290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Игрушка Верховного Мага (СИ) » Текст книги (страница 11)
Игрушка Верховного Мага (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 20:30

Текст книги "Игрушка Верховного Мага (СИ)"


Автор книги: Светлана Волкова


Соавторы: Лана Волкова



сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 15 страниц)

Странное опустошение охватило ее. С момента, когда в ее жизнь вошел «Эрдан», ее раздирали бурные, отчаянные чувства. В первую очередь – злость и протест против его бесцеремонного, уничижительного обращения с ней. Она не ведала ни минуты покоя, ни минуты внутренней тишины.

И теперь весь этот безостановочный ураган эмоций вдруг стих. Осел на землю серым неосязаемым пеплом.

Она в полной мере осознала безнадежность сопротивления. Что бы она ни сказала своему всевластному хозяину, это ничего не изменит. Ее слова, ее беспомощные взбрыкивания были такими по-детски глупыми.

Он ухитрился раздеть не только ее тело, но и душу. Она была перед ним не просто раскрытой книгой, а книгой с полупустыми страницами. Он читал ее и вписывал между строк то, что желал сам. Для этого он достаточно поднаторел в искусстве играть чужими душами.

А Лисия позволяла ему. Наивно велась на провокации, которые лишь забавляли этого игрока и манипулятора. Она злилась – а он веселился. Она дралась – а он сковывал ее и шалил с ее телом – таким же наивным и отзывчивым, как душа.

Хватит. Пора положить этому конец. Нет, конечно, она не сможет его остановить. И не сможет переубедить жесткого черствого кукловода относиться к ней как к живому человеку, а не игрушке. Она не в силах даже убить себя, лишив его бессердечных игр таким ужасным способом.

Все, что ей под силу, – перемениться самой. Взять под контроль собственные чувства, переживания, мысли. Не давать ему желанную пищу по щелчку пальцев.

Конечно, он не перестанет терзать и насиловать ее. Ее неизбежно ждут новые эксперименты и надругательства. Не в ее воле пресечь их, выбраться из этой преисподней. Но будь она тысячу раз проклята, если продолжит кормить ее хозяина.

Лисия толком не представляла, что и как она должна изменить в своем поведении. Она не умела контролировать чувства, играть ими, пряча лишнее и выпячивая нужное. Ее лишь накрыла ледяная, непримиримая решимость. Отныне все должно стать иначе.

Она должна отыскать тот заветный оберегающий кокон, заползти в него и затаиться. Делать так каждый раз, когда Верган начинает свои измывательства. Спрятаться и выжидать… чего?

Она не знала. Она даже толком не сознавала, что сейчас с ней случилось. Что Верган не просто порвал ее девственную плеву, забрал ее телесное девичество. Он трансформировал ее душу. Заставил сделать семимильный шаг из детства во взрослую жизнь – без искренности, прямоты, непосредственности и откровенности. В ту жизнь, где человек должен прятать и утаивать себя, чтобы выжить.

Глава 54

В спальню вошла Бакота. Принесла обед. Выглядела она неважно – рассеянный взгляд, даже пошатывалась слегка. Похоже, дрессировка имела нехорошие последствия. А может, она просто выпила алкоголь? Разрешает ли Верган своей нечеловеческой служанке пить?

Мысли проносились в голове девушки механически, она не особо переживала, что такое творится с Бакотой. Раньше ей приходилось бы куда дольше оправляться от потрясения, что живой человек – хоть и весьма странный – оказался зверем. Ну а сейчас ей хватало иных потрясений. От которых она вряд ли оправится до конца своих дней.

Бакота молча поставила еду на стол и вышла. Лисия подошла, села и стала есть. Глупые капризы с отказом от еды все равно ни к чему не приведут.

Нужно сохранять твердый рассудок, а для этого она не должна доводить себя до истощения. Поев, Лисия стала думать, чем ей заняться. Лежать в кровати и рыдать над своей участью – упаси Создатель. Хватит, наплакалась. Ей это ничем не помогло.

Взять книгу в библиотеке? Там, где сейчас он. Ее мучитель.

Лисия вскочила со стула и принялась ходить по комнате из угла в угол. Да, он сейчас там. Это его дом. И так уж сложилось – так он определил своей волей, что она тоже здесь, под его крышей. Он будет здесь всегда.

Даже когда отсутствует, это не имеет значения. Стены башни пропитаны им. Она, Лисия, теперь пропитана им. Он повсюду, каждое мгновение ее жизни, в каждой клеточке ее тела.

Что ей теперь делать? Бегать от него? Прятаться, запираться в спальне, когда он дома? А смысл, если он в любой момент может явиться сюда. Эта комната принадлежит ему так же, как все остальное.

Нет. Довольно бессмысленных страхов. Довольно пустой суеты. Если этот мужчина сделал себя частью ее жизни, если Лисия теперь накрепко привязана к нему – она будет с этим жить. Чего бы оно ей ни стоило.

Она научится принимать его постоянное, давящее присутствие. Научится жить с мыслью, что он всегда рядом. Что по мановению его руки она превращается в беспомощную игрушку, полностью подчиняется его воле.

Раз теперь это ее судьба, она сделает хотя бы ту малость, которая все еще зависит от нее. Перестанет бояться. Перестанет убегать. Встретит свой страх лицом к лицу.

Приняв решение, она резко остановилась. Несколько секунд стояла на месте, пытаясь унять бешеный стук сердца. А потом шагнула к двери, распахнула ее, вышла в коридор и решительно зашагала по лестнице на четвертый этаж.

Перед дверью библиотеки она замерла, все еще не веря, что делает это. Идет к магу по собственной воле, сразу после его изнасилования, не по его приказу, а по своей нужде. Идет, чтобы потребовать у него что-то для себя. У всемогущего Вергана, который убил всех ведьм, а теперь ненавидит их дочерей.

Пути назад не было. Лисия не умела отступать. Она набрала в грудь воздуха, толкнула дверь и переступила порог.

Взгляд, как зачарованный или прикованный магнитом, метнулся к креслу. Оно пустовало. Лисия повертела головой, выискивая Вергана. Мага нигде не было. Библиотека пустовала.

Она с облегчением выдохнула. Ну конечно, глупо было думать, что он останется в башне… У него же куча дел во дворце. Недобитые ведьмы подняли голову в соседнем королевстве, а у добитых – строптивые дочки показывают норов, надо на костер затащить. И по-быстрому, чтобы остальные с них пример не брали.

Тут еще принцесса Гералия сбежала из дворца. Что надо сделать с дочерью короля, чтобы она захотела удрать навстречу невзгодам и лишениям? Конечно, беглая принцесса – это не бесправная сиротка. У нее есть золото и драгоценности, а еще фаворит и служанка. Но всяко во дворце спокойнее, чем в бегах…

Думая о Гералии, Лисия поняла, как была напряжена и как расслабилась, не найдя Вергана. Вся ее отчаянная решимость, с которой она бросилась выяснять отношения с магом, была сродни храбрости смертника. Терять все равно нечего – смерти не миновать.

А если палача вдруг не оказалось на месте, то приговор отсрочен. Можно еще пожить, подышать. Даже книжку почитать.

Лисия подошла к ближайшему стеллажу выбрать книгу. Пролистала несколько, поставила на место. Слишком сложно или слишком скучно. И когда собралась вытащить очередной томик, поверх ее плеча к полке потянулась чужая рука. Мужская.

– Позволь порекомендовать тебе это, – прозвучал голос знакомый голос прямо над ухом.

Слишком близко. Так же, как он шептал совратительные слова, лаская ее в постели. С теми же интонациями. Неужели теперь каждый раз, когда она слышит этот низкий бархатный тембр, перед глазами будут вставать те развратные мгновения?

Верган вытянул книгу и вложил в мокрые, дрожащие ладошки Лисии.

– История Амелии, возлюбленной куртизанки короля Венсана. Невероятно захватывающее и познавательное чтение. Тебе понравится, уверяю.

От близости насильника, от звуков его голоса Лисию затрясло мелкой дрожью. Язык присох к небу.

Собрав остатки воли, она сглотнула и вымолвила:

– Познавательное? Что такого мне познавать из книги, чего вы не сотворили со мной в действительности?

Глава 55

Верган негромко расхохотался хриплым гортанным смехом. Очередная волна обжигающего трепета прокатилась по телу девушки.

– Ох, Лисия, Лисия! Какая же ты еще наивная. Я еще почти ничего не сотворил с тобой, глупышка! Искусство любовных утех слишком глубоко и многогранно. Познать его за один раз – все равно что стать великим магом с первого заклинания. У тебя все впереди, моя девочка. Впрочем, уже не девочка!

Напоминание об утрате девственности хлестнуло Лисию, как пощечина. Хотелось бросить в ответ что-нибудь такое же хлесткое, обидное. Но что может обидеть Верховного Мага? Смешно даже подумать. Это она – эмоциональная девчонка, которая ведется на каждое едкое слово. А он – хищник, матерый интриган, бесчувственный манипулятор.

Ну уж нет. Эту цепочку надо разорвать. Она ведь приняла решение больше не поддаваться эмоциям. Так и будет делать. А Вергану отплатит той же монетой. Не он один умеет острить.

– Неужели оно и верно такое сложное? – протянула Лисия. – Как же тогда вы успевали осваивать и его, и магию? Может, не такой уж вы сильный маг, как все думают? Если все свои силы направляли на познание любовных утех…

Воцарилась тишина. Даже дыхание Вергана за спиной исчезло. Лисия обернулась – ей хотелось видеть его лицо. Слишком поздно – он быстро овладел собой, и она лишь на долю мгновения застала след удивления на хищном лице.

Он вновь рассмеялся.

– Отращиваешь коготки, моя птичка? Что ж – давай! С удовольствием понаблюдаю, как ты будешь их применять. У каждой ведьмы есть зубки и коготки, какой бы хрупкой и невинной она ни казалась.

На последних словах в его глазах мелькнуло странное выражение. Колючее и как будто озлобленное. Оно и понятно. Это же Верган, истребитель ведьм. Конечно, он ненавидит всех женщин с магическим даром. Ненавидит ее, Лисию. Только за то, кем она родилась. Ненависть – вот что стоит за его издевательствами и насмешками.

– Зачем? – бросила она, глядя в лицо магу. – Зачем наблюдать? Проще вырвать их один за другим, а потом сжечь на костре то, что останется. Ведь именно это вы хотите сделать со мной – а не просто наблюдать. Так вам интереснее и веселее, да?

Глаза чародея хищно сверкнули. Он взял ее за подбородок. Жесткие пальцы легли на щеку по-хозяйски, точно ставя клеймо.

– Мне интересно делать с тобой то, что я только что сделал. И еще не раз повторю. Жаль, что не могу прямо сейчас.

Лисия бесстрашно фыркнула.

– Что, бежать по делам надо? Еще не всех ведьм сожгли?

– И это тоже, – невозмутимо ответил маг. – Меня ждут дела во дворце… которые я отложил из-за одной нахальной строптивицы. А ты нуждаешься в покое и заживлении после потери девственности. Я и так воздействовал магией на твое тело. Но возможности чар не безграничны. Телу все равно нужно время на регенерацию. Так что отдыхай, Лисия… пока. И ознакомься с историей, – он кивнул на книгу. – Она действительно познавательная.

Он выпустил ее подбородок. Отвернулся от девушки, подошел к окну и обратился коршуном. Хлопнули крылья. Птица вылетела в окно и скрылась из виду. Лисия осталась с книгой в дрожащих руках.

Первый порыв – швырнуть ее в камин. Но девушка быстро опомнилась. Это лишь книга. Она не виновата, что у нее такой мерзкий хозяин.

Затем Лисия еще раз вспомнила свое решение не поддаваться эмоциям, вести себя трезво и сдержанно. Без Вергана у нее получалось чуть лучше, чем в его присутствии, когда она напрочь теряла контроль. Становилась беспомощной, как младенец.

Она посмотрела на книгу. Познавательно, сказал Верган. Глубоко и многогранно. Пожалуй, и верно стоит ознакомиться… чтобы представлять, какие еще грани и глубины поджидают ее в познании искусства, которое так любит Верховный Маг.

Лисия приоткрыла книгу. Та сама распахнулась на одной из страниц – как будто это место открывали чаще и охотнее во всем томе. Девушка начала читать.

«Амелия… – возбужденно прошептал король, крепко сжимая любовнице соски. – Грязная сучка! Что ты любишь делать в постели больше всего?»

«Ублажать своего государя, ваше величество!» – хрипло проворковала куртизанка.

«Покажи! Давай, хочу почувствовать твои медовые губки на моем малыше!»

Амелия присела на кровати. Сдвинулась чуть дальше и наклонилась. Золотая копна волос накрыла живот и бедра Венсана. Куртизанка потянулась ртом к возбужденному члену короля. Венсан замер, предвкушая свое излюбленное удовольствие.

Сочные губы женщины коснулись головки члена. Она принялась посасывать ее, будто леденец. Нежные ладошки сжимали ствол, оплетенный набухшими жилами, и массировали большие, крепкие яйца короля…»

Лисия с трудом удержалась, чтобы не оплеваться. Коснуться губами этого?! Посасывать, будто леденец?! Какая мерзость! И откуда у короля какие-то яйца? Они что, делали эту гадость прямо во время завтрака?! Зачем их сжимать?

Глава 56

Ничего не понимая, Лисия продолжила читать дальше:

«Венсан простонал от наслаждения.

«О даааа… Хорошая сучка! Продолжай, возьми его глубже! Хочу вставить тебе в самую глотку!»

Лисия сглотнула. Это же не может быть правдой – то, что тут написано?! Так же нельзя сделать… ну вот вообще никак нельзя! Это и непристойно, и отвратительно, и… оно же там просто не уместится…

Против воли взгляд девушки не отрывался от бесстыжих строк:

«Пухлые губки Амелии послушно насадились на твердый, набухший ствол. Она принялась двигаться ртом вверх-вниз, до самой мошонки. Венсан придавил ладонью ее затылок, удерживая голову куртизанки, а потом толкнулся бедрами сильнее. Головка члена уперлась в горло женщины.

Король схватил ее за волосы, не давая отдернуться и выпустить ствол. Он вбивался в ее глотку, словно хотел разорвать. Толчок, и еще, и еще. Член Венсана был готов вот-вот лопнуть от переполнявшего семени. Рыкнув, он вогнал член в наложницу последний раз – и кончил с львиным ревом, испуская могучую струю обжигающей спермы.

«Глотай, сука! – рявкнул он. – Чтоб ни одной капли мимо!»

Покорная Амелия проглотила драгоценное семя государя. От бурного траха в горло из глаз куртизанки катились слезы, но на устах сияла улыбка… и блестела сперма. Наложница высунула язычок и слизала ее, всю до последней капли.

«До чего хороша! – довольно промолвил король, откидываясь на подушки. – В следующий раз трахну тебя, связав и поставив на колени. Место вещи у ног господина!»

«Счастлива служить вам, ваше величество!» – с радостной улыбкой проворковала Амелия».

Лисия не сдержалась и швырнула книгу на пол. Гнусно, омерзительно!! Зачем Верган подсунул ей это? Неужели… неужели он собирается делать с ней все те же гадкие вещи, что ужасный король вытворял с не менее противной наложницей?! Подумать только, она еще улыбалась, когда он унижал ее!

Лисия вспомнила, как легко книга распахнулась ровно на этой странице. Почему именно здесь? Да потому, что Верган любил перечитывать эту сцену! Из всей книги она нравилась ему больше всего… а это значит, он непременно принудит Лисию повторять это чудовищное, немыслимое действо.

Да как такое вообще возможно?!

Все, что эта тошнотворная парочка выделывала, это же просто невыполнимо! Женщина задохнется, захлебнется, если над ней учинить это безобразие. Пусть лучше Верган сразу ее убьет.

Лисия хотела выскочить из библиотеки, прочь из этих стен, которые душили ее. Она чувствовала себя запертой в гнезде жестокого стервятника. Но заставила себя остановиться и одуматься.

Не библиотека, а вся башня – гнездо хищника и насильника. Истерика не вытащит ее отсюда. Она уже приняла решение сохранять рассудок холодным, не поддаваться эмоциям. Видит Создатель, какая это непросто!

Если она хочет однажды выбраться отсюда – ей придется бежать очень далеко. Еще и прихватить с собой матушку Иолу, чтобы Верган не дотянулся до них обеих. И есть только одно средство, способное ей помочь. Магия.

Чародей не запер от нее библиотеку. На том и спасибо. Лисия принялась рыться в книгах, выбирая что-то более подходящее для себя, чем похождения Амелии. «Искусство усложненного оборотничества» – вот это что-то подходящее! Может, сложновато для нее – но попытка не пытка. Она хотя бы скажет себе, что пыталась.

Забрав книгу, Лисия спустилась к себе, даже не оглянувшись на брошенную Амелию. Эту историю ей хотелось поскорее вытеснить из головы. Правда, о выборе новой книги она скоро пожалела. Усложненное оборотничество пошло туго. Лисия не сдавалась, и все-таки добила книгу за несколько часов. Применить ничего из усвоенного она сейчас не смогла бы – не тот уровень магического мастерства. Но когда-нибудь…

Правда, для этого ей следовало учиться. А учиться она могла одним-единственным способом. Собирался ли Верган на самом деле заниматься с ней магией? Ведь чтобы уложить ее в постель, можно обойтись и без этого. Угрожать – как он и поступил – или просто приковать к стенке и сделать все, что пожелает. Раз уж насылать ментальное воздействие неинтересно.

Зачем он занимался с ней? Из любопытства? И продолжит ли сейчас, когда превратил ее в постельную игрушку, в наложницу?

А вот возьмет и спросит. Терять ей все равно нечего. Надо было спросить сразу, пока не улетел. Но он сбил Лисию своей дурацкой книжонкой про короля-извращенца и его куртизанку. А она опять растерялась рядом с ним. Поплыла, едва он оказался близко.

Надо привыкать и к этому. К его голосу за спиной, к шепоту над ухом. Ему нравится проворачивать с ней такие трюки. Ошеломлять, обескураживать. Лисия должна научиться твердо стоять на ногах, когда он пытается выбить ее из равновесия.

Когда Бакота пришла с едой, девушка спросила, вернулся ли милорд.

– Ужесь ужин отнеслась ему, – буркнула служанка. – Впервой хозяину, потомыся табе. Он во дворце трудимшись, а ты тутось бездельничала. Вот ему первому и яства. А ты подождешь.

Лисия фыркнула. Вот уж ей не было печали, кого Бакота первым кормит. А за «бездельничала» стало обидно.

– Если бы твой хозяин меня не похитил из Обители, я бы тоже «трудимшись». Не моя вина, что я бездельничаю.

– Никогось он не хитит! Тутова все егось по праву! Скажет хозяин – всяк исполнит. И ты тожесь. Он не токмо мой, он и твой хозяин!

Вот только говорящие ящерицы меня еще жизни не учили, – чуть не вырвалось у Лисии, но она одернула себя. Бакота не виновата в своем мерзком характере и глупо-поучающих, либо откровенно хамских речах, – в очередной раз напомнила себе Лисия.

Она должна была бегать за мышами да зайцами – или что там за живность водилась на добычу варанам. Да спариваться с варанами, да яйца откладывать и растить маленьких ящерят. А ее вместо этого зачаровали ходить на двух ногах и разговаривать. Какой с нее спрос.

Она спокойно доела ужин, собралась с духом и пошла на четвертый этаж. На этот раз Верган был в своем кресле. С книжкой в руках… до боли знакомый Лисии томик.

Когда девушка вошла, маг оторвал взгляд от книги и многозначительно усмехнулся.

– Не ждал тебя так скоро. Подвиги Амелии настолько тебя вдохновили, что ты захотела… поскорее меня увидеть?

Глава 57

Лисия вспыхнула.

– А вам никто не оказывает таких услуг, как Амелия своему королю? – не сдержалась она. – В столице не хватает куртизанок, что вы эту книжку мне подсунули?

Он ничего не ответил. Несколько секунд насмешливо смотрел на Лисию, у которой пылали уши. Вот зачем она это брякнула, а?! А если он скажет – ну давай проверим, что ты из этой книжки усвоила?

Что она будет делать – вопить и брыкаться? И все равно ничего не сможет изменить, он так или иначе добьется своего. Что же она никак не сумеет проглотить язык и молчать в ответ на его провокации?!

Нарочито медленно, словно позируя художнику на портрет, Верган отложил книгу. Поднялся с кресла, таким же медленным шагом приблизился к Лисии. Девушка застыла, ни жива ни мертва.

Он встал на расстоянии пол-локтя. Лисия чувствовала жар его тела. Она отступила назад. Он сделал еще шаг. Лисия опять отстранилась – и уперлась лопаткой в дверной косяк. Молниеносно обернулась, схватилась за ручку двери.

Девушка не думала, не соображала, какой смысл в ее бегстве. Бездумно повиновалась импульсу – вырваться, удрать отсюда, из логова ее мучителя и насильника, почувствовать свободу хотя бы на миг.

Верган пресек жалкую попытку бегства. Схватил за плечо, развернул к себе, резким толчком вынудил опуститься на колени. И прижал ее голову к своему паху.

Лисия чувствовала, как встопорщилась, взбугрилась ткань брюк. В щеку ей уперлось то самое, что Амелия «посасывала, как леденец». Она судорожно дернула головой, но Верган крепко удерживал ее. Бугор под одеждой стал еще больше и тверже.

– В столице сотни куртизанок, Лисия, – выговорил он хрипло, сдавленно, будто через силу. – Готовых на такие трюки, что Амелии даже не снилось.

– Идите к ним! – вырвалось у девушки прямо в натянутую ткань. – Зачем вам я, я ни на что не готова и ничего не умею!

От вибраций ее голоса там встопорщилось еще сильнее – вот-вот затрещит по швам. А ее голова – от ладоней Вергана, сдавивших словно в тисках.

– Видишь ли, девочка моя… Иногда случается, что мужчине нужны все эти трюки не от любой умелой мастерицы… а от одной конкретной женщины… пусть даже наивной неумехи, которая только и знает, что сопротивляться. И сопротивляясь, ерзать всем телом так, что мужчина заводится все сильнее и сильнее…

– Пожалуйста… – прохрипела Лисия. – Вы же обещали… не трогать. Мне нужна… регенерация.

– Регенерация тебе нужна внизу… а чтобы доставить удовольствие мужчине, как искусная куртизанка, хватит твоего ротика. М, Лисия? Что скажешь?

– Я не искусная куртизанка! – заорала она и рванулась назад со всей дури.

Макушку пронзила резкая боль – как раз там Верган держал ее за волосы. Наверно, он выдрал ей целую прядь. Маг выругался и разжал руки. Лисия мгновенно вскочила и отбежала в угол.

– Вот что ты творишь, глупая девчонка! Кому делаешь хуже?

– Я не стану этого делать! – выкрикнула Лисия. – Лучше умру!

Бесы бы побрали проклятого мага! Опять он вывел ее из себя. Каждый раз она клялась, что будет хранить спокойствие, владеть собой, держаться с достоинством… Но как сохранить достоинство, когда тебя швыряют на колени и прижимают лицом… к достоинству, только чужому?!

Верган вздохнул – Лисии вдруг померещилось, что устало. Ерунда какая, этот монстр не способен устать от притязаний и надругательств. Во дворце он наверняка занимался тем же самым.

– Ты не умрешь, Лисия, – проговорил он тихо. – Мы это уже обсуждали. Хватит бессмысленно повторять одно и то же.

Он развернулся и пошел обратно к своему креслу. Сел – и на этот раз девушке точно не померещилась усталость в его движениях. Вот только издеваться над ней это не мешало. Когда маг заговорил снова, голос звучал с неизменной насмешливостью.

– Раз тебе нужна регенерация, и при этом ты не собиралась ублажать меня, как Амелия Венсана, тогда зачем ты пришла сюда ко мне? Неужели соскучилась и захотела просто поговорить? Поболтать за жизнь, как со своими подружками в Обители?

– Еще чего! Подружки не делают друг с другом всей той гадости, которую вы учинили со мной!

Верган расхохотался.

– О, Лисия, поверь, подружки могут учинять друг с дружкой такое, что мои развлечения с тобой – на самом деле весьма умеренные и скромные – покажутся детскими забавами!

Детскими забавами?! Умеренные? Скромные? Да этот лжец и манипулятор способен все перевернуть с ног на голову, назвать белое черным и наоборот! И что за глупости он говорит про подружек? Такое просто невозможно! Как и запихивать «леденец», который у мужчин между ног, женщине в горло.

Верган тем временем продолжал ироничным тоном:

– Я тебе могу назвать поименно с десяток твоих подружек и наставниц, кто балуется друг с другом в твоей Обители. Деталей не знаю – к сожалению. Но знаю совершенно твердо, что они изведали плотские радости без мужчин. Друг с другом или с посторонними женщинами.

– Вы говорите чушь! – отрезала она. – Этого не может быть!

– Еще как может. Ты вряд ли забыла – до того как я лишил тебя девственности, я позволил тебе испытать оргазм…

Лисия вздрогнула, услышав незнакомое слово. Ей не понадобилось уточнять, что оно значит. Почему-то она сразу поняла: так называется то состояние невыразимого блаженства, которое она познала в руках Вергана. Которое превращало ее в беспомощную, зависимую зверушку, неспособную сохранять разум и волю. За которое она ненавидела мага еще сильнее, чем за его унижения.

Верган все равно пояснил незнакомое девушке слово:

– Позволил кончить. То же самое женщина может проделать с другой женщиной, член для этого не нужен.

Это последнее слово Лисия уже знала из книги про Амелию. И там она тоже сразу догадалась о его значении, когда прочитала. Но вслух слышала его впервые, и оно тоже странно тревожило ее. Впрочем, любое слово Вергана тревожило. Как и само его присутствие.

– А как вы можете знать? Вы что, подглядывали по ночам за всеми нами?

Маг усмехнулся.

– Секс оставляет следы. Глядя на человека, ты можешь многое сказать о его сексуальном партнере. Если у тебя развита магия, разумеется. Может быть, однажды ты тоже сможешь смотреть на людей и определять, с кем они предавались постельным утехам.

Еще одно незнакомое слово прозвучало – секс. Но его Лисия пропустила мимо ушей. Верган сказал нечто более значимое для нее. Конечно, не то, что она сможет определять чужие постельные утехи – вот уж чего ей не надо!

Но он намекнул, что она сможет развивать магию дальше. Неужели она правильно его поняла?

– Но вернемся к тебе, Лисия. Мы ушли от вопроса. Зачем ты пришла ко мне, если не хотела предаться утехам?

Глава 58

Была не была. Девушка набрала воздуху в грудь и выпалила:

– Я хочу заниматься магией дальше. Или вы собираетесь только использовать меня для утех, а учить магии никогда всерьез и не думали?

И еще раз она получила греющий душу подарок – удивление на лице Вергана. Маг покачал головой.

– Так скоро? Не ожидал от тебя. Ты хорошо понимаешь, чего хочешь? Отдаешь себе отчет в последствиях?

– Последствиях? – фыркнула Лисия. – А разве вы избавите меня от этих последствий, если я не стану учиться у вас? Вы даете мне выбор – либо учиться магии и позволять себя насиловать, либо ни того, ни другого? Если это возможно – конечно, я хочу вообще не видеть вас, никогда и ни за чем!

Верган засмеялся так оглушительно, что казалось, даже огонь в камине качнулся от вибраций его голоса.

– Нет, Лисия, не бойся, я не намерен лишить тебя своего общества! Будешь ты учиться магии или нет – все равно останешься в моей постели. Более того – ты останешься там, даже если твой язычок постоянно будет говорить мне всякие гадости. Я найду, чем его занять.

Что?! Что он такое говорит? Осел самовлюбленный! Лишить своего общества, видите ли! Лисия бы полжизни отдала, чтобы только вырваться из его постели. Если бы только своей – но ведь он шантажирует ее жизнью Матушки!

Верган с удовольствием всматривался в ее лицо. Похоже, все мысли и эмоции отразились там как в зеркале. И маг смаковал все, что видел. Вот что за гад такой?!

– Твои чувства ко мне почти так же вкусны, как секс с тобой, – довольно прокомментировал он. – Сколько ненависти и злости, в которые ты сама рьяно веришь! А под ними – только похоть, моя сладкая девочка. Ты так боишься это признать, что прячешься за притворной ненавистью. Прячешься от меня – и в первую очередь от себя.

От обиды и унижения у Лисии хлынули слезы из глаз.

– Вы лжете! – выкрикнула она. – Я ничего не прячу! Что говорю – то и чувствую!

Маг издевательски поднял руки ладонями вперед.

– Разумеется-разумеется! Я же не сказал, что ты не чувствуешь того, что говоришь. Еще как чувствуешь. И сама веришь в свои чувства. Но под ними таятся совсем иные. И однажды ты их раскроешь. Поймешь, какая ты на самом деле. Как же я хочу насладиться мигом твоего прозрения, Лисия!

Горький ком в груди душил девушку. Слезы жгли щеки, словно ее отхлестали плетью по лицу.

– Мне ничего не надо от вас! – хрипло выдавила она. – Ни магии, ничего! Берите мое тело, раз я никак не могу вам помешать в этом, но оставьте в покое мои чувства! Не надо ложью внушать мне, что я чувствую!

Верган вздохнул и развел руками.

– Вот в этом и проблема, Лисия. Чтобы заниматься магией, мы должны сотрудничать. А ты не готова сотрудничать со мной. Твоя ненависть – неважно, искренняя или притворная – стоит между тобой и магией.

– Так не надо тащить меня в постель, чтобы ненависть не мешала!

– О нет, девочка моя! – хохотнул Верган. – Твоя ненависть – твоя проблема. Мне она нисколько не мешает, ненавидь сколько душе угодно! Я и так буду получать от тебя то, что нужно мне. А вот что получишь ты – зависит только от тебя. Можешь топить себя в унынии, ненависти, обиде, проклинать меня… и оставаться ни с чем. А можешь сделать шаг навстречу… и извлечь некоторую выгоду из наших отношений. Выбор за тобой.

– Мне не нужна выгода, – дрожащим голосом проговорила Лисия.

Ее начало потряхивать. Каждым словом, каждым шагом, каждым жестом Верган подчеркивал ее положение. Игрушка. У нее не было даже права отреагировать на его действия так, как хотелось самой. Он управлял ею и снаружи, и внутри.

Он выбирал, где ей жить, что есть, с кем общаться – с ним и Бакотой. И что чувствовать. Ненавидеть – или проглотить злость, загнать ее вглубь и быть милой со своим насильником, чтобы получить от него то, что ей нужно.

И сделать это она сможет не раньше, чем захочет он сам.

Сколько раз уже она клялась себе: не вестись на его жестокие подначки, не вспыхивать от ярости, словно лучина от уголька. Но каждый раз он впивался в ее сердце, как ножом в луковицу, заставляя истекать горьким слезоточивым соком.

И вот сейчас он менторским, высокомерным тоном наставлял ее, как она должна себя вести, чтобы извлечь выгоду из их отношений. Из его насилия над нею. Точно убеленный сединами священнослужитель вещал юному послушнику: не укради, не прелюбодействуй, соблюдай заповеди Создателя.

Лисию аж скручивало внутри от его двуличности, переменчивости. Он как искусный актер – мог сыграть любую роль. А она – лишь навязанную им.

Вот и сейчас он в очередной раз сменил маску. Насмешка на лице сменилась неприкрытой усталостью. Он пожал плечами с равнодушием, которого Лисия еще не видела в нем.

– Не нужна так не нужна. В таком случае ступай к себе, Лисия. Сегодня я не стану развлекаться с тобой. Слишком устал. Да-да, ужасный монстр Верган тоже устает от сжигания и прочего притеснения несчастных ведьм. И глупых капризных принцесс. Так что на сегодня ты свободна.

Он недвусмысленно махнул ей на дверь. Лисия, не в силах поверить собственному счастью, засеменила к выходу. Но в нескольких шагах от порога остановилась.

Верган не преминул сыронизировать:

– Что так? Не хочешь уходить? Тогда тебе придется развлечь меня самой – как Амелия! Сегодня я не смогу тебя порадовать.

Лисия вспыхнула.

– Я только хотела выбрать книгу! Если вы не запретите.

– Выбирай. Но поторопись – иначе я могу решить, что не так уж устал. Твоя тонкая талия действует на меня весьма… тонизирующе.

Перепугавшись, Лисия выхватила первый попавшийся корешок со стеллажа и бегом рванулась к двери. Схватившись за ручку, она почувствовала, как вцепились в плечо жесткие пальцы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю