290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Игрушка Верховного Мага (СИ) » Текст книги (страница 9)
Игрушка Верховного Мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Игрушка Верховного Мага (СИ)"


Автор книги: Светлана Волкова


Соавторы: Лана Волкова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 15 страниц)

Обтерев грудь и спину Лисии, Эрдан перешел к животу и пояснице. А затем на бедра, раздвинув их, чтобы добраться до внутренних сторон. Лисия дернулась, попыталась свести колени… но они уперлись в упругие мускулы чужого тела. От неожиданности девушка открыла глаза.

Эрдан стоял близко-близко, промеж ее ног. Его лицо оказалось прямо над ней, серые глаза голодно впивались в нее, выдавая нестерпимое желание наброситься и… От того, что могло последовать за «и», Лисию накрывала паника.

Она дернулась, попыталась отвернуться, чтобы их лица, глаза, губы не были так близко друг к другу. Эрдан запустил ладонь в волосы девушки. Крепко сжал и вынудил повернуть голову к нему.

Раздался шлепок. Мочалка плюхнулась в воду. Эрдан плеснул на Лисию свободной рукой, смывая пену. А затем ладонь легла на ее бедра. Оглаживая чутко и при том настойчиво, подбираясь к укромному местечку в промежности, которого никогда не видел и не касался мужчина.

– Прошу вас… – всхлипнула Лисия. – Не надо, умоляю…

– Умоляй, – шепнул он прямо ей в ухо. – Не представляешь, как заводят твои мольбы.

Тяжело вздохнув, он замер. Провел пальцем по нежным складочкам, слегка касаясь их, словно щекоча. Его губы тронули мочку уха Лисии… Внезапно он прикусил ее – не больно, но чувствительно, и в тот же момент погрузил палец в узкую дырочку.

Лисия вскрикнула. Не от боли – ее девушка нисколько не чувствовала. От нестерпимого стыда. Попыталась отдернуться, но Эрдан прижал к себе за плечи, а потом сильнее оттянул волосы назад.

– Все стесняешь, моя трепетная скромница? Через несколько минут ты будет стонать и изгибаться, как самая развратная бордельная шлюха!

– Ни за что! – выкрикнула Лисия. – Отпустите!

Она забилась и заметалась в его объятьях. А в следующий миг застыла, парализованная магическим импульсом.

– Не дергайся в воде, глупая. Здесь кругом мрамор. Если не удержу тебя и ударишься головой – разобьешь череп, даром что это псевдореальность.

Он подхватил на руки неподвижное тело и понес к ступеням.

– Я не обманывал тебя, – говорил на ходу. – Ты не нужна мне безвольной и не способной отвечать. Я обездвижил тебя временно, чтобы ты не ушиблась. Сейчас я сниму заклятье, и мы продолжим.

Выйдя из бассейна, Эрдан направился в дальний угол, где был расстелен огромный ворсистый ковер, еще толще, чем в его библиотеке.

– Здесь ты не навредишь себе, – молвил он, опуская девушку.

В тот же миг Лисия почувствовала, как тело вновь повинуется ей. Она мгновенно вскочила на ноги и метнулась в сторону, но цепкие, как когти хищной птицы, пальцы вонзились в плечо.

– Куда?

Лисия изо всех сил лягнула насильника, но он только засмеялся.

– Глупышка! Это же псевдореальность. Пространство моего сознания. Куда бы ты ни бежала – я всегда окажусь рядом. С удовольствием отпустил бы тебя побегать и поиграл с тобой в догонялки. Вот только ноги у тебя мокрые, если поскользнешься – ударишься по-настоящему.

От безысходности девушка застонала. Эрдан притянул ее к себе, опрокинул на ковер, подмял под себя хрупкое, беспомощное девичье тело.

– Продолжим, маленькая? Какая же ты сладкая…

Глава 43

Его ладонь скользила по влажной коже Лисии. Трогала, сминала мышцы на удивление легко и мягко – в противоположность беспощадной хватке, с которой он хватал и удерживал ее при беспомощных попытках вырываться и бежать.

Тоньше всего и деликатнее он задевал ее соски – как будто ненароком, совсем не надавливая на них, проскальзывая по воздуху и чуть-чуть зацепляя. От каждого такого касания внизу живота вспыхивало нечто острое, жгучее. Тянуло в промежности, вызывая постыдное желание, чтобы он дотронулся и там.

Все эти чувства были так же мучительны и невыносимы для Лисии, как ощущение себя голой, открытой похотливому мужскому взгляду во всех потаенных женских местах.

– Как я вас ненавижу! – выдохнула она. – Если бы могла, убила.

– И это лишь начало, малыш, – прошептал прямо в ухо совратительный бархатный голос. – Твоя кровожадность будет нарастать день ото дня… как и желание, чтобы я продолжал делать это с тобой снова и снова. И стыд за то, что ты так этого жаждешь.

Теперь Лисия больше всего хотела умереть сама. Не только ее тело с интимными частями – все ее чувства и помыслы, отвратительные ей самой, были перед магом как на ладони. Ничего не утаить, ни в чем себя не обелить – непереносимо.

Ладонь Эрдана оглаживала живот и спускалась все ниже. Вот уже кончики пальцев коснулись треугольника тонких, шелковистых волос на лобке. Прокрались по ним и замерли в самом низу… там, где только начинались розовые влажные складки.

Один палец начал аккуратно массировать это место. И под его круговыми движениями Лисия ощутила что-то странно теплое внутри. Точку, которая начала нагреваться и разбухать. Чем дольше Эрдан тер и поглаживал ее, тем больше и горячее она становилась.

Лисия даже прекратила брыкаться, захваченная странным ощущением. Эрдан продолжал ласкать пульсирующую точку, при этом покусывал мочку уха Лисии, а второй рукой щекотал то один, то другой сосок.

Как он удерживал собственный вес – Лисия не видела и ей было не до того, пускай он хоть левитировал в воздухе магией. Огонь, разгоравшийся под пальцами мага – особенно под одним из них, – поглотил ее полностью.

Движения мужчины становились все быстрее, все интенсивнее. И все обширнее. В голове помутнело, словно ее окутал вязкий туман. Палец Эрдана – тот самый, заколдовавший загадочную точку под лобком, соскользнул еще ниже и погрузился внутрь. Лисия сдавленно вскрикнула.

Она окончательно утратила самообладание. Больше не думала, какой видит ее маг и как смотрит на нее. Чувствовала себя куском глины в его руках – мягким, податливым. В промежности стало мокро и липко, будто вымазали сливочным кремом.

Резко и быстро Эрдан двигал пальцем внутри девушки. Она извивалась и стонала – как он обещал. Внутри словно бурлила вулканическая лава, по нарастающей, грозя вот-вот выплеснуться наружу.

Эрдан замедлил темп. Теперь его палец входил в Лисию отрывистыми, пронизывающими толчками. С каждым движением из ее груди вырывался вскрик. А потом клокочущий огонь внутри прорвал невидимую оболочку и хлынул наружу.

Девушка громко закричала. Мужчина вынул палец и выпустил ее. Чуть отстранился, с удовлетворенной усмешкой любуясь, как девичье тело бьется в сладких содроганиях экстаза.

Лисия металась из стороны в сторону. Распутно и бесстыже – как он и грозился ей – выгибалась в пояснице, с раскрытыми бедрами, выставленными на его обозрение складочками с сочной влагой. Такой густой и манящей, что он еле сдерживался от искушения припасть к ее соблазнительному лону и испить все до капли.

Но не сейчас. У него впереди достаточно времени насладиться ею в полной мере. А сегодня с малышки хватит тех удовольствий, что он уже причинил ей. Пусть поживет с этим.

Ей предстоит запомнить этот вечер, осознать все пережитое… Раз за разом вспоминать себя и свое поведение. Ее эмоции от сегодняшних событий доставят чародею отдельное наслаждение.

А впереди у них новые ночи и новые открытия. Маг заключил пари сам с собой, когда же скромная застенчивая девица окончательно утратит стыд и сомнения. Поддастся ему, смирится с собственным женским вожделением, будет умолять проделать с ней все то, от чего яростно отбивалась сегодня. Раскроет наконец свою тварную похотливую натуру.

Он наблюдал, как она мечется в экстатических конвульсиях. Стальным усилием воли подавлял собственное нестерпимое желание. Придет время и для этого. Он не намерен пропускать удовольствие от ее терзаний и мук совести. Но и долго сдерживать себя не сможет. Слишком могущественна и горяча его мужская жажда, и роскошные дворцовые шлюхи не в силах ее удовлетворить.

Потихоньку Лисия стала затихать. Любопытно, сколько оргазмов она пережила. В следующий раз он непременно посчитает. Следующий раз станет для нее еще острее и насыщеннее – когда она уже знает, каково это, когда против воли будет желать и предвкушать… и ненавидеть себя за это.

Маг наклонился, подхватил девушку на руки и понес к двери, через которую вошел в это пространство. Открыв дверь, шагнул на ковер своей библиотеки. Поставил Лисию на ноги, бережно придерживая. Она вряд ли удержалась бы сама – ее пошатывало, взгляд был мутным, ошалевшим.

– Добро пожаловать в реальный мир, моя сладкая развратная девочка. Не говори, что тебе не понравилось – я не поверю в такую ложь.

Глава 44

Лисия не знала, чего ей хотелось больше: ударить Эрдана со всего размаха по лицу или провалиться сквозь все этажи башни в болотную трясину. И никогда оттуда не вылезать, захлебнуться вонючей жижей. Ничего другого она не заслуживает.

Хуже всего, что ей не доставало сил не то что ударить проклятого совратителя – просто устоять на ногах. Так и обвисала на его руках, точно мешок с гнилой травой. А Эрдан, будто ему не хватило ее беспредельного унижения и стыда, прижал ее к себе – голую! – и ласково поглаживал по голове. Как ребенка. Папочка нашелся, чтобы его бесы изжарили в преисподней!

– Сейчас все пройдет, – приговаривал успокаивающе. – Твой первый в жизни оргазм, судя по реакции. Неужели ты даже ни разу не ласкала себя сама?

Что… о чем он говорит? Какое еще – себя сама? Он просто сумасшедший!

– Надо будет непременно попробовать, – продолжал с усмешкой маг. – С удовольствием понаблюдаю за тобой в такой момент. Мы с тобой еще очень много всего испробуем.

– Лучше убейте меня!..

Она попыталась выкрикнуть, но голос сорвался на жалкий шепот.

– Нет, девочка, так легко ты не отделаешься. Будешь умирать сама – от стыда и вожделения. Я лишь помогу тебе. Помогу дойти до точки, когда ты станешь валяться у меня в ногах и проделать все то, что было сегодня… и много, много больше. Ты и помыслить не можешь, какими еще способами мужчина и женщина могут доставить друг другу наслаждение. Тебе предстоит множество открытий. Тебя ждет несметная кладезь удовольствия, – усмехнулся он.

Каждое слово будто вколачивало гвоздь в гроб Лисии. Она попыталась оттолкнуть ужасного насильника и рвануться в сторону, но не устояла на ватных ногах. Если бы негодяй не держал ее крепко, упала бы ему под ноги – еще раньше, чем он предрекал.

– Сегодня я отпускаю тебя в твою спальню и больше не трону. Не возражаю, чтобы ты побыла в одиночестве, как следует осознала все, что с тобой случилось. И если тебе очень быстро захочется продолжения – рад видеть тебя в своей спальне в любой час ночи. Дорогу ты знаешь. А может, ты уже созрела? Хочешь возобновить наше маленькое удовольствие прямо здесь и сейчас, Лисия?

Она подняла голову. Несколько секунд смотрела негодяю прямо в глаза. А потом плюнула в лицо. И расплылась в довольной улыбке, наблюдая, как самоуверенная усмешка слетела с ненавистной физиономии.

Лисия думала, сейчас он даст оплеуху. Так, что она отлетит к стене и шарахнется головой об угол стеллажа. И все равно не отвела взгляд, смотрела на мага прямо и с вызовом.

Он не ударил ее. Просто выпустил. И тоже не сводил глаз.

В первый миг Лисия пошатнулась, оставшись без опоры. Но удержалась на ногах – не доставила злодею удовольствия рухнуть на пол и валяться перед ним жалкой плетью. Если он этого хочет добиться – пусть бьет сам.

– Ступай, – коротко бросил Эрдан.

И все. Ни слова, ни действия, чтобы отомстить за ее выходку. Наверно, даже сам понимал, что достаточно надругался над ней. Но может, все еще рассчитывал, что она унизится перед ним сама – упадет от изнеможения или сдастся похоти.

Не дождется. Девушка повернулась и побежала к двери так быстро, как могла. Такой, какой осталась, в чем мать родила, не задумываясь, куда делать ее одежда в купальне из псевдореальности.

Сбежала по отчаянно скрипевшим ступеням. Заскочила в свою спальню, захлопнула дверь и нырнула в кровать под одеяло. Успокоив сбившееся дыхание, прикрыла глаза. И почти мгновенно уснула, измотанная всем случившимся, без мыслей и без чувств.

Проснулась она, когда солнце вовсю жарило в узкое окошко. Первым делом огляделась по сторонам. Она была в своей спальне в башне Эрдана, одна. На столе стоял поднос с плотно прикрытой миской. На спинке стула – выстиранное и разглаженное платье, в котором вчера она вошла вслед за Эрданом в псевдореальность.

Увидев его, девушка мгновенно вспомнила во всех красках все события прошлого вечера. Жар залил ее от макушки до пальцев ног. Неужели все это было наяву? Шантаж Эрдана, его насилие над ней и – самое ужасное и отвратительное – ее реакция на все, что он вытворял с ее телом?!

Что делать, как изгнать терзающие воспоминания? И как быть, когда он вновь призовет ее и повторит все это?!

Лисия сбросила одеяло, спрыгнула босыми ногами на холодный пол – отметила про себя, что себе-то Эрдан застелил библиотеку толстенным ковром. Впрочем, она лишь пленница, заботиться о ней ни к чему. Наиграться – и вышвырнуть за порог, как негодную игрушку. Скорее бы уж.

Она метнулась в уборную, желая смыть с себя следы его прикосновений. Вчера была слишком истощена. После ванны оделась и принялась за завтрак, оставшийся горячим, будто Бакота только-только внесла его.

Служанка явилась за посудой сразу же, как девушка доела.

– Собери в стирку мою постель, – велела Лисия ей. – Или дай мне тазик, чтобы я постирала сама.

– Енто с какова ишшо ляду? Я те чистое стелила, рано ишшо стирать. Неча хозяйское добро изнашивать.

Лисия молча пожала плечами, сгребла постель в охапку, понесла в уборную и швырнула в ванну. Открыла кран и кинула внутрь кусочек мыла. Бакота, которая проследовала за ней, истошно заверещала, выключила воду, вытащила мыло и затем белье.

– Чавой творишь, дурында?!

– Стираю. Ты собираешься постелить обратно мокрое белье?

Костеря девушку на все лады, служанка утащила постель. Лисия проводила ее равнодушным взглядом. Вышла в коридор и посмотрела на лестницу. Снова вспомнила все, что вытворяли с ней наверху.

Тело охватила дрожь. Лисия стиснула зубы и направилась прямиком к ступеням. Сейчас как завоет. Ну и пусть.

Но лестница никак не отреагировала, когда девушка шагнула на нее. Так в тишине Лисия поднялась до самой библиотеки. Толкнула дверь, которая тут же поддалась. Эрдан не запер от нее книжные сокровища. Вот и чудесно. Сидеть в безделье она не собиралась.

Набрала стопку книг и вышла, избегая смотреть в сторону кресла. Даже когда оно пустовало, ей мерещилась в нем ненавистная темная фигура. Сбежала по ступенькам – те молчали, не спешили обличить воровку.

Вернувшись в спальню, Лисия погрузилась в книги, силой воли заставила себя сосредоточиться на тексте и всячески отгоняла непрошеные воспоминания. Ей это удалось настолько, что она с легкостью проигнорировала бурдевшую недовольную Бакоту, когда служанка явилась с обедом. А еще через пару часов – с постелью, которая вовсю пахла чистотой и свежестью. Еще и самолично застелила. Лисия демонстративно уткнулась в книгу, не желая отвечать на то, как хозяин должен ее «пропаять». Вот бы он Бакоту пропаял вместо Лисии.

А вечером, плюхнув перед ней поднос с ужином, служанка объявила:

– Лопай да наверх топай. Хозяин прилете… пришел. Живо давай, шоб ему не ждацца.

Сердце рухнуло в пятки. Лисия даже не посмотрела на ужин. Кусок не полезет в горло. Что же сейчас будет?..

Глава 45

– Ну и чавой залипла как дохлая муха? – продолжала гундеть Бакота, видя оцепенение Лисии. – Жрамкай давай! Скока хозяину тебя ждать?

Девушка еле удержалась, чтобы не схватить тарелку и не разбить о голову служанки. Или голову за патлы – и мерзкой мордой в тарелку. Она встала, резким рывком отодвинула стул так, что он опрокинулся. Оттолкнула в сторону Бакоту и выскочила в коридор, хлопнув дверью. Не могла больше ни единой секунды находиться рядом с уродливой злобной тварью.

Перевела дыхание. И куда теперь? Наверх, к «хозяину», который не хочет ждать? Как будто у нее есть выбор! Либо она поднимается в ставшую ненавистной библиотеку, либо за Иолой приходят маги из ковена Лардоса… забрать ее в свои застенки, запытать насмерть или отправить на костер.

Эрдан нашел безошибочное оружие против Лисии. Даже пригрози он убить ее, не добился бы своего. Но заплатить за свою честь жизнью Матушки она не могла.

Дверь за спиной скрипнула. Завибрировал пол под тяжелым шагом Бакоты.

– Чавой стоишь? Не будешь жрамкать, дык топай сразу к хозяину.

Лисия побежала к лестнице, просто чтобы не видеть и не слышать служанку. Вся ее ненависть к Эрдану, беспомощная перед всевластным насильником, обратилась на его помощницу, на этот исковерканный придаток, способный разговаривать только руганью и оскорблениями.

Взбежав на четвертый этаж, она дернула ручку двери. Та не поддалась. Закрыто?!

Как это понимать? Эрдан внезапно передумал насиловать ее, решил предаться уединению?! Слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Скорее, какие-то дела во дворце потребовали срочного присутствия. Тоже неплохо. Плевать, какая причина отсрочки, главное – сегодня он не будет терзать Лисию!

Черная ярость и отчаяние сменились облегчением и надеждой. Лисия бодро шагнула на нижнюю ступень, предвкушая, с каким удовольствием бросит в лицо Бакоте: «Не дождался твой хозяин, улетел! Ищи теперь ветра в поле!»

Но тут сверху прозвучал ненавистный голос, разбивая надежды в прах:

– Лисия, я здесь. Поднимайся сразу на пятый этаж.

Вот тебе, бабушка, и Новый год. Он всего лишь не хотел тратить время, встречая Лисию в библиотеке. Не терпится сразу перейти к делу.

Стальные цепи отчаяния вновь легли на сердце. Девушка обреченно повернулась и начала подниматься. На ноги словно привесили пудовую гирю, которая с каждым шагом росла и утяжелялась.

Эрдан стоял на пороге, придерживая дверь своей спальни. Хмыкнул, глядя, как Лисия ковыляет к нему, опустив голову.

– Вниз ты летела бы не хуже эрлитерии, не так ли?

– Зачем спрашиваете, раз сами знаете, – огрызнулась она. – Вы все сделали, чтобы я не желала видеть вас.

– Я еще ничего не сделал, – ухмыльнулся маг. – Очень скоро ты будешь бежать сюда, как на кухню за десертом. Прошу.

Он распахнул дверь, жестом пригласил Лисию проходить. Девушка переступила порог… и замерла с раскрытым ртом, увидев, куда попала.

На этот раз не было ни оранжевого неба, ни бескрайнего моря, ни других экзотических пейзажей. Ни дворцовых зал или огромных купален с ваннами-бассейнами. Она попала в обыкновенную спальню, совсем небольшую.

В центре стояла кровать – большая и широкая, Лисия и представить не могла, что кровать может быть такой большой. На высоких столбиках-опорах по ее углам располагался балдахин мягкого смородинового оттенка, наполовину опущенный.

В одном из углов комнаты, под самым потолком, висел маленький светильник того же оттенка. Стены были задрапированы занавесями и гобеленами разных цветов красного. Не кричаще-броскими, а приглушенными, матовыми, словно с примесью темно-коричневого.

Из-за бордовой, вишневой, смородиновой расцветок интерьера, а еще из-за слабого затененного освещения, спальня казалась погруженной в полумрак. Эмоции Лисии – злость, яростное пронзительное отчаяние, готовность сражаться до победного конца и не сдаваться любой ценой – все приугасло, потускнело. Как будто потонуло в мягком, обволакивающем окрасе спальни.

Эрдан не терял время, быстро воспользовался ошеломлением своей жертвы. Подошел к ней сзади, аккуратно положил руки на плечи и начал поглаживать медленными, расслабляющими движениями.

Против воли Лисия подалась к нему, вбирая завораживающие касания. Тут же опомнилась, попыталась вырваться… но маг уже крепко обхватил ее мощными руками. Привлек к себе, положил ладони на грудь, начал сжимать и оглаживать. Подушечки больших пальцев задевали соски и чуть надавливали на них.

Волны приятного, согревающего огня зарождались внизу живота Лисии и поднимались вверх, проходили изнутри по животу, сердцу, шее до самой макушки. А вместе с ними – беспощадный, непреодолимый стыд.

– Пожалуйста… не надо снова… – всхлипывала девушка.

– Не надо снова бесполезных слов, Лисия, – шепнул он в ответ ей на ухо, и бархатный шепот вызвал очередную волну возбуждения. – Не надо просить, когда заранее знаешь отказ. У нас с тобой все решено, не так ли? Я не трогаю твою ненаглядную Иолу. Но трогаю тебя. И ты мне не мешаешь. Ты помнишь наш договор?

Она замолчала, перестав всхлипывать.

– Вот и умница.

Маг бережно подтолкнул ее к кровати. Расшнуровал платье, задрал подол и снял его с Лисии через голову. Еще одним несильным толчком вынудил сесть на кровать и своими руками разул девушку. А затем сунул руку под подушку и извлек из-под нее какой-то непонятный предмет.

Глава 46

Эрдан поднес его прямо к лицу Лисии, и она успела разглядеть, что это плотная черная лента. А в следующий миг лента эта легла ей на глаза. Сомкнулся узел на затылке. Очередной легкий толчок опрокинул ее на спину.

Лисия даже не успела запаниковать – так стремительно все случилось. А то, что произошло следом, и вовсе выбило из колеи.

Плотная бархатная ткань коснулась запястий. Стянулась узлами, разводя руки девушки в разные стороны, и зафиксировала их, словно привязала к опорным столбам в изголовье. Мужские ладони провели по беззащитно распростертому телу Лисии.

Внезапность Эрдана в сочетании с мягкостью и деликатностью прикосновений парализовали волю Лисии. Она даже не попыталась дернуться и взбрыкнуть. И маг не преминул воспользоваться замешательством жертвы.

Его губы обхватили сосок девушки, язык принялся щекотать. Второй сосок он поглаживал пальцем, слегка вдавливая.

Незрячая, скованная Лисия не могла ни видеть, ни двигаться. Зато другие органы чувств обострились, как натянутые струнки. Она слышала, как тяжело и возбужденно дышит Эрдан. Его терпкий мужской запах заполнял ее ноздри – и вовсе не был неприятен… Она чуяла его – и в груди сжимался комочек чего-то густого и сладко-тягучего.

Но острее всего стало осязание. Лисия чувствовала пальцы мужчины каждой клеточкой тела. Каждое прикосновение – как зажженная спичка, а след от него – словно ожог. Тело откликалось так, будто ждало этих касаний всю жизнь…

Лисия не могла устоять, сопротивляться трепетным, пронзительным ощущениям. Она уже не думала, что лежит раскрытая и распластанная перед мужчиной, который силой и шантажом вынудил отдаться ему. Не вспоминала, какой жгучий стыд терзал ее после прошлого раза. Даже то, что она жертвует собой ради Матушки Иолы, вылетело из головы.

Она просто вбирала в себя ласки и прикосновения Эрдана, извивалась и стонала под его ладонями, качалась на волнах запредельного экстаза. Он дразнил ее пальцами и языком в самых разных местах, не оставил без внимания ни один участок кожи.

А когда покусывал соски или мочки ушей, Лисии казалось, что она вот-вот взорвется на миллионы осколков, не вытерпит больше такого невероятного накала. Но мужчина не пускал ее дальше. Доводил до точки – и ослаблял движения, а потом возобновлял, вновь вел ее по нарастающей к пику… не давая дойти и сорваться.

И когда он повторил эту сладостно-непереносимую пытку много раз, она была готова умолять его войти внутрь – как он и угрожал ей. Спасала лишь нехватка слов. Она просто не могла членораздельно говорить, лишь стонала.

А потом он наконец погрузил палец в ее лоно, вызвав горячую волну блаженства. Резкими толчками начал двигать его вперед-назад, то ускоряясь, то замедляясь. Как и до этого, подталкивал к экстазу – и не пускал пройти его. Только теперь все было в тысячи раз острее и ярче.

Непрестанно нарастающее, никак не получающее разрядки возбуждение уже причиняло боль. Из-под повязки проступили слезы.

– Плачешь, Лисия? – прошептал маг. – Отчего? Что ты хочешь?

– Сделайте это… дайте мне… пожалуйста…

– Что, Лисия? О чем ты просишь меня? Перестать, отпустить тебя?

– Н-нет… Не отпускайте…

– Тогда что, Лисия? Что тебе дать?

Он говорил, а его палец продолжал дразнящие движения. Девушка дышала часто, отрывисто.

– Я не знаю! Пожалуйста! Не мучайте меня! Сделайте так, чтобы я… я не знаю, как сказать!

– Чтобы ты кончила, Лисия. Это называется – кончить. То, чего ты сейчас так жаждешь.

– Мне все равно, как называется! Пожалуйста, сделайте это!

– Хорошо. Сейчас я позволю тебе кончить. А в следующий раз мы сделаем это вдвоем. Мужчина тоже хочет того, о чем сейчас умоляешь ты. В следующий раз я войду в тебя и сделаю женщиной. А пока…

Он замолчал и сосредоточился на движениях. Нет, он не дал Лисии так быстро того, чего она вожделела. Продолжал сладко-острую пытку экстазом еще несколько минут, которые казались ей нескончаемой вечностью.

И когда она в очередной раз приблизилась к пику наслаждения, не столкнул ее вниз – не замедлил движений. Напротив, начал наращивать темп. При этом короткими рывками, почти шлепками, касался ладонью сосков – то одного, то другого.

При очередном таком шлепке Лисию подбросило вверх. Все тело девушки вздрагивало, извивалось. Маг развоплотил связавшие ее ленты, и она перекатилась на бок, содрогаясь от оргазма вперемешку со слезами. Он с улыбкой смотрел на нее.

Она превзошла все его ожидания. Он рассчитывал, что она будет ломаться намного дольше. Что гордость и стыдливость не позволят ей принять удовольствие. Принять свою женскую натуру – похотливую натуру самки.

Но он ошибся. Его маленькая игрушка оказалась настоящей развратницей – хотя все еще отказывалась это признать. Невероятно чуткая и отзывчивая к его ласкам, она плавилась в его руках, как металл: твердый и несгибаемый, но податливее глины в кузнечном горниле. Главное – верно выбрать температуру. И кажется, с температурой он не прогадал.

С одной стороны, он планировал растянуть игру-сражение подольше… С другой…

Он был мужчиной. И следовало признать – игра, которую он затеял, отнимала у него немало ресурсов. Он не лгал, когда говорил Лисии, что контроль над вожделением забирает ману. Ему приходилось вливать бесову прорву маны в собственное спокойствие. Он хотел наконец забрать приз в этой игре. Собственное удовольствие.

Сегодня он не овладел девушкой лишь потому, что это не входило в его планы. Но оттягивать дальше не собирался. Он не любитель боли и страданий… а неудовлетворенное желание причиняло ему не меньшую боль, чем Лисии. Так что хватит тянуть кота за яйца. Вскоре он лишит ее девственности.

Глава 47

Волны оргазма накрывали Лисию одна за другой. Она металась по постели, захваченная таким физическим наслаждением, которого никогда еще не знала в жизни. Но минуты шли, и бурные, всепоглощающие ощущения постепенно затихали. Возвращалось понимание, где она и что с ней происходит.

Она резко перевернулась. Сорвала с глаз повязку и швырнула на пол. Зацепила край покрывала, завернулась в него. И подняла взгляд на Эрдана. Словно хлестнула огненной плетью. Правда, ему не стало ни жарко ни холодно – так и смотрел насмешливо сверху вниз.

– Как я вас ненавижу. Если бы вы только знали.

Он расхохотался.

– Женское двуличие – это нечто! Не перестаю поражаться. Только что ты валялась передо мной, умоляя дать тебе кончить. Не отпускать. Теперь ты меня ненавидишь.

– Не смейте напоминать! Вы заставили меня так сделать. Колдовством! Вы применили магию, чтобы я вышла из себя!

– О да, магию, – усмехнулся Эрдан. – Только другую. Не ту, в которой ты меня обвиняешь. Я не использовал и толики маны, чтобы возбудить тебя, Лисия. Все, что я применял, – магию рук, языка и понимания женского тела. Не более того. Все остальное – твоя собственная чувственность. Твоя жажда удовольствия.

– Замолчите! – закричала девушка. – Вы лжете, подло, нагло! Вы зачаровали меня, подчинили себе, заставили унижаться и вымаливать! А теперь внушаете, что я сама виновата!

Вновь усмешка.

– Что ты виновата, я не говорил. Лишь то, что всему причиной твое собственное сладострастие. Стыдись не стыдись – оно никуда не денется. Ты такая, какой только что показала себя, Лисия. Порочная, похотливая, вожделеющая моих рук, моих объятий. Рано или поздно ты признаешь и примешь это. Примешь свою женскую натуру.

– Никогда! Никогда такого не будет, слышите! Не дождетесь!

Лисия вскочила, попыталась спрыгнуть с кровати, но запуталась в складках покрывала, пошатнулась и чуть не упала на пол. Эрдан ловко подхватил ее. Сдернул покрывало, в котором запутались ее ноги.

– Отдайте!

Она выхватила у него покрывало, снова закуталась в него. И в этот миг маг повел перед собой ладонью. В мгновение ока покрывало, кровать, светильники, драпировка стен – все исчезло. Эрдан и Лисия очутились в тесной, аскетичной комнате.

Стены совсем голые – ни гобеленов, ни занавесей. В углу кровать – пошире, чем койка Лисии в Обители, но по сравнению с роскошным ложем в псевдореальности еще какая узкая. В противоположном углу – раковина, маленькое трюмо и зеркало.

Лисия стояла перед магом полностью обнаженная. Покрывало, которым она собиралась прикрыться, растворилось прямо в руках. Девушка решительно развернулась к новой постели, собираясь сорвать одеяло оттуда, но заметила на полу свое платье. Метнулась к нему, схватила, судорожно натянула через голову.

Маг засмеялся.

– Ох, Лисия! Ты цепляешься за бесполезные тряпки так же, как за бесполезный стыд. Все напрасно, разве ты еще не поняла? Ты не спрячешь от меня ни своего тела, ни своих чувств. Хочешь поиграть в притворство подольше? Что ж, давай. Я все еще держу спор с самим собой, как долго ты продержишься. Ступай к себе, отведи в душу в ненависти ко мне. И не забудь, о чем я тебя предупредил. В следующий раз все будет немного иначе. Я больше не хочу давать тебе удовольствие безвозмездно. Пора сделать тебя женщиной.

Глава 48

Ночью Лисия не сомкнула глаз. Все ворочалась и ворочалась в постели в бессильной ненависти к Эрдану. И к себе самой.

Больше всего на свете ей хотелось облить насильника горючей смесью и поджечь, как сами маги поступали с провинившимися ведьмами. Но его обличающие речи крутились у нее в голове всю ночь напролет.

Похотливая. Порочная. Сладострастная. Его отвратительные обвинения были нестерпимой, но непримиримой истиной. Лисия и верно вожделела его прикосновений, изнывала по тому, что он назвал – кончить. Корчилась в судорогах под его руками, как в смертельной агонии.

Лучше бы то и верно была агония. Легче умереть – и не терзаться невыносимым стыдом. Она не лукавила, не лгала ни себе, ни ему, когда просила убить ее. Если раньше она жаждала выжить, уберечься любой ценой от костра, то теперь смерть казалась избавлением от ужасных унижений.

И Эрдан прямо сказал, что она так легко не отделается. Он намерен истязать ее и дальше, швырнуть в бездну позора и поругания. Если убьет, то лишь после того, как окончательно и бесповоротно растопчет ее человеческое достоинство. Даст ей нахлебаться вдоволь унижения и грязи. А сам будет наслаждаться ее мучениями.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю