332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Станислав Конопляник » Выжить (СИ) » Текст книги (страница 9)
Выжить (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 10:30

Текст книги "Выжить (СИ)"


Автор книги: Станислав Конопляник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 26 страниц)

Медведь взревел от негодования и стал размахивать передними лапами, встав на задние и став где-то раза в два выше меня.

Я немного растерялся и понимал, что времени на сосредоточение мне не хватает, потому сказал вслух:

– Маване таёла!

Поток привычно прошёл сквозь меня и преобразовался, срываясь с рук струёй пламени. Я не целился и потому попал медведю в пузо, и пламя сползло по нему, повалил густой дым, однако заклинание просто опалило твари шерсть, не причинив вреда.

Одним рывком медведь оказался рядом со мной и ударил лапой. Я подпрыгнул, упираясь ботинком в атакующую лапу, скользнул по ней, на доли секунды опёрся об неё и, хватаясь за рога, тут же оказался на спине у монстра. Монстр взревел в очередной раз. В голове начало мутнеть, сердце забилось чаще, в сознании стали возникать кровавые образы. Я сосредоточился и прервал цепь нового заклинания. Рогатый медведь взревел от негодования и брыкнулся назад, делая несколько широких шагов.

Он пятился обратно в заросли с приличной скоростью, а заросли были густые – свет едва пробивался через листву и яркий день сменился на сумерки. Медведь всё дёргался из стороны в сторону, а я пытался удержаться, ухватившись за рога и перепрыгивая с одной части его спины на другую. Наконец медведь совершил мощный рывок назад.

Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть летящее мне в спину дерево, напряг пресс и ноги, подпрыгнул и упёрся в ствол ногами. Оттолкнувшись от ствола, я прыгнул, перекатился и оказался в семи шагах от опасной твари. Замер. Медведь повёл головой, выискивая меня. Под ногами лежала человеческая рука, оторванная от тела в районе ключицы.

Слух донёс свист тетивы, прошуршала стрела, попадая точно в глаз чудищу. Вторая спустя секунду угодила во второй. Тварь заревела, пытаясь пустить заклятье через кусты. Я не успел ничего сделать, как в открытую пасть попала третья стрела, а за ней четвёртая. Туша застонала, шатнулась и повалилась на спину, испуская последний вздох.

Я перевёл дыхание и осмотрелся.

В этой части оазиса рощица напоминала заросли: кустарники, толстенные стволы деревьев, кроны сплетённые так, что практически не попадает свет. Через всё это многообразие тёк ручей и по его берегам росли огромные лопухи. В одних из таких лопухов я сейчас стоял на полусогнутых, всё ещё нервно прислушиваясь и в упор рассматривал оторванную и обглоданную руку.

Судя по кисти – женская. Ногти обломаны, синяки и кровоподтёки, синюшная, уже начала разлагаться, видимо неделю пролежала здесь. Но без апарышей и трупных червей. Дальше по ручью я нашёл залитый кровью пятачок травы с остатками кишок и волос, тоже явно человеческих – огненно рыжих и довольно длинных. За деревом валялась перекошенная от ужаса голова с опухшим синим языком и ссохшимися глазами: мужская голова. Отлично, их уже двое. Там же были и части костей: бедренные и голенные, ещё части позвоночника и череп второй жертвы, или третьей.

Я чувствовал жизнь внутренним взором, но место так было пропитано магией рогатого медведя, что я мог полагаться только на обычное зрение.

Подоспел Леголас.

– Там в двух амреллах от тебя дыхание, живой, без сознания, – эльф замер, указал мне жестом, чтобы замер и я. Два амрелла – пятнадцать шагов, близко. Я затаил дыхание. – Твоё сердце перебивает, но вроде бы есть и второй в состоянии ближе к мёртвому.

Я шагнул в заросли и тут же нашёл двоих. Большой аугментированный зеленокожий, подобных я уже видел в крепости: механическая рука с плечом и ключицей, часть туловища, такая же механическая нога. Левые рука и нога были своими. Тут же, совсем рядом с телом валялся ручной пулемёт на подобии Гатлинга. Рядом, лицом в землю, лежал второй щупленький солдатик в камуфляжной форме со снайперской винтовкой начала эпохи оптических винтовок: с нарезным стволом, однако с ручной перезарядкой, без разборных составляющих, с обычным оптическим прицелом и деревянным прикладом.

– Буди громилу, пусть второго поможет перетащить, – бросил я Леголасу. – Я сопровожу вас к машине, а потом мы вернёмся к озеру.

– Мы берём их с собой?

Леголас не удивился, не спорил со мной, лишь просил подтверждения. Хотя я бы возмутился, прежде чем позволять тащить в команду абы кого. Я кивнул и принялся проверять состояние второго.

Определить дыхание без зеркальца сложно, пульс не прослеживался, кожа холодная, зрачки не реагируют. Положил руки на сердце, закрыл глаза, сконцентрировался. Диастола, всё ещё диастола. Оп, систола, дольше обычного, снова диастола. 8 ударов в минуту – летаргический сон. Час от часу не легче.

Леголас откачал орка ударами по лицу.

– Где я, что это, ты кто, ушастый? – забасил здоровяк у меня за спиной.

– Не задавай вопросов, а хватай своего приятеля и быстрее вон туда, – указал я. – Хочешь чтоб тебя съели? – решил подпугнуть я большого и страшного орка.

Тот очень интенсивно замотал головой, одной рукой подхватил своего приятеля, глянул на меня, потом на своё оружие.

– Бери-бери, ты не пленный, – хохотнул я и словил неодобрительный взгляд Леголаса. – Будешь чудить, я тебя поджарю быстрее, чем успеешь подумать, и не смотри, что я без оружия, – предупредил я на всякий случай.

Леголас покосился на меня, явно распознав блеф, но ничего не сказал.

Убив источник магического шума я вновь услышал «стон», который доносился откуда-то с северо-запада. Я не знал почему, но понимал, что время утекает.

Я больше угрозы не чувствовал, кроме магии ужаса, что осталась после медведя. Озвучив эту мысль Леголасу, мы согласились уже ни от кого не скрываться, спугнули пару стервятников, наломали перед собой зарослей, пока выбирались к машине.

До моего слуха донёсся голос Ника.

– Вот я и говорю ему, что у тебя бензин как трактор, бо гидростабилизаторы регулировать нужно, – закончил мысль Ник. Валькра его не слушала, лишь покручивала тушку беса, шкварчащую над углями. Лёгкий ветерок донёс запах свежей пищи, желудок требовал есть. – Гарри, кто это? – глаза у Ника на лоб полезли, он даже попытался встать при виде зелёного громилы.

– Мистер Хайд, – я хохотнул. Никто меня, естественно, не понял.

– Гротт, – глянув на меня, рыкнул орк своё имя, – и можно без мистер.

Он аккуратно положил своего приятеля у костра, а после плюхнулся на задницу, обхватил голову здоровенными лапищами и замер. Ник всё ещё был в шоке от зеленокожего, видимо никогда раньше таких не видел. Валькра тоже была сконфуженной, но вида не подавала.

– Он теперь с нами, – бросил я и глянул на солнце, которое давно перевалило за полдень. Мы уже задержались, а требовалось ещё закончить пару дел. И желательно прямо сейчас, хоть в животе и распевали песни киты. – Леголас, дубль два, пошли до ручья меня проводишь, а сам воды наберёшь, пока я буду дальновидеть. Чтоб не поубивали друг друга, – крикнул я напоследок и, не оборачиваясь, пошёл обратно к ручью.

– Я не ожидаю получить ответа, – пробираясь сквозь заросли, заговорил эльф, – но хотел бы узнать, куда мы попали?

– В целом или ты про этот оазис? – решил в свою очередь уточнить я. Идти было не долго, не больше десяти минут. Не смотря на то, что больше присутствия опасных тварей ни я, ни эльф не ощущали, Леголас всё равно шёл со стрелой, наложенной на тетиву. Впрочем то, как быстро он умел тягать стрелы из колчана, заставляло усомниться в эффективности огнестрельного оружия.

– В целом. Что это за место? – после секундного раздумья отозвался Леголас.

– Мир без названия, – пожал плечами я. – Все, кто сюда попадают, видимо не робкого десятка. По крайней мере из тех, кого я видел. Тут есть уже свои сложившиеся альянсы и конклавы. Знаю только о колонии Ришта, в которой я провёл пару дней. А ещё у всех без исключения отсутствует часть памяти, отвечающая за личность и личный опыт. Мне кроме прочего ещё и магию порезало, – возмутился я. – И нож зажали, – добавил я напоследок.

– Наверное магия – это твой личный опыт. С ним ты и её забыл, – предположил Леголас. – Этот мир может быть чистилищем? А мы в нём мёртвые и загнанные для очищения души? Вон нас демоны преследовали, разве они бывают в обычных мирах?

Я немного задумался.

– Я бы не откидывал эту мысль. Её легко проверить, нужно только душу найти. Если есть душа, то мы на другом физическом плане. А на демонов не обращай внимание. Это не истинные демоны, слава Творцу, а ксеротовские – порождения осквернённой силы, да и силу эту тоже сложно считать осквернённой, – я ещё больше задумался. Как сила могла быть осквернённой? Как она должна отличаться от неосквернённой? Мне явно не хватало знаний.

– Это как? – недопонял эльф.

– Они из плоти и крови, такие же, как мы. После смерти своей они не попадают обратно в Ад, вопреки расхожему мнению. Демоном может и человек стать при желании, но не после смерти, а при жизни, и не истинным демоном, а просто чудищем, на него похожим. На этом мои знания, правда, немного ограничиваются. Я чувствую, что знаю больше, однако пока не нарвусь на ситуацию, когда эти знания позарез нужны будут, буду тупить. А может и никогда больше ничего о демонах нового не узнаю. Вот мы и пришли.

За кустами располагалось озерцо, довольно маленькое, с тёмной водой и заросшими берегами, однако вода была чистой.

– Я думал, тебе нужен ручей, – блеснул эльф эрудицией.

– В ручье я не смогу отмыть свою задницу от запёкшейся крови, – скривился я. – Набери воду, пока я тут ничего не осквернил, – я хохотнул и задумался, есть ли в этом месте хищные рыбы.

На всякий случай я напрягся и составил такое же заклинание, которое было у медведя. Получилось, правда, к моему разочарованию, намного слабее и тут же тело покинула привычная бодрость, однако лучше так, чем я лишусь бубенцов из-за и при помощи чьих-нибудь острых и любопытных зубов.

Я подождал, пока эльф вымоет и наполнит канистру с водой. Занятие забавное: самодельным жестяным черпаком при помощи самодельной лейки он наливал чуть ли не по капле, а я ничем не мог ему помочь.

После того, как эльф скрылся с канистрой, я снял с себя всю одежду, и полез в воду. Было противно ступать по илистому дну, цепляясь ногами за коряги, да и ледяная вода не располагала к хорошим мыслям. Холод леденил пальцы, пробирался во внутренние органы, обжигал. Я вспомнил попутно штук двадцать болячек, которые я мог себе заработать из-за этого экстремального купания.

Я всё же оттёр себя и, стуча зубами, вылез, прыгая вокруг кустов и приседая, стараясь согреться. Я решил не рисковать, рванул в сторону и выбежал на раскалённое солнце, уйдя из-под ауры холода оазиса. Согревшись, я вернулся к одежде, которую я полоскал потом в течение часа. Пятно крови расплылось по всему озеру, но одежда в итоге стала чистой.

Дальновидение было сродни шаманскому ритуалу. Не нужно было знать ни про структуры, ни про частицы, ни про функциональные блоки, мыслеформы, словесные заклятия и вообще ни про что. Тут всё просто: почувствовать ручей, слиться с ним, попросить у него сил на то, чтоб он открыл мне то, что видит он. Как попросить? Словами через рот. Странно звучит и иногда не работает. Сейчас я надеялся на успех, и удача была на моей стороне.

Я увидел большую территорию. Несколько поселений к востоку от места, где мы были. Всё та же пустыня. На юго-запад земля менялась, начиналась плодородная почва, леса и поля – те самые тропики, которые искал покойный Крион. К северо-востоку от лесов шёл тракт, выходящий сразу же в пустыню, соединяющий несколько крепостей, по которым туда-сюда шныряли фуры. То, куда они ездили и что возили, я не увидел. Засёк только, что их путь лежал через тот пропускной пункт, куда когда-то попал я. Нам туда идти не следовало, если мы хотели существовать самостоятельно.

Что привлекло моё внимание – одинокая крепость: несколько зданий, огороженных высокой каменной стеной, составленной из бетонных плит. Какое-то количество военной техники, ангар для самолёта или что-то вроде этого, без взлётной полосы, правда, и никакого сообщения с внешним миром. А ещё место «вопило от ужаса». Это сложно объяснить. Как чувствовать, что вычислительное устройстов «боится», когда на самом деле это ни что иное как перекрёстное влияние установленных программ, приводящих к зависанию системы на определённые энергичные действия пользователя – проще почувствовать, нежели формализовать. А ещё это было как раз то самое место, что «ныло» и «требовало исцеления», нарыв, нуждающийся в докторе.

Я вынырнул из состояния медитации, вылил воду из ладошек обратно в ручей, отдавая ручью остаток своих сил, пожал плечами и выбрался из зарослей.

Орк здоровяк лежал без сознания, как и его друг с древней снайперкой, Ник сидел и зажимал нос рукой, Валькра держалась за голову, прикладывая к ней судя по всему какую-то примочку из аптечки. Леголас сидел около углей, скрестив ноги и поедая кусок ноги беса. Я сел рядом, взял у него кусок, вдохнул аромат жареного, похожего на птицу, мяса и начал есть, заполняя пустоту желудка.

– Что случилось? Они пытались отобрать машину? – спросил я у Леголаса.

Валькра негодующе отвернулась, Ник отрицательно замотал головой.

– Вроде все мирно разговаривали, – стал рассказывать Леголас. – Потом мы предложили здоровяку перекусить, – он указал на беса. – Может не понравилось, или что-то другое, но он напрягся. А потом Валькра рявкнула, как она умеет «мы вас вытащили, поедете с нами» и здоровяк будто взбесился. Заорал про какого-то Гридия, приложился к Нику, наставил пулемёт на Валькру, однако рассудил, что выстрелы тебя привлекут и просто пошёл в рукопашную, – сухо пересказывал историю Леголас.

Валькра рычала, прижимая к голове компресс. Ник просто сидел подавленный.

– И что, Валькра, штурмовик со стажем, не смогла одолеть? – ухмыльнулся я.

– Не лыбься мне тут, – рявкнула она, раздражённо. Она и сама была не в восторге от произошедшего. – Вот, видишь? – она показала мне безжизненно висящую кисть. – Решила по печени ему съездить, сломала о железную часть руку и получила в лоб.

Я вздохнул. Дела были странными, по крайней мере.

– Я докончил дело, вмазав орку по затылку, – вздохнул эльф.

Солнце медленно опускалось к горизонту, пока мы доедали бесов. Валькра всё же признала, что жареные они намного лучше той псины, что они подобрали в пустыне. Оказывается до меня они питались темноволком и весьма неплохо. Я вспомнил вкус темноволка и мысленно им посочувствовал.

Ник с разбитым носом попробовал говорить, но кровотечение усилилось, и он замолчал, всхлипывая. Леголас молчал как всегда. Валькра молчала и прикладывала компресс. Гротт молчал потому, что его хорошенько и надолго вырубил Леголас. Парень с винтовкой молчал потому что был близок к смерти. Я молчал потому, что думал.

Я думал, сможем ли мы остаться здесь, в этом самом оазисе на ночь и магия этого места отпугнёт местное зверьё, или нас это же местное зверьё погонит отсюда. Я прислушивался, но кроме потрескивания костра ничего не слышал. Напившись и наевшись нам всем хотелось спать, но никто не мог оставить пост, считая себя единственным, отвечающим за общую безопасность. Такая вынужденная сплочённость мне нравилась.

Вой оборвал мои мечтания, уменьшая шансы на спокойную ночёвку. Солнце стремилось к горизонту – времени, чтобы принять решение, оставалось всё меньше. Я услышал вой, посмотрел на Леголаса, выражение лица которого невозможно было прочесть. Потом вой раздался ещё раз, но в другом месте, некто третий ответил первому и второму.

– Сюда идёт ещё кто-то кроме волков, – шепнул эльф.

– Видимо волки почуяли смерть медведеоленя, – прокомментировал я.

– Кого? – удивилась Валькра, всё ещё глядя в костёр и прикладывая к голове компресс.

– Ну там, это, – я указал на заросли, пытаясь объясниться как можно быстрее и лаконичней. – Большой медведь, рогатый, умеет магией пользоваться.

Глаза Валькры округлились, она схватилась за автомат, роняя компресс на землю.

– И мы тут сидим? – вскочила она на ноги.

– Волки… почуяли… смерть, – проговорил я по словам и поставил точку, – медведеоленя.

Я как-то не так говорю?

Она выдохнула и ухмыльнулась:

– Он умер со смеху, увидев вас двоих?

Я пропустил мимо ушей.

– Сворачиваемся, живо, – полушёпотом стал подгонять я всех, а сам позвал Леголаса, чтобы тот помог загрузить Гротта в машину. – Валькра, будешь так добра сесть за руль?

Могучая воительница скривилась, а левая её рука мелко задрожала, а глаз задёргался.

– Я могу, – вызывался Ник, видя реакцию Валькры. – На пятку уже могу становиться. На мне заживает, что на собаке, – заметил он, улыбаясь во весь рот.

– Ну и славно. Заводись тогда, – скомандовал я и крякнул, пытаясь поднять наполовину железного орка.

Загрузившись, мы отравились в путь. Солнце уже коснулось горизонта. За нашими спинами, далеко позади, я увидел сломанный глайдер, стоящий на окраине покинутого нами оазиса. Во всю глотку выли темноволки, вторя им послышался утробный глас какого-то монстра. Ник дал резко влево, уклоняясь от вылезшего из песка жука, которого я умудрился прибить когда-то и чьи лапы у меня валялись в сумке-мир. Наступала очередная голодная ночь в пустыне.

– Ёбаная магия с этим херовым миром и его ебанутыми тварями, – матерился на всю машину Ник. – Нет чтоб быки, коровки там, козочки, да даже мамонты. Да что там мамонты! Ебучие динозавры были бы понятней этой хренотени, никогда не привыкну…

Я же занялся медленным высасыванием силы из самого себя и отовсюду откуда мог дотянуться, чтоб вправить Валькре руку. Та орала благим матом на всю машину, заглушая даже рёв мотора, периодически закатывая глаза. Обезболивающего у нас не нашлось, приходилось всё делать на живую. На этот раз доводить себя до истощения было бы наибольшей глупостью, потому пришлось действовать в два этапа, и на первом этапе я вправил кисть.

– Пальцы будет так же больно? – спросила Валькра, выдыхая от испытанного адреналина.

– Да, так же, зато без гипса, – вздохнув и глядя на её измученную физиономию, честно признался я, а после бросил взгляд на двух подобранных в лесу. Бугай по имени Гротт, если адаптировать орочье имя на человеческий лад, уже стал приходить в себя. Снайпер всё ещё был в отключке и не ясно было, вернётся ли он в сознание без вмешательств.

Пустыня погрузилась в ночь и мы с Ником выбрали место для ночёвки между двух больших гор песка в низине. Отъехали мы недалеко, километров десять. Ник заглушил мотор и перебрался к нам в салон. Мы открыли заднюю дверь и люк – в машину попадал остывающий воздух пустыни, задувая лёгким сквознячком.

– Так куда мы едем? – поинтересовался Ник, намереваясь пойти наружу и подышать свежим воздухом..

– Пойдём крепость штурмонём, – отозвался я.

– Я серьёзно, Гарри, – обиделся водитель и остановился, глядя на меня. Он всё ещё кривился от боли. Лицо его было уставшим и по виду его можно было сказать, что ему не до шуток.

– Я тоже серьёзно, – ответил я.

Наступила неловкая пауза. Только далёкое завывание темноволков нарушало сложившуюся гробовую тишину. Леголас во второй раз засомневался в моей адекватности.

– Ну не вечно же нам бегать в конце-то концов, – плеснул руками я.

И тут голос подал Гротт.

– Тебя не Гридий послал? – голос хрипел, глаза всё ещё закрыты. Видимо Леголас хорошенько его приложил.

– Нет, – без раздумий ответил я и тут головоломка для меня начала собираться. – Вы бежали? – кивок. – От этого Гридия. – Снова кивок. – Вы бежали вчетвером на глайдере.

– Втроём, нас было трое, – перебил здоровяк. – Я, Волков и Майвана. Майвану видимо съел бахрун, – его лицо опечалилось на секунду, а после отразило гримасу гнева. – Я говорил этим тупицам, что там бахрун сидит, что в оазис этот лучше не соваться, но нет: «Я колдовать умею и это получше ваших пулемётов будет», – передразнил басовитый орк тонкий девчачий голосок. Он вздохнул и вздрогнул, всхлипывая носом: – А теперь Френк меня убьёт.

– Мы едем туда, откуда вы бежали, – подытожил я, замечая, с какой лёгкостью запоминаются новые мелькающие в разговоре имена.

В глазах непробиваемого громилы читались ужас, смятение и безысходность.

– Значит вас всё таки Гридий послал, – обречённо пробасил орк.

– Ты мне с первого раза не поверил, потом и со второго, – я нахмурился. – Мы идём штурмовать крепость твоего этого Гридия, – медленно и внятно проговорил я и ощутил пристальный взгляд всех своих членов команды. Ник перехотел гулять и не заметил, как открыл рот, глядя на меня большими глазами.

Гротт шумно втянул воздух массивным носом.

– И как же вы будете это делать? – в голосе звучала паника. – Там человек сорок, все с оружием, мотивитир-рованные вот этой дрянью! – он указал себе на металлический чип в шее. – Взрывчатка, может голову оторвать легко, запускалка у Гридия. Мы успели уйти из-под действия запускалки раньше, чем он опомнился. Подъедем близко, и меня с Иваном уже не станет. Ну, что будешь делать? – с напором бросил Гротт.

Я пожал плечами.

– Как бы это получше выразиться… Я колдовать умею и это получше ваших пулемётов будет, – хмыкнул я, повторяя в точности фразу, которую передразнил Гротт.

Валькра открыл рот и издала странный хрюкающий звук, похожий на усмешку-негодование, Леголас лишь закрыл глаза ладонью, уши его могли, наверное, светиться в темноте, такими красными они были, видимо от стыда за собственного командира. Гротт начинал краснеть от злости. Ник просто расхохотался.

– Херня вопрос, ребята, – бросил водила. – Вон демона раскидали при помощи Гарриновового плана, и тут такая же тема будет, – выдохнул он с нескрываемым энтузиазмом.

Гротт немного приутих.

– Я признателен, Ник, что ты в меня веришь, – усмехнулся я и совершил утрированный поклон, – но плана пока нет, потому как мало информации. Нужно подъехать поближе. До места ещё день пути минимум, хорошо бы быть там к вечеру. А информацию можно достать, это дело наживное.

Окинув взглядом команду, которую уже мог именовать своей, я увидел израненных и уставших аэльев. Ник развернул культю, всё ещё пытаясь почесать пальцы, которых не было, Валькра колыхала сломанную руку, Леголас сидел в задумчивой прострации.

– Чтобы не терять времени, я поговорю с Гроттом отдельно, разузнаю всё. Заодно подежурю с ним на пару, раз он «выспался», – Гротт на это оскалил клыки. – Остальным советую спать – завтра будет ещё один долгий день.

Я выскочил из машины, вдыхая остывающий и пустой воздух пустыни. Я поёжился – без напитанного магией воздуха было непривычно, как в ту самую ночь, когда я шёл до колонии Ришта. Гротт, под пристальные взгляды остальных, так же вышел из машины, пригибая голову.

Вышел, встал, опустив руки, потом сел и укрыл руками ладони.

– Пить брагу, бить морды… – грустно пробасил он.

Я уселся рядом. Бежали. От Гридия? В общем это даже не вопрос. Когда? Почему лишь втроём? Да и такая компашка, покруче нашей: человек, орк и женщина непонятного происхождения, умеющая колдовать.

– Босс очень и очень сильно расстроится, – вздохнул орк, глядя на ползшую по небу голубовато-серую луну.

– Что-то ты распереживался за того, от кого бежал, – заметил я.

– Да срал я на Гридия, – зло буркнул орк. – Я про моего босса. Я обещал усмотреть за его женщиной, и вот…

– Против бахруна у вас не было шансов, – прикинул я. – Я хочу знать, есть ли у нас шансы против Гридия, из-за которого это и случилось.

Гротт пожал плечами.

– Френк собирался его убить, – обронил орк.

Это хорошо, что у них не всё хорошо. Значит не нужно будет воевать против целой крепости. А может вообще не воевать? Прийти и легально свергнуть правителя? Долго и не эффективно. Разве что есть кто-то, кто за него держится, и этих кого-то хотя бы половина крепости. Не хотелось бы поделить крепость пополам, чтоб одна моловина перестреляла другую.

– Ну и как ты думаешь, у Френка получится? – задал я самый насущный вопрос.

– Он крутой гхарна, – заявил орк, а после добавил. – Нет, у него ничего не выйдет.

С минуту мы сидели и просто глядели в небо.

– Тогда, – обратился я снова к орку, – нужно попробовать мне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю