332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Станислав Конопляник » Выжить (СИ) » Текст книги (страница 20)
Выжить (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 10:30

Текст книги "Выжить (СИ)"


Автор книги: Станислав Конопляник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 26 страниц)

Теперь у меня было время отказаться. Всё ещё было время. Найти повод, обдурить, обхитрить. Мой текущий разум, наученный на чёткой оценке рисков, вопил. Он кричал мне, что меня не ждёт ничего, кроме смерти. Вероятность выжить один к девяноста девяти.

В общем как обычно. И как обычно я не беру в расчёт, что это часть чьего-то плана.

«И будь внимательнее с Седриком. Его жестокости могут дьяволы позавидовать».

Что может пойти не так?

Глава 14. Гарри хитрожопый

Седрик, 13 день, заход солнца

Они шли молча, даже не смотря друг на друга. Гарри что-то сказал своим на чужом для Седрика языке. Те явно не были в восторге от идеи, но всё же отпустили своего предводителя. Лишь странное остроухое существо пошло вместе с Гарри, но, как он успел обьяснить перед выходом из крепости, это нужно было исключительно в целях проверки. Что он собрался проверять Седрику до конца ясно не было.

Парень, лет двадцати пяти на вид, в засаленной рубашке, с грязными волосами, в кожаных штанах и ботинках, которые не снимал, судя по всему, целую вечность, пропахший потом, и вдруг оказался предводителем крепости. Впрочем, ничего удивительного: какая крепость, такой и предводитель. Однако этот же парень утверждал, что может решить проблемы Седрика. В общем Гинн тоже выглядит лет на тридцать, хотя ему уже далеко за сотню. И ведёт себя как-то расслабленно. В Сайберии про таких говорят «как пороха с детства нанюхался». Вроде ничего из себя не представляет, а дерзкий и резкий.

В то же время нависший над бронетехникой портал, окаймлённый чёрной кромкой вызывал некий бессознательный трепет. У него, у бесстрашного Седрика, с детства принимавшего решения, от которых зависела дальнейшая судьба целого народа. А этот «парень» так спокойно шагает навстречу этой бездне.

Всё же в его случае конкретно эта битва может считаться выигранной. Но только эта. Посмотрим, чего ты стоишь, когда у тебя за спиной нет своей крепости.

Седрик мысленно улыбнулся, отмечая в голове, что созревший на ходу план не так уж и плох, и постарался о нём не думать. Кто его знает, что этот Гарри ещё умеет? Может он и в голову может залезть. Да, Седрик отмечал много раз, что обладая отвагой необходимо при этом не обладать слабоумием, ибо в противном случае долго не проживёшь.

Отряд альфа и браво остались в ста шагах левее, до портала был ещё добрый километр как Гарри остановился и принялся всматриваться в даль.

– У кого-нибудь есть прибор, измеряющий время? – витиевато и со значительными запинками спросил он.

Тут же псом с виляющим хвостом к нему подскочил Гинн и вручил свои наручные часы. Гарри внимательно осмотрел их, хохотнул не понятно с какой радости, посмотрел на стрелки, дальше выудил из маленького мешочка длиннющую верёвку, подумал и запихнул обратно.

– Что-то не получится. Километр с верёвкой… – он почесал затылок, потом обратился к ушастому. Тот покачал головой, что-то отвечая. – Значит заколдуем просто.

С этими словами он примотал часы к стреле и выдал ушастому. Женоподобный ушастый парень натянул лук и пустил стрелу с часами Гинна.

– Понимаешь, – стал втолковывать Гарри Седрику, – в разных мирах время течёт по разному. Я это могу сказать как минимум из-за эффекта Анаийётла. Хочу точно знать, сколько в этом мире времени пройдёт.

Тут до Седрика дошла весьма неблагоприятная истина:

– То есть может случиться так, что в Авалоне прошла пара лет?

«И если уж предполагать, то худшее», – подумалось Седрику.

Гарри задумался, не торопясь отвечать.

– Может быть и такое, но скорее всего нет, – хмыкнул он. – Вероятнее пара недель, да и то в худшем случае. Минутку…

Он закрыл глаза, делая смешные пассы руками, потом вовсе замер, а через мгновение в его ладони появились часы. Он потёр лоб, переводя взгляд куда-то на горизонт, сглотнул ком, подошедший к горлу, а после вновь взглянул на часы.

– Так, это значит… – он слегка подвис, подсчитывая в уме. – Точное значение нам не надо. 47 раз получается. В принципе нормально. Вы были у нас часа четыре, итого в вашем мире прошло 188 часов.

– Полторы недели. Ещё один саммит в Организации Мира пропустил, – констатировал факт Седрик. Без паники, без грусти, без волнения. Он не был обеспокоен за благополучие страны. Плох тот менеджер, без которого всё разваливается.

– У вас тоже недели? – спросил маг, и прежде чем Седрик ответил, лишь махнул рукой: – Неважно, не отвечай.

Гарри отошёл в сторону и какое-то время говорил со своим женоподобным другом. Постояли, потрындели, кивнули друг другу и разошлись. Седрик своим тем временем приказал разогревать моторы и сворачиваться. До его ушей донёсся отвратительный вой, от которого мурашки побежали по спине. Гарри никак не отреагировал, лишь залез в машину.

Они оперативно уселись по машинам и Гарри тут же извлёк откуда-то книженцию, принявшись читать. Машины тронулись, его пару раз тряхнуло на бархане и он кинул эту затею. Лишь минуту он просидел, ничего не делая.

– Я знаю что по чём, – туманно выразился он, поднимая взгляд на Седрика.

– О чём Вы? – включил политика Седрик.

В салоне было привычно тесно, немного шумно от включенной вентиляции и ревущего мотора. Седрик покачивался в своём кресле, глядя на Гарри так, будто совершенно не понял туманного заявления Гарри. На самом деле он понял всё с первого взгляда своего оппонента. Всё как в дебатах – привычная территория.

Лицо Гарри мгновенно выразило недовольство.

– Я тебе помогаю, в замен хочу себе двух Шиярских пехотинцев в полном обмундировании, и не самых дохлых, – заявил он.

– А иначе что? Ты уже согласился помочь, так дела не делаются… – Седрик решил давить на адекватность и порядочность. Обычно этого было достаточно, чтобы оппонент потерял инициативу. Однако он догадывался, что нарвался на такого же говнюка, как он сам.

– Делаются, – без зазрения совести выдал Гарри. – Вы хотите выяснить причину, или устранить угрозу? Я могу посмотреть, развернуться и домой пойти. Сам сказал, что тут шесть километров ходу, – бросил Гарри совершенно холодно.

– Мы людьми не торгуем, – нашёлся Седрик.

Он рассчитывал на неловкую паузу, на смущение. Тогда бы у него было время поразмыслить надо всем произошедшим. Но этого времени Гарри попросту не дал.

– Я ни слова не сказал о торговле, – чётко и твёрдо заявил он. Всеобщий давался ему всё лучше и лучше. – Я уверен что у вас есть много отбитых, помешанных на войне ребят, желающих показать себя, особенно если государство обеспечит их родственникам безбедное существование.

Он хитро заулыбался.

Крыть было нечем и некоторое время Седрик просто молчал.

– Сэр, можно высказаться, сэр? – обратился к Седрику сидящий рядом солдат.

– Высказывайся, Майклсон, – вздохнул Седрик.

– Я бы мог выступить добровольцем, если вы обеспечите едой мою семью. В АрНоготе плохо с поставками продовольствия уже который год. Дети мясо кушают только на свой день рождения, сэр, – поник солдат.

– Ещё кто-то хочет высказаться? – обвёл остальных взглядом император Шияра. – Не каждый день со мной в БТРе ездите.

Тишина. Видимо тот был единственным.

– Одна машина – один доброволец, – хмыкнул Гарри, напоминавший сейчас довольного торгаша. – Две машины – два добровольца. Я думаю в вашей армии их будет намного больше, – ухмыльнулся Гарри.

– Посмотрим, – оставил за собой право последнего слова Седрик.

То, как машины пересекли границу портала, Седрик не почувствовал. Зато Гарри слегка дёрнулся и завертел головой. Ещё через три минуты все две машины были на месте – у самых ворот крепости.

– Активности внутри нет. Есть снимок со спутников – крепость пуста, – выложил капрал.

– Откройте мне ворота и заезжаем внутрь прямо на транспорте, – скомандовал Седрик.

Они въехали внутрь и выгрузились.

Выпрыгнув из БТРов в боевом построении, командиры групп сразу же пустили разведчиков, как того требовали схемы захвата крепостей. Две пары разведчиков вернулись быстро и ни с чем. Дальше Седрик кивнул Гарри, пуская того вперёд.

Тот пошёл осматриваться и будто гончая внюхивался в воздух, хватая след. Однако не внюхивался, и не в воздух. То, что он делал, было непонятно. По пятам за ним шли Шиярские недомаги и пытались что-то понять. Получалось у них мягко говоря не очень.

«Предложить ему должность в министерстве как личному советнику императора. Очень маловероятно. Он сразу сказал, что ему нужно быть в своей крепости, а то крепость съедят демоны. В общем тогда этот вариант отметаем. А что остаётся? Отправить Гинна к Гарри и договориться на обмен кадрами? Отличный вариант».

Седрик уже дёрнулся окликнуть Гарри, который стоял с закрытыми глазами и не шевелился, но до его сознания вовремя долетела мысль о том, что он успеет состариться и умереть в Авалоне, пока Гарри будет учить Гинна в своём мире. Да и тем более, что хер его, на самом деле, знает, когда этот портал закроется, а взять и отдать самого опытного мага Авалона, чтоб больше его никогда не увидеть – такая себе идея.

Гарри зашагал в сторону бараков.

– Тебе нужна будет помощь? – окликнул его Седрик как можно более непринуждённо.

Оставался всего лишь один вариант. Какой? Очень простой и самый очевидный – не дать Гарри уйти из Авалона обратно в свой гнилой мирок.

Седрик на какие-то секунды утратил хладнокровие, представляя, как может кардинально всё измениться, когда Гарри станет на его сторону. В ушах его застучало, но он взял себя в руки.

– Нет, спасибо, – покачал головой Гарри и поднял вверх указательный палец: – Больше скажу: держи своих людей при себе. Я не хочу драться и с ними в случае их безумия, – бросил он и ушёл куда-то в подвал.

Седрик закрыл забрало.

– Альфа, транквилизаторы, ослепляющие гранаты и стрелять по ногам. Браво, организовать оцепление – никто не входит и не выходит.

Послышалось неуверенное «есть» и все стали оперативно разбегаться по позициям. Снайпер сел на стену, заряжая винтовку специальными холостыми патронами с транквилизационной смесью. Ещё пять человек стали полукругом, готовые оказать самое сильное сопротивление, какое возможно.

– В голову не стрелять, в тело не стрелять. Кто его прибьёт отправится у меня в ссылку со всей его роднёй до конца времён, – рявкнул Седрик. – Берём живьём.

Минуты шли, на лице императора Шияра выступил пот. Гинн и его подопечный стояли в стороне и тряслись от страха. Солдаты заняли свои позиции согласно предписаниям и не шевелились. Солнце палило сильно, спасало лишь внутреннее охлаждения экзоскелетов. Воздух висел неподвижно, душный и горячий. Руки, державшие автомат, начинали затекать. Сердце временами заходилось до темноты в глазах, а временами билось так медленно, что, казалось, совсем остановится. Сомнений же не возникало. Всё или ничего, иногда просто жизненно необходимо рисковать, чтобы создать новую главу в истории Шияра. Это сродни древним легендам об изобретении ядерного оружия и испытания его в войне, ещё там, в далёком и ныне мёртвом мире под названием Земля.

Послышались шаги.

– Огонь при захвате цели без команды и подтверждения, – шепнул в рацию Седрик.

Гарри вышел за пределы дверного проёма и в тот же миг раздался хлопок взрывающейся гранаты. Седрик не успел отвести взгляд. Хотя затемняющий экран и сделал своё дело, Гарри исчез из виду буквально на мгновение. Но Седрик явно видел, что транквилизационные заряды выбивали искры на мостовой и улетали в глубину казармы, будто бы пролетая сквозь Гарри.

На лице же этого пацана была лишь злорадная усмешка.

Кто-то справа от Седрика дал залп из МД186, крупнокалиберной винтовки. Седрик лишь подумал, что такая не защищённые бронёй ноги оторвёт по самые яйца и уже было думал отдать команду, но вдруг почувствовал резкую боль в бедре и начал заваливаться назад. Экзоскелет перехватил управление и удержал императора Шияра на ногах, автомат же свой он выронил.

– Прекратить огонь! – прошипел он.

Снаряд из МД186, который должен был оторвать ногу Гарри вдруг срикошетил в Седрика? В голове его всё перемешалось. Как такое могло произойти?

Гарри стоял и ухмылялся, а к Седрику уже бежал полевой медик, передавая сигналы экзоскелету на автоматическое и экстренное снятие. Его положили на землю и он тут же увидел лицо, уже не улыбающееся. Никто не посмел к нему прикоснуться. Его пропустили к Седрику вплотную. Седрик сжал зубы, пытаясь кулаком дотянуться до этой наглой морды, но гидравлика бронекостюма была отключена, поэтому он лишь безрезультатно дёрнулся.

Боль отступала – ему вкололи обезболивающее.

– Очень плохая попытка, – цокнул языком Гарри. – Я же говорил, что мне нужно будет вернуться в свою крепость. Стал бы я идти с вами не знай, что могу раскидать вас в любой момент? – он ещё раз усмехнулся, и усмешка вышла особенно жуткой.

Да, это была та Сила, которой хотел обладать Седрик. Та Сила, которую он так жаждал заполучить. Сила, которой он так сильно боялся. Сила воплощённой смерти и неуязвимости. Его не берут пули. Да он вообще не материальный.

– Мысли свои ты тоже не скроешь от меня, – отмахнулся он и ушёл в сторону.

– Ты куда собрался? – с нескрываемой злостью пробурчал Седрик.

– Делать то, на что договаривались, – в тон ему отозвался Гарри и решил ещё чуть-чуть задержаться.

– В тебя только что стреляли. Не значит ли это, что сделка отменяется?

Седрик зашипел – ему вправляли ногу.

– Есть то, – Гарри тщательно подбирал слова, – что непоколебимо ни при каких условиях. Для каждого это что-то своё. Без него ты уже больше не ты.

– На войне все средства хороши, – бросил в противовес Седрик и снова зашипел от боли. Боль донимала до самых внутренностей. Рядом где-то за медиком причитал Гинн, говоря что-то типа «а я же говорил» и «нужно беречь себя было», а ещё коронное «Шияр не может вас потерять».

Гарри же на его слова лишь покачал головой.

– Применение средств имеет последствия. Некоторые последствия далеко не стоят той полученной за это выгоды.

– Я знаю, какие могут быть последствия. Я правлю огромное страной и ещё ни разу её не подвёл. Какое ты право имеешь судить, сопляк, – Седрик сжал зубы и замычал.

– Я тебя не судил, – он отогнул один палец. – Ты не знаешь, – он отогнул второй палец. – У нас будет время поговорить об этом, – отогнул он третий палец, а после рукой коснулся лба и сознание покинуло тело, избавив оное от временных страданий.

Территория оккупированной Лиреи, 4-ая крепость.

540 г. Красень, Гарри

Кольцо не давало покоя. Хотелось его снять, но оно охватило палец так, что ещё чуть-чуть и кровоток перекроет. Ну ничего, выполню задание и домой. Если я правильно всё посчитал, то тут можно задержаться на несколько дней, а может даже и на неделю, почитать, наконец, что накопилось, а дома пройдёт лишь пара часов. Удобно, однако.

Хотя прибыв сюда я вдруг резко почувствовал, на сколько здесь разряженная магия. Если в моём мире, которому ещё Нет Названия, можно было выплеснуть силы до самого дна, а через несколько часов чувствовать себя бодрячком, то тут на восстановление уйдёт несколько дней, по самым скромным подсчётам.

То, что Седрик затевает недоброе я знал с самого начала, увидев его алчный взгляд, когда я проверял Гинна, а он проверял меня. Моё стремление вести себя адекватно сыграло на руку Седрику и я выложил сразу все свои планы о том, что крепость не сдам. Впрочем Седрик после этого убедился, что я сопляк и трепло, что мне было на руку. Что же нужно было делать дальше? А дальше нужно было лишь понять, кто он такой, и сыграть от этого.

И нет, я не претворялся, что беру след. Я действительно его взял. И он действительно вёл в казармы. А вернее под них. Кроме того, там ещё кроме прочего было некое подобие магической ловушки, которую ещё предстояло распутать. Сунься туда солдаты Седрика и всё приняло бы плачевный для него оборот, но тут мне повезло, у него и так в планах было устроить мне засаду. Оставалось лишь подыграть.

Подыгрывать я собирался изящно, но после. Вначале заклятие.

Я сел и стал смотреть, высматривая все хитросплетения, контуры защиты и прочее. Сделано было тяп-ляп. Даже для меня сегодняшнего не составляло труда разобраться в базовых принципах: контур самоподпитывающий, тянущий силу из боли умирающих, напитался знатно; за ним набор из защитных чар, на случай, если кто-то попытается отключить заклинание, только сам этот набор на себя же не завязан и легко исключается из общей картины. Само заклинание подавляет радость и волю, отрубая средний энергетический узел. При накопленной силе для человека без оберегов и со слабым астральным телом хватит для того, чтобы спровоцировать суицид. У заклинания была и обратная сторона: отключение радости и воли провоцирует иногда, у людей с сильным нижним узлом, режим безумия, при котором единственная цель – убить колдуна.

Пока я всматривался, я заметил такое же в ангаре с техникой, только то было слабее. Всё равно достаточно, правда, чтоб натворить бед.

В целом всё было понятно. Отключил защиту, аккуратно достроил контур, накидал преобразователь и медленно, не спеша, выпил всю энергию, что была накоплена. Доза получилась знатной, от силы даже руки задрожали, захотелось ещё, или на ком-нибудь применить, а ещё появилось ощущение неуязвимости. Пришлось посидеть дополнительных десять минут, прежде чем меня отпустило и я снова смог здраво мыслить.

Взяв по заклинанию след, я пошёл в подвал, где с ходу с ноги открыл дверь и сразу нырнул вниз, делая перекат. Молния сверкнула над головой, хлопнув по ушам звуковой волной.

Комнатка, в которую я попал, была оборудована для жизни. Письменный стол из красного дерева, стопка книг, чернильница с пером, настольная лампа, холодильник, умывальник, кровать, лампочка в потолке. Хозяин ждал меня и приём явно не был радушным. Вскочив на ноги, я показал пустые руки.

– Мне тебя убивать не обязательно, на это уговора не было, – выпалил я словно скороговорку.

– Ты кто такой? – стал суетиться маг.

Он был высоким голубоглазым блондином, при этом очень худощавым. На вид можно было дать лет двадцать, не больше. Я же знал, что уровень его лишь чуть ниже, чем мой.

– Я тот, кто может тебя забрать в мир, в котором от тебя будет польза, – опять же выпалил я, соображая на ходу.

Вот тебе и псионик в катку.

Руками же этот псионик городил какое-то заклятие, и судя по всему у меня было мало шансов его отразить. А ещё, глядя как у этого мага бегают глазки, он с кем-то общался всё это время. На секунду он замер и нахмурился:

– Как. Тебя. Зовут?

Я расправил плечи, склонил голову в знак того, что я не буду нападать.

– Раз тебе это так важно, то скажу. Только не чуди. Меня зовут Гарри.

– Что тебе тут… – он не успел договорить.

Открывшийся портал я не просто почувствовал – он меня практически снёс своей силой. Он открылся сразу за плечами у мага, маг же стал возмущаться.

– Почему? Да кто он такой? Дай мне минуту! Что? К-кто?

Прыжок в портал. Спиной, не глядя, но вяло, медленно. Воздушной подушкой я пихнул его в спину и до портала он не долетел. Маг шлёпнулся на спину у моих ног.

– Кто я такой? – задал я вопрос, подходя ближе, пока он не успел свалить.

– Т-ты великий господин всех неблагородно обиженных… – стал он лепетать как младенец, отползая к порталу.

– Да не ползи ты. Факты давай! – я наступил ему ногой на живот, чтоб он больше не отползал.

– Ты могучий и праведный, карающий несправедливость в… в… в поисках знаний. Гарри… – его дыхание перехватило. Чёрная плеть, высунувшаяся из портала, обхватила его грудную клетку и потянула в портал так, что я чуть не упал на пол. Колдун улыбнулся напоследок: – Гарри Хитрожопый, – он показал средний палец и портал с хлопком закрылся.

Я вздохнул. Ещё раз осмотрелся. Не найдя ничего интересного, я просто смахнул все книжки и рукописи с его стола к себе в сумку-мир и отправился наверх.

Ценность информации, с учётом того, что она предоставлялась, чтоб меня отвлечь, стремилась к нулю. Разве что стало ясно, что этот маг работал не один. Второй, который помогает, определённо сильнее и главнее, а ещё он лучше меня осведомлён, кто я такой. Чего ж я в портал не бросился? Нужно было прибить того мага-ползунка и самому нырнуть. И оказаться Бесрезен знает где. Бесрезен знает где… Бесрезен…

Я помотал головой. Нет, всё верно я сделал. У меня и мысли не возникло. А почему? – про себя рассуждал я. – А всё потому, что у меня ответственность перед людьми. И так свалил из мира, занимаюсь не пойми какой хернёй. Пора прекращать.

А единственный способ это прекратить – это дать понять Седрику, что у него просто физически нету средств, чтоб меня удержать. Он человек жестокий, если я возьму в плен его солдата, как я изначально думал (ну там говоришь, что один солдатик не помешает, потом заводишь его в область заклинания, отбираешь оружие, отбираешь броню, залазишь в броню, прикрываешься телом), если так сделать то Седрик не задумываясь просто пустит пулю солдату в голову, и останусь я в чистом поле воин против двух отрядов вооружённых до зубов элитных солдат. Нет, так не прокатит. Если прятаться, то он поймёт, что меня можно убить. Ему нужно понять, что меня убить нельзя. Не потому, что кто-то не разрешает, а потому, что просто не выйдет, сколько не старайся.

Хочешь провернуть тот же трюк с отскакивающими пулями второй раз?

Как ни печально, но да, хочу. Более того, я почти уверен, что и в этот раз прокатит. Какие бы ни были люди, они всего лишь люди. В чудеса верят, да так, что даже не надо ни в чём убеждать, а вспоминая Френка иногда и разубеждать приходится. Ну и пусть, пусть поверят на секунду, что есть кто-то, кто не подчиняется ни одному их закону.

Я сел и принялся создавать иллюзию. Не обычную иллюзию поверх себя, а такую, которая отделена от моей ауры. А значит со своими жизненными центрами, со своей личной структурой. Сил это тратило просто уйму. Увязать частицы света, конвертировать накопленную силу в силу стихий, в сложные структуры, которые описывали часть моего астрального тела, что создавала физическое, и придать этому подобающий вид – очень непростая и кропотливая задача. Если сравнить, то это вязать крючком сложный узор на всю стену многоэтажного дома.

Двадцать минут я провозился с иллюзией. Развеять её можно было даже плевком при условии, что плевок магический. У единственного, кто мог бы мне помешать, красный халат и кишка тонка. Вообще не скажу, что задача, которую я запланировал, какая-то невменяемо сложная. Всё зависело от техники исполнения, и тут могли быть косяки.

Вытолкнув своё сознание из тела, я поместил его в иллюзию и поплыл наверх. Пришлось погреметь, имитируя шаги. И тут началось… Граната, дротики, пули – шквальный огонь, однако не на поражение. Седрик хитёр, конечно же он решил просто меня усыпить на месяц другой, пока портал не закроется. Куда ж я денусь после этого?

Я окинул стрелявших презрительным взглядом и увидел одного, целящегося мне в ногу из особенно огромной пушки. На миг мне показалось, что эта пушка совсем не подходит для того, чтобы из неё стреляли по людям, на столько огромна она была. Он плавно нажал на спусковой крючок, курок ударил по гильзе, порох взорвался, выталкивая особенно большую пулю. Всё, что мне оставалось – это вовремя открыть портал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю