332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Степан Печкин » Рассказы » Текст книги (страница 13)
Рассказы
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:34

Текст книги "Рассказы"


Автор книги: Степан Печкин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц)

Мы слишком давно не смеемся Мы стали очень серьезные люди Приобретая реальный вес В мире Музыки Мертвых Академики мрачных забав Магелланы субстанций и абстиненций Отчаявшиеся добраться До мыса Доброй Hадежды Много умных слов на чужих языках Для обоснованья взаимных претензий Много значительных жестов В театрах живых теней Спектакли под Музыку Мертвых Под славную Музыку Мертвых

Мы слишком давно не жили Слишком давно не жили вместе А жили с черной подругой С нею, с Музыкой Мертвых А выжили ли – не знаю Сможем ли – неизвестно Черт засевает семя Бог затевает жатву Что ж, предпоследние из могикан Ясноглазые дети небесных коней Мы еще живы, мы еще живы, Мы еще живы, живы, мы еще Слушаем Музыку Мертвых Все больше Музыку Мертвых Мертвых, которых все больше

[Мы слишком давно, мы слишком давно Hо мне все равно и тебе все равно]

{19.05.94} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Hарисуй мне лодку

Hарисуй мне лодку, Сочини мне море, Чтобы в лодке весла, А на море волны. Соберем, что нужно, Сядем в нашу лодку, Уплывем отсюда К далям небывалым.

Мы с тобой – две птицы Голубые крылья. Мы летим на север Hад зеленой дымкой, А за нами лето, Солнце греет спину А вокруг пустое Hебо – без границы

Hи к чему быть смелым Hи к чему быть главным Hи к чему доспехи Из жести чести Hарисуй мне лодку Дай воды в ладонях Мы уйдем дорогой Долгой, беспечальной.

{V.95, СПб} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

Петь – все больше о том, чего нет Пить – все больше то, что нельзя Но если ты вновь поверил, что видишь свет Та дай тебе бог всего, что ты сможешь взять

Это наше дело

Ждать – все больше того, что вряд ли придет А если придет, то станет ли лучше тогда Жить – неизвестно зачем, но раз уж живет То значит, кому-то нужна и эта звезда

Это наше дело

Видеть все больше то, чего нет Думать все больше то, что нельзя Рваться куда-то в неотвратимость лет Вниз и вперед, но все больше вверх и назад

Это наше дело

{22.03.89} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Песня о настоящем человеке #1

Он все еще ходит в клешеных штанах По холодным пустым стритам Он еще не потерялся в своих именах Он все еще здесь, а не там Он упорен, как корень, разбивший бетон И все так же не знает о том Он мог бы жить и на Луне, но вышло не то Он живет где-то здесь за углом

И пока он живет, я буду жить всегда

Он лишь чуть более мрачен, чуть меньше здоров Не подвержен никаким чудесам Его исторгли из всех правящих дворов, Включая те, в которых правил он сам Теперь он знает смысл еще нескольких слов И цену нескольких верных друзей Он – добрый корабль, он не сбавляет узлов И ему еще рано в музей

И пока он живет, я буду жить всегда

Он ловит мгновенья рукотворной весны Он переносит февраль на ногах Как тридцать лет назад, он видит те же сны О все тех же других берегах Он слышит зовы неведомых вам голосов И учит мертвые языки И прозрачные пропасти апрельских лесов Бьются в пульсе его руки

И пока он живет, я буду жить всегда

Он не замечен ни в чем, он не признан нигде Он все такой же никто и ничто Он не оставил следа в нашей мутной воде О нем не сказано ни запятой Но он по-прежнему дарит свои цветы Свято веря в лучшие дни И он такой же, как я, а я такой же, как ты, И значит, мы уже не одни.

И пока он живет, я буду жить всегда

{февраль 1995} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Песня про то, как нас нигде не любят

Когда сочинялась эта пестня, аскание

рубля на кофе означало бессовестное

аскание на портвейн. С тех пор немало

воды утекло в сайгоновской посудомойке.

Какую же цифру пришлось бы рифмовать

сейчас? Десять тысяч? Прошу меня

простить, я не смогу.

08-21-96

Как нас всегда никто не любит! Ни музыканты, ни менты, Ни победители, ни судьи Ни даже, в общем, я и ты.

Не любят в храмах волосатых; БГ их тоже разлюбил, За что и кроют хиппи матом Его со всех хиповских сил. Все вместе: кроют хиппи матом Его со всех хиповских сил.

Не уважает нас нисколько Ни экстремист, ни коммунист, Родного общества прослойки Все до единой сверху вниз. Все вместе: общества прослойки Все до единой сверху вниз.

И сами мы себя не любим, И прячем хайр под воротник, Хоть и того любить не будем, Кто добровольно все состриг.

Клянет олдовость пионера, Олдовость пионер клянет; Твоя ж жена, утратив веру, К кооператору уйдет.

И пусть никто нас и не любит! Бог им судья! Но вот сейчас Братишка, дай на кофе рубль, Иначе кто его мне даст? Все вместе: дай на кофе рубль, Иначе кто его мне даст!

{1989} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Не помогает

(П.Лаврову)

Если вы не знаете, кто такой

П. "Кришнаит" Лавров, я вам не

помощник, да и ни к чему вам это

знать. И вообще, не так уж это

важно. Кстати, не торопитесь

сообщать Басманову, кто автор этой

пестни – у меня есть основания

подозревать, что ему это давно и

прекрасно известно. Однако, пока

08-21-96 04:05am – я еще жив и

здрав.

Когда я в тебя влюбился Я понял, что я погиб Это было опасней, чем стремный винт Страшней, чем на трассе грипп Я встретил тебя на тусовке С тобой был какой-то шкаф Ты сказала, что он твой системный папа Знаем мы этих пап!

Не помогает

Не помогает

Не помогает, бэби,

Я тебя люблю

Любовь подкосила, как выстрел Я был совершенно без сил Я слушал один Секс-Пистолз И изредка ЭйСи-ДиСи Я пел тормозные мантры Старался и так, и сяк Наверно, сам Леннон вертелся в гробу Когда я крутил фри-фак, но

Не помогает

Не помогает

Не помогает, бэби,

Я тебя люблю

Я был у буддийских монахов, Но они мне твердили свое, Что если гора не идет к Аллаху, Плевать он хотел на нее И вот я сижу на Крысе Пою свой тоскливый блюз Старый Басманов, убей меня сразу, Когда я еще раз влюблюсь!

Не помогает

Не помогает

Не помогает, бэби,

Я тебя люблю

{1989} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Непонимание сути природы

Понятное дело, в продолжение традиции,

начатой Бобом II Чистым и Катрин. Кто

следующий?

Мы знаем все, но мы не скажем Нет у нас слов на наше знанье И основным законом нашим Было всегда непонимание

Непонимание сути природы

Мы жили много, мы быстро жили Много хотели, тяжко любили Да разве могли мы быть другими Но в результате все умрем молодыми

от Непонимания сути природы

Да, господа, мы умрем слишком рано, раньше, чем даже нам бы хотелось: слишком по нраву со смертью игра нам Вот и поплатимся за смелость

и Непонимание сути природы

Пусть даже так, но зачем мы были? Что нам далось, что мы открыли? Сделан ли шаг в диалектике ломов, или по-прежнему только знакомое

Непонимание сути природы

Отрицательный опыт стал нам наградой Нет правды у них – у нас нет тоже Знаем мы вновь лишь, чего не надо, А что нам надо, узнать не можем.

Непонимание сути природы

{aut.88} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Никто

Я – никто и звать меня никак Бесполезным барахлом забит дырявый мой чердак А я хотел звезду достать с небес За звездой на крышу влез И вот теперь не слезть мне с крыши И никто меня не слышит

Я – никто и звать меня никак Никому не нужен я, никто не друг мне и не враг А я хотел построить дом без стен Но дунул ветер перемен И обвалился потолок И вновь я ничего не смог

Я – никак и звать меня никто Не напишет обо мне нигде никто ни запятой А я хотел тебе доставить радость Но этого тебе не надо [Ты на меня не бросишь взгляда] Мы снова ничего не значим А все могло бы быть иначе

{1993} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Когда падал снег

Ночь. Ночь. Ночь на земле. Ветер поземкой заносит след. Все фонари закружила метель, А кто-то идет в снегу в темноте, а кто-то не спит и смотрит в окно, А за окном зима, за окном темно.

– Кто там? – Это мы. Кого-то ты ждал среди этой тьмы? Ждал – это значит, знал, кого ждал; А если знал, то, наверно уж, звал; А если звал, то вот мы пришли. Так что давай, собирайся, пошли.

В дверь вдруг – стук да стук. – Ты ли это там, драгоценный друг? Заходи скорей, уж и стол накрыт, Чай заварился и камин горит! – Вовсе я не друг, и совсем не стучал: Мимо шел, да возле крыльца упал.

– Кто там? – Это я! Рада ли ты мне, любовь моя? Сколько к тебе я шел-колесил! Пару стальных башмаков сносил! – Верно, совсем ты сошел с ума: Или ты не видишь, что здесь тюрьма?

Ночь. Ночь. Ночь до утра. Вьюга крепчает – совсем буран; Кто-то до двери своей не дойдет, Скоро в снегу навек пропадет. А утром настанет солнце и тишь. Город заметет до самых крыш.

{01.09.91} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Новое Слово

Вчера я снова пил, вчера я снова пел Вчера я славно жил, я соколом летел Я видел сто чудес, я едва не ослеп Я слышал скрип сердец, когда ломалась крепь Я трогал молний жесть, ел папоротный цвет Я знаю все, что есть, я знаю то, чего нет Я так хотел дать всем все то, к чему пришел Но я остался нем, я так и не нашел

Новое слово

Новое слово

Все, чего я ищу

Все, чего я хочу

Снова и снова

Я не могу петь песни из старых слов Я не умею целить из кривых стволов Я не умею пить, когда в стакане песок Я не могу от неба отрезать кусок Я не могу два раза есть один и тот же суп Я не люблю любить остывающий труп Я не хочу так ждать, я не могу так жить Я не могу молчать, но не могу говорить

Мне нужно Новое Слово...

Вчера я снова жил, вчера я снова ждал У жизни день одолжил и нежити отдал В трясине старых слов жег чадный свой костер Копал в корнях основ, до крови руки стер Но я найду его, прерву его покой И в нить впряду его безжалостной рукой Язык оплавит медь, чтоб электрод впаять И буду пить и петь, и буду жить опять

За это Новое Слово

{весна 1995} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Hовогодняя песенка для О.Ш.

Редкий случай, когда песня, которую

я пообещал написать, написалась в

срок. Думай о хорошем.

21-08-96

Человек, как мы слышали, создан для счастья, Как pыба для полета, как птица для салата, Как сало для компота, как слон для бутеpбpода, Как пеpвомайский лозунг для Hового года, Как все, что вам угодно, для чего вам угодно, Милая. Hе у всех выpастают цветы из ушей. Очень многие гоpы pождают мышей. Очень многие палки – о двух концах, Hо человек не тpамвай, он идет до кольца.

Думай о хоpошем и в хоpошее веpь.

Если есть стена, в ней должна быть двеpь.

Если есть дыpа, в ней должно быть дно,

И оно опpеделенно в ней только одно.

Счастье пpитаилось где-то в завтpашнем дне,

Счастье едет на тpамвае и маячит в окне.

Счастье ждет тебя за этой двеpью в стене,

Ты только думай о хоpошем – напpимеp, обо мне.

Если бы мы веpили всему, что мы знаем, И все наши сны оставались бы с нами, И сани, как сами, и планы – на ладан, Все было б, как надо, и мы бы гоpдились, Что вымеpли все до того, как pодились, Милая. Hо бывает, что сносит яйцо и петух, Что ловится кит на наживку из мух, Что волк смотpит в гоpод, а вовсе не в лес, И много не менее дивных чудес.

Близко ли, далеко, но когда-нибудь точно Мы окна pасклеим, мы Клэптона включим, Hаполним бокалы поpтвейновым соком; Судьба станет несколько меньше жестока, И жизнь обеpнется чуть более боком, Милая. И лопнут от подлости наши вpаги, А все не вpаги отдадут нам долги, А все не дpузья снова станут дpузьями, И все станет лучше, и даже мы сами.

{3-27-29/12.95} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Новостройки

Здесь, среди вечно-желтых трав, | Am | D | Здесь, среди голых деревьев и колючих кустов, | Am | D | Здесь, средь бесснежных зим и множества бессолнечных лет, | Am | D |

Здесь я вырос и здесь я живу, | F | G |

сами судите, могу ли я быть иным. | D | E | Am |

Здесь, где солнце лишь по выходным, да и то не всегда, Здесь, где сырость и слякоть формируют модели сознанья, Здесь, где не в радость жара, не в радость дождь и не в радость снег,

Здесь я вырос и здесь я живу,

сами судите, могу ли я быть иным.

Здесь, среди людей, соленых и мятых, как сельдь иваси, Здесь, среди людей, холодных, как брошенные дома, Здесь, среди людей-механизмов, запущенных раз-навсегда,

Здесь я вырос и здесь я живу,

сами судите, могу ли я быть иным.

Здесь, где чтобы увидеть небо, надо шагнуть из окна, Здесь, где землетрясения тайно ждут, как запретный праздник, Здесь, где помоек столько, что просто становится страшно,

Здесь я вырос и здесь я живу,

сами судите, могу ли я быть иным.

Здесь, среди испарений отработанных тел и душ, Здесь, где вонючие лужи переживают трех президентов, Здесь, где можно прожить всю долгую жизнь, не увидев звезды,

Здесь я вырос и здесь я живу,

сами судите, могу ли я быть иным.

Сами судите, что я могу любить.

Сами судите, чем я могу помочь.

{зима 1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Песнь о Ротонде

(На мотив "Таганки")

Поля, энергии Дороги с дхармами Гитары с флейтами Винты и стрем Наверно старая Тусовка славная Меня хайрастого По новой ждет

Ротонда! Все найты, полные огня

Ротонда! Зачем сгубила ты меня

Ротонда! Я твой бессменый пионер

Какой печальный всем пример моя судьба.

Катрин, поющая На подоконнике Портрет Спасителя И сатаны И мэн уторчанный Рисует в воздухе Рукой неверною Дурные сны

Гуд бай, училище Больше не свидимся Ведь карма каждому Дана своя Попал в трясину я И мне не выбраться Из тусования Растления

{1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Озеро под обрывом

Тот, кто стоял на Чуме, меня поймет.

21-08-96

Сбегай за водою к озеру,

К озеру, к озеру, Сбегай за водою к озеру,

Озеру под обрывом. Вниз по обрыву, звеня котелком

Почти не касаясь земли; Это будет больше, чем сон,

Hо чуть меньше, чем мы бы могли.

Принеси воды из озера,

Озера, озера, Принеси воды из озера,

Озера под обрывом. Hе расплескай ни капли воды,

Ветви отводя от лица, Чтобы не начать с начала подъем

У него и так не будет конца.

Вот и гаснет день над озером,

Озером, озером, Долгий ясный день над озером,

Озером под обрывом. Мы простимся так же, как встретились,

Без надежды и без труда. Hо все же ты не расплескай воды

Это больше, чем просто вода.

{лето 1992, 69 км} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Старый Партизанин

Он выбросил ключ, захлопнув дверь Он был прекрасен, как огненный зверь Он знал семь песен и девять потерь Нигде не помнят его теперь

Жди меня, и я умру

Он читал на стенах письмена суда Без перевода и без труда Чтение не оставляло следа И он не имел причин для стыда

Жди меня, и я умру

Он искал живых средь бетонных стран Его подобрал кочевников стан К весне он умер от старых ран Это был последний из Старых Партизан

Жди меня, и я умру

{1989} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

(Наутро после дня рождения Д. "Дуса" Давыдова)

В день, когда встанет первый ледок Выйду я, сам не зная куда Путь мой не близок и не далек Ноги скользят по корочке льда

Выйду, с похмелья легкий, как пух Ветер меня погонит по льду За горизонта пасмурный круг В звездную прорубь я пропаду

Каждую ночь умрет человек Каждую ночь звезда упадет Лишь только раз летит первый снег Лишь только раз встает первый лед

{21.11.91} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Скажи мне

Скажи мне, отчего старятся Зачем люди становятся старыми И главное, почему старых Всегда намного больше, чем новых?

Скажи мне, отчего несчастья, Зачем люди бывают несчастными, и главное, почему счастливых Всегда намного больше, чем чистых?

Я больше не верю ни в бога, ни в Битлз Ни в пентаграммы, ни в психотропы Никто из них пока не помог мне Понять, почему все не так, как надо.

{1989} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Мечта

Летела мечта на огонь мотыльком | Dm | Dm9 | B/D | Dm | Летела, спешила, забыв обо всем | Dm | Dm9 | B/D | Dm | А тот, что послал ее, думал ей вслед | Am-3 | Am | Am-3 | Am | О том, что в огне ей спасения нет. | Am-3 | Am | Am-3 | Am |

Крылатые дети ночей без тепла Летят из окна, но не дальше стекла И может быть, смысл лишь в том у мечты, Чтоб крыльями наши украсить кресты

А мы их пускали, голубя, любя Мечтали, мечтали, не помня себя Летели из мрака и шли на таран Лицом об реальности острую грань

{08.1989 Музыка Д.Комарова} (c) Stepan M. Pechkin 1996

* * *

Серьезные люди Важные вопросы Сахара нет Одни папиросы Дымно и томно Тошно и душно Скушно и грустно Грустно и скушно

Мне пора улетать

У меня дела

В чужой голове Чужие проблемы Белые пятна Закрытые темы Не знаю кто мы Не помню где мы Устал от стрема Ста лет истомы

Мне пора улетать

У меня дела

Густые козни Пустые шашни Ржавые лужи Плеши на пашне В ногах нет правды В глазах нет света Не знаю стоит ли Петь об этом

Мне пора улетать

У меня дела

{1992-1996} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Пой свою песню

После знакомства с музыкальной

деятельностью П.Лаврова и, между

прочим, если не ошибаюсь, с Тони,

только он вряд ли об этом помнит.

И вот еще что. Давным-давно, году в

1988 или 1989, мне приснился Джон

Леннон. Фанатом которого я, в

принципе, вовсе не являлся и даже не

испытывал к нему, как и сейчас,

каких-то особых чувств. Куда

логичнее было, когда снился мне,

скажем, Дэвид Гилмор. Так вот,

Леннон только что отыграл где-то

что-то, был весьма измочален, я

пробился к нему через толпу с

каким-то вопросом, и он, задержав

взгляд на мне, сказал буквально вот

это: "Sing the song of your own,

boy." Благодаря странности этого

сна, я хорошо запомнил его.

12-07-96

Ночь. Троллейбусы едут домой. Ветер сдвигает стеклянную крышу мира Сверху спускают зиму, потому что зимой Гораздо труднее стоять на своем,

легче забыть о том, что надо Петь свою песню

В мире медленно гаснет свет Старая пьеса ждет начала нового акта Выбор один, а точнее, выбора попросту нет Если ты можешь, останься внизу,

если же нет, то иди на сцену, Пой свою песню

Сто гитаристов, которых ты знал, В соревнованье за званье наследника истинных нот Он может все, он умеет летать, он приятен на вид Но если ты презрел их презренье,

тебе никогда не быть у них первым Но пой свою песню

Музы живут на Парнасе – оттуда приятно плевать сверху вниз Духи удачи не пьют больше кровь с твоих рук Ты и твои мечты никогда не увидите свет Но если ты веришь в Бога, утешься:

он любит наказывать тех, кого любит Пой свою песню

{1989} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Приколист-одиночка

Они целуются в вагонах метро Целуются в пустых вагонах метро А я смотрю на них, как в бесплатном кино И мне как всегда все равно

Я – приколист-одиночка

Я на вечерней охоте

Мой длинный нос ловит свежие вести

Хвост трубой и уши торчком

Я помню все, что было всегда В мой опыт удобно заворачивать рыбу Но память это слишком холодный дом Чтобы жить в нем с кем-то вдвоем

И они спят, а поезд катится вниз А они спят и видят неконкретные сны А я пою о том, что я не медленно еду А просто очень быстро стою.

{1990?} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Призрачный Вальс

Когда старый Город погрузится в ночь, 3/4 | Dm | G# | его патрули в тяжелых бушлатах | Dm | G# | уходят крылато за тучи и прочь, – | Bb | Bb | мы выйдем на крыши | Dm | G# | и тише, чем мыши, | Dm | G# | танцуем наш призрачный вальс. | Dm'' F' | G'' Galt | A | A' ''|

Мы сделаем все, что попросят у нас: надежно и в срок по телеантеннам сквозь крыши и стены доставим заказ; в одеждах из драпа на бархатных лапах танцуем наш призрачный вальс.

Свидетель и враг! Сдавайся и ляг в бетонные склепы, где, злы и нелепы, усталые люди лежат в штабелях! Уж скоро сирены разрежут нам вены и гимн прозвучит в небесах.

{1990} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Случай на Пряжке

Белой ночью Где-то возле Пряжки В тополином пухе Тихо как во сне Словно призрак В шелковой рубашке Села на скамейку И сказала мне

"Ты же знаешь

Мы живем не долго

Может быть последний

день-час-вздох-миг

Отсчитывает жизнь

Ну так что мы ждем

Времени немного идем

Ждать судьба не будет

Поторопись"

Мы поднялись Это было близко Ни души не встретив Ни огня в окне И в мансарде Маленькой и низкой Все портреты сами собой Повернулись к стене

Помню пили Плакали смеялись Помню целовались До крови в губах Два рассвета Ясно отражались В серых точно бритва Невская глазах

На скамейке вновь глаза открыл я Пасмурное утро Обступило опять Третьего Июля это было Здесь не все так просто Надо полагать

{1991 Музыка А.Бейдера} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Песня о том, что, по моему глубокому убеждению,

в жизни, вероятнее всего, случаются все-таки иногда ситуации,

в которых ну совершенно никто не виноват.

Кто испортил настроенье? – Пушкин! Кто украл в шкафу варенье? – Пушкин!

Двери кто не закрывает?

Свет в уборной забывает Кто? – Солнце русской поэзии Пушкин.

Мусор кто не выгребает? – Пушкин! Ямы кто не зарывает? – Пушкин!

Кто в районном гастрономе

Рыбу всю уэкономил, Кто? – Солнце русской поэзии Пушкин.

Кто устроил наводненье? – Пушкин! Кто виной землетрясенью? – Пушкин!

Кто столкнул на страх народам

Тепловозы с теплоходом? Кто, как не солнце поэзии Пушкин?!

Кто к свободе путь откроет? – Пушкин! Кто нам рай земной построит? – Пушкин!

Кто даст счастья всем народам

И закроет наконец в уборной воду? Кто? Солнце русской поэзии Пушкин.

{1992, перераб. 01.97} (c)_Stepan M. Pechkin 1996

(на мотив "Летите, голуби, летите")

Растите, волосы, растите! Свободно прямо и вперед! О, честный пипл, приторчите, Как хайр новый мой растет.

Ты так недавно был сострижен,

И санитар меня держал.

Ко рту ты тянешься все ниже,

До носа уж почти достал.

Хайры растут – какое счастье!

И все длинней день ото дня!

Я скоро стану вновь хайрастым,

И вы споете для меня.

Удачи всем, кто хайр носит,

Хайрастым панкам и хипам!

И тем, кто милитари косит,

Прик в лоб всем бритым черепам!

{15.06.89, Скворечник} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Темный праздник Самайн

(Октябрь, ч. 5)

Лето ушло, ни к чему его ждать Усталому ливню все не перестать Я встречаю на крыше новый восход Он красен и солнца не принесет В воздухе влага, на полях грязь Нигде огонь не горит, смеясь Только я горю в этом огне Кто бы сказал, что так радостно мне?

Цвет камышей – это осени цвет Это цвет солнца, но солнца нет Нету и звезд, и ночь так темна Я где-то один, ты где-то одна Сколько еще нам друг к другу идти? Сколько еще нам не видеть пути? Я зажигаю свечу на окне Кто бы сказал, что так радостно мне?

Вышел из дома, окунулся в дождь

Женщина в алом, нагнувшись в седле

Спросила меня: "Куда ты идешь,

Вместо того, чтоб остаться в тепле?"

Ответил: "Иду я в стылый наш храм,

Ибо дома хотя и уют,

Но все, что было можно, я сделал там;

Теперь же пусти, меня уже ждут."

Цвет камышей – это золота цвет, Лежавшего мертвым две тысячи лет В лугах огоньки начинают мигать Воинство сидов выходит в луга Плохо быть пугливым в такую ночь Только заклятие может помочь Если же ты не знаешь его Не сделать мне для тебя ничего Я еду к друзьям свой кайф ловить Песни петь, горячее пиво пить Мы обновим нашу дружбу в вине Кто бы сказал, что так радостно мне?

{На Самайн 1988} (c) Stepan M. Pechkin

Песня к Самайну

племени, которое перед началом ледникового периода

откочевало слишком далеко на север,

а уйти по каким-то неведомым причинам не успело.

Никто не вспомнит о нас:

Историк тяжелых трудов не напишет, Немногим потешит себя археолог,

Подняв нас из мерзлой руды. Свет нашего лета угас.

У нас с каждым днем все тише. Мы были тише травы

Мы станем ниже воды,

Ниже черной стоячей воды.

Ночь падает с черных небес,

Роняя сухие колючие звезды. Великая зимняя ночь ледяная

Встает из холодной земли. Как тихо вдруг стало окрест!

Бежать и нелепо и поздно. Прощай, легконогое счастье,

Скрывайся в далекой дали,

В голубой недоступной дали.

Как странно мы прожили здесь,

Какие волшебные травы топтали! Ходили почти без следов,

А все же беду привели по следам. Заколдовали себя,

А время не заколдовали. Новый двурогий хозяин

Ступает по утренним льдам,

По белым обманчивым льдам.

{на Самайн-93} (c) Stepan M. Pechkin 1996

К Самайну-94

Какая черная ночь! Какие звезды вокруг! Кладем великий костер Надолго ль хватит его, Когда наш славный корабль Встанет, затерт во льдах, И ночь ляжет на нас, И мы под ней пойдем?

Из тех, кто с нами в пути, Кто где от нас отвернет? Из тех, кто пел на Самайн, Кто в Бельтан будет плясать, Когда черная ночь Гасит любой вопрос, И лишь звездная пыль Вечный на все ответ?

Мы дети в черной земле, Мы семена на снегу, Не видим собственных лиц, И лед застыл на устах, И смерть каждого ждет, И далеко до звезд; Но ночь так хороша, И я люблю тебя.

{06.05.95 Музыка А.Стивелла} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Сентиментальный марш

Ах почему же Я не великий до сих пор Хотя я выжил Что тоже в общем не пустяк И в наше время Сравнимо даже с крутизной И счастьем тоже Все же Ну почему же Я так невзрачен, мой творец Я не Гагарин Не даже Пупкин, наконец А этот Пупкин Но он здесь вовсе ни при чем Гагарин тоже Боже Нет я не гений Напрасны все мои труды Все это буря В стакане огненной воды Стакан я выпью Хотя и знаю, что и это не поможет Тоже (с начала)

{1993?} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Песня о северном солнце

Спойте о северном солнце в лесах и полях моей родины милой, Солнце, что светит на нас и всех нас наделяет живительной силой Встает из-за леса, плывет над откосом, Hа каждой травинке алмазные росы – Солнце!

Ягоды зреют в тиши и грибы-колдуны изо мха вылезают Птицы поют, ветер кроны качает, и солнце над ними сияет Вот это погода, вот это отрада, И большего нам от природы не надо, чем Солнце!

Ты миллионами искр слепишь нам глаза, по сугробам сверкая, А на дворе Рождество, значит, солнцеворот, значит, день прибывает. А выйдешь из бани, шарахнешься в прорубь, И рожа твоя – как в рассветную пору Солнце!

Пусть солнце юга, что жарче и ярче, загаром нам выкрасит кожу Северным солнцем серебряным мы рождены, и оно нам дороже Hаполним стаканы мы южным букетом И грянем во славу карельского лета и Солнца!

Спойте ж о северном солнце в лесах и полях моей родины милой, Спойте о солнце, что будет сиять над моей незаметной могилой А гибели-смерти нет верха над нами, Покуда горит в небе над облаками Солнце!

{05.07.93, электричка из Таганрога в Танаис} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Шотландское Шоссе

Такая улица действительно есть в

нашем славном городке. Она идет с

Двинской улицы на Канонерский остров

через Остров Вольный. Гордон и Тони

регулярно ездят по ней на свой

дебардакер. Hо совсем не

обязательно, что по ней можно

попасть только туда. Попробуйте и

вы. Прямой Путь существует не только

в Арде. Вообще, это такое место, где

стоит побывать.

08-21-96]

Проснись, пока ночь еще дремы полна Пожелай своим близким спокойного сна Ты был верен, ты будешь теперь награжден И наградой твоей будет больше, чем сон Свет по крышам Растает вот-вот темнота Это будет октябрь и пар изо рта Дым твоей сигареты остер как озон Сон отброшен в рассвет И зачем теперь сон

Ведь настал этот день и свершиться должно

То, что было судьбой твоей предрешено

Ты откроешь ворота и встанешь в росе

Ты увидишь восход на Шотландском Шоссе

Ночь прошла Город тянется в муках утра Побеждая свое пораженье вчера Но тебе с ним бороться не нужно теперь Для тебя не закроется больше та дверь Ты избыл до конца ожидания срок И отныне туман над скрещеньем дорог Не томит тебя больше своей пустотой Ты отныне шагаешь дорогой простой

Ведь ты знаешь значенье цветка и листа

И даны тебе будут листы и цвета

Будет небо в алмазах и земли в красе

Ты увидишь восход на Шотландском Шоссе

Вымой солнцем глаза – как твой взгляд стал остер! Твое сердце – как сердце, а не как мотор Твои ноги быстры, твои руки сильны Твои корни пьют запущены в вечность весны Пусть неяркое солнце сухая трава Пусть от свежего ветра болит голова Это тоже награда за то, чем ты был И за веру, которую в сердце хранил

Ты отныне вовек не собьешся с пути

Время в нужную сторону будет идти

Пусть не счастье одно, а и горести все

Но ты видишь восход на Шотландском Шоссе

Будет много тяжелых и дальних путей

Ты не раз пожалеешь – но ты не жалей!

Если ж стебель твой рано отдастся косе

Все равно не прервется твой путь

На Шотландском Шоссе.

{03.10.89} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Скачка веселых эльфов

Hадеюсь, все помнят У.Б.Йейтса:

"Всадники скачут от Кокнарей,

Мчат над могилою Клот-на-Бар,

И волосы Кайлте горят, как пожар,

И Hиам кличет "Скорей, скорей!

Выбрось из сердца смертные сны..."

Э-э, что там дальше?..

08-21-96

Вышел на пастбище месяц-пастух, Скачка коней захватила дух. Быстро мы мчимся, и путь наш еще далек. Вызов был сделан, сигнал был дан; Там, где горит золотая звезда, Кто-то еще не счастлив и одинок.

Мимо холмов, где горят огоньки, Мимо журчащей во мраке реки, Мимо раскрывшихся сидов лежит наш путь. Вдаль по дороге неведомо где, Прямо туда, к золотой звезде, Мчимся к тому, кто позвал нас, сказав "кто-нибудь!"

Брат и сестра, пришпорьте коней! Путь наш далек, а надо скорей; Hадо успеть нам, покуда луна не зайдет. В помощь тому, кто сегодня звал нас, В радость тому, кому плохо сейчас, В двери того, кто открыл их, того, кто ждет.

{осень 1988} (c) Stepan M. Pechkin 1996

Ко дню рождения Т.Я.

Я знаю вино, которого мало не будет C G C Я знаю звезду, что светит и днем, и ночью C G C Я знаю слова языка вершения судеб F Dm На слух и на цвет, на вкус и на ощупь C G C

Золотая моя заря F

Пока я с тобой, я живу не зря Dm

Солнце C Am

Пламень глаз твоих голубой F

Я верю в счастье, пока я с тобой Dm

Солнце моего декабря C Am F

Я знаю солнцеворот самой длинной ночью Я знаю, как счастье таится в сердце несчастья Я танец великого Шивы видел воочью Но не у него я, а у тебя во власти

Я знаю заклятья, которые вынесут к краю Я знаю искусство убийства наметанным глазом Я знаю и то, что я ничего не знаю Но это уже почти не вмещает мой разум

{20-30.12.93} (c) Stepan M. Pechkin 1996

So Long

Я встал на сеть пути Я не могу не идти Ведь этот выбор был мой Я не хочу домой Теперь я вышел в путь Прости меня и забудь В моем окне горит свет Hо нас с тобой там нет

Ведь ты сидишь у себя

А я шагаю в ночи

И ты найдешь что сказать Hо молчи

[вар. 1990 г. Порог Дверей Травы Я сделал все, что смог У моей головы Всему на свете свой срок Трава молчит не лжет Всему своя цена И не берет в расчет Я заплатил сполна А твой экран включен Я врезал в сердце замок Тебя и держит он И встал на сеть дорог Ты без него никак Закон судьбы суров А мне он злейший враг Менять друзей и врагов]

А я был другом тебе

А ты был мне как брат

Зачем теперь тебе знать Кто в чем виноват

Прости же и прощай Hе жди и не скучай Смотри свое кино Мне все равно Я в криках рельс в стонах шпал Я ушел не сбежал У нас был разный ритм Союз не мог быть не разбит

Так и должно было быть

И мне легко и светло

Все будет хорошо So long

{лето 1987} (c) Stepan M. Pechkin 1988

Старое время на старых углах

(Петербургский осенний вальс)

Знакомый дождь! Как долго я ждал тебя! Как же ты смог застать меня врасплох? Теперь ты позволь мне присесть,

Ты дай мне сидеть и ждать, Покуда прибьет еще на несколько строк.

Снова ты дай мне возможность забыть

О разных кипящих делах

И просто смотреть на Старое Время на Старых Углах

Осенние люди вернулись в дома и в привычную тихую грусть И их светлые флейты струятся по трубам вниз И кто-то еще рвется за летом, а я не стремлюсь – пусть Продлить бы еще хоть чуть-чуть эту странную жизнь

Осенние люди сушат одежды

В теплых ночных домах

А в Городе Старое Время на Старых Углах


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю