290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Игрушка Верховного Мага (СИ) » Текст книги (страница 7)
Игрушка Верховного Мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Игрушка Верховного Мага (СИ)"


Автор книги: Светлана Волкова


Соавторы: Лана Волкова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 15 страниц)

Так началась настоящая учеба Лисии. Несколько дней прошли в азарте познания. Эрдан почти отказался от насмешек и подтрунивания, его манера общения с девушкой изменилась.

Общее дело сблизило их. Мага заразил азарт ученицы – он был искренне увлечен ее энтузиазмом. Похоже, он по-настоящему любил учить. Восторг Лисии, ее искренняя любовь к новым знаниям захватывали и вдохновляли его.

Лисия научилась сама формировать псевдореальность, без его поддержки. Она освоила несколько других заклятий: купол невидимости и неслышимости, магический щит, не пропускавший ни человека, ни оружие, атакующие электрические молнии.

Эрдан объяснил, что это простейшие заклятья, которыми владеет каждый маг. А через три недели обучения пообещал Лисии, что завтра ее ждет сюрприз. Она узнает кое-что по-настоящему интересное.

– Заниматься будем с утра, а не вечером, как обычно, – прибавил маг. – Я специально освободил день.

Наутро Бакота разбудила девушку до рассвета. Вломилась в спальню, грохнула на стол чаплажку с кашей.

– Хозяин тебя зовет. Чеши патлы и лопай живее.

Лисия привела себя в порядок, позавтракала и поднялась в библиотеку. К ее удивлению, маг предложил ей руку и повел обратно, вниз по лестнице.

Спустившись, они вышли из башни и утонули в утреннем тумане. Сегодня он казался еще гуще, чем обычно. Они обошли башню кругом. Девушка подняла голову и увидела окно библиотеки.

– Надеюсь, сегодня ты в последний раз спустилась на землю по этой лестнице.

Глава 32

Лисия невольно отступила на шаг.

– Это не угроза, – засмеялся Эрдан. – Я не собираюсь утопить тебя здесь. Ты просто научишься передвигаться другим способом. Ступай за мной след в след.

Он повел ее дальше на восток, навстречу невидимому, скрытому серой пеленой солнцу. Квакали лягушки, хлюпала болотная жижа под ногами. Лисия старательно смотрела на сапоги Эрдана, понимая: оступись она, топь утянет ее в свое поганое чрево. Если милорд не изволит вызволить неуклюжую ученицу.

Они прошли с полмили. Эрдан остановился на узком островке твердой земли, покрытом сероватой травой с холодными каплями утренней росы.

– Пришло время для тебя освоить искусство оборотничества.

Что?.. Он шутит? Превращаться в ужасного коршуна?!

Эрдан расхохотался, и Лисия осознала, что последний вопрос вырвался вслух.

– Избавь Создатель! Никаких коршунов. Мне не нужны подражатели. Ты найдешь свое животное.

– А зачем это нужно? Что это дает? Перемещаться на большие расстояния со скоростью птицы?

– При условии, что твоим животным окажется птица. Задача оборотничества – не скорость передвижения. Сущность зверя раскрепощает дух, – вкрадчиво пояснил маг. – Ты можешь сбросить оковы человеческой морали. Позволить себе поддаться инстинктам, слепым и необузданным влечениям.

Лисия скорчила скептическую гримасу. Вот уж спасибо.

– А это нужно? Забывать о морали и уподобляться зверю, терять человечность – какой в этом смысл? Меня вполне устраивает человеческая мораль.

– Мана, Лисия. Все дело в мане. Она происходит из того же источника, что звериная часть нашей натуры. Ты обратила внимание, что я до сих пор не попытался использовать тебя как дополнительный источник? Не задавалась вопросом – почему я трачу собственный резерв на твое обучение, вместо того чтобы наоборот брать ману у тебя?

Хороший вопрос. Она и верно совсем не задумывалась над этим – обучение полностью поглотило ее.

– И почему?

– Мой резерв и без того достаточно велик. Он не нуждается в усилении. Я подпитываю его в оборотнической ипостаси. Ты сможешь делать то же самое.

– Хорошо, я согласна.

– Тогда приготовься к переходу к псевдореальность. Сегодня тебе не придется создавать ее. Я сам проведу тебя.

Лисия ожидала, что маг нарисует дверь – как заставлял делать ее. Но Эрдан не сделал ни одного движения. Мир вокруг изменился будто сам собой. Очертания и формы не расплылись, не преобразились; просто в одно мгновение поменялась картинка. Как если бы она грезила с закрытыми глазами, а тут открыла их и увидела реальный мир. Этот мир наполняли несметные полчища животных существ, от мириад крошечных букашек до стаи гигантских дельфинов, чья пасть могла заглотить подросшего слоненка.

Девушка была в шоке. Впервые она оказалась в псевдореальности, населенной животными обитателями, да еще так густо. Неужели Эрдан создал всех этих животных?

– Что это?! Зачем их так много?

– Чтобы у тебя был выбор.

– Это чересчур… Неужели кто-то пожелает перевоплотиться в гразиозавра или мохноногого термита?

– Какая тебе разница, кто чего пожелает? Займись собственными желаниями. Отыщи собственную сущность среди того многообразия, что я постарался тебе предоставить.

– Ну спасибо, – буркнула она под нос. – Многообразие, конечно, хорошо… Но можно было сделать его и поменьше. Убрать хотя бы насекомых. Ведь их в несколько сотен раз больше, чем всех остальных видов. Хотя некоторые виды млекопитающих тоже не мешало бы отсеять, – она покосилась на гигантский пруд с дельфинами. – Или вымерших животных. Да уж, кто не спрятался, я не виновата!

Она закатила глаза к небу – оранжевому, несмотря на отсутствие солнца. И выхватила взглядом клин эрлитерий – грациозных птиц, нечто среднее между журавлем и лебедем, но мельче, изящнее, проворнее тех и других. Клин рассекал оранжевое небо, двигаясь навстречу влюбленной парочке птеродактилей.

Девушка завороженно любовалась слаженным движением стаи, точеными очертаниями и сияющей белизной птичьих тел. Очарованная дивным зрелищем, она не заметила, как оранжевое небо и белые птицы оказались не над головой, а вокруг. Трава исчезла из-под ног. Единственной связующей нитью между нею и землей остался восхищенный взгляд маленького человечка далеко внизу, в сияющем ореоле длинных пушистых волос.

Эрлитерия еще помнила, что этот ореол называется у людей "волосы", но с трудом представляла, почему они облекают не всю поверхность тела, как перья, а лишь часть ее, до пояса, как у фигурки внизу. Вскоре она забыла о человечке, отдаваясь наслаждению полета, такому естественному и привычному, такому упоительному.

Опьяненная блаженством, птица забыла о стае, выбилась из клина и взмыла к облакам. Она быстро набирала высоту, петляя в движениях дивного птичьего танца. От стремительного рывка и резкой смены высоты у нее участилось сердцебиение и перехватило дыхание. Птица закружилась на месте, а потом камнем рухнула вниз.

Глава 33

Она даже не поняла, что с ней происходит. Стая удалялась, как ни в чем не бывало следуя своим путем. Никто не собирался спасать ее. Жизнь Лисии висела на волоске. За пару дюймов от каменистого утеса ее остановила невидимая преграда, и птица зависла над землей, как в невесомости. Она успела отметить, что спасительная преграда мягкая, теплая и гладкая…

На мгновение сознание помутилось, затем она пришла в себя в человеческом теле и в реальном мире, на маленьком островке посреди болотной жижи. Эрдан поддерживал ее под мышки. В прикосновении его рук Лисия узнала невидимую мягкую преграду, остановившую ее перед падением. Она быстро отпрянула от него.

– Эрлитерия… Все-таки ты, как и я, выбрала птичью ипостась. Наверно, ты тоже любила в детстве летать? Родственная душа, – усмехнулся он.

Вот что за гад? Она только что не разбилась насмерть, а он насмехается! Впрочем, не разбилась только благодаря ему, так что Лисия сдержала злость.

Эрдан продолжал, словно не замечая ее бурю эмоций:

– Ты блестяще справилась в псевдореальности. Повторим здесь. Как ты себя чувствуешь?

Лисия коротко кивнула: пульс и дыхание были в норме.

– Тогда начинай перевоплощаться. Вспомни ощущения в теле эрлитерии. Вспомни полет, небо и воздух, вспомни землю внизу, под крыльями. Когда будешь готова, я брошу тебе заклинание. Начинай.

Легко сказать – вспомни небо вокруг и землю под крыльями. Там было другое небо, золотисто-оранжевое, яркое. А здесь – хмурое, сизое, с бледными пролысинами солнечного света… Под крыльями стелется туман и неприятно холодит брюшко. Но все равно полет прекрасен! Радость переполнила крошечное птичье сердце. Эрлитерия перекувыркнулась в воздухе. И, заворачивая петлю, увидела огромный черный силуэт, следующий за ней вплотную.

Эрдан не предупредил Лисию, что перевоплотится вместе с ней. Да птица и не вспомнила бы его предупреждение. Рядом с эрлитерией в небо вспорхнул коршун.

Враг. Хищник, гроза мелких хрупких пташек.

Охваченная ужасом, эрлитерия, неопытная в полете, рванула наутек по прямой сразу из "мертвой петли" и потеряла равновесие. Она снова рухнула вниз, и здесь, в материальном мире, неоткуда было взяться невидимой преграде, чтобы затормозить падение…

Ей чудом удалось выровнять крылья и спланировать прямо на грани туманной пелены. Коршун нагонял ее. Эрлитерию накрыла его тень. "Туман. Он не увидит меня в тумане". Она рисковала не заметить в тумане камни или опуститься слишком близко к земле, но враг снижался.

Эрлитерия спикировала и погрузилась в туман. Почти сразу же когти хищника сомкнулись на шелковистой грациозной шейке, но не спешили вонзиться в нежную плоть, раскромсать ее и сломать тонкие косточки. Коршун просто обхватил лапой шею жертвы и спокойно полетел над нею, управляя ее движением.

Он опускался ниже и ниже, вел эрлитерию к земле. Птица покорно следовала навязанной траектории: предчувствие агонии парализовало ее волю. Она ощутила снизу холодные капли росы и стебли травы, сверху – перья врага, не отпускавшего и не сжимавшего когти.

Рассудок отказывал ей, черные перья сливались в плотную сплошную ткань… ткань черного плаща. Когти разжались – нет, уже не когти, человеческие пальцы… Эрдан медленно убрал руку с шеи Лисии, распластавшейся на траве, и протянул ей эту руку, помогая подняться. Он улыбался.

– Ты умеешь красиво запороть урок, Лисия. Что случилось? Почему ты ринулась вниз, как топор, и впала в ступор, когда я пытался восстановить твою координацию? Мне казалось, ты хорошо перенесла высоту в псевдореальности. А твой глупый трюк с мертвой петлей должен научить тебя не повторять его снова. Неужели я ошибся и полет опасен для тебя?

Полет? Он издевается над ней? Или действительно не понял, что с ней произошло?

– Дело не в полете, а в вас. Я боюсь вас. То есть, моя птица боится. Мне было бы легче перекинуться одной.

– И снова наделать бед? Как я смогу следить за птицей, оставаясь человеком? А если ты опять сорвешься и пустишься навстречу настоящему хищнику? Ты не сможешь перекинуться обратно. Если мое обличье для тебя – проблема, тебе придется сталкиваться с ней лицом к лицу, пока ты не одолеешь ее. Тебе страшно, когда я рядом? Прекрасно – я все время буду рядом! Пусть тебе становится страшнее и страшнее, пока ты не начнешь больше бояться своего страха, чем меня. Это хороший урок.

Сперва Лисия слушала Эрдана с чувством вины и сожаления. Но к концу его речи в ней бурлила злость. Он же наслаждается ее беспомощностью! Она вдруг увидела свой полет со стороны. С каким удовольствием он зажал ее шею когтями! Урок, как бы не так! Ладно, сейчас она устроит ему урок!

– Простите, – процедила она сквозь зубы, намеренно избегая смиренно-покаянного тона – маг в два счета раскусил бы ее. Надо изобразить внутреннюю борьбу. – Я бы хотела попробовать еще раз. Если вы согласны заниматься с такой строптивой тупицей.

– Не вижу иного способа сделать из тебя послушную умницу.

– Я хотела бы сама произнести заклинание. Возможно, это поможет моей птице чувствовать себя более уверенно и независимо.

Маг взглянул на нее с удивлением, но без подозрения.

– Хорошо, попытайся. Самолюбивому ученику стоит чаще разрешать работать самостоятельно. Точнее, делать вид, будто работает самостоятельно.

Следующие секунды сохранились в памяти девушки в мутной пелене. Какое-то умопомрачение, непонятное замутнение застило ей разум.

Она послушно развела руки, готовя их к превращению в птичьи крылья. Сконцентрировалась на образе эрлитерии и приступила к заклинанию. На мгновение она увидела свой собственный клюв и удовлетворенный кивок Эрдана.

Убедившись, что у нее получается, маг перекинулся за долю секунды. В тот же момент Лисия прекратила превращение, подбежала к коршуну, вцепилась в черное крыло и со всей силой встряхнула птицу.

До сих пор она не могла понять, как коршун извернулся, чтобы клюнуть ее в грудь. Затем девушку швырнуло оземь ударной волной. Эрдан стоял на прежнем месте и сверху вниз смотрел на Лисию, изумленно озирающую кончики теплой шали. С них стекала струйка крови.

Он покачал головой.

– Увы, Лисия. У оборотничества есть одно неприятное последствие. В первые минуты – или секунды, в зависимости от опыта, он может не контролировать себя. Подчиняться слепо всем нелепым, инфантильным порывам, которые накрывают его. Ты совершила крайне глупый поступок. Таков твой откат от перевоплощения. Это было предсказуемо. Ты и раньше легко впадала в неоправданно резкие эмоции.

Лисия гневно скрипнула зубами. Неоправданно резкие, значит. Как она ненавидела эту его насмешливую манеру – смотреть на нее свысока, разговаривать свысока. Как с несмышленышем.

– А у вас, значит, отката нет? Вы такой мудрый и всемогущий, со всем давно справились?

Маг хохотнул невесело.

– Если бы. Поверь, меня тоже накрывает неслабо.

– Неужели? Ни за что не поверила бы. Выглядите вы как напыщенный самодовольный индюк. Может, это и есть ваш откат? Тогда мы с вами точно похожи – у вас тоже он постоянно случается и без перевоплощений!

Глаза Эрдана сверкнули. Похоже, маг и правда был на взводе. И Лисия дразнила быка красной тряпкой. В мгновение ока он оказался рядом с ней – так близко, что у нее перехватило дыхание.

– Хочешь знать, какой у меня откат? Я покажу, Лисия. Не представляешь, как бесовски тяжело мне его сдерживать. Нарываешься – я только рад!

Лисия дернулась назад. Эрдан схватил ее за руку жесткими пальцами – такими же, как когти коршуна, смыкавшиеся на шее эрлитерии.

– Хочешь играть с огнем, глупая девочка? – прошептал он почти на ухо ей. – Готовься принять последствия.

И тут случилось то, чего Лисия не могла помыслить даже в горячечном бреду, даже в самом извращенном ночном кошмаре. Эрдан привлек ее к себе вплотную, наклонился к ее лицу – и ей вдруг стало не хватать воздуха. Он душит меня?! – промелькнула мысль. Все-таки хочет избавиться?..

А потом она поняла. Он ее целовал. Яростно, исступленно, не давая вдохнуть.

Глава 34

Лисию словно захлестнуло мглой. Сгинули мысли, чувства; сгинула она сама. Слепая, непреодолимая стихия утягивала ее в бурный водоворот невероятных ощущений. Она даже не сопротивлялась – просто растворилась в этой темной стихии, поглотившей ее с головой.

Язык мужчины требовательно, властно врывался в ее рот. Руки стиснули ее плечи стальной хваткой. Вырваться, высвободиться никаких шансов.

Опомнившись, Лисия затрепыхалась. Попыталась оттолкнуть от себя Эрдана. Он мгновенно перехватил ее запястья, заломил ей руки за спину и зажал оба запястья одной своей ладонью, как клешней. Второй рукой еще крепче прижал к себе девушку.

И все это время его губы не отрывались от нее. Лишь напротив, целовали еще более жадно и настойчиво.

Лисия отчаянно билась в крепких мужских объятьях, но все напрасно. Эрдан отпустил ее, только когда насытился сам. Она отпрянула от него, при этом не сводя глаз с наглых, ненасытных мужских губ. Они сложились в усмешку.

Эрдан сделал к девушке шаг. На хищном лице сверкнуло желание продолжать. Лисия попятилась назад, запнулась о кочку, чуть не грохнулась в болотную жижу. Маг неумолимо надвигался. Она развернулась и пустилась наутек, чувствуя его взгляд, его близость каждой клеточкой кожи.

Она не надеялась убежать. Понимала, что он настигнет ее в два счета: мужчина, сильнее и проворнее. Это его земля, где он знает каждую ямку и каждую кочку. И он чародей. Может просто спеленать ее магией по рукам и ногам.

Но она не могла просто взять и сдаться. Стоять на месте, позволить ему снова схватить ее, целовать алчно и напористо… и зайти дальше. Сделать с ней то, что она увидела в коридоре Обители из-за угла.

Нет, Лисия не будет безропотно ждать, пока он зажмет ее в беспощадные тиски объятий. А потом повалит на землю и овладеет против ее воли. Она побежит и будет бежать, пока Создатель ей позволит.

Она неслась прочь от мужчины почти вслепую, не разбирая дороги. Несколько раз поскальзывалась, сползала подошвой с твердой почвы, пару раз упала. С замирающим сердцем ждала, как хваткие пальцы вцепятся ей в волосы, требовательно поднимая с земли.

Но никто не хватал ее за волосы и не тащил вверх. Лисия сама вскакивала и бежала дальше. Эрдан так и не настиг жертву. Она добежала до башни, толкнула входную дверь, взлетела на второй этаж, юркнула в свою спальню, неслыханным усилием сдвинула с места стол и забаррикадировала им дверь.

Усилия, смешные против владельца этого дома. Ему достаточно шевельнуть пальцем, чтобы стол сам отодвинулся на место, а дверь гостеприимно распахнулась навстречу. Лисия прекрасно это понимала. Но не могла по-другому.

В изнеможении Лисия оперлась обеими руками о крышку стола. Дыхание стало коротким и сбивчивым, яростно колотилось сердце. Чуть-чуть успокоившись, она отошла и присела на кровать. Дышала по-прежнему тяжело и неотрывно глядела на дверь. А потом перевела взгляд на окно.

Дура. Зачем надо было подпирать дверь, если ее преследователь мог без всяких препятствий влететь в окно коршуном. Вот только он не спешил ни вламываться в дверь, ни врываться в окно.

Кое-как уняв сердцебиение, Лисия прислушалась. За стеной царила тишина. Как будто ничего не произошло. Да и что, собственно, произошло?

Поцелуй. Это для Лисии весь мир опрокинулся с ног на голову. Это она не знала, что делать, куда бежать, как спасаться. А для Эрдана?.. Сколько у него было женщин? И всех ли он целовал по согласию? Может, она не первая, от кого он просто брал, не спрашивая…

Кто он и кто она. Жалкая вещь, ничтожная игрушка. Она ведь всегда знала, что будет так. Знала, что за участь ждет любую ведьму в королевстве Дайгар. Надеялась ее избежать, мечтала, что неслыханное чудо подарит ей свободу.

Но чуда не случилось. Зато случился Эрдан. Пришел, присвоил, заставил проститься с иллюзорными надеждами. И сегодняшний поцелуй…

Хозяин просто изволил наконец воспользоваться приобретенной игрушкой по назначению. То, что он не захватил при этом ее волю, оставил возможность сопротивляться, всего лишь его прихоть.

Он желает позабавиться – поэтому не обездвиживает ее магией. Поэтому до сих пор не ворвался сюда. Выжидает. Наслаждается ее страхом и беспомощностью. Знает, что деваться ей некуда. Все равно она заперта в его владении, в стенах его дома.

Так, в панике и тревоге, она просидела на кровати до вечера. Когда солнце уже садилось, в дверь замолотили грубые кулачищи Бакоты.

– Ты чавой-та за дверь сныкалась, шта ворюга какая? А ну вылазь! Хозяин велел ужин тебе подать в библятеке.

– В библиотеке не надо, – выкрикнула Лисия. – Я буду ужинать у себя.

– Кака ишшо себя? Хде енто тут у тебя? Тут все хозяйско. Все у хозяина. У тебя тут ничавой-та нету. Хде скажет, там и будешь жрамкать!

Лисия поежилась. Даже служанка знает ее место и предназначение. Ничего ее, все хозяйское. Даже она сама.

Тяжелые шаги Бакоты прогремели за дверью, удаляясь. Лисия не шевельнулась. Так и осталась сидеть на кровати, не зная, как быть. Продолжать бессмысленное сопротивление, просто из чистого упрямства? У нее нет никакого шанса победить, отстоять себя. Победители и побежденные в этой битве расписаны заранее, с самого рождения.

Сдаться, прийти к магу покорно и безропотно, отдать себя ему на милость? Пусть возьмет свое – пусть свершится то, чего так боится Лисия?

Нет. Не бывать тому. По доброй воле она ничего ему не позволит. Пусть сопротивление бесполезно, но безответно сдаться она не намерена.

Через полчаса шаги Бакоты вновь приблизились, в дверь снова замолотил мощный кулак.

– И чавой ты там сидишь? Хозяин велел сказать, ему поговорить с тобой надыть. Ужо не знаю обо што ему с тобой разговаривать, табе взять бы за космы да отодрать как следует, шоб не упрямилась и хозяина слушалась! А он все разговоры разговаривать. Сказал, коли не подымешься, он щас сам явицца.

Лисия вздрогнула. Вот и следующий шаг Эрдана. Или она придет к нему, или он к ней. Нет, здесь она его видеть не хотела. Пусть будет хотя бы иллюзия своего уголка, неприкосновенного пространства.

Девушка тяжело поднялась с кровати. Потащила на себя стол, который несколько часов назад пихала к двери. Повернула ручку и шагнула в коридор.

Все та же неизменная тишина. Бакоты не видно и не слышно. Из маленького окошка на западной стороне падает на ступени лестницы лучик заходящего солнца. Будто зазывает поставить ногу, двинуться навстречу тому, кто оплел неразрывной паутиной жизнь и судьбу Лисии.

Вздохнув, она шагнула на лестницу.

Глава 35

Лестница вилась спиралью, уводя девушку мимо третьего этажа на четвертый. Темным провалом зияла дверь в библиотеку, точно пасть прожорливого монстра… Лисия замерла перед ней. Сердце нещадно молотило о ребра. Руки заледенели.

Она встряла на пороге, не желая делать последний шаг. Из мрака библиотеки донесся голос:

– Я жду, Лисия.

От его звуков Лисии еще сильнее захотелось развернуться и побежать вниз. Она даже отшагнула назад. Но ее ноги сами собой шагнули вперед.

Лисия чуть не заорала, поняв, что Эрдан наложил на нее ментальное воздействие. Заставил тело исполнять его команды, не слушаясь ее сознания. Что же он теперь сделает, к чему ее принудить?!

Но едва она шагнула за порог, как чужая воля освободила ее. Контроль над телом вновь вернулся к ней. А дверь за спиной со стуком захлопнулась.

– Прости. Не хотел на тебя воздействовать. Но мне уже не хватило терпения ждать, пока ты отважишься зайти. Решил тебе помочь.

Голос звучал глухо, словно из-за стены.

– Если ты не подойдешь ближе, мне опять придется… помочь.

Лисия стиснула зубы. Не надо ей такой помощи. Медленно, словно воздух вдруг стал тугим и вязким, она двинулась вглубь библиотеки. Остановилась на приличном расстоянии от кресла мага.

– Ближе, – скомандовал Эрдан.

Лисия сделала еще несколько шагов. Вступила в круг света, который отбрасывал вокруг себя огонь камина. И словно оказалась в ином пространстве, отделенном от остальной башни. В своеобразной псевдореальности.

Раньше ей нравилось это ощущение. Она приходила сюда, усаживалась подле Эрдана, и начиналось их обучение. Она и впрямь оказывалась в иной реальности – полной колдовства, познания, новых интересных открытий.

А сейчас что ее ждет? Вряд ли обычный урок, к которым Лисия успела привыкнуть и даже сродниться. Неужели она потеряет это, а взамен получит обыкновенную участь игрушки? То самое, чего она так жаждала избежать…

Эрдан смотрел на нее из кресла. Снизу вверх, но Лисия при этом чувствовала себя маленькой беззащитной девочкой.

– Садись, – негромко проговорил он.

Ей не оставалось ничего кроме как повиноваться. Она приняла свою обычную «позу ученика», подворачивая колени и усаживаясь на лодыжки. Маг пристально наблюдал за ней, не сводя глаз. И молчал. Лисия уселась, подняла на него глаза… И они смотрели друг на друга, как коты перед схваткой. Лисия не выдержала первой.

– Вы собираетесь мне объяснить, что это было?

Эрдан поднял бровь, усмехнулся и выразительно промолчал. Лисия прикусила губу. Да уж. До чего смешно это должно смотреться со стороны. Жалкая ведьма требует объяснений у всесильного мага, который одним движением пальца может стереть ее в порошок. Сам – или руками палачей из ковена.

Тем сильнее ошарашил его ответ, когда он таки изволил заговорить:

– Собираюсь, Лисия. Это был откат. Так действует процесс обучения на учителя, если ученик противоположного пола. Заставляет нестерпимо желать его…

Лисия ошеломленно смотрела на него.

– Вы… вы знали, когда мне заниматься с вами магией?!

– Точно – не знал. Предполагал. Такое неизбежно случалось, когда ведьмы обучали мужчин-магов. Это было естественной частью процесса обучения… и воспроизводства рода. Ведьмы всегда зачинали детей от своих учеников. Но как оно бывает наоборот – не знал никто. Просто потому, что никогда в истории Дайгара мужчина-маг не обучал женщину-ведьму. Оказалось, что разницы никакой, – усмехнулся он.

Похоже, все случившееся нисколько не смутило и не напрягло его. А просто-напросто развеселило! И продолжало забавлять, как все, что он делал с Лисией.

– И что… что же теперь делать? Как вы предлагаете заниматься дальше?

– У нас с тобой три пути, – невозмутимо ответил чародей. – Первый – прекратить заниматься. И решить, что же с тобой делать в этом случае. Второй – использовать чары, которые будут подавлять мое влечение к тебе. Бесовски трудоемкое и напряженное занятие. Оно будет изрядно истощать меня, отнимать огромный объем маны и наносить ущерб моей работе.

Маг сделал многозначительную паузу, вынуждая Лисию задать вопрос, ответ на который она в глубине души прекрасно сознавала и боялась услышать:

– А… третий путь?

Глава 36

– Третий путь, Лисия, это пойти по пути наших с тобой предков – ведьм и магов. Выпустить влечение на волю, позволить ему реализовать себя. Переспать с тобой, – жестко подытожил он без околичностей. – И для меня это – наилучший путь. Я бы даже сказал, единственно возможный.

Лисия опустила голову, не смея поднять глаз. Все. Это сказано. Прямо, безоговорочно. Каждое слово обрушивалось на нее камнем, впечатывало в землю. Эрдан отрезал ей пути к отступлению.

– Для меня – нет, – сдавленно произнесла она.

– Что – нет?

– Я не могу…

– Лисия, прекрати мямлить. С кем ты сейчас разговариваешь – с моим ковром? Посмотри мне в глаза, скажи четко и прямо то, что хочешь сказать.

Лисия сжала кулаки. Ладно, будет ему четко и прямо! Стиснув зубы, она подняла голову и взглянула ему в глаза.

– Для меня ваш наилучший путь неприемлем. Я не хочу спать с вами. Я вас не люблю.

Маг издевательски расхохотался.

– Не любишь? Милая девочка, как ты считаешь, многие ли из выпускниц Обители спят с мужчинами, которые забрали их с Отбора Приверженных?

Лисия пожала плечами, не желая отвечать на очевидный вопрос.

– А многие ли любят тех мужчин? Многие ли женщины Дайгара любят тех мужчин, с кем спят?

– Я не знакома со всеми женщинами Дайгара. Не могу за них говорить.

Маг усмехнулся.

– Поэтому просто поверь мне. Я тоже не знаком со всеми женщинами Дайгара. Но достаточно перевидал их на своем пути, чтобы сделать выводы. Когда у женщины есть выбор, она выберет того, кто даст ей больше золота, роскоши, обеспечит высокое положение в обществе. Жадность – вот что есть женская любовь. А когда выбора нет, она просто угождает тому, от кого зависит. Старается быть удобной, чтобы получить отношение к себе получше, еду посытнее, одежду покрасивее. И в том, и в другом случае разницы никакой. И та, и другая продаются за материальные блага. И если второй дать выбор, она точно так же выберет того, кто богаче и влиятельнее.

Пока маг говорил, Лисия так и закипала внутри. Еле сдерживала себя, чтобы не взорваться и не перебить. Ей ведь положено, по его теории, всячески угождать и стараться быть удобной, а не спорить.

Когда он замолчал и посмотрел на нее в ожидании реакции, она молвила саркастично:

– Мне жаль, что на вашем пути попадались такие женщины. На вашем месте я задалась бы вопросом, почему вы притягивали только таких. Почему не встретили ни одной, готовой полюбить вас искренне и бескорыстно.

Губы чародея скривились в циничную усмешку. Слова Лисии, похоже, нисколько не прошибли его дубленую шкуру.

– Ответ очевиден, разве не так? Потому что таких нет в природе.

– Такого не может быть.

– Не может, а есть. Но не будем уходить от темы. Речь не обо всех женщинах Дайгара. Только о тебе и мне.

– Вы себя причисляете к женщинам? – не удержалась Лисия, чтобы не съязвить. – И это вы ушли от темы, а не я.

Она и не заметила, как осмелела и перестала бояться дерзить магу. Когда он прямо озвучил перед ней ее главный страх перед ним. Ткнул ее носом, как котенка за шкирку. Почувствовала, что бояться больше нечего – все страхи как на ладони. И зря.

В следующий миг Эрдан оказался рядом с ней. Как это произошло – она даже не разглядела. Только что сидел в кресле – и вот уже нависает над ней, жесткие пальцы сдавили ее горло.

– Мне нравится твоя бодрость. Твоя энергичность. Ты полна сил, Лисия. Выглядишь так, словно мое предупреждение подняло тебе дух. Я рад. Потому что это значит, когда я сделаю то, что собираюсь сделать, ты почувствуешь себя еще бодрее. Так не будем же терять время.

Он схватил ее за плечи. Рывком поднял с пола. Притянул к себе и припал ртом к ее губам. Алчно, ненасытно, будто жаждал выпить весь воздух из ее груди.

Вновь Лисию накрыло вязкой волной темных, непостижимых чувств. Близость Эрдана, его прикосновения рождали в ней бурю, которую она не могла вынести. Протест, злость, обида за его насилие над ней, за принуждение. И огонь внутри нее – нестерпимо жгучий…

Раздираемая противоречием, она инстинктивно потянулась к источнику маны внутри себя. И током грохнуло осознание: вот же ее защита! Вот помощь.

Сконцентрировав потоки магической энергии, она мощным рывком направила их на мужчину. Ударной волной Эрдана швырнуло назад. Прямо на его ненаглядное кресло.

Маг мгновенно вскочил на ноги. Словно черная стрела метнулась по комнате, и вот он уже вновь нависает вплотную над Лисией. Рука тянется к горлу девушки… и упирается в сплетение голубых искр.

Все тело Лисии обволакивает мерцающий голубой покров. Эрдан не может дотронуться до нее. Лишь проводит ладонью вдоль сверкающей оболочки. И качает головой.

– А ты сильна. Воздвигла защиту, троекратно мощнее той, что я научил тебя. В тебе дремлет могучее наследие ведьм. Я не могу ее снести, не повредив твой разум. Не лучшая защита против настоящего врага… но со мной работает идеально. Я не хочу причинить тебе вреда, а значит, не стану трогать ее. Сегодня. Дам тебе время подумать. Ничего ужасного с тобой не случится, Лисия. Ты сама будешь радоваться и наслаждаться, если примешь то, что я тебе предлагаю.

Маг указал ей на дверь.

– Ступай к себе. Я не потревожу тебя этим вечером. Размышляй, выбирай. Ты не сможешь удерживать свой щит бесконечно. Мана иссякнет. И я надеюсь, ты образумишься прежде, чем это случится.

Лисия бросилась наутек. Прежде чем выскочить за порог библиотеки, она не выдержала, обернулась и выкрикнула:

– Скорее меня получит могила, чем вы!

И метнулась вниз по лестнице, издавшей надрывный скрип – словно клекот раненого стервятника.

Глава 37

Когда она захлопнула за собой дверь спальни, душераздирающий скрип так и звенел в ушах. Лисия зажала их руками, плюхнулась на кровать. Так и сидела, пока пронзительные рулады не смолкли.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю