332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » aiharen » (Когда) я буду с тобой (СИ) » Текст книги (страница 12)
(Когда) я буду с тобой (СИ)
  • Текст добавлен: 29 декабря 2020, 18:00

Текст книги "(Когда) я буду с тобой (СИ)"


Автор книги: aiharen






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 16 страниц)

Разворчался, словно старый дед, этого только не хватало.

– Н-42, приказываю стоять на месте.

Опасность подкралась незаметно, откуда совсем не ждали, в лице Люсьена де Шати в сопровождении личного телохранителя и пятерых проходчиков первого ранга. И Логрэд замер, хоть и не чувствовал острой необходимости исполнять приказ или что тело больше не подчиняется ему, и крепче сжал руку Грегори. Доктору пришлось остановиться – геройствовать и идти против желтоглазых ему не улыбалось. В отличие от Нивес.

– Исчезни, – заслонив собой Рэда, женщина крепче сжала рукоять шпаги и выхватила дагу с пояса. – Возвышенным клянусь, если ты не исчезнешь…

– Н-42, подними пистолет и приставь к виску, – изучая собственные ногти, скучающим тоном сказал Люсьен. – Какие-то проблемы, леди Нивес?

– Грегори, разве ты не отключил?..

– Н-42, отпусти свою няньку и подойди ко мне, – оборвал её архистратиг, с ленцой наблюдая, как блондин выполняет его приказы.

Рэд подошёл почти вплотную, встав по левое плечо от Шати. Пустое лицо парня заставило Грегори подумать, что где-то всё же была допущена ошибка, пусть для таких оснований и не возникало причин – в выполненной работе доктор не сомневался.

– Да, как [цензура] был, так [цензура] и остался, – прошипела бывшая Карательница, борясь с желанием броситься в бой.

Грегори поспешил вцепиться в предплечье Джифф, краем глаза замечая дёрнувшееся веко Логрэда. Судорога или?.. Оставалось надеяться, что или.

– Убил Грэма и теперь ходишь счастливый, верно? – перешла на рычание женщина и встряхнула рукой, чтобы отвязаться от Вериа. – [Цензура] устои, [цензура] власть! Теперь за Верховного канцлера ты, что ли, будешь?

Настолько разъярённой Грегори видел Нивес впервые. Злой, обиженной, огорчённой, смущённой – сколько угодно за всё время знакомства с ней. Но ярость в глазах проходчицы не была первобытной, скорее холодной и полной решимости, как и голос, в котором не проскальзывали ни визгливые нотки, ни отчаянье. Это чувство она копила в себе, судя по всему, уже давно, успев подчинить и слиться с ним.

Люсьен отвернулся к своим людям, не желая смотреть ни на Нивес, ни на Логрэда.

– Это тебя не касается. Убив её во второй раз, он получил по заслугам. Я больше не намерен…

– Ну что же, давай! – выпалила Нивес. – Только [цензура] тебе, а не исполнение заветной мечты. Поединок. Здесь и сейчас. Давно пора выяснить, кто из нас лучшее творение Мириам. Отсылай своих шавок и выходи вперёд. Или трусишь?

– Это излишне. Н-42, я приказываю тебе, стреляй.

Палец проходчика нажал на курок. Не по приказу – по желанию самого Рэда. Доктор Грегори непроизвольно подался вперёд, тогда как Джифф оступилась и с ужасом уставилась на мальчишку.

Вхолостую. Дамский пистолет из ящика Церика, приставленный Логрэдом к собственному виску, не выстрелил – патроны закончились уже давно, и новые найти он не успел. А вот револьвер в другой руке, скрытый до поры длинным рукавом пальто Вериа, был заряжен и нацелен точно под лопатку Люсьена.

Грег запоздало зашарил по поясу, обнаружив пустую кобуру. И когда только успел, хитрец! Извечные раздери, сердце не в пятки провалилось, а куда-то сквозь пол, да так там и осталось.

Быстрее в себя пришла Нивес – всё-таки реакция и скорость мышления в критической ситуации у неё были куда выше. Женщина рванула с места и мигом оказалась рядом с людьми де Шати. Логрэд не отставал, успев выбить клинок из рук Ульфи, телохранителя Люсьена. Выстрел – и прозванный Семипалым проходчик превращается в Шестипалого. Ещё один, с долей секунды задержки, чтобы прицелиться, и уже не важно, как его звали, – на пол осел безжизненный труп с дыркой во лбу. Грегори вовремя поспел воспользоваться бластером, прикрывая Джифф, и два обожжённых плазмой тела рухнули бездыханными. Видимо, Марк приврал, когда говорил о количестве зарядов, индикатор опустился всего на одно деление. За это время бывшая Карательница без труда справилась с тремя – одна! одна против трёх первых рангов! – проходчиками, ловко парируя удары дагой, оказавшись намного ловчее противников. Не сказать, что её совсем не задели – на белоснежной ткани мундира все царапины были видны как на ладони, – однако что какие-то полученные вскользь порезы против точных уколов шпаги в уязвимые места.

– Идиот! – не без облегчения выдохнула женщина, метнувшись к Логрэду и бегло осматривая его. – А если бы заряды были?!

– Я умею считать, – поморщился парень, отбрасывая ненужный уже пистолет Церика.

– В его защиту хочу сказать, что даже когда программа подчинения работала, имени Люсьена там не стояло, – потирая переносицу, Грегори кисло улыбнулся и тяжело вздохнул. – После такого шума нам бы не помешало поторапливаться.

– Верно, – кивнул Рэд.

Везение сейчас не означало, что дальше будет также легко.

========== XVIII ==========

XVIII

Время уже давно перевалило за полночь и постепенно подбиралось к утру. Мири безмятежно спала с подушкой в обнимку, которую смущающийся Рей сумел подсунуть девочке вместо себя. Три часа назад, переругиваясь, на разведку ушли двое телохранителей. Тогда же Мирике дали связаться с леди Нивес, пусть и неохотно. Полчаса назад улизнул ещё один, не удосужившись сказать хоть что-то, и с каждой минутой мальчишка всё больше боялся, что никто не вернётся. И придётся выбираться самостоятельно.

Было бы проще, окажись рядом мастер и выдай ему инструкции или даже приказы, куда идти, чего опасаться. Было бы не так страшно, особенно когда придётся отвечать не только за себя, но ещё и за Мири. Утешало, что она знает дорогу, но правильно ли, что его, мальчишку, и к тому же старшего, будет защищать девчонка? Нет, выжидать не имеет никакого смысла. Рюкзаки собраны, запасов хватит на пару недель, а там всегда можно будет что-нибудь придумать. Надо будить Мирику и бежать, пока и их не нашли, пока не стало совсем поздно. Пока ещё есть возможность бежать.

Уверенный в своём решении, Рейки обмотался пледом на манер плаща, выбрался из кресла и, стараясь не шуметь, отправился исследовать кухню. Если «телохранители» не сбежали, то вряд ли взяли что-то лишнее на разведку. Может, удастся найти забытое оружие или дополнительные запасы? Или он удостоверится в побеге неблагонадёжных людей и поймёт, что выбора, как такового, уже и не осталось.

Сквозь стеклянный витраж в двери мальчишка увидел мелькнувшую в коридоре тень. Страх пробежался по спине, мазнул хвостом между лопаток и заставил волосы на затылке встать дыбом, однако Рей сумел остановить себя и не закричать. Он замер и прислушался – Тень двигалась уверенно и не таилась, при этом не издавая ни шороха.

– Ну уж нет, – одними губами прошептал ученик доктора, и руки его сами вцепились в стоящую неподалёку табуретку. – Скиргов хвост вам, а не…

Дверь неслышно отворилась, и не теряя времени, Рейки с громким воплем замахнулся табуреткой на вошедшего. Запоздало в его голове пронеслась мысль, что кричать было не обязательно и стоило использовать фактор неожиданности и темноту помещения, а не выдавать себя столь быстро. Тень молниеносно перехватила импровизированное оружие, скрутила мальчика и недовольно пробурчала что-то нецензурное себе под нос, когда её попытались укусить. Секунду погодя, вторженец прибавил яркость на дисплее коммуникатора и вгляделся в лицо своей «добычи». Рей увидел мелькнувшие в отсвете жёлтые глаза и перестал сопротивляться, понимая, что даже если перед ним враг, любые попытки закончатся провалом.

– Смелый поступок. – В комнату вошёл второй, куда ниже ростом, и если бы не слабое свечение обруча на его голове, его вряд ли бы получилось разглядеть – костюм какой мудрёный, будто бы свет поглощает.

– Ты хоть не бешеный? – хрипло рассмеялся проходчик, помогая Рейки вернуться в вертикальное положение. – Зубы у тебя похлеще гончих, я уж думал, полруки мне оттяпаешь.

Мальчишка кинул взгляд на Мирику, но та продолжала безмятежно спать. Похоже, вымотала себе нервы настолько, что и залпом орудий не разбудить.

– Вы кто? – требовательно осведомился Рей.

– Я Лайэт, пацан позади – Ирия. Мы от Нивес, вытаскивать вас будем. Где охрана? Почему одни остались?

– Ушли они, что тут непонятного, – сплюнул под ноги Ирия, задумчиво ероша пятернёй волосы. – Ничего не оставили, всё бросили, судя по фитилю в лампе и остывшему чаю – часа три назад, когда атака ещё не захлебнулась.

– Грабить, небось, вздумали, – зло прорычал мужчина.

– Не умеет твоя Леди кадры подбирать, – хмыкнул парень и положил руку на странную кобуру на поясе.

– Заткнись. Тебя не спрашивали.

Ирия, казалось, пропустил слова проходчика мимо ушей, подходя ближе и недовольно оглядывая Рея с головы до ног.

– Рюкзаки собраны? Буди девчонку, выдвигаться будем.

Было в поведении Ирии что-то странное, отчего Рейки не хотелось иметь с ним дело. Что он понравится Мири с первого взгляда, мальчишка не сомневался, уж очень походил это парень на Логрэда. Неприятная перспектива и недовольство кольнули под рёбрами, и мальчишка с трудом сумел признаться себе, что то была зависть. Эти двое, поди, ничего не боятся.

Мальчишка удивил Лайэта, быстро сориентировавшись в ситуации. Сначала Рей убедился в комплектации рюкзаков, быстро оделся сам и только потом отправился будить Мирику, принеся ей и обувь, и куртку-плащ. Девочка также не заставила себя долго ждать, выслушала короткий рассказ Рейки и молча кивнула в ответ. Слаженности и точности действий позавидовала бы любая армейская рота, чего уж говорить о наёмниках.

– Позволите? – весело подмигнул проходчик, предлагая забрать рюкзак у Мири.

– Он будет мешать вам, если на нас нападут, – рассудительно произнесла она и взяла за руку Рея. – Вы поведёте нас к туннелям?

– Нет, – Ирия нетерпеливо махнул рукой, мол, идём уже. – Слишком много подозрений. Доберёмся до моего поместья, там переждём, пока всё не уляжется. Потом переправим вас в Эол.

– Там безопасно? – Рейки крепче сжал руку девочки.

– Обещаю.

До выхода оставалось два лестничных пролёта, длинный коридор и вестибюль. Всего ничего, особенно по сравнению с уже проделанным путём. Грегори с удовольствием выкурил бы полпачки сигарет, да только в его карманах их не оказалось – позабыл, видать, в суматохе сборов. Выберутся, тогда точно потребует с Нивес несколько бутылок виски или бренди, да-да, вон с той коллекционной полочки, которая до сего момента была ни-ни. Хотя, Грег был уверен, что женщина и сама предложит выпить что-нибудь этакое.

У коридора Логрэд окликнул доктора, вслушиваясь во что-то сквозь далёкие выстрелы и грохот взрывов. С Марком и Адой они договорились встретиться уже снаружи, но обстоятельства сложились удачно, и из-за поворота выскочили не серые армейские мундиры, а запыхавшийся механик и бледная Аравеста. Впрочем, взъерошенный вид обоих не сулил ничего хорошего, и с выводами насчёт удачи Вериа явно поторопился.

– На открытое пространство, – выпалил Марк, – и быстро. Быстро, быстро, быстро!

Его слова противоречили попытке вернуть дыхание в норму и заметному снижению темпа, и уже Адарэль начала тащить механика вперёд. Костяшки пальцев, вцепившихся в рукоять скорее всего трофейной шпаги были под стать цвету её лица.

– Что происходит? – Нивес переглянулась с Рэдом, и проходчики бессловесно договорились между собой идти замыкающими.

– Сигнал… сканера… Грегори, вы же видели эксперименты в закрытой лаборатории? Вас туда Рэди должен был вести в ловушку Винни. Вас ещё ранили тогда.

Логрэд оступился. В затылок будто бы вонзили раскалённый добела гвоздь. Переборов неприятно чувство, он попытался схватить Марка за рукав.

– О чём вы…

– Потом, – одёрнула блондина Джифф. – Марк, короче.

– Прошу прощения, – виновато улыбнулся безумный гений. – За нами, похоже, один из этих экспериментов увязался.

Грег резко повернулся на пятках, заглядывая в глаза киборга. Вспомнился залитый кровью коридор, и точно такой же, но с засохшей и застарелой, – больше тридцати лет назад. Вспомнился, и кусочки мозаики встали на свои места. Леонора, хвастающаяся своей первой вылазкой за Стену и ворчащая о каких-то засекреченных данных, которые были утащены из компьютера найденного довоенного комплекса; что-то отдалённо напоминающее человека с четырьмя руками и хвостом в прозрачном баке с лиловой жидкостью в подземной лаборатории; старый комплекс с вышкой-маяком, куда он попал во время своего путешествия до Дженто.

– Ты в курсе? – нахмурилась Нивес.

Мужчина не ответил.

Но как?.. А ведь мог бы понять. Были же слова Мириам о прорывных технологиях за месяц до смерти. Леди Грэм хотела донести что-то важное до единственного человека, который, как она считала, мог разобраться во всей этой ситуации.

– Этого не может быть, – доктор встряхнул головой, – чтобы кто-то смог повторить…

Ему не хватало данных о вирусе, но умница Мириам, судя по всему, смогла применить довоенные разработки, чтобы найти лекарство. И Мирика – маленькая девочка с жёлтыми глазами проходчиков, но тем не менее, её дочь – была ключом. Неужели?.. Как?!

Потом. Сейчас – не важно. Ведь кто-то добрался до этих разработок, кто-то захотел поиграть в Бога. В родной резервации Грегори эти исследования были обнародованы, но использовать технологию в таких целях запрещалось по этическим причинам. А здесь, выходит…

– Вы это скажите моим биометрическим данным в сканере, – механик толкнул Грегори в плечо, чтобы выбить из состояния ирреальности. – И поиску по базе Центра. Грег, прошу вас, давайте не будем медлить!

– Идите вперёд. Джифф, на тебе их прикрытие, а я…

– Вы уже стреляли из него? – нервно сглотнул Марк, замечая, как вцепился мужчина в бластер.

– Всего два раза, заряд ещё остался.

– Не стреляйте. Давайте попробуем уйти. Ада, отдай шпагу Рэду. Выйдем наружу, разделимся. Грегори, вы пойдёте с Логрэдом. Джиффи, с тобой Адарэль. Встречаемся в указанном по плану месте.

– Хотите сохранить жизнь зверушки? – зло прошипел Вериа.

– Не хочу взорваться, – грустно улыбнулся Марк в ответ. – Он неисправен. Я же сказал, что хватит всего на пару выстрелов. Дальше это прелестное оружие с пятидесяти процентной вероятностью превращается в бомбу. Многофункционально, правда?

– И вы не сказали сразу?! – Волна гнева захлестнула доктора, но он и не пытался сдерживать себя.

Киборг встретил эту волну безразличием и взгляда не отвёл, хотя синие искры в глубине его зрачков всё-таки промелькнули. Он всеми силами пытался найти наиболее выгодное разрешение ситуации и уже не думал о том, чтобы скрывать свою нечеловеческую сущность. Впрочем, кроме доктора никто и не поймёт.

– Может, мы не будем стоять на месте? – решил подать голос Рэд, которому передалось раздражение Грегори. – Или ещё немного, и я пойду в качестве приманки.

– Но-но мне тут! – вмешалась Нивес. – Пятьдесят процентов – это по мне. Грег, дай эту штуку сюда…

– Чёрта с два! – Его выражение не поняли, но тона вполне хватало. – И думать не смей!

– Я бегаю быстрее всех вас вместе взятых, – тихо возразила бывшая Карательница, и это, на удивление, привело Вериа в чувство. Подняв ладонь, она остановила возражения Логрэда: – Нет, ты ещё не оправился. Ну, Грегори? Дашь?

Доктор колебался несколько секунд. Спокойные кошачьи глаза Нивес сделали своё дело, и мужчина, скрепя сердце, сдался. Меньше всего на свете ему хотелось, чтобы стоявшая перед ним женщина рисковала жизнью, и ещё меньше – понять, что она умерла.

– Только отвлечь. Не думай рисковать головой.

– Как скажешь, – притворно затрепетала ресницами Джифф, изображая крайнюю степень смущения за свою шкуру. – Марк, через сколько эта штука взорвётся после нажатия курка, если не повезёт?

– Пять… три секунды в худшем случае, – услужливо отрапортовал механик. – Радиус поражения – до двадцати метров.

– Спасибо, – выдохнула она. – А теперь идите.

Раскалённый воздух сушил кожу, и в этот момент Винсент был готов отдать многое, чтобы очутиться посреди ночного Нижнего города – с его туманными улочками, вечными лужами и ледяной даже летом каменной кладкой домов. Приложившись к фляге с дешёвым пойлом, священник пересчитал патроны в барабане, убрал револьвер обратно в кобуру и потянулся к винтовке. Бард, старый-добрый друг, принявший на себя командование после ухода Райта, сидел рядом с ним и шумно восстанавливал дыхание после небольшой «пробежки» по этажам.

– Как в былые времена, – расплылся в идиотской улыбке напарник, прижимая рацию к уху. – Эй, ребзя. Угадайте, кого я выловить сумел?! Да тише вы. Ага, ещё один повод выбраться отсюда и завалиться в «Рогатого скирга» покуролесить. Ну чо, подняли боевой дух? А-атличн, а теперь айда дальше дерьмо разгребать и нашим помогать. Приказ тот же, план «Альфа». Эй, эй. Командир. Скажи чё-нить парням.

– Ни шагу назад, – выдавил из себя Райт, понимая, что Бард так или иначе убедит его в своей правоте.

Да и поддержать рискующих ради него людей стоило.

План «Альфа» – план отступления. С самого начала Винсент не был уверен в успешности собственной авантюры и продумал во всех подробностях, что и в какой последовательности будут делать его люди в случае поражения. Главное, чтобы выжило как можно больше, чтобы не пали духом и не были пойманы. Чтобы кто-то вдохновился его попыткой – кто-то умнее, чище и праведнее. К ому Возвышенный будет благоволить больше.

А прикрывать отступление предназначалось «Шакалам». И если бы они отказались от столь самоубийственного шага, если бы послали бывшего командира в задницу и встали бы на сторону Центра, Винсент всё понял. Но ни один не отказался. Даже не пикнул о сумасшествии святого отца или неизбежности смерти. Знали и верили – выкарабкаются, как и множество раз до этого. И теперь, когда они услышали по внутренней связи голос «папы» Шакала – Хитрого Хвоста, как его называли между собой наёмники за неприлично длинные для мужика волосы, – уверенность их перешла всякие пределы.

– Так, – стёр улыбку с лица Бард, становясь необычайно сосредоточенным, и повторил: – Так. А серьёзно, что делать-то будем? Нас с тобой зажали, Конни со своими ребятами или Джай подойти не успеют.

– Прорываться будем, что ещё, – тоскливо обняв винтовку, Винсент выглянул из-за угла.

Пулемётная очередь, предназначавшаяся ему, оставила густую сеть вмятин в стене напротив. На них Райт как-то не рассчитывал при создании плана. Не подумал даже, что пулемёты давно приняли на вооружение, да ещё со специальными каталками, для мобильности.

– Не здесь, – священник проглотил горький ком и медленно, опираясь на стену, поднялся на ноги.

– Что бишь?

– Умру не здесь, – твёрдо произнёс отец Райт.

– Каешн, – ухмыльнулся Бард, навешивая на товарища энергетический щит – у самого оставался бронежилет, и было не так страшно. – Цыпочку свою нецелованной оставлять нельзя. Где это видано такое, Вин? Ай-я-яй.

– И ты туда же, – скривился Винсент.

– По последней? – прокрутил зажигалку между пальцев напарник.

– Скажешь тоже.

Прикрыв на несколько секунд глаза и собираясь с духом, святой отец изо всех сил пытался прогнать образ Аравесты из головы. Небольшой зал в лунном свете, воздушные полупрозрачные занавески, шахматный паркет и… тоненький девичий силуэт, склонившийся над белоснежным роялем. Не его типаж совсем – блондинка, нос острый, губы тонкие и щёки впалые, да к тому же площе доски, ухватиться не за что. А сидит занозой в разуме, поди ж ты! Глаз за неё отдал и до сих пор ни разу не пожалел. Прав, может, был Марк? Как и Бард – сейчас.

Ада с Марком. Ада почти выбралась, почти сбежала. И его задача – обеспечить время для отхода. И пусть она найдёт себе кого-то под стать, кого-то не столь фанатичного. Того же механика. Пусть и безумный, но он точно не будет игнорировать все попытки сблизиться, не будет играть с сердцем и чувствами наивной девчонки. Не такой самовлюблённый. Не такой бездушный.

Он проверил заряд энергощита – хорошая игрушка, жаль, хватит от силы на полминуты – и глубоко вдохнул. Заглянул за угол с помощью отражения в ноже, определил цели. Первым надо снять пулемётчика, потом на помощь сможет прийти Бард, и уж тогда можно разгуляться во всю силу.

Извечные, всего тридцать секунд. Растянуть бы их в пару вечностей… Или хотя бы один кристалл сюда, даже самый маленький и плохонький. Сколько секунд это дало бы щиту? Помогло бы точно.

Священник задержал дыхание и вынырнул из своего укрытия, сощурившись на один глаз – зря, сам же учил новичков, что не помогает это целиться!

Эй, ты же слышишь меня? Слышишь?!

Выстрел – мимо. Два быстрых шага вперёд.

Ты всегда молчал. И теперь молчи.

Передёрнув затвор, он услышал звонкое падение гильзы. И почти сразу прицелился.

К Извечным мою душу, в самое пекло. Я готов. Но не смей…

На этот раз – попал. Пулемёт затих, но это не отменяло одиночных выстрелов. Ещё три шага.

Слышишь?! Не смей. Иначе, обещаю, я весь ад… весь ад!..

Затвор. Гильза. Выстрел. Ещё два патрона.

Я обещаю тебе, Господи. Клянусь своей прогнившей душой и куском льда, которое у меня за сердце, я подниму весь ад против тебя, если она умрёт сегодня. Я узнаю об этом, уж поверь мне.

Осмелившийся подползти к пулемёту получил пулю в плечо и с криком дёрнулся в сторону. Один патрон, и ещё восемь – в револьвере. По числу грехов.

Мне не нужна твоя милость. Мне не нужно твоё прощение. Надеюсь, ты понял меня.

А вот и Бард подоспел, с двумя многозарядными – довоенными – пистолетами в руках. Ценная находка была, когда выбирались с армейскими за Стену. Винсент докладывать о ней не стал, решил подарить другу. Напарник удивился, подумал, что командир для себя припрятал, но Райту винтовка была куда привычнее. Да и сейчас оставалась.

Можешь не отвечать, это будет в твоём духе. До связи.

Энергетический щит забарахлил не вовремя – священника ранили в плечо. Это его, однако, не остановило. Быстро продвигаясь вперёд, он уложил ещё одного из винтовки и троих с помощью револьвера. Смелая и неожиданная атака в лоб всё-таки возымела должный эффект, хоть Винсент и не рассчитывал на такой успех. Большую часть противника удалось нейтрализовать, а остальные позорно бежали, и «Шакалы» победно рассмеялись им в спины. На добивание раненных, чтобы те не мучились, много времени не ушло, и пока Бард связывался с кем-то по рации, Райт успел утащить у него обезболивающее и вколоть в ногу.

– Вот теперь можно, – сползая вниз по стене, зажмурился священник. – Теперь можно по последней.

– Помирать готов? – съязвил напарник.

– Курить бросаю, – осоловело улыбнулся он.

На какое-то мгновение ей показалось, что Марк ошибся, и никто за ними не увязался. Однако стоило ей пересечь треть зала, как из коридора послышалось эхо механических сочленений. Нивес запнулась и оглянулась через плечо, зачем-то дожидаясь своего «противника», желая встретиться с ним лицом к лицу.

В вестибюль выполз Скорпион – так, по крайней мере, решила окрестить его про себя женщина. Тварь выглядела куда ужаснее, чем пустынные собратья. Шла она на четырёх задних конечностях, подняв туловище и голову вверх и противно щёлкая длинными лезвиями вместо верхних лап. Джифф показалось, что стоящее перед ней – продукт не только генной, но и инженерной мысли, слишком уж явно поблескивал сталью панцирь. А может, и гвардейцы за Стеной тоже отчасти живые?

Задумалась. Потеряла драгоценное время. А Скорпион не останавливался, как делали это все гвардейцы и прочие охранные роботы, с которыми встречалась Джифф. Значит, сканировать не собирается. Приказ – убить. Или желание?

У дезертирши было всего десять секунд, чтобы пересечь оставшиеся тридцать метров. Ерунда, в лучшие годы она сдавала нормативы на сто метров за семь с лишним секунд, а тут какие-то жалкие тридцать. Ерунда, успокаивала она себя, нацеливая зачем-то бластер. И с первыми двумя выстрелами повезло – страшное предостережение механика не сбылось. Но две проплавленные плазмой дыры в теле твари не остановили её, лишь слегка замедлили. Подумалось ещё, что даже теперь Скорпион сможет потягаться с рекордами проходчиков по бегу.

Три секунды Нивес потратила не впустую. Уровень заряда опасно помигивал, и она не стала рисковать понапрасну. Нажала на курок и – бросила.

Но взрыва не последовало.

Конец второго события.

========== Интерлюдия ==========

Интерлюдия

Вы говорите – Судьба?

Слово какое странное…

Смутно знакомое, рваное.

Ах, погодите. Это же я.

Расстегнув ворот рубашки и сняв шейный платок, он судорожно выдохнул и прикрыл глаза. Солнце пробивалось сквозь плетёную крышу беседки, ласково согревало, но при этом не слепило – парень был счастлив, что нашёл подобное место в саду, пока родители договаривались о его скорой помолвке. Сам он не думал, что готов к такому серьёзному шагу, как женитьба – всего шестнадцать лет, не успел даже военное училище окончить! – но спорить с матушкой было себе дороже. Зачем его вообще взяли? Познакомиться с невестой?

– Я вам не помешаю? – тонкий девчачий голосок выдернул его из приятной дремоты. – Вы не подвинетесь?

Нортон резко сел и непонимающе захлопал глазами, разглядывая девчонку лет десяти перед собой. Одета она была подобающе дочке какой-нибудь прачки или судомойки, однако держалась прямо и не забито, а в серо-стальных холодных глазах явственно отражался приказ, никак не просьба. На прижатом к груди переднике парень с ужасом заметил пятна алой крови.

– Не думаю, – смущённо кашлянул он, отодвигаясь в дальний угол, и поспешно надел пиджак, который до этого использовал вместо подушки. – Вам нужна помощь? Мне позвать кого-нибудь?

На всякий случай он решил разговаривать с незнакомкой вежливо, тем более, что рядом никого не было. Нортон не любил вести себя со слугами высокомерно, как того требовала мать – она всё время повторяла, что только так можно сохранить разницу положений, иначе «низший» класс потеряет всякий стыд и не будет выполнять обязанности надлежащим образом.

– Нет, – коротко ответила девочка, аккуратно перекладывая на мраморный столик ношу, скрытую до этого запачканным передником.

Встретившись с покрытыми тонкой поволокой безумными глазами серой кошки, Нортон вздрогнул и невольно вжался в угол. Пусть он и должен был стать военным, кровь парень видел впервые в жизни, а уж открытый перелом, пусть и у животного, тем более. Под передником оказалась небольшая сумка с медицинскими принадлежностями – такими их учили пользоваться в училище. Девочка, судя по всему, умела оказывать первую помощь не хуже санитаров, ни на секунду не задумываясь о своём следующем действии.

– Вы часто это делаете? – непонятно зачем спросил Нортон.

Девочка отвлеклась и, уколов палец иглой, тихо зашипела. Ледяной взгляд заставил парня крепко стиснуть зубы. Ей не хотелось, чтобы её отвлекали – тут и понимать нечего. Иначе зачем ещё она забралась вглубь сада. Её ругают за подобное?

– Папа не разрешает, – поджала губы она, успокаивающе гладя кошку. – Он согласился отправить меня школу благородных девиц, чтобы я смогла научиться сестринскому делу, но в Университет не отпустит. А теперь хотят замуж выдать. Говорит, что я последняя надежда вернуть семье былое величие. Но я уже решила, что сбегу, чего бы мне это не стоило, потому что моим мужем станет либо толстый дядюшка Привс или лорд Генрайт, а у него нос крючком и волосы в ушах. И он старый!

Невольно улыбнувшись, Нортон подсел ближе, борясь со странным желанием коснуться её чёрных вьющихся волос. Забавная девчонка. Оказывается, никакая не дочь судомойки, самая настоящая леди, единственная дочь семейства Райт. С трудом он вспомнил её имя – Мириам – и задумчиво склонил голову к плечу.

– А если… я стану вашим мужем и разрешу поехать в Университет, построю какую угодно лабораторию и разрешу заниматься всем, чем захочется, миледи согласится?

В конце концов, решил про себя он, в жизни наконец-то появится цель куда более приятная, чем во всём соглашаться с матушкой или же стать генералом. Военная стезя – не для него, это стало понятно ещё в первые дни в училище. Но что тогда остаётся? Влачить жалкое существование?

– Женщинам не разрешено обучаться в Университете, – насупилась она.

– Тогда, – тяжело вздохнул Нортон, поднимаясь со своего места, – мне придётся стать Верховным канцлером и издать специальный указ. Как думаете, миледи, это возможно? Нет-нет, это был риторический вопрос, не нужно на него отвечать. Вот, возьмите.

Мириам удивлённо уставилась на протянутый платок. Она уже успела несколько раз пожалеть, что выбрала именно эту беседку – парень казался ей в высшей степени странным.

– Это будет моим обещанием вам. Вернёте его мне, когда станете доктором Мириам Грэм. Согласны на такое предложение?

========== XIX ==========

Событие третье

Мне хотелось стать злым,

Злым и бессердечным.

Чтоб остаться одному

Навечно.

XIX

Поднятая ко рту ложка предательски дрожала в руках Ирии, хоть отец и не смотрел на него. Мужчина, время от времени поправляя сползающие на кончик носа очки, вчитывался в газетные строчки и наслаждался прекраснейшим чаем.

– Ужасные беспорядки творятся на улице, не правда ли? – лорд Бретон так и не поднял взгляд на сына. – Хорошо, что твои мать и сёстры остались в Аласто.

– Да, отец, – чуть запоздало кивнул парень, судорожно сглотнув и вернув ложку в тарелку. – Зарим писал вам? Как его дела в Байе?

– Он собирается ещё погостить у своей невесты. Думаю, пора и тебе подыскать подходящую партию, Ирия. Почему бы не брать пример со старшего брата?

Парень сглотнул, предпочитая промолчать.

– Как твоя ночная прогулка, кстати? Я могу списать долг семье Нивес?

– Я нашёл всё, что вы просили, отец, – не в силах больше совладать с собой, Ирия закусил край губы и поднялся из-за стола. – Надеюсь, вы не против, что я захотел приютить его?

Лорд Бретон поверх газеты посмотрел на стоявшего у дверей Лайэта. Проходчик застыл, превратившись в каменное изваяние, и не подавал каких-либо признаков того, что слушает или вообще слышит разговор светлейших господ. Больше всего Ирия опасался, что тот не сможет вести себя подобающим образом или, говоря более простым языком, пресмыкаться перед вышестоящими – из-за чего-то же он дезертировал? Но цепной пёс владел собой куда лучше, чем молодой лорд, что в некоторой степени бесило парня. Признаваться, что ты в чём-то недостаточно хорош, всегда трудно.

– Не вижу ничего плохого в ручной зверушке. Думаю, это научит тебя ответственности, – одарил сына отеческой улыбкой Сигиз. – Только надо что-то сделать с его рационом. Если он будет продолжать есть за двоих, я вычту затраты на него из твоего ежемесячного жалования. Это честно, не находишь?

– Мне давно пора учиться распоряжаться деньгами, – улыбнулся в ответ Ирия. – Я могу идти, отец?

– Я разве удерживаю тебя здесь силой? – изогнул бровь дугой мужчина и вернулся к газете.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю