332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Станислав Конопляник » Выжить (СИ) » Текст книги (страница 8)
Выжить (СИ)
  • Текст добавлен: 14 декабря 2020, 10:30

Текст книги "Выжить (СИ)"


Автор книги: Станислав Конопляник






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 26 страниц)

– Ты знаешь, где взять яд? – поинтересовалась Майвана.

Мо притих.

Схема была отработанной. Работы на пару часов. Особенно когда с вами чародейка. Майвана всегда знала, где копать. Они долго обходили озеро по кругу, зашли с его противоположной стороны на топкое мелководье и все принялись выше колен закасывать штаны. Орк с радостью швякнулся в грязь, провалившись по колено, и принялся махать лопатой, наваливая на сито. Мо с отвращением последовал за орком. Навалив побольше, он кивнул Френку и Ивану и те вдвоём попёрли сито к воде. Майвана уселась под деревом, глядя на слаженную работу потных мужиков – её часть была сделана.

Подходящий берег на этот раз был метрах в двадцати и Френк напрягался, таща едва подъёмную жижу, стекающую в отверстия сита на ноги Ивану. Френк по колено вошёл в воду, наступая во всё такой же противный ил, но проваливаясь лишь чуть больше чем на пядь. Иван вошёл следом и они принялись просеивать ил, мутя воду и стараясь не опускать сито слишком низко. Через каких-то пять минут на дне сита уже трепыхалась рыбёшка: странная, красная, практически без глаз и с длинными усами. Сколько Френк служил на море, а такой никогда не видел и всегда удивлялся.

– Френк, – обратился к нему Иван. – Я знаю того, кто может помочь. Мне снился сон, который был не сон…

Они уже шли обратно. Иван говорил неуверенно, не зная, что скажет Френк. А Френку действительно хотелось прекратить эту ересь, но зная, что магия вполне себе реальна, он решил всё же дослушать Ивана до конца. Иван замолчал на полуфразе и вновь принялся работать. Они сгрузили рыбу в мешок и в этот раз они с Френком принялись махать лопатами, пока Гротт и Мо ждали и смотрели, как наполняется сито.

Стоило орку и желтолицему скрыться из виду, как Иван продолжил.

– Я не знаю как, но могу привезти нам помощь. Я должен пойти с Майваной. Во сне приходил человек и указал мне мою судьбу, он мне всё рассказал, – прошептал снайпер – это не было на него похоже.

– Брехня! – отозвалась из-под дерева Майвана.

Обычные уши не услышали бы того, что говорил Иван, но эльфийка слышала всё очень хорошо.

– Судьба – это сказки, в которые верят лесные эльфы, выбирая самых мозговитых девочек, муштруя их видеть взаимосвязи в предметах и выдавая логику за мистику, – буркнула эльфийка. – Кто к тебе приходил? Что он говорил?

Иван смутился.

– Судьба ещё не предрешена. Меня предупреждали не говорить, – произнёс он и замолчал.

Майвана лишь фыркнула.

Они сделали с десяток заходов, пока заполнили два мешка рыбой. Довольные, что так быстро управились, они уселись вновь перекусить.

– Давайте я вам её приготовлю, чтоб не ныли, – предложила Майвана. – Это алогрудка, – она задумалась, цокнула языком. – Гротт, извини, только что вспомнила, что для тебя она ядовита.

Майвана поправила непослушные волосы и нахмурилась.

– Во дурная, чуть орка не прибила… – пробухтела она себе под нос.

– Что делать? – тут же спохватился Мо, ожидая приказаний от эльфийки.

Гротт чесал репу.

– Точно ядовитая? Или ты просто делиться не хочешь? – обиделся он.

Майвана фыркнула.

– Не обижайся, громила, но ты похож на очень некрасивую свинью и вызываешь у меня самые гадкие чувства. Я сама не знаю, почему я это вспомнила и вдруг тебя пожалела, – эльфийка хитро ухмыльнулась.

Орк уселся на землю, обиженный.

– Нужны только угли, а они у нас есть. И можно ещё вымытое ваше сито, будем сырокопчёную есть.

Она ходила вокруг костра, над которым установили сито и накидали свежей рыбы. Подкидывала туда сухих палок, срывала дурнопахнущие листья с деревьев, командовала остальными, чтобы они раздували огонь, но тут же его гасила, создавая копоть. Рыба вышла действительно вкусно.

– Знаешь чего не хватает? – спросил Френк. – Соли. Я соскучился по соли ты не поверишь как.

– Люди странные, – погладила его по голове эльфийка. – Вам природа даёт вкусы, а вы их перебиваете. Как тебе рыба?

Френк кивнул.

– Спасибо большое, действительно вкусно.

После еды они какое-то время, пока солнце окончательно не стало у них над головами, сидели в тени деревьев и тихо переговаривались. Френк с Майваной молчали в обнимку.

– Люди ничего не делают, – возмущался Гротт. – Орки готовятся к гоммунгроханомарне: пьют брагу и бьют друг другу морды.

– У людей это называется кутёж и непристойное поведение, – возразил Мо. – И люди тоже так делают, только это не делает им чести.

Орк его не слушал.

– На том свете, у Гроха, нужно будет каждый день пить брагу и бить морды. Это тяжкий труд, не каждый так может. Нужно быть крепким и сильным. Кто слабый, хилый, тот сидит дома и тренируется. А кто сильный идёт на войну.

– А с кем орки воюют? – спросил вдруг оживившийся Иван.

– С кем-нибудь, – пожал плечами Гротт. – Я не помню, с кем воевал.

Он пошевелил механической рукой.

– Я был на космическом корабле, служил в космическом десанте наёмником. Люди боятся умирать. Почему люди боятся умирать? – задал вдруг он вопрос и лицо у него стало тупеньким-тупеньким.

– Больно, – сказал Мо. – А потом мухи ссут тебе в глаза.

Орк согласился, кивнув.

– Орки не боятся умирать. Те, кто умерли, на самом деле не умерли – их избрал Грох. Он выбирает самых храбрых и сильных, чтобы…

– …бить морды и пить брагу, – закончил за него Френк.

– Да, – подтвердил Гротт. – Ты, Френк, хилый человечек, но думаю мог бы бить морды и пить брагу. Жаль ты не орк. Грох людей не жалует.

– Даже если попросить? – поднял бровь Френк. Его это забавляло.

– Хорошо, босс, – потёр Гротт руки. – Я попрошу за тебя Гроха, коль ты так хочешь.

– Мы подвезём тебя и Мо к крепости, а сами поедем дальше, и не спорь, – предлагал вполне дельный вариант Иван.

Солнце ползло к критической отметке, когда ещё чуть-чуть, и ночевать придётся где-то в пустыне. Жара прогревала воздух, стояла духота, одежда липла к телу. Хорошо, что не было мух. На этой планете в принципе мух не видно.

Они стояли около заведённого и прогретого глайдера и решали, что же делать дальше. И, кажется, решили. Френку только очень сильно не нравилось, что им придётся покинуть оазис, полный пищи.

– Хорошо, но с условием, – сощурился Френк, как он обычно делал, когда нужно было на кого-то надавить. – Чтобы сразу отправлялись в укромный оазис и не голодали. Гротт, чтоб проследил. Мо, последний шанс.

– Я с тобой, босс, – фыркнул Мо, ни секунды не размышляя.

– Ну и упрямая же ты скотина, – вздохнул Френк, не скрывая раздражение.

Мо театрально поклонился.

Загрузившись, они рванули в сторону крепости. Майвана периодически поправляла курс. Всё остальное время она лежала на коленях у Френка и поглядывала на его лицо.

Интрижка переросла во что-то большее ещё дней двадцать назад, когда Френк понял, что привязался к своей подчинённой. Он её после даже не воспринимал так. Что думала по этому поводу Майвана, он не знал, да и знать не хотел, всё ещё боясь признать и себе, и ей, что у него есть чувства к ней, что он действительно переживает, что то, что его поставили с ней в ритуал – далеко не случайность. Что то, как он ведёт себя – это не только чувство вины.

Сколько девушек он трахнул на своём веку – он не помнил. Но то, что он помнил, что не было ни одной, к которой он относился лучше, чем просто к кукле для удовлетворения своих низменных потребностей. Он умел быть вежливым, галантным, услужливым, но это всё было наносное. Даже Майвана долгое время была не более чем доступное тело.

Сейчас он смотрел в её глаза и понимал, что переживает за неё. Переживает за кого-то, кроме самого себя. Это чувство для него было странным. Он погладил её волосы, погладил по щеке, провёл по изящному плечу. Она улыбнулась в ответ. Что теперь с этим делать? Закончится ли это когда-нибудь, или будет становиться сильнее? Началось ли это, если бы не весь тот ужас, что творился вокруг?

Если он не убьёт Гридия, то никогда об этом не узнает. Как выманить того, кто практически всё время обитает за пуленепробиваемой дверью? Что можно сделать с человеком на столько осторожным и тревожным, помешенным на контроле? Об этом он подумает позже, а пока будет всматриваться в глубину эльфийских глаз и наслаждаться моментом.

Ехали они долго, успели проголодаться. Майвана попросила остановиться, и Иван тут же встал на месте, не глуша глайдер. Они выбрались на горячий песок пустыни. Солнце скатывалось к горизонту.

– До крепости пара часов ходьбы, до вечера успеешь, – произнесла Майвана.

– Гридий не поверит, что я ушёл от погони, в которой умерло трое, не поцарапавшись даже, – резонно заявил Френк. – Гротт, укуси меня за ногу.

– Чего? Босс, я не понимаю, – пробасил громила.

– Твои клыки больше всех походят на клыки здоровенного чудовища, – заявил Френк и упёр руки в бока, подставляя ногу. – Грызи.

На лице Гротта выразилось негодование и отвращение, на сколько можно было что-то выразить на этой свинской морде. Мо, стоявший до этого позади, вдруг вышел вперёд.

– Кэпу лучше по морде съезди, только не механической рукой, – предложил Мо. – А вот меня укуси, только за плечо, но чтоб до крови.

Он достал автомат, снял с предохранителя и расстрелял рожок патронов. Завоняло порохом. Гротт всё ещё стоял, не веря своим ушам.

– Бить морды и пить брагу! – заорал Френк и пнул зелёного здоровяка с ноги в колено.

Тот будто переключился.

– Аргх! – проорал он и рубанул Френка в нос так, что что-то даже хрустнуло и лицо мигом онемело.

Френк взревел и ударил орка в челюсть в ответ, истерично хохоча. Орк тоже хохотал, обнимая Френка и перемазываясь кровью.

– Я замолвлю за тебя слово перед Грохом, – пробасил орк и похлопал Френка по спине, потом отпустил и обратился к Мо: – Давай плечо.

Мо с шумом втянул воздух, выдохнул через рот, вновь втянул и отвернулся, подставляя плечо в рубахе. Гротт ударил себя кулаком в грудь, рыкнул и ухватился массивной челюстью за плечо, прокусывая его довольно глубоко. Брызнула кровь, Мо застонал и упал на колени. К нему подбежала Майвана, но Мо встал самостоятельно. Майвана поводила руками, одобрительно кивая, потом подошла к Френку.

– Я всё ещё красавчик? – ухмыльнулся он зная, что выглядит кроваво.

– Как обычно, – шепнул она, гладя его по волосам.

– Всего семь дней и возвращайся. Я гарантирую, что ад превратится в рай после одной единственной отобранной жизни, – с горечью шептал Френк. – И обещай беречь себя.

– Не обещаю, – раздалось неожиданно в ответ. У него аж дыхание спёрло. Может их чувства не взаимны и в этих отношениях кукла для удовольствий – он? – Итуэнмаэ не теряют времени.

Френк шёл по пустыне. Солнце почти село. Глайдер давно улетел в другую сторону. То, как они распрощались, оставило на душе Френка сосущую рану. Будто иллюзия развеялась. Будто розовые очки спали. Нет, он по прежнему переживал за них всех, по прежнему собрался мстить, всё осталось как прежде. Но он шёл и чертыхался.

– Вот же упрямая. И-хер-его-знает-какие-то-там-кто-то не теряют времени…

– Майвана Вас расстроила, кэп? Зубки показала?

Мо, не отставая, шагал следом, держась за кровоточащее плечо.

Френк зарычал через стиснутые зубы. Лицо всё ещё пульсировало после удара Гротта. Благо зубы все на месте были.

– Как ножом по сердцу, – бросил он и сплюнул на землю кровью.

Идиллия, романтика, оазис, озеро, ночь, туман, тёплое и гладкое тело, частое дыхание. Он вновь расплылся в улыбке. Нет, он просто не ожидал, что его женщина окажется с характером. А чего он хотел от эльфийки? Он с самого начала не знал, чего хотел, потому получил то, что получил. А теперь нужно выкинуть её из головы на время. Она в безопасности.

– Давай, Мо. Не зли меня, а думай, как нам осуществить задуманное?

Мыслей не было. Убить Гридия и умереть всей гурьбой – пожалуйста. Убить Гридия и остаться в живых – задача казалась невыполнимой. Хоть семь дней дай на неё, хоть семь лет.

И вроде как даже помощь, о которой туманными фразами говорил Иван Волков, теперь не кажется такой далёкой и безумной идеей, если она правдива.

Френк, наконец, увидел перед собой знакомые стены Пандемониума, раскрашенные в голубые и зелёные тона из-за света лун, и выдохнул, готовясь к прилюдному унижению.

У него было всего каких-то семь дней…

Глава 6. Бахрун

Гарри. 10-ый день.

Я возвращался в реальный мир из мира грёз долго и неохотно. Вначале вернулся слух и я услышал гул мотора. После почувствовал, что тело лежит и болит от того, что я лежал скрюченным. Потом открыл глаза и всё вспомнил ещё раз: бесы, падающий демон, раненный Ник и теряющий сознание я.

Осторожно потянувшись, я открыл глаза и зевнул. Мне было холодно, хотелось укрыться одеялом. В голове стучали боевые барабаны вместе с кузнечными молотами, в глазах всё слегка плыло. Машину тряхнуло, зубы клацнули, я едва не прикусил себе язык. Машина дёрнулась ещё раз и поехала ровно.

Я был грязным. Майка прилипла к груди и спине, куртка была в крови, кровь на коленях, кровь на ногах, руки в крови. Я рассматривал свои пальцы, которые тоже были в засохшей крови. Волосы слиплись, кожу на лбу стянуло. Лицо, кроме лба, на удивление ощущалось чистым.

Я попытался встать и обнаружил, что меня пристегнули в лежачем положении ремнями. Рядом точно так же лежал Ник и по пульсации в нём жизни водитель был жив намного больше, чем раньше.

Из кабины долетела до слуха часть армейской песни на непонятном языке. Валькра пела хорошо, мелодичным мягким голосом, так шедшим в разрез с тем, которым она обычно разговаривала. Я полежал немного, приходя в себя, после сел, всё ещё не отстёгиваясь, и вовремя. Песня оборвалась, машина начала глохнуть, двигатель взревел, спереди что-то хрякнуло, потом брякнуло, потом машина дёрнулась, будто прыгая вперёд и вверх так, что я едва не оказался на полу, а Ник застонал. Машина выровняла скорость, а песня после пары матюгов продолжилась.

В голове молот всё так же бил о наковальню, круги под глазами пульсировали, летали мушки. От магического истощения меня бил озноб. Я пытался прийти в себя.

Радовало то, что от демона мы отделались, хотя это место просто вопило от демонического присутствия. Я очень сильно не хотел встречать ещё одного. Не при моём текущем самочувствии, когда для полного счастья до кучи к слабости, ознобу, звону в ушах и мушкам в глазах ещё лишь соплей не хватает. Я шмыгнул носом, проверяя, всё ли в порядке, и полез вперёд, поближе к кабине.

– Всем привет, едем туда, – я указал пальцем место, в котором чувствовал очередной оазис.

Валькра дёрнулась, руль вместе с ней – машина вильнула, её стало заносить. Валькра выругалась и резко дёрнула руль в другую сторону.

– Сука, Гарри, ещё раз так подкрадёшься, и я…

Машину неумолимо тянуло в сторону, и Валькра это понимала.

Я тоже это понимал.

Я задержал дыхание, уже представляя, как полечу вместе с перевёрнутой машиной. Если рвану сейчас, то могу успеть пристегнуться. Если не успею, то скорее всего вылечу из окна и сломаю себе позвоночник. А у меня магическое истощение. Победить демона и умереть в аварии?

Разум, правда, подсказывал, что дёргаться не стоит.

Немного проехав боком, машина влетела в низину и медленно принялась взбираться на горку… и глохнуть. Валькра засуетилась, вновь дёрнула передачу, та клацнула, потом брякнула, потом мотор взвыл, потом машина дёрнулась так, что я едва удержался и только после всего этого поехала.

– Три педали и две ноги, руль для двух рук и ручка для третьей… – бухтела воительница.

Я выдохнул и обратился к эльфу.

– Бесов собрали? – кивок Леголаса. – Сколько тушек?

– Весь багажник. Пятьдесят три штуки было, пятьдесят одна осталась, – выдал на память эльф. – Да, мы уже попробовали.

– За неимением лучшего, – отозвалась Валькра и побледнела, подавляя рвотный рефлекс.

– Они обжаренные вкуснее, – пояснил я девушке, от чего та открыла форточку (мотор снова начал реветь, а нос машины ушёл в сторону) и освободила содержимое своего желудка прямо в окно. – Это как курица, ты бы её сырой тоже есть не стала бы, хотя можно.

Эльф лишь заулыбался.

– Леголас, увидишь оазис, дай мне знать, пожалуйста, – попросил я и эльф снова кивнул. – Что с плечом? – обратился я к Валькре.

– Ничего страшного, – бросила штурмовик, не отвлекаясь. Я же видел, как она морщится, двигая левой рукой.

– Приедем к оазису – покажешь обязательно. Укусы бесов быстро гноиться начинают, – предупредил я её.

– Ты маг или медик? – нахмурилась Валькра.

– Всего понемножку…

Я сунулся обратно в салон. В животе раздался привычный воющий звук. Организм требовал обычной пищи и жутко хотелось пить. Взяв канистру с водой, я обнаружил, что воды на дне. Ладно, потерплю до оазиса.

Ник был всё же в порядке. Когда я стал его осматривать и пальпировать брюхо на момент внутренних гематом, которые тоже могли вылечиться после переливания силы, он открыл глаза.

– Гарри, что за в баню, чего всё так болит? – простонал он. Потом решил почесать лоб и не обнаружил среднего пальца. – Охереть, ещё один. Я его так берёг…

Я усмехнулся на его реакцию.

– Что болит?

– Пальцы на левой ноге, мизинчик чешется, не могу достать.

– Фантомная конечность, – вздохнул я. – Привыкай, теперь твой мизинчик никогда не пересчитает мебель в квартире.

Ник подвис, а после рассмеялся:

– Так не только у нас говорят?

– Как видишь, – развёл я руками. – Везде, где есть мебель и мизинцы, есть проблема ударяющихся о мебель мизинцев. И на половину это уже не твоя проблема, у тебя там вообще культя вместо ноги, – сообщил я ему.

Его глаза округлились.

– Бли-ин, – бросил он, но как-то без паники, присущей его ситуации, и замолк, а после спросил: – А из меня киборга сделать можно? Отрезал бы себе руку нахер и заменил бы механической, можно было бы пальцы совать куда не попадя – мечта, – он улыбнулся сквозь боль.

– Думаю, что можно, – на полном серьёзе заявил я, уже прикидывая в голове, во что это может вылиться. – Только найти спеца нужно. Я не умею. У тебя нога есть, если что, пятка живая и часть ступни с лучевой костью.

– Ты мне попроще, – попросил мужичок.

– Ходить сможешь сам, когда восстановишься. Я тебе ногу спас, а то по самые шары шарашить пришлось бы.

По лицу Ника видно было, что за сохранённые шары он благодарен.

– А болеть когда перестанет? – спросил он с надеждой.

– Там кожа не зажила, считай, что ты её лишился. На восстановление до 20 дней может уйти. Давай тебе повязку поменяем.

Он кивнул.

Я начал разматывать бинты и удивился, что те не присохли к ране. Они и не должны были сразу присохнуть, но всё же за всё то время, пока я был в отключке, местами прикореть должны были точно так же, как сделали мои штаны, намертво прилипнув к моим же булкам.

Здесь я увидел, что рана была покрыта слоем какого-то восстанавливающего геля, и процесс заживления шёл намного быстрее. Так, где должен был красоваться кусок свежего мяса, успела образоваться тоненькая розовая кожа. Покраснение в пределах нормы, нагноения нет. Рана кровоточила под мазью и мазь стала грязной, нужно было её смыть. Взяв остатки воды, я полил на рану и сам скривился, ожидая реакции. Ник закричал на меня матом и забил по полу рукой.

Потом я достал аптечку. Оставалось два последних бинта, склянка с синим раствором, склянка с красным раствором и три тюбика: один зелёный, два синих. Один из них был открыт и явно пользованный, его я и взял. Я задумался, нужно ли мне использовать перчатки для этой мази, но решил рискнуть, выдавил себе на ладонь и принялся втирать в рану. Ник матерился, но уже больше для приличия. Потом я долго накладывал повязку.

– Я уже это спрашивал, – заговорческим тоном произнёс Ник, – но с тех пор многое поменялось. – Он повысил голос. – Ты теперь новый кэп?

Тишина. Я ожидал комментария от Валькры, что-то вроде матерного высказывания, что никакой я не кэп.

– Валькра? – крикнул я.

– Не ори на меня, я всё слышала! – отозвалась она и медленно начала вскипать. – Сука, ты мне не нравишься, я просто словами не могу описать как. Мутный, стрёмный. Но из всего собравшегося цирка уродов только у тебя есть хоть какое-то подобие плана, так что не беси меня! Вот зачем нам новый оазис? Чтоб нас волки сцапали с годовым запасом бесов в багажнике?

Я тем временем подобрался поближе.

– Ему нужен ручей для дальновидения, – пояснил ей Леголас, после чего я задумался. – Что, не нужен был? – удивился эльф, уже понимая, что он обо мне был лучшего мнения.

– Ещё есть время передумать слушаться этого отбитка, – зло хохотнула Валькра, однако эльф лишь нахмурился.

– Нужен, нужен, – уверил я его, махнув рукой. – Просто это дело третье. У нас вода закончилась и отмыться нужно, а там как раз что-то наподобие озера.

Я в нём чувствовал ещё что-то, что не мог пока описать. Словно аура тревоги разливалась по тому месту. Как бы не завёл я всех в беду…

13 монет: 4 амулета, 2 лапы жука, 5 книжек и ещё две без гравировки.

По привычке достав одну я принялся снова вертеть её в руках. Монета на этот раз была приятней, она меняла температуру в руках, была шелковистой и гладкой на ощупь. Я чувствовал, что она стала ко мне ближе, а я ближе к тому, чтобы снять с неё защитное заклинание, которого даже не чувствовал.

– Ну же, мы с тобой друзья, я кручу тебя уже третий день, – уговаривал я её. – Развернись.

Монета подпрыгнула и в руке появилось кольцо: золотое, с тёмным маленьким камешком, вроде даже не драгоценный – обсидиан. Я чуть не выкинул его в салон, когда осознал, что передо мной. Самые безумные чары обычно накладывают именно на кольца, хуже чем на мечи и посохи. Посчитав, что проклятое кольцо ко мне попадёт с низкой вероятностью, я сдержался и не выкинул его, после чего понял, что никаких чар на нём нет. Странно было то, что магия в кольце была, но она сливалась с магией места, где я находился, будто кольцо и было этой магией. А могло быть и так, что я просто чего-то не знаю. Но ничего специфического, на что можно было бы обратить внимание.

Я тут пару недель, потому если помру много не потеряю, решил я, зажмурился и надел кольцо на палец. Сердце усиленно стучало, отзываясь в висках всё теми же привычными ударами молота о наковальню, только бить стали быстрее.

– Я ещё жив? – спросил я у Ника не открывая глаз.

– Да, – услышал я совершенно спокойный ответ. – А что, не должен был?

Я усмехнулся и открыл глаза. Да, ничегошеньки не поменялось, это было и к лучшему. Скорее всего на кольце какой-то оберег и всё, только моего теперешнего знания не хватает, чтоб разобраться, что это за оберег. Как не хватило понять, что за чары колдует демон, будто он и не колдовал вовсе: ни магического эха, ни вакуума силы вокруг, ни, наоборот, остаточной силы в месте удара.

Была, правда, ещё и вторая монета. Я взял её в руки.

– Айда за сестричкой, – шепнул я ей.

От неожиданности я даже дёрнулся, когда руку мою оттянула тяжесть книги. Отлично, теперь у меня шесть книг, только читать их некогда. Я повертел книгу в руках: кожаная обложка, жёсткий переплёт, страницы явно из кожи, довольно толстые, всего страниц 30, не больше, по толщине как 300 бумажных. Открыв её в начале, я прочитал:

– Мефимелех Уваланор: дуалистическая теория творения. Что там в аннотации, если она есть? Так, вот тут мелким шрифтом. Даже всеобщий, диалект латыни.

«Книга является сборником логических умозаключений без приведения какого-либо доказательного аппарата, дополненный экспериментальными данными Йонханг и Модо по исследованию Абсолюта. Труд призван дать базу понимания самой распространённой теории среди Адептов Магии по сотворению Упорядоченного». Конец аннотации.

«Глава 1. Момент творения.

Вкратце перескажу легенду квайлехтов (это народ южных эльфов на берегах Багряной Зари).»

Интересно, комментарии прямо посреди строк текста и на странном языке, который я всё же понимаю. Ладно, пока время есть:

«Когда-то не существовало ничего, и даже этого «ничего не было». Был лишь Абсолют, пустота в ее первозданности, та, которую великие маги именуют Истинной Тьмой. Тьма являлась неделимой и непознаваемой, она включала в себя все, и не содержала ничего. Она была равновесием. Но абсолют был неустойчив, нити его существования постоянно разрывались, такова была цена равновесия. Истинная Тьма утратила целостность, частью своей обратившись в Хаос. Но ведь Абсолют был равновесием, а создавшаяся ипостась нарушила равновесие, и тогда случайно вышло из Хаоса три существа: тело, дух и разум. У них много имен, но именно они являются Создателями Упорядоченного. Между Хаосом и Порядком возникла грань Абсолюта, являющая собой Закон Равновесия, и единственное, что связывало эти три сущности – это время.

Данная легенда является довольно сильной метаферизацией со ссылками на понятия, относящиеся больше к религиозным культам, нежели являющиеся историческими знаниями, однако она хорошо отражает суть и описывает основные силы, воздействующие и воздействовавшие на окружающую действительность, способные её формировать. Для начала необходимо разобраться в некоторых понятиях.

Глава 2. Истинная Тьма

Когда-то не существовало ничего, и даже этого «ничего не было». Был лишь Абсолют, пустота в ее первозданности, та, которую великие маги именуют Истинной Тьмой.

В некотором пространстве, именуемой в легенде Истинной Тьмой, заполненном непостижимой (по определению) субстанцией, которую по праву можно писать с Большой Буквы, ссылаясь на Субстанцию Атлины, не было ничего из того, что мы привыкли видеть или осознавать, так как это пространство было Хаосом, а Хаос является антонимом по отношению к Порядку и полностью его отрицает, соответственно если принять за догму, что Порядок познаваем при помощи наших органов чувств, Хаос будет в противовес непознаваем.».

– Гарри, приехали, – раздался голос Леголаса и я усилием воли захлопнул книгу, превращая её обратно в монетку и складывая в сумку размером с мир, после чего вновь словил на себе недоумевающий взгляд Ника.

– Ёбаная магия, – буркнул он, не отводя взгляда.

Машина стала замедляться, а после пары рывков заглохла.

– Она мне так сцепление спалит, – заныл Ник. – Поможешь мне выползти на свежий воздух?

Я подставил ему плечо и вытянул ковыляющего на одной ноге Ника на воздух. Чувствовал я себя всё ещё не полностью бодрым и здоровым, но уже способен был что-нибудь наколдовать в случае чего, да и кузнец в моей голове устал и пошёл спать.

Оазис был больше предыдущих. Кусок, вырванный магией из другого климата и этой же магией поддерживаемый, походил на небольшую рощицу, где в середине бежал ручеёк, впадающий в импровизированное озеро. Уже на окраине, стоя на горячем песке, можно было ощутить влажные дуновения, доносящиеся с того места.

– Тут нехорошее место, – сообщил я Валькре с Леголасом.

Валькра тут же закатила глаза.

– И зачем тогда было переться? – бросила она злобно.

Я взял её плечо, от чего глаза Валькры округлились, но она вдруг вспомнила, что я обещал посмотреть, и принялась стягивать куртку.

– Потому что нехорошее место лучше, чем ничего, – спокойно втолковывал я.

Она стянула куртку. Укус, десять отверстий, покраснения выше среднего, рана воспалена.

– Обязательно обработай антисептиком, вроде он есть в аптечке. Если я ошибся и его нет – дашь мне.

– Есть он, синяя банка, – буркнула Валькра.

– Хорошо, – кивнул я в ответ. – Потом насобирай хвороста, распалим костёр, приготовим поесть чего-нибудь нормального, – отдал я распоряжение. Валькра скривилась, открыла рот что-то сказать, но потом лишь выдохнула и кивнула.

Я обратился к остальным.

– Ближайший оазис может быть в нескольких сутках пути – нужно передохнуть. Леголас, пойдём с тобой в разведку. – Эльф кивнул. – И ещё, Валькра, – она обернулась, глядя мне в глаза, – чтоб всегда автомат был под рукой в заряженном состоянии. Нику пистолет выдай, друг другу спины прикрывайте.

– Он мне скорее в спину выстрелит, чем прикроет, – пробурчала Валькра.

– Так научи его, – наиграл я раздражение. – Лишние руки не лишние.

– А что не так с этим местом? – оглядываясь по сторонам и прислушиваясь спросил эльф. Он тоже что-то чувствовал, судя по его виду. – Бехолдер? – он вновь на меня посмотрел так, будто я должен был знать абсолютно всё.

– Да. Нет. Может быть, – слегка растерялся я. – Нет, не бехолдер, от них разит по-другому и мы бы уже были где-то на лужайке с розовыми единорогами, пожирающие собственные внутренности. Но страх я чувствую, или нечто похожее, – я сделал пару жевательных движений, будто мои вкусовые рецепторы могли что-то подсказать. – Точнее не скажу.

Леголас кивнул, удовлетворённый ответом. Валькра лишь сплюнула и поблагодарила каких-то своих богов за то, что мы не на лужайке с единорогами и прочими пикантными подробностями. Взяв две канистры для воды, мы отправились к озеру.

Вваливаясь, словно медведь, в кусты, я треснул веткой так, что чуть не споткнулся. Треск разнёсся по всему оазису и я замер, стараясь на этот раз ступать осторожней и это оказалось невероятно просто: с носка на пятку, плавно перемещая центр тяжести.

– Ты был разведчиком? – спросил шепотом у меня Леголас. Так, чтоб только я услышал его слова.

– Я не помню, – шепнул я в ответ намного тише, полагаясь на его эльфийский слух. – Кем ты был?

– Капитан Хранителей Сердца Леса, личная гвардия Её Величества, – отозвался эльф. – Бессменная должность. Помню только службу – ни семьи, ни счастья, – в голосе его проскользнула тоска.

Мы пробирались через кустарник и мелкие деревца с маленькими тонкими листьями, жизнь в которых поддерживалась только магией оазиса. В других оазисах не было ничего подобного: ни лиственной постилки, ни пышных деревьев, пышущих влагой и свежестью, ни тем более мха.

– А кем был ты? – раздался снова шёпот эльфа. – Ты и маг, и лекарь, и мехакарь, – он замялся, смакуя разные варианты одного слова: – Механик, – поправился он. – А тут ещё и ходишь как охотник.

– Я не помню совсем. Под совсем я имею ввиду чуть больше чем полностью совсем, – я улыбнулся. – Сам для себя загадка.

Я почувствовал укол. За деревьями кто-то был. Я поднял руку, эльф замер.

– Я иду вперёд, чуть что я приму удар, – я вспомнил, какой трюк я проделал с демоном и очень надеялся его повторить. – Ты стой здесь и стреляй без предупреждения во всё, что сочтёшь угрозой.

Эльф кивнул. Я же пошёл вперёд, шурша предательски опавшими прошлогодними листьями. Подкравшись к дереву, я заглянул за него.

В лицо ударил смрад, прямо перед глазами возникла чёрная тень с красными горящими глазами, мир обратился в хоровод багряного и фиолетового, закружился в безумной пляске, сердце бешено застучало, а в голове…

А в голове кто-то захотел похозяйничать, и понял я это не сразу. Чужие заклинания будто раскрыли себя задним числом: новые руны, новые состояния, новая информация, которую не удастся теперь игнорировать – магия разума. Собрав волю в кулак и просто прервав цепь в наглую напрямую налагаемого заклинания страха, я увидел перед собой, в полуметре от меня, смотрящего на меня чёрного, как смоль, медведя с оленьими рогами. Чем бы оно ни было, выглядело оно опасно, даже не умей оно колдовать. А колдовать оно умело.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю