290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Игрушка Верховного Мага (СИ) » Текст книги (страница 8)
Игрушка Верховного Мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Игрушка Верховного Мага (СИ)"


Автор книги: Светлана Волкова


Соавторы: Лана Волкова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 15 страниц)

Что это было – Эрдан приказал ступенькам свести ее с ума? Или спятил сам, а дом чутко среагировал на состояние хозяина? Хоть бы потолок и стены ночью не обрушились на Лисию. А может, так было бы лучше, избавиться разом от проблем.

Девушку все еще потряхивало после разговора с магом и жутких завываний на лестнице. Дверь распахнулась и ввалилась Бакота с подносом.

– На, лопай. Ишь, барыня кака. Хозяин сказал – в библятеке, а ты вспетушилась, и пожалуйста – будь по-твоему! А я бы сказамши, надыть тебя розгами отходить, враз пересташь ерепеницца.

– Забери и лопай сама, – бросила ей Лисия. – Я не буду есть, ни тут, ни в библятеке. Так и передай своему хозяину.

Бакота невозмутимо поставила поднос на стол.

– Ничо, вскорях жрамкать захотишь, усе подметешь.

Развернула свою тушку и выкатилась в коридор. Лисия в сердцах схватила поднос, метнулась в уборную и опорожнила одну за другой все миски в отхожее место. Поднос демонстративно поставила прямо на дырочку.

Эрдан поставил ей ультиматум? Она выдвинет встречный. Ни крошки в рот в его доме, пока он принуждает ее лечь к нему в постель. Она еще не забыла, как он нервничает и мигом идет на уступки, когда дело касается еды. Вот и пусть понервничает.

В Обители про такие выходки шутили – назло Матушке отморожу уши. Но когда тебя приперли к стенке, выбора не остается.

Заглушая голод злостью на Эрдана, Лисия забралась на кровать и завернулась одеяло. Проворочавшись пару часов, она наконец уснула.

Утром, когда Бакота принесла завтрак, спросила:

– Хозяин уже улетел во дворец?

– Не табе ж ему ждать, – буркнула служанка и вышла, оставив поднос.

С решительностью, не уменьшившейся со вчерашнего вечера, Лисия выкинула еду в уборной. Затем пошла в библиотеку. Лестница противно поскрипывала, но такого оглушительного воя, как вчера, не издавала. Но девушку поджидал другой сюрприз.

Дверь оказалась заперта. Похоже, Эрдан не собирался давать ей доступ к книгам, пока она не примет решение. Нужное ему, разумеется. Ладно же, милорд. Война так война.

Лисия вернулась к себе, легла обратно на кровать. Когда Бакота вошла с обедом, она не пошевелилась.

– Ишь, дрыхнеть, дурында бестолковая. Ужо хозяин явицца, ужо засадит ей за безделье.

Бормоча, служанка вышла. Лисия так и не встала, хотя ароматы с подноса дразняще врывались в ноздри, щекотали пустой желудок. Но она игнорировала позывы тела.

Вернувшись через час забрать посуду, Бакота уперла руки в боки.

– Енто чей-та ты творишь, остолопина стоеросовая, ась? Пошто не жрамкаши? Хозяйско добро переводишь! Думашь, хозяин магией табе едалово сотворяет? Ни шиша – усе на полновесную монету куплено!

– Не разорится, – буркнула Лисия. – Можешь вообще больше мне не приносить ничего.

– Да ты ж башка толоконная! Вота я хозяину-та расскажусь, он табе засадит!

– Табе пускай засадит, – огрызнулась Лисия и натянула на голову одеяло.

Бакота с руганью вынесла поднос со звякающими на нем мисками. А вечером не пришла. Ни ужина, ни вызова от Эрдана. Сам маг тоже не нагрянул покарать ослушницу. Вплоть до глубокой ночи Лисия ждала хлопанья двери и насмешливого голоса… Но никто не потревожил ее лежачую голодовку.

Ночь прошла беспокойно. Днем Лисия совсем не двигалась, ничем не занималась, и организм не успел накопить достаточно усталости, чтобы спать крепко. Голод тоже не добавлял приятных ощущений. Девушка с трудом погружалась в сон, неглубокий и непродолжительный, чтобы потом опять бодрствовать и ворочаться час, а то и больше.

Утро принесло еще большую усталость и головную боль. В Обители девочкам доводилось регулярно поститься, но пост был делом привычным, и предавались ему все вместе – ученицы и наставницы.

Ее нынешний пост вне церковного календаря, к которому она вынудила себя сама, сопровождался тревогой и волнениями. Если раньше голодание могло вызвать чувство легкости и невесомости в теле, то сейчас ее будто сильнее вдавливало в землю.

День Лисия провела в полном одиночестве. Бакота, похоже, обрадовалась ее пожеланию не приходить и не приносить еду. А Эрдан… Похоже, она переоценила его озабоченность ее питанием. Может, ему нет никакого дела, что она вздумала уморить себя голодом? Решил дать ей помучиться, а потом – сдаться? Нет, милорд, ни за что на свете. Лисия загибаться будет, но не придет на его милость.

Взошло солнце. Поднялось в зенит, прокатилось от востока к западу… И вот уже сумерки глядели в окно – зачарованное, Лисия даже руку не могла через него просунуть. Как и через любое окно башни, кроме библиотеки. Эрдан, должно быть, хотел отсечь ей пути к бегству, если она вздумает обернуться птицей без него и улететь.

Целый день Лисия то провалилась в дремоту, то просыпалась в напряженном ожидании сама не понимая чего. Когда комнату уже поглотила ночная мгла, а она в очередной раз утонула в тревожном полусне, сквозь пелену полузабытья до нее донеслись голоса:

– Вчерась все туё же, – глухо, как из бочки, опостылевший говор Бакоты. – Я ее давай поить, она давай плевацца. Ничось, хозяин, это просто у нее брюхо покедова не опустело. Вот как жрамкать захочет, вскочеть как миленькая, вот погляньте, вскочеть!

– Почему ты не послала мне ментальный зов? – бархатный тембр Эрдана даже с такими гневными, рассерженными интонациями перекатывался в ушах ласковой волной. – У тебя есть четкое распоряжение звать меня при любых чрезвычайных происшествиях.

О. Кому-то сейчас влетит. И Лисия ничуть не сочувствовала зловредной служанке.

– Дык, хозяин! Чавой тут резвочайного-та? Ну вскапризничала девка, норов кажет, дурында така. Ща подурит, жрамкать захочеть да встанеть как миленька! Ишшо вас из-за ейных выкрутасов отвлекать от делов дворцовых!

– На будущее, Бакота. При любых выкрутасах Лисии немедленно посылай мне зов. Это приказ.

Голос мага прозвучал твердо и холодно, нотки гнева Эрдан спрятал. Похоже, не считал нужным ругать и отчитывать Бакоту, предпочитая обходиться кратким ясным приказом.

– Понямши, хозяин. Звякну, коль дурында опять заерепенница.

– Ступай. Через десять минут принесешь Лисии ужин.

– Дык она не станеть!

– Станет. Я позабочусь. Как поужинает, приведешь в библиотеку.

Тяжело шаркающие шаги Бакоты заглохли за дверью. Лисия затаила дыхание. Поздно.

– Лисия, открывай глаза. Ты давно не спишь. Хватит притворяться.

Хватит так хватит. Лисия повернулась лицом к стене. Реакция Эрдана ее как обухом по темечку шибанула.

Маг сорвал с нее одеяло и провел ладонью по талии, затем по бедру, и – прежде чем Лисия опомнилась от шока – ниже, до подола ночной рубахи, который начал задирать вверх.

Взвизгнув, Лисия подскочила на кровати и села.

– Перестаньте!

– Не хочу. Мне нравится.

Он не выпустил ее лодыжку и продолжал поглаживать нежную девичью кожу.

– Тебя так приятно касаться, Лисия…

– А мне неприятно, – выкрикнула она, пытаясь оттолкнуть его. – Отпустите, не трогайте!

Вместо ответа чародей лишь крепче сжал ногу девушки у щиколоток. Свободной рукой опрокинул ее на спину, придавил к кровати. Выпустив лодыжку, ладонь принялась скользить к колену и еще выше.

Лисия упорно брыкалась, не желая покорно ждать, пока он просто возьмет то, что хочет. Блеснуло голубое свечение. Эрдан отдернул руку, как будто обжегся. Встряхнув кисть, раздраженно взглянул на мерцающую оболочку вокруг тела девушки. Хмыкнул:

– Сильна. Хорошо, Лисия, давай просто поговорим. Но сначала поешь.

– Нет. Я не возьму в рот ни крошки, пока вы не поклянетесь, что не станете принуждать меня ложиться с вами в постель.

Глава 38

Он проговорил с младенчески невинным лицом:

– Моя тебе клятва, что не стану принуждать тебя ложиться со мной в постель.

– И трогать!

– И трогать, – с подозрительной готовностью повторил маг. – Пока ты сама мне не разрешишь.

– Не дождетесь.

– Я и не люблю ждать. Ужинай и поднимайся в библиотеку. Будь Бакота обычной служанкой, получила бы изрядный нагоняй за то, что не предупредила о твоем демарше. Я не успевал закончить с делами во дворце, пришлось заночевать в городе. Если бы я узнал сразу, что ты учудила, принял бы меры раньше.

– А необычной что будет? – не удержалась Лисия. – По головке погладите? Вы ее, похоже, никогда и ни за что не наказываете.

– Не наказываю, – кивнул маг. – Просто сообщаю, где она ошиблась, как исправить и не повторять снова. Этого достаточно. Если ошибки станут частыми, Бакота утратит свою ценность для меня. А она понимает, чем это чревато.

У Лисии даже не возникло желания поинтересоваться, чем же. С Эрдана еще станется расписать в деталях, как именно он утилизирует служанку.

Эрдан вышел из спальни. А следом явилась Бакота с подносом ароматных блюд. Поставила на стол и повернулась к Лисии, уперев руки в боки.

– Слухала что ли? Жри и топай к хозяину. Да не телись. А то влетит тебе по самые не могусь, – пообещала Бакота едва ли не сладострастно, будто изнывала в предвкушении.

– Самой тебе влетит по самые не могуси, – огрызнулась Лисия. – Вон из моей комнаты.

– Щас! – осклабилась служанка. – Хозяин велел вести тебя к нему, как пожрамкаешь. Давно тебя надо было пропаять, да так шоб не разгибалась!

– Пожрамкаю – поведешь. А пока выкатывайся отсюда, не телись. Не то скажу хозяину, какая ты нерасторопная, еще посмотрим кого он пропаяет.

Бакота злобно зыркнула, но вышла. Лисия в раздумьях уставилась на чашку густого наваристого супа и краюху душистого хлеба. Упорствовать дальше или уступить? Эрдан дал слово… Можно ли ему верить?

Ароматный пар бил в ноздри, усложняя решение. Желудок болезненно заурчал. Лисия отвернулась, чтобы не видеть еду… Но от запаха защититься не могла. "Бес с ним", – махнула она, села за стол и схватила ложку.

Умориться до смерти Эрдан ей не даст. Лучше набраться сил, чтобы выстоять, – оправдывалась Лисия, уплетая суп. Не иначе, он был зачарован – с каждой ложной она ощущала прилив бодрости.

Как доела, ее так и распирала кипучая жажда деятельности. И желание задать кому-нибудь жару. Даже не кому-нибудь, а конкретному любителю распускать руки и лапать невинных девушек.

В таком настроении она распахнула дверь в коридор. Эрдан хотел разговора? Будет ему разговор. Еще какой. Пусть маг пеняет на себя.

Лисия решительно шагнула за порог. Краем глаза заметила Бакоту, которая стояла на лестничном пролете, ведущем вниз, и таращилась на девушку, как сторожевая псина. Лисия презрительно отвернулась и зашагала в противоположную сторону – к лестнице наверх.

Зашлепали тяжелые шаги: Бакота потопала следом. Слава Создателю, за локоть не хватала и держалась на расстоянии. Лестница не издала ни звука – в отличие от вечера, когда Лисия стремглав выскочила из библиотеки Эрдана.

Дверь была привычно распахнута – словно навстречу желанной гостье. Вот только от такого гостеприимства возникало не предвкушение веселых посиделок с радушным хозяином, а страх оказаться на трапезном столе в качестве закуски.

Лисия замерла на пороге. Вся ее решительность медленно испарялась, как будто втягивалась в черное зияние дверного проема. От напряжения застучало в ушах; она даже не услышала, как увесистые шаги Бакоты приблизились вплотную.

Служанка грубо ткнула ее в поясницу.

– Чавой-та стоишь, нукась топай в библятеку! Хозяин ждеть!

Девушка перешагнула порог, чтобы только избавиться от назойливой, как оса, Бакоты. Войдя, она утонула в полумраке большого помещения. Эрдан не сидел, как обычно, в кресле, а стоял у окна, глядя в звездное небо.

Повернувшись, он поманил Лисию пальцем. Опасливо, неуверенно, девушка двинулась к окну. Остановилась в двух шагах от мага.

– Ну же, Лисия, подходи ближе, не бойся. Я ведь дал слово, что не притронусь к тебе без разрешения.

Он демонстративно убрал руки за спину.

– Видишь? Чтобы не было искушения. Идем, просто посмотрим на звезды вместе. Ничего больше.

Посмотрим на звезды? Это еще что за новость? Какой-то особо изощренный ход милорда Эрдана? Может, надеется так ее соблазнить – звезды, романтика? Рассчитывает, она разомлеет и станет на все согласна?

Он посмотрел на ее лицо и расхохотался.

– Я не пытаюсь тебя соблазнить, не сомневайся, – словно бы ответил на ее мысли. – Просто любуюсь звездами и тебе предлагаю. Я действительно наслаждаюсь видом ночного неба. Больше всего – в птичьем полете.

Маг вновь пригласил ее жестом подойти ближе. И тут же спрятал руку обратно за спину. Лисия сделала два шага, оперлась ладонями на узкий подоконник и выглянула в окно.

Внизу по земле стелился инеистый туман, а наверху, на темном, низком небе, ясно сияли осенние созвездия: Ясень, Морячка, Утиный Клюв, Лопата – и россыпи одиноких, безымянных серебристых точек.

Вспомнилось, как она разучивала созвездия в Обители. Огромная карта ночного неба красовалась на стене классной комнаты, и Матушка Иола вычерчивала указкой фигуры из звезд. Объясняла, откуда взялись названия. Лисия упорно пыталась рассмотреть утиный клюв или лопату из желтоватых точек, но так и не могла. Ни на карте, ни на реальном небе.

– Я всегда задавался вопросом – почему клюв именно утиный? – негромко прозвучал за спиной бархатный и обволакивающий голос. – С тем же успехом он мог быть гусиным или лебединым. Честно говоря, я никогда не мог разглядеть клюва, как ни пытался.

– Вы за этим меня позвали? Показать вам утиный клюв? Напрасно. Я тоже никогда не могла его разглядеть.

В отличие от мага, голос Лисии звучал напряженно и скованно. Эрдан рассмеялся.

– Я так и знал. Не я один такой бездарный. Создатель с ним, с Утиным Клювом. Я позвал тебя не из-за него. Я действительно хотел показать тебе кое-что. Но отнюдь не звезды. Пойдем.

Небрежно, как будто бы невзначай, он взял ее под локоть. Лисия вздрогнула – ее пронзило током. Эрдан выразительно отдернул руку.

– О. Прости, я забылся. Больше не повторится. Давай подойдем к камину.

Он двинулся вперед, расположился в своем кресле. Вытянул руку вперед, к камину. Поманил змеек ладонью, будто пригласил выползти, посидеть у камелька за дружеской беседой. И змейки впрямь встрепенулись, подались наружу, вытянулись по струнке во всю длину.

Больше они не подрагивали, не извивались в танце; выпрямились и как будто вширь растеклись, в сплошную огненную стену. На стене появилось изображение.

Глава 39

Просторная комната напоминала интерьером и атмосферой кабинет настоятельницы в Обители. Письменный стол, на заднем фоне – серые стены с небольшими книжными стеллажами. За столом в кресле сидел человек. Явно с той стороны, с которой в Обители усаживались девочки, когда Матушка вызывала их на разнос. Или же сами прибегали с просьбами, жалобами, кое-кто – доносами.

Посетитель выглядел ровесником Эрдана – чуть старше тридцати. На плечах – черный плащ. Кончики ворота скреплены на шее брошью-сигнией, хорошо знакомой любой девочке в Обители. Знак магического ковена.

В груди захолонуло от недобрых предчувствий. Что это за место? Кто этот человек? Зачем Эрдан показывает его Лисии?

– Мои рабочие апартаменты в королевском дворце, – пояснил чародей. – А это Делгар –мой верный соратник и весьма талантливый маг. Меня ты не увидишь – я сижу с другой стороны стола, так сказать – за кадром. Но услышишь нашу беседу. Слушай внимательно, Лисия. Не пропусти ни слова. Уверен, тебе будет интересно.

Лисия и так уже навострила уши и готовилась внимать каждому слову. Из-за кадра донесся голос Эрдана:

– Рад тебя видеть, Делгар. Что тебя привело?

– Моя мать, милорд. Она не находит себе места с тех пор, как мои дети и дети моего брата выросли и больше не гостят у нее с утра до вечера. Внуки были смыслом ее жизни.

– Так устроен мир, дети вырастают и покидают предков. Надеюсь, ты пришел не затем, чтобы я остановил сей жизненный цикл?

– Что вы, милорд! Обратить время вспять не под силу даже сильнейшим из магов. Я пришел просить, чтобы вы позволили матушке найти себе занятие по душе. Знаю, как сильно вы не любите ведьм. Но она перешла на сторону магов одной из первых – даром что была весьма сильной ведьмой. Ни разу за время войны ее не уличили и не заподозрили в помощи врагу. А когда враг был разгромлен, она тихо обитала в нашем загородном имении, воспитывая внуков.

Лисию покоробило. Враг – так чародей по имени Делгар называл ведьм. Таких, как его мать и мать Лисии, кто не переметнулись лживо на сторону озверевших мужчин, а хранили верность своим принципам и своей предводительнице.

Маг ковена продолжал говорить:

– Ей немало лет, и она не нарушала закон, чтобы продлить себе молодость чарами. Но ее разум сохранил остроту и целеустремленность. Она справится с любым трудом, любой обязанностью, к которой будет позволено допустить ее. Позвольте ходатайствовать за нее, милорд. Моя благодарность не будет иметь границ, если вы отыщете достойное и дозволительное для нее занятие.

Эрдан погасил экран. Огненная стена всколыхнулась и распалась. В камине снова танцевали живые змейки, большие и маленькие, каждая сама по себе, в причудливой, занятной гармонии.

Лисия так и уставилась на них, не в силах отвести глаз. Она ничего не поняла. Ожидала, что разговор зайдет о ней самой – молодой ведьмочке, посмевшей проявить запретную силу. Но Эрдан не обмолвился о ней ни словом. Вместо нее разговор шел о престарелой ведьме, которая находила отраду в воспитании внуков, а потом они выросли, и она изнывает от безделья. Но при чем тут Лисия?!

Слушая разговор двух магов-мужчин, девушка закипала от возмущения. Подумать только – старая женщина вынуждена страдать от безделья, униженно умолять через сына позволить ей заняться чем-то, кроме воспитания внуков! Неужели чародеи настолько бояться ведьм, что заставляют гнить в праздности даже старых женщин?!

И не только в праздности – в старении и увядании. Сами-то маги не гнушались омолаживать себя, взять того же Эрдана. И являлись в Обители, отбирали себе двадцатилетних девиц. А ведьмы не имели права применить магию, даже чтобы задержать старение – такой страшный и мучительный процесс для любой женщины.

Еще Лисию разбирала злость на эту ведьму-предательницу. Если бы не было таких как она, если бы все ведьмы хранили верность Верховной, встали бы плечом к плечу, единым строем против жестоких мужчин – тогда женщины могли бы выстоять. Остались бы свободными, сильными, независимыми, вольными выбирать себе занятие по вкусу. А не пресмыкаться перед магами и не терпеть их произвол.

Тогда неизвестной старухе не пришлось бы упрашивать сына похлопотать за нее перед чужим чародеем. И старухой бы она не была – сохранила бы зрелую красоту. А Лисия не торчала бы взаперти в мрачной башне на болотах, полностью зависимая от прихотей Эрдана.

Маг внимательно наблюдал за ней. Лисия почувствовала, что все ее внутренние переживания, все возмущения для него как открытая книга.

– Сострадаешь ей. Злишься. На нас, магов, да и на нее тоже. Ты бы хотела ей помочь, Лисия? Одряхлевшей отступнице, которой хватило здравого смысла сразу увидеть, на чьей стороне сила, и присоединиться к победителям? Или мечтаешь сжечь ее на костре?

– Не мечтаю, – буркнула девушка. – В отличие от вас, я вообще никого не хочу сжигать на кострах.

– Значит, хочешь помочь? – переспросил маг.

– С каких пор мои хотения что-то значат? Вы ведь уже решили, как поступить. А мне показываете это с какой-то целью, которую я никогда не угадаю. Лучше скажите прямо, как меня касается этот разговор.

Эрдан усмехнулся.

– Ты ошибаешься. Я не решил, как поступить. Мое решение зависит от твоего. Поэтому я и показал тебе просьбу Делгара. Судьбу его матери предстоит определить тебе.

Лисия фыркнула.

– Уж не ждете ли вы, что я заплачу собой за то, что вы найдете для нее занятие? Нет, я не пойду на ваши условия ради чужой женщины. Да и не верю, что вы откажете этому магу. Сами сказали, что он служил вам верой и правдой столько лет. А теперь просит о такой малости. Вы не станете отказывать ему и настраивать против себя преданного слугу.

Эрдан расхохотался.

– Какая умная и проницательная девочка. Ты совершенно права. Я не собирался отказывать Делгару и уже обещал помочь. От тебя зависит не мое согласие. Тебе решать, чем именно займется престарелая леди Делгар. Чем и где.

Эрдан сделал паузу, одаривая Лисию насмешливым взглядом. Девушке захотелось схватить самый тяжелый талмуд с ближайшего стеллажа и запустить в лоб зловредному чародею. Он намеренно изводит ее, ходит вокруг да около, не говорит прямо, чего добивается.

Маг молчал еще полминуты, затем заговорил:

– Знаешь, кем была леди Делгар, когда страной заправляли ведьмы? Одним из лучших преподавателей Магической Академии в столице.

И снова умолк. Лисия по-прежнему ничего не понимала, но к сердцу подбиралась ледяная змея. Она чувствовала себя косулей, которую планомерно, хладнокровно, выверенно загоняет жестокий охотник.

К чему клонит Эрдан?

Глава 40

Он продолжал:

– После войны ей предлагали возглавить одну из Обителей – в качестве награды за лояльность магам. Но она отказалась, предпочла посвятить себя воспитанию внуков. И вот птенцы оперились, упорхнули из гнезда, а талантливый педагог остался не при делах. Как считаешь, кого я посчитаю лучшей настоятельницей и наставницей юным ведьмам? Женщину, не раз доказавшую свою преданность новой власти, раз и навсегда отрекшуюся от Верховной Ведьмы и ее идей? Либо же ту, кто посмела нарушить закон о неприменении магии? Кто наверняка жаждет возрождения власти ведьм и исподволь насаждает эту идею среди своих учениц? Кто выбрала себе любимицу среди прочих, в нарушение устава Обители, и воспитала в ней строптивый, непокорный нрав? Как по-твоему, Лисия, сочту ли я целесообразным сместить Иолу с места настоятельницы и заменить ее леди Делгар?

Эрдан говорил, и его голос отзывался в ушах Лисии дробью гигантского молота. Ей хотелось закрыть уши, закричать, чтобы не слышать. Когда он замолчал, девушка обнаружила, что не дышит уже минуту. Нечем было дышать. Сдавило грудь, в ушах звенело. Теперь она знала, как рождается ненависть. Из бессилия.

Пару раз за последние два дня она почти пожалела его. Могущественный маг не мог совладать с обычной похотью, как зеленый юнец. Вот только в отличие от безусого подростка он имел неограниченные возможности, чтобы утолить ее.

– Зачем? – выдохнула она. – Зачем так сложно? Почему просто не принудить меня магией, как на рынке?

– Тебе хотелось бы так? – криво усмехнулся он.

– Мне хотелось бы убежать отсюда и никогда в жизни вас не видеть. Я просто не понимаю, зачем.

– Не понимаешь? Я не хочу тебя безвольной и обездвиженной. В постели мне нравится живая женщина, с естественной реакцией. Не бесчувственное бревно.

– Бревно вы и получите! – выпалила Лисия горячо. – Это моя естественная реакция на вас.

Снова усмешка.

– Это мы проверим.

Они смотрели друг на друга, маг – невозмутимо и выжидающе, Лисия – с бессильной яростью. Вдруг одежда Эрдана вспыхнула огнем. И тут же погасла, а Лисию швырнуло на пол невидимой волной. Она сжалась в комок, ожидая неизбежного наказания. Но по лицу мага пробежало хищное удовлетворение.

– Сильна. Больше суток голодовки – и ты в состоянии вызвать магический пожар. Сопротивляйся – ты нравишься мне такой. Но ты ведь поняла: так или иначе я получу тебя. Это неизбежно. Ты не победишь.

Лисия попыталась подняться с ковра, но спонтанный магический импульс истощил ее. Тело отказывалось повиноваться. Девушка не могла пошевелиться. Эрдан медленно подошел, опустился рядом на колени, коснулся ее волос. Лисия вздрогнула, отпрянула. Маг удержал ее, приподнял ее с пола, развернул лицом к себе.

– У тебя железная воля, моя упрямая девочка. Но не железное сердце. Когда человеку кто-то дорог, он слишком уязвим, чтобы бороться. Ты пойдешь на все ради тех, кого любишь. Подавишь свою волю, свою гордость, но спасешь их. Ты слишком самоотверженна, чтобы идти до конца. А я слишком сильно хочу тебя, чтобы быть милосердным.

С каждым словом ее напряженное тело обмякало в его руках, и наконец безвольно прильнуло к нему, не в силах держать собственный вес. Эрдан легонько подтолкнул ее к двери.

– Пойдем наверх. Ничего не бойся. Ты не испытаешь боли… и бесчувственным бревном остаться не сможешь. Это я тебе обещаю.

Глава 41

Первый порыв – оттолкнуть, закричать, плюнуть в мерзавца со всей ненавистью. Но Лисия покорно позволила ему вести себя, как ягненка на заклание.

Нет, он не применил магию, чтобы подавить ее волю и заставить тело послушно исполнять чужие команды. Эрдан честно открылся: он хотел полностью вкусить удовольствие от изощренной забавы, от унижения и беспомощности девушки.

Если бы Лисия решилась, она смогла бы оттолкнуть его, закричать, ударить – хотя бы попытаться. Но его рука лежала на ее плечах и крепко сдавливала, парализовала волю без всякой магии. Второй рукой он обвил талию и плотно прижал к себе вожделенную добычу.

Лисия шла, куда он направлял ее, не пытаясь вырываться. Она сама не знала, что сломило ее твердый настрой сопротивляться любой ценой. Угроза Матушке или осознание, насколько она беспомощна и насколько силен ее противник. Какими безграничными возможностями он располагает, чтобы принудить ее к чему угодно, заставить принять любую прихоть, любое извращенное желание.

Они поднялись на верхний этаж. Прежде чем Эрдан распахнул дверь своей спальни, Лисия осознала, что ни разу не видела, что за ней в действительности. Каждый раз, переступая порог, они попадали в псевдореальность.

Так случилось и сейчас. Шагнув в темный дверной проем, Лисия оказалась в огромной купальне. Пол вымощен разноцветной плиткой, сложенной в искусные мозаичные узоры. Светильники на стенах разливали мягкое голубоватое свечение. В середине купальни – огромная ванна прямо в полу, больше похожая на миниатюрный бассейн.

Эрдан расстегнул верхние пуговицы на платье Лисии. Она отпрянула было – но рука мага крепко придерживала ее между лопаток.

– Тихо, девочка. Не сопротивляйся. Тебе надо искупаться и расслабиться.

Отпустите, чтобы я расслабилась! – хотела крикнуть Лисия, но язык присох к нёбу. Дрожа от страха и стыда, она позволила ему развести в сторону ее стиснутые на груди кулачки, опустить их и расшнуровать лиф, непристойно обнажая грудь.

Словно невзначай, пальцы мага скользнули по чувствительной коже сосочка. У Лисии перехватило дыхание от непривычного прикосновения. Никто ни разу не трогал ее в этом месте. Лишь одежда да мочалка.

Чужие пальцы – мужские пальцы! – вызвали совсем новые, совершенно непостижимые ощущения. Словно разряд тока прошил изнутри… и это чувство нельзя было назвать неприятным.

Лисия не поднимала глаза, чтобы не встретиться глазами с Эрданом. Но чуяла, как жадный, похотливый взор пожирал обнаженную грудь. От смущения она зажмурилась.

Эрдан продолжал возиться со шнуровкой. Расслабил ее на талии и стянул платье вниз. Лисия осталась в одних панталонах. Создатель, неужели он сейчас будет снимать с нее даже белье, коснется ее бедер, паха?

Эрдан, в отличие от Лисии, не колебался ни секунды, хотя при том и не спешил. Размеренными, четкими движениями взялся за резинку панталон, спустил их до колен. Девушка уловила шорох и колебание воздуха – кажется, маг опустился на корточки, чтобы полностью избавить ее от белья.

Он приподнял одну ступню Лисии, затем вторую. Все. Она стояла перед ним полностью обнаженной. Однажды он уже видел ее такой. Но это было лишь несколько мгновений, прежде чем она прикрылась.

Теперь не прикрыться – он только что снял с нее все покровы. И пожирал голодным взглядом. Лисия чуяла это по его дыханию, частому и тяжелому.

– В ванну ты тоже пойдешь с закрытыми глазами?

Голос чародея звучал хрипловато… и как будто чуть подрагивал. Но никак не от страха, а от той самой всепоглощающей мужской похоти. Лисии пришлось открыть глаза – и она встретилась с взглядом Эрдана. Именно таким, как ей чудилось: алчным, пожирающим.

– Спускайся, – хрипло приказал он.

Лисия двинулась к бассейну, медленно переступая. Шагнула на ступени под водой. Эрдан не сводил с нее глаз. Неужели он собирается смотреть, как она купается?! Пялиться бесстыже, ощупывать взглядом, изучать каждый участок ее обнаженной кожи?

Все оказалось намного хуже. Маг разделся сам. Так стремительно, что Лисия в ступоре и ошеломлении от происходящего не успела отвести глаз.

Если Эрдан видел ее обнаженной полностью, то она его – только в полотенце. Сейчас ничто не прикрывало его сокровенную мужскую часть. Лисия невольно сглотнула, увидев это. В прошлый раз она недоумевала, что за бугорок прячется под полотенцем. Что за ужасный нарост может там скрываться.

Теперь она видела «нарост» воочию. И ей стало по-настоящему страшно. Так, что захотелось выпрыгнуть прямо из бассейна на мозаичный пол, минуя мраморные ступени.

Когда Лисия увидела Хадраса и Римму, сношавшихся в коридоре Обители, она решила, что у всех мужчин промеж бедер уродливый сморщенный отросток, похожий на гриб сморчок. Но у Эрдана все было совсем, совсем иначе.

Его… отросток… был большим. Пугающе большим. И он не жалко свисал, а торчал вздыбленно вверх, как занесенный дротик. Еще у мага вместо огромного пуза и дряблых мышц были крепкие подтянутые мускулы – их Лисия уже видела в Лардосе. А когда он на секунду повернулся боком, то увидела упругие ягодицы, которые тоже ничуть не походили на жирный обвислый зад Хадраса. Оказывается, у мужчин все устроено очень по-разному.

Эрдан посмотрел ей прямо в глаза и усмехнулся. Лисия осознала, что ее взгляд прирос к телу мага как приклеенный. Все это время она пялилась на него, забыв про скромность и стыд.

Девушка вспыхнула от кончиков ушей до корней волос. Уставилась вниз – на прозрачную воду – но было поздно. Эрдан ее засек. И он подошел к бортику и начал спускаться по ступенькам в бассейн. К Лисии.

Глава 42

– Нравится увиденное?

Оцепеневшая, девушка даже не осознала, что маг подошел совсем близко. Низкий хриплый голос прозвучал прямо над ухом. Тело пронзило дрожью, внизу живота стало горячо и тянуще, словно жгучая медовая патока разлилась.

Она вновь зажмурилась. Как будто спряталась от того, что происходило с ее телом. Что вытворял с ним неумолимый мужчина и как оно реагировало.

Эрдан взял Лисию за плечи, подтолкнул к бортику. Не грубо – вполне деликатно, но хватка была цепкой и твердой. Вырваться невозможно. Спиной Лисия почувствовала сзади себя выступ. Эрдан настойчиво подталкивал ее, приподнимая и вынуждая сесть туда. Затем протянул руку за ее спину, достал мочалку с каплей мылящей жидкости и принялся натирать плечи и грудь девушки.

От каждого касания Лисия вздрагивала, словно он истязал ее, а не намыливал. Так оно и было. Она до сих пор не могла поверить, что все это происходит наяву.

Сколько раз она с ужасом думала о том, что чародей сделает ее своей игрушкой – этот или другой. Но всегда лелеяла надежду избежать такой участи. И вот надежды рассыпались в прах. Мужчина раздел ее и намыливал словно куклу, не спрашивая согласия. Нагишом, и сам полностью обнажен.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю