрных клубов дыма, стелящихся по небу за белой беленой вечного горного тумана. Но его любопытство и нетерпимость увидеть белый флаг сохраняли в нём надежду.

– Это я у вас должен спрашивать, – ответил он, убрав прибор под куртку, – Огонь не ведётся уже пять часов. Вы знаете что-нибудь о моральном состоянии врага?

– Прямо сейчас мы готовимся к наступлению, как вы и прказывали, – собеседником главнокомандующего майнарской армией являлся никто иной, как ответственный за артиллерию. Именно он и приказал на пять часов прекратить бомбить город, и именно он сейчас готовится к новому удару по раненому и залитому кровью многострадальному городу, – Данных о самом враге крайне мало, ввиду того, что в город нашим не попасть. Поэтому, я могу предположить, что враг нас ожидает.

– Тогда… Не спешите с наступлением, – сказал Магнелл, глядя куда-то вдаль на город, – Пошлите туда двух-трёх человек, которые готовы рискнуть. Если им удастся выжить и пройти ров, пускай попросит капитуляции официально. Если к вечеру они не вернутся, приказываю на утро продолжить обстрел и начинать наступление. Если мы пойдём прямо сейчас, есть шанс, что враг перебьёт наших из пулемётов. Мы не знаем, сколько у них этого оружия, но рисковать мы не можем. Отправляйтесь к войскам и передайте командующим приказ выбрать переговорщиков.

– Слушаюсь, генерал! – он отдал честь и скрылся в глубине лагеря.

Выбрали трёх человек, рассказали им, что они должны делать и как себя вести. От них требовалось всего-лишь сдержанности и спокойствия, а также желанием в любой момент пожертвовать собой во благо процветающего королевства. Не передать словами, как они переживали, как волновались, о чём думали в тот момент. Но чувство патриотизма, что они делают что-то полезное, что они могут умереть во имя Родины зажгло в них пламя надежды. Они скрыли неуверенность и с каменным лицом направились вверх по склону. Навстречу смерти… Они знали, что за них отомстят, но не знали: выживут или нет. Что случится в следующую минуту – посмеют ли эти дикари пристрелить безоружных, что идут навстречу врага с добрыми намерениями и открытым сердцем. Надеясь, что они принесут мир в свою страну. Они надеялись на жизнь…

***

– Кто это там? – один из защитников города не поверил своим глазам, когда увидел три одинокие фигуры, что поднимаются на высоту. Для пущей уверенности он протёр линзы бинокля. Но это был не блик или тень – там действительно кто-то был. Он доложил соседу, тот своему, а тот своему, и так внезапный гость на поляне стал всеобщей сенсацией. Подошёл посмотреть и Эйден, с которым был ещё один человек, пытавшийся ему что-то сказать.

– Тейн, не сейчас. Я не могу освободить ваших соратников в виду безопасности, будь они трижды Последователями. Вас я нанял не ради этого! – рассердился Эйден, – Вы уже достаточно помогли нам тем, что ваши люди заняли пустые участки. Гарнизон пополняется солдатами с юга и частями лагерной охраны! Извольте оставить меня в покое! Мне плевать, что они для вас значат!

– А как же вторая часть договора? Мой контракт никто не отменял, – спросил Тейн уже который раз.

– Насколько я помню, вы обещались помочь только взамен на вашу же жизнь, а не на жизни ещё троих клоунов. Ваш военный гений будет вознаграждён после войны. Если сдержим врага.., – на мгновение Эйден призадумался.

– Удержим-удержим.., – повторил Тейн.

Они вдвоём подошли поближе. Внезапные гости не стреляли, а шли к разрушенной стене с поднятыми руками, в одной из которых было нечто, похожее на свёрток. Они ежеминутно говорили:

– Не стреляйте! Не стреляйте! – жалобным, почти умоляющим голосом.

– Пошли к ним десять человек. Пускай узнают, чего хотят эти люди, – приказал Эйден соседнему солдату.

Через десять минут на той стороне рва по опущенному мосту вышли нублийцы. Вооружённые на случай внезапного удара, напряжённые, готовые ко всему.

– Чего хочет ваш царёк? – грубо спросил возглавляющий миссию.

– Мы не хотим навредить вам, – с акцентом сказал майнариец, – Мы лишь хотим понять: вы хотите сдаться или погибнуть под руинами?

– Вы нам уже и так навредили. Убирайтесь отсюда, коль ничего у вас нет больше.

Нублийцы развернулись и пошли прочь. Но тут майнариец крикнул им в спину:

– Вы разрушаете собственную судьбу вашим безответственным решением!

Тот обернулся и сказал только одно лишь незыблемое:

– Война. До победного конца. Никакой капитуляции.

Они вернулись в крепость, мост за ними поднялся.

– Вы ещё пожалеете! Наши пушки сотрут Нублибург с лица Майнарии! – прокричал отчаянно майнарский солдат, и тут они все втроём рухнули наземь, словно подкошенные.

В стороне задымил пулемёт. Он выпустил ровно три пули. И ни одна не промахнулась.

***

Магнелл ждал смертников доброй воли целых пять часов. Всё-таки где-то в его душе была надежда, что нублийцы образумятся и выбросят белый флаг. Но каждый потеряный впустую час приближал майнарского генерала к неизбежному: послы не вернутся уже никогда. Звуков выстрела Магнелл не слышал, греясь в своём штабе после почти семи часов наблюдений за врагом из окопа. Он задумчиво выглядывал в окно своего домика с красивым флагом с позолоченым орлом, рядом его ждала штабная карта, где уже обозначены места, куда следовало послать бесчисленные силы Королевства, размещены позиции нублийцев, что удалось увидеть. А рядом с ней лежал пистолет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю