332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мария Морозова » Дожить до рассвета (СИ) » Текст книги (страница 3)
Дожить до рассвета (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 14:30

Текст книги "Дожить до рассвета (СИ)"


Автор книги: Мария Морозова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 16 страниц)

Позволила себе недовольно поморщиться в ответ на приветственный кивок, но выгонять столичного гостя не стала. Это наедине можно плеваться в него ядом, а при подчиненных стоит соблюдать рамки вежливости. Так что пусть сидит, если хочется.

Совещание прошло быстро. Я прослушала четкие и емкие отчеты о текущих делах своих отделов, не узнав ничего особенно неожиданного. Обычная текучка. Мелвин «порадовал» тем, что гном Златостукс не назвал ни одного полезного имени. Он рассказал много интересного, но был только посредником, не знавшим остальных своих «коллег». Так что этот канал мы, конечно, перекрыли, а вот раскручивать цепочки придется самим. И по ограблениям было глухо. За последние несколько месяцев не городе не происходило ничего, что имело бы такой же почерк.

– Мелвин, задержитесь, – кивнула инспектору после того, как все начали расходиться. – Сейчас должен приехать специалист по горному делу, о котором мы вчера говорили.

– Это та самая контрабанда? – заинтересовался столичный гость. – Я бы тоже послушал.

– А у вас что, других занятий нет? – скривилась я.

– Увы, – пожал плечами мужчина. – Ответ на запрос из архива еще не пришел, а у подчиненных следователя Григсона я уже увидел все, что нужно.

И только хотела придумать, в какой отдел его еще отправить, но Олаф Ролсон оказался мужчиной пунктуальным и постучал в мою дверь ровно в девять тридцать. Пришлось пошипеть сквозь зубы, но позволить д'Эстару остаться.

– Доброе утро, – кряжистый мужчина с пышными усами вошел в кабинет и немного неуверенно осмотрел нашу компанию.

– Проходите, – кивнула в сторону стульев у стола.

Гость уселся на стул для посетителей, и я подала ему вчерашние снимки.

– Если нужно, можем показать оригиналы, – произнес Трой Мелвин. – Мы все конфисковали.

– Не нужно, – покачал головой господин Ролсон. – Мне и так знаю, что это такое.

Я достала самописное перо.

– Вот эти детали, – он ткнул пальцем в один из листов, – скорее всего, предназначены для малого бура. А вот эти – система подачи ирзановой кислоты.

– Ирзановой кислоты? – оживился Мелвин. – Бочки с такой этикеткой ведь тоже были в схроне.

– Для чего все это нужно? – поинтересовалась я.

– Для больших тоннелей вроде наших шахт и штолен мы используем серьезные проходческие комплексы, – начал рассказывать горняк. – А вот для тоннелей поменьше, например, канализационных или технических, обычно годятся небольшие маломощные буры. Порода у нас тут сложная, много скал, поэтому при бурении мы всегда обрабатываем ее ирзановой кислотой. Она размягчает камень и облегчает процесс.

– Кому могла понадобиться такая контрабанда? – пробормотал Мелвин.

– Нелегальная выработка? – предположил Раэн д’Эстар.

– Это бессмысленно, – помотал головой господин Ролсон. – Малыми объемами угля заработать очень сложно, там на обработку и перевозку потратишь больше. А кроме угля у нас и взять нечего. Если только к гномам податься.

К гномам… Неужели господин Златостукс гадил своим сородичам, помогая кому-то разбирать их горы? Верится с трудом. Хотя, если он просто посредник, мог вообще не думать о том, что ему приходит из порта.

– Можно понять, от кого к нам пришло все это оборудование?

– Хм… Не думаю. Даже если отправить запрос на завод-изготовитель… Мелкая техника много где используется. Покупателей могут быть сотни и тысячи.

– Понятно, – кивнула я. – В любом случае, спасибо за консультацию.

– Есть еще кое-что, – мастер неуверенно почесал затылок. – Я ведь не просто так приехал, посоветоваться хотел. А теперь понимаю, что и вам это может быть интересно.

– Да, я помню.

– У нас на шахте стали твориться странные вещи. Конечно, не настолько странные, чтобы заявлять об этом в Управление, но все же…

– Мы слушаем.

– Все началось с того, что примерно с месяц назад у нас пропали три бочки ирзановой кислоты.

– Эти? – Мелвин помахал снимком.

Неужели найденная у гнома контрабанда предназначалась на вывоз?

– Нет, – господин Ролсон опроверг эту теорию. – Эти на сто литров, а у нас все хранится в двухсотлитровых бочках.

– Жаль, – скис подчиненный.

– Так вот, бочки. Пропали они у нас странно. Вроде как по документам их оправили в штрек, но потом приказ то ли отменили, то ли потеряли, а бочки на склад так и не вернулись, да и в шахту не дошли. Вроде бы мелочь, только у нас все под отчетом идет. Я доложил об этом шахтному мастеру, да тот рукой махнул, мол, затерялось и позже где-нибудь найдется.

– Не нашлось? – хмыкнул Раэн д'Эстар.

– Нет. А потом стали пропадать люди.

Трой Мелвин навострил уши. Даже столичный гость подался чуть ближе, явно предвкушая что-то интересное.

– Первым пропал Арне Хансен, один из моих старших смены. Работал у меня уже пятый год. Мутный тип. Скользкий, хитрый, жадный, но ни на чем противозаконном никогда не попадался. Так, было у него пара замечаний по мелочи, да и все. Но, если честно, именно его я подозревал в краже кислоты.

Медленно кивнула, следя краем глаза, как самописное перо исправно записывает слова мужчины.

– Как он пропал?

– Это было недели три назад. Однажды утром он просто не вышел на смену. Все его вещи остались в комнате общежития, а сам он как сквозь землю провалился.

– Может и правда провалился? – предположил д’Эстар. – Он вернулся с прошлой смены?

– Ну конечно. Каждый работник, идущий вниз, получает сигнальный жетон, который сдает по возвращении. Хансен вернулся вовремя. Да и после… Его ведь видели. Один из рабочих заметил, так он поздно вечером шел куда-то на восток участка.

– А что там?

– В том-то и дело, что ничего. Деревья и скалы. И сам Хансен, говорят, выглядел очень странно. Шел, шатаясь, не обращая ни на кого внимания. Как будто пьяный. Мы обыскали потом то место, но не нашли ни самого Хансена, ни его следов.

– Понятно, – кивнула задумчиво. – Что дальше?

– Через несколько дней пропал второй, Ол Несбе. Простой рабочий, спокойный, исполнительный, скромный. Тоже ушел вечером, никому ничего не сказав. Но на этот раз с вещами. Его на выходе из общежития видел комендант. Говорит, Несбе двигался в сторону железнодорожной станции и выглядел при этом так же странно, как и Хансен.

– Он шел на поезд?

– Коменданту сказал, что да, – пожал плечами мастер. – Вот только ни на какой поезд он не сел.

– Почему вы так уверены? – нахмурился дЭстар.

– Это было около десяти вечера. Последний поезд из шахтерского поселка в Эрнефъялл должен был отправляться в десять ноль пять. Но именно в тот день с паровозом случилась какая-то неисправность, и поезд никуда не поехал. В общежитие Несбе не вернулся. А другого пути в город нет.

– Это ведь был не последний случай?

– Да. Последним пропал Риг Отмар, тоже из рабочих, добродушный такой здоровяк. Его сосед говорит, что он вдруг начал вести себя странно, стал каким-то заторможенным и вялым, потом собрал вещи и вроде как уехал, тоже поздно вечером. Но я очень сильно сомневаюсь. Поспрашивал кондуктора, который дежурил в последнем поезде в тот день, но никого похожего на Отмара тот не видел. А его сложно не заметить, комплекцией и медведю фору даст.

– В наше Управление вы вообще не собирались обращаться? – хмуро спросила я.

– У нас вроде как своя служба безопасности, – мастер кивнул и неловко отвел взгляд. – Они что-то проверяли, но никакого криминала не нашли и спустили все на тормозах, мол решили люди работу бросить, ну и иврисы с ними. На их место уже и новых рабочих взяли, вы же знаете, у нас желающих много.

– Серьезно? – возмутилась я. – Ну ладно Отмар с Несбе, но Хансен, который явно никуда не собирался уезжать… Что за бардак у вас там творится?

Господин Ролсон виновато опустил голову.

– Тронморские шахты не относятся к вашему ведомству? – спросил у меня д’Эстар.

– Нет, – процедила недовольно. – К сожалению или к счастью, но у них там свои порядки.

– Понятно.

Переключив внимание на шахтера, вздохнула. И чего взъелась на человека? Ведь от него-то в Тронморе точно ничего не зависит. Тут даже жалобу на действия местных безопасников подавать, то только губернатору.

– Все трое знали друг друга? – продолжила я разговор.

– Возможно были знакомы, – охотно ответил мужчина. – Они ведь относились к одному участку, жили в одном общежитии. Но друзьями их вряд ли можно назвать.

– И все трое были одинокими и нелюдимыми, – задумчиво пробормотал столичный следователь.

– Именно, – господин Ролсон уважительно на него покосился. – У них у всех не было ни семей, ни даже друзей.

Интересно… Три человека, чье исчезновение явно не устроит никакого переполоха. Кого не станут искать перепуганные родственники или неравнодушные приятели. Кого начальство легко заменит точно таким же винтиком большой горнодобывающей машины.

– Кто-нибудь еще покинул шахту за это время? Ушел, уволился, уехал по делам?

Горняк ненадолго задумался, а потом ответил:

– Повар уволился. Работал в столовой нашего общежития. Но этот нормально ушел, я с ним даже поговорил.

– И все же…

– Ну, – мужчина пожал плечами. – Джон Тромси, устроился к нам два месяца назад. Вроде приехал откуда-то с юга. Неделю назад принес заявление, мол тяжко ему в нашем климате, хочет назад ехать. Ну и отпустили его.

– Он был знаком с кем-то из пропавших?

Мужчина помедлил, вспоминая, а потом с жаром кивнул.

– Был. Как раз с Арне Хансеном. Я их однажды поймал за распитием крепкой настойки. У нас вообще со спиртным строго, хочешь развлечься – езжай в город, там тебе и бар, и, хм… бордель. Но Тромси просил простить на первый раз, клялся и божился, что такое больше не повториться. Ну я и не стал парню карьеру портить.

Перо с тихим шорохом покрывало бумагу буквами. Трой Мелвин делал какие-то пометки в блокноте, а д’Эстар задумчиво разглядывал потолок.

Мое следовательское чутье подсказывало, что контрабанда техники и эти трое, а может даже и четверо, каким-то образом связаны. Вот только каким?

– А, вот еще что, – господин Ролсон хлопнул себя по лбу. – Тромси и с Отмаром был знаком. Я однажды вечером зашел к Отмару, а тот пил какие-то порошки. Ну я спросил, а он сказал, что это ему Тромси дал, мол витаминный сбор с юга.

– Отмар был болен чем-то?

– Да нет, – пожал плечами мужчина. – Говорю же, здоровый, как медведь. Только нелюдимый.

– Что за порошок? – негромко спросил дЭстар.

– Кто его знает. Белый, в конвертике из темной бумаги.

– Что ж, – кинула я в итоге. – Мы разберемся с тем, что происходило на вашей шахте. А пока не распространяйтесь особо, что ездили к нам, и сразу сообщайте, если вдруг кто-то еще пропадет.

Раэн д'Эстар скрупулезно переписал у мастера имена и описания всех пропавших, потом тот поклонился и вышел. А я обвела взглядом оставшихся мужчин.

– Ну что? – улыбнулась уголками губ. – Какие версии?

Мелвин уже знал, что мне можно высказывать любые идеи, вплоть до самых невероятных. У меня самой уже было несколько предположений, но хотелось посмотреть, как рассуждает Раэн д’Эстар.

– Возможно, эти исчезновения никак не связаны между собой, – начал с самого очевидного мой подчиненный. – У каждого из них могла быть своя причина уехать.

– Возможно, – согласилась я. – Но если допустить, что связь есть?

– Там пропала кислота, – медленно произнес д’Эстар. – Плюс к этому, кто-то ввозит ее контрабандой.

– Значит, кому-то в Эрнефъялле она очень сильно необходима, – продолжил Мелвин.

– Поэтому можно предположить, что всем троим шахтерам, а они ведь именно шахтеры, предложили другую работу. Скорее всего, не совсем легальную.

– И возможно, тот самый Джон Тромси был к этому причастен, – удовлетворенно кивнула.

– Да, – д'Эстар задумчиво прикрыл глаза. – Он мог быть вербовщиком. Устроился на шахту, начал присматриваться к рабочим. Может, знакомился, втирался в доверие, оказывал какие-нибудь мелкие услуги типа алкоголя. И так выбирал себе тех, кого можно было сманить.

– Но почему они просто не уволились? – немного растерялся Мелвин.

– Может думали, что не отпустят.

– Я могу сделать запрос на всех четверых, – предложил дЭстар. – По своим каналам. Посмотрим, не засветились ли они в чем-нибудь еще.

И хотя мне не очень хотелось принимать помощь столичного гостя, я понимала, что ответ на мой запрос будет идти в лучшем случае дня три. Поэтому пришлось согласиться.

– Хорошо, – вздохнула, а потом повернулась к Мелвину: – А ты съезди пока в порт. Желательно инкогнито. Найди там Ингмара Свельда, начальника службы безопасности, пообщайтесь на тему контрабанды.

Мужчины синхронно поднялись и вышли. А я развернулась к окну, за которым только-только занимался поздний осенний рассвет. Снег закончился и тучи немного разошлись, открывая розоватое небо и позволяя солнечным лучам заглядывать в окна горожан. Все же Эрнефъялл красивый город. Яркие крыши из красной черепицы, стены домов, выкрашенные желтой, зеленой и розовой краской. Многочисленные лампочки и фонарики. Жители делали все, чтобы не свихнуться от мрачности и однообразия долгими зимними ночами. А я сделаю все, чтобы никакие преступные замысли не помешали их мирному сну.

ГЛАВА 4

День прошел спокойно. Я занималась текущими делами, д’Эстар даже не попадался мне на глаза. По-хорошему, стоило бы проконтролировать, чем он занимается, вот только мне совсем не хотелось встречаться с ним лишний раз. Но вечером, после того, как я заперла дверь, с упорством дерганного параноика три раза проверив защиту, и вышла в коридор, там нос к носу столкнулась с объектом своих мыслей.

– Уже уходите? – обрадовался тот. – Славно. Я тоже как раз собирался идти ужинать.

– Увы, – сладко улыбнулась. – Сегодня решила поесть дома. Вас не приглашаю.

– Какая жалость, – нарочито грустно вздохнул мужчина. – А ведь я хотел за ужином рассказать вам о том, что пришло по запросу на пропавших шахтеров.

Уже пришло? Так быстро? Лихо сработал господин следователь.

– Давайте бумаги.

– Я не могу отдать вам их лично в руки, – в серых глазах мелькнула хитринка. – Могу только пересказать. Но если вы хотите подождать до завтра… Или до послезавтра, ведь на завтра у меня слишком много планов…

– Вообще-то, это шантаж, – начала я злиться. – Или нет, скорее это утаивание сведений от следствия. Могу докладную на вас написать.

– Но я не ваш подчиненный, – совсем разулыбался этот нахал. – Моя помощь – дело сугубо добровольное.

– С-следователь д'Эс-стар… – именно за умение так шипеть меня прозвали злобной змеищей.

Но тот совсем не проникся. Сложил руки на груди и насмешливо смотрел на меня, чуть приподняв бровь.

Сделала глубокий вдох, чтобы взять эмоции под контроль. Наверное, он просто меня провоцирует. Чтобы потом делать выводы о моей пригодности к работе. Нет уж, не дождется.

– Что ж, давайте поужинаем, – улыбнулась я так вежливо, как это только было возможно.

Устроившись в том же самом ресторане, сделали заказ. Я игнорировала все попытки д’Эстара завести светскую беседу, и только когда нам принесли блюда, соизволила спросить:

– И что такого интересного вы хотите мне рассказать?

– Начнем в хронологическом порядке, – заговорил мужчина, разделывая рыбу. – Арне Хансен, тридцать семь лет. Его детство и юность нам не очень интересны, поэтому перейдем сразу к тому моменту, как он окончил горный колледж, после чего устроился шахтером на Восточный горнодобывающий комбинат. Может слышали, соли, рассолы?

Я покачала головой.

– Так вот, Арне Хансен первые лет семь работал без нареканий, дослужился даже до мастера участка. А потом выяснилось, что он, пользуясь своим положением, списывал в утиль вполне исправное оборудование, которое потом перепродавал с целью получения наживы.

– Так… – протянула я, вспоминая пропавшие бочки с кислотой.

– Был со скандалом уволен, заплатил большой штраф и несколько лет перебивался случайными заработками. Пока не устроился сюда, во Фъялл.

Где вполне мог заняться любым делом, как только освоился. Интересно, у Ролсона больше ничего не пропадало? Если их служба безопасности так хреново работает, могли и прошляпить.

– Что дальше?

– Дальше у нас Ол Несбе. Горный инженер по диплому. Тихий спокойный парень, исправно выполняющий свою работу. Но до того, как попасть на север, жил в столице, где играл на бирже с акциями горнодобывающих компаний. Считал, что профильное образование поможет ему улавливать тенденции. Ошибся. Проигрался в пух и прах, наделал долгов и сбежал от кредиторов в Тронморские шахты.

Д'Эстар отпил вина, чтобы промочить горло, и продолжил:

– Следующий – Риг Отмар.

– А этот у нас кто? – хмыкнула я. – Убийца? Вор-рецидивист? Брачный аферист?

– Вы правильно уловили закономерность, – улыбнулся мужчина. – Но Отмар всего лишь бывший алкоголик. Привлекался за драки, хулиганства, один раз был пойман с легкими наркотиками. После одной особенно сильной драки почти месяц лечился, завязал с выпивкой и подался на север на заработки.

– Понятно.

– И, наконец, самое интересное. Джон Тромси.

Мужчина выдержал драматическую паузу, а я равнодушно пожала плечами.

– Даже гадать не буду.

– Такого человека просто нет. Вернее, в королевстве нашлось несколько Джонов Тромси. Но это младенец, глубокий старик, одноногий инвалид на попечении родственников, врач, который уже три года даже в отпуске не был, безвылазно сидя в своей больнице. А вот такого Джона, который нам нужен, в природе просто не существует.

– И вы все это выяснили меньше чем за день? – во мне проснулась подозрительность. – Прямо отсюда, из Эрнефъялла?

– Знаю, у вас пока нет причин доверять мне, – взгляд серых глаз стал очень серьезным. – Но даю слово лорда, я ни коим образом не собираюсь подставлять вас или мешать работе, а действительно хочу помочь. Все мои сведения достоверны. И откуда они взялись… Всего лишь мои связи.

– Что ж, – задумчиво покусала губу, – принимается. Это все, что вы хотели рассказать?

– Да. Но даже это хорошо укладывается в нашу теорию.

Я отрешенно повозила вилкой в тарелке с остатками соуса. С одной стороны посудины легли три кусочка морковки – пропавшие шахтеры. Напротив них разместилась картофелина – подставной повар.

– Лже-Тромси приехал на шахты с фальшивыми документами, – вилка ткнула картофелину. – Познакомился с тремя шахтерами, после чего они начали пропадать. Причем, все трое – люди с весьма… неустойчивой моралью, кто мог польстится на обещания большого заработка.

Раздавив картофелиной все три морковки, сгребла пюре в кучку. Зачем ему понадобились эти люди?

– Вы абсолютно правы, – согласился мужчина. – Если прибавить к этому контрабанду, получается, что Тромси явно затеял что-то незаконное, но сулящее большую выгоду. В окрестностях Эрнефъялла добывают только уголь?

Я кивнула.

– А что горы Брадабарген?

– Брадабарген… – повторила медленно.

Ледяные горы, в недрах которых ковырялись многочисленные гномьи кланы, были очень богатыми. Там находили жилы металлов, драгоценные камни разных видов, агаты, малахит, бирюзу. Гномы прямо в своих пещерах превращали найденное в оружие, украшения, детали сложных механизмов. Часть оставляли себе, часть, причем очень малую, продавали людям и оборотням. Уверена, многим хотелось бы наложить лапы на гномьи сокровища, но чтобы соперничать с бородатыми старателями за гору….

– Нет, – решительно сказала я в итоге, – Брадабарген – точно нет.

– Почему?

– Слишком сложно. Хоть Эрнефъялл лежит почти на самой границе, до гор еще почти сутки пути. Горы очень холодны и суровы. Гномьи пещеры располагаются глубоко внутри, где подземный жар так близок, что позволяет нормально жить и работать. Стабильного сообщения между нами нет. Гномы проложили железную дорогу до маленькой приграничной станции Странгер, а дальше – или на телегах, или на собачьих упряжках. Нет, люди точно с таким не справятся.

– Согласен, – немного подумав, кивнул мужчина. – Значит, что-то затевается в окрестностях Эрнефъялла. Или в самом городе.

– Да. Только что же ему нужно?

– В одной из знаменитых историй о детективе Шейлоке Холте преступники копали ход к банковскому хранилищу, – хмыкнул мужчина.

– Будем думать, – медленно пробормотала я.

Пока что даже в розыск пропавших объявить не могу. А вот разослать по самым крупным банкам предупреждение – вполне. Хотя это всего лишь одна из версий, причем, не самая правдоподобная. Не мог же Тромси так вдохновиться книгой, что решил аж до Эрнефъялла добраться, чтобы повторить ее сюжет. Тут что-то другое.

Нам принесли десерт и кофе. Я принялась за пирог, рассеянно поглядывая за окно, а Раэн дЭстар рассматривал меня. И под этим взглядом мне было как-то неуютно.

– Вы когда-нибудь видели в Эрнефълле инчей? – неожиданно спросил он.

– Инчей? – искренне изумилась я. – Конечно нет. Говорят, они ненавидят холод. Да и вообще, Вирония не поддерживает с ними никаких отношений.

– На самом деле, поддерживает. Есть торговля, есть дипломатические связи. Туда вовлечено совсем немного людей, поэтому это не афишируют, но тем не менее…

– Неожиданно.

– Я даже был когда-то в Инчияре, – похвастался мой собеседник.

– Серьезно? – от удивления я забыла собственной маске ледяной непробиваемости. – И как там?

Д’Эстар довольно улыбнулся, вид мой искренний интерес. Но мне было все равно. Я не растаю, а так хоть человек порадуется.

– Странно, – ответил он, откинувшись на спинку кресла. – Большинство инчей живет на болотах. Их невысокие дома из дерева и камня строятся на помостах, чтобы защитится от ядовитых змей и удушливых болотных испарений. Больше повезло тем, кто селится в степях, где можно не только нормально жить, но и вести хозяйство. Сами инчи очень хитрые и даже подлые. У них каждое слово и каждое действие может иметь двойной смысл. Я пробыл там всего три дня, и мне хватило этого на всю жизнь.

– И как вас туда занесло?

– По работе, – пожал плечами мужчина.

– По работе с инчами? Вы же не дипломат. И не торговец.

– Можно сказать, для общего развития. Чтобы знал, кого можно встретить на жизненном пути.

Он говорил спокойно, открыто глядя мне в глаза, с легкой улыбкой на тонких губах. Но я печенкой чуяла, мужчина врет. Ну или очень многое недоговаривает. Не по части Инчияра, а по части своего пребывания в нем. Хотя, кто я такая чтобы ему со мной откровенничать?

– Значит, инчи… – протянула я. – И что еще интересного вы узнали?

– Они действительно боятся холода. Носят длинные одежды, похожие на балахоны. И очень странно разговаривают. Как будто змея ползет. Шелестя….

– Шелестя? – чуть не подавилась кофе от неожиданности.

Вспомнился странный шелестящий акцент, о котором говорил гном. Это что, был инч? Да нет, ерунда какая. Инч на крайнем севере Виронии – это что-то на грани фантастики. Хотя… Есть же еще странный сверток.

– Именно поэтому вы решили, что та шкатулка на рисунке – инчийская? Видели такое раньше?

– Видел, – кивнул мужчина. – Они любят такие орнаменты и украшают ими практически все. А хорошее дерево ценится у болотных жителей наравне с драгоценными металлами.

– Может быть вы знаете, как она попала сюда?

– Думаю, той же контрабандой.

– Златостукс сказал, – медленно произнесла я, – что шкатулку ему отдал мужчина с шелестящим акцентом. Это мог быть инч?

– Инч? – хмыкнул д’Эстар. – Не выдумывайте. Им нечего здесь делать. А шкатулка, даже если из Инчияра, могла пройти не одни руки, прежде чем попала сюда.

Я поморщилась, как будто столичный следователь уличил меня в глупейшей ошибке.

Вот как знала, что не стоит говорить ему о своих подозрениях. Хотя… Ведь он зачем-то спросил меня об этом. Сам предположил, что я могла видеть в Эрнефъялле инчей, а потом включил задний ход. Побоялся, что продолжу расспрашивать? Или вообще поднял эту тему исключительно для того, чтобы привлечь мой интерес? Не знаю. Но что-то мне кажется, что Раэн д’Эстар совсем не так прост, как может показаться.

Но все эти мысли стоит оставить при себе. Если буду лезть к нему в душу, мужчина решит, что вполне может влезть в мою. А мне это совсем не нужно.

– Значит, ищем контрабандистов, – пробормотала себе под нос, подводя итог нашей беседе.

Остаток вечера мы не говорили о работе. Мужчина развлекал меня историями из путешествий, и я даже не стала сопротивляться, когда он вознамерился проводить меня до дома. И мне даже стало казаться, что Раэн д’Эстар вполне неплох, и с ним можно нормально общаться и работать…

Но утром, выходя из дома, я наткнулась на него прямо на крыльце. Это уже было перебором.

– Что вы здесь делаете? – спросила хмуро.

– Решил составить вас компанию, – улыбнулся мужчина.

Снова шел снег. Д’Эстар пренебрегал шапкой, и снежинки садились к нему на волосы, выбеливая темно-рыжие пряди, таяли на ресницах, отчего те казались еще чернее и гуще. А его взгляд, в противовес холодной погоде, лучился теплом. И это заставляло меня выпускать колючки.

– Да неужели? И что, все утро караулили? – яда в моем голосе было хоть отбавляй.

Не собираюсь с ним сближаться. У меня нет сердца, оно разбилось мелкой пылью когда-то очень-очень давно.

– Нет, – спокойно ответил мужчина. – Мой номер находится напротив ваших окон, и я просто заметил, как там гаснет свет.

От возмущения даже сначала не нашлась, что сказать. Он нагло следит за мной и совершенно не стесняется в этом признаваться.

– Следователь д’Эстар, – прошипела тихо, – еще чуть-чуть, и я решу, будто вы ко мне неравнодушны.

– А это плохо? – хитро усмехнулся тот.

Он еще и шутит.

– Вы… – выдохнула я. – Не давайте мне повод сомневаться в вашей адекватности.

Резко развернулась, чуть не хлестнув мужчину шарфом по лицу, и быстро пошла в сторону Управления.

– А еще я принес вам горячий шоколад, – он без труда догнал меня. – Госпожа Милкинз, хозяйка гостиницы, варит своим постояльцам чудесный шоколад.

Вздохнула и покосилась на картонный стаканчик в чужих ладонях. Да, тут он не соврал, это был действительно вкуснейший напиток.

– Давайте, – протянула я руку, стараясь не обращать внимания на довольную улыбку.

Дальше пошла, смакуя горячий тягучий шоколад. Стаканчик приятно согревал пальцы, а его содержимое – желудок. Мягкий вкус пряностей, секретом которых госпожа Милкинз ни с кем не делилась, растворялся на языке, заставляя жмуриться от удовольствия. А д'Эстар не приставал с разговорами, молча шагая рядом и позволяя мне наслаждаться. И все было прекрасно, пока…

– Убили-и-и!

Какая-то женщина выскочила прямо на нас из бокового переулка. Растрепанная, в полурасстегнутом пальто, она неловко споткнулась о бордюр, чуть не выбив у меня из рук стакан, и повалилась прямо на мужчину.

– Что случилось? – нахмурился тот, поддержавшая ее под локти.

– А-а-а! – ответила она, размазывая по лицу сопли и слезы.

– Госпожа, – следователь понял, что уговоры не срабатывают, и чуть встряхнул женщину, – прекратите истерику.

– Убили-и-и, – та продолжала выть, не обращая внимания на его слова.

Вокруг начали собираться зеваки, привлеченные шумом. Тонкий женский крик ввинчивался в мозг острой иглой, заставляя морщиться. Лорд явно был слишком благороден, чтобы действовать решительно. А вот я лишней щепетильностью не страдала. Поэтому быстро допила свой шоколад, выбросила стаканчик, а потом просто подошла к женщине и влепила звонкую пощечину.

Крик оборвался. Она мгновенно замолчала, перестала рыдать и посмотрела на меня удивленным и даже немного обиженным взглядом.

– Быстро и четко, – приказала я. – Что случилось?

– А-аптека, – ответила женщина, заикаясь. – Там убили…

Глянув в переулок, увидела вывеску со змеей вокруг чаши, и направилась туда. Но уже в дверях меня неожиданно потеснил Раэн д’Эстар.

– Что вы себе позволяете? – возмутилась я.

Но тот не ответил. Задвинул меня себе за спину, осторожно открыл дверь и осмотрел помещение аптеки.

– Никого, – констатировал он, – кроме убитого, разумеется.

– Если я вам прикажу остаться снаружи, вы послушаетесь? – спросила, уже предполагая ответ.

– Конечно нет, – фыркнул мужчина.

– Так я и думала.

Смирившись с неизбежным, осмотрела пол перед собой и шагнула внутрь. Это был большой, хорошо освещенный аптечный зал, заставленный шкафами с баночками и коробочками. А посередине, прямо в пятне света от центральной лампы, лежал немолодой мужчина со светлыми волосами.

Я присела рядом и коснулась шеи, проверяя пульс.

– Он мертв.

– Его душили, – произнес Раэн дЭстар. – На шее синяки, явно от пальцев.

Да, синяки были видны невооруженным взглядом. А еще царапины, как будто от ногтей, покрывавшие лицо и руки мужчины.

– Похоже, аптекарь сопротивлялся.

– Это что, укус? – мужчина осторожно повернул к свету тыльную сторону запястья трупа.

– Не трогайте тело, – рявкнула я.

– Прошу прощения, – склонил голову следователь. – Наверное, бедняга нарвался на грабителя.

– Возможно, – ответила, поднимаясь.

Вытащив из кармана тревожный значок, который был подключен к пульту дежурного в Управлении, вызвала группу. Раэн д’Эстар вернулся на улицу и разогнал зевак, выцепив из толпы ту самую женщину, которая обнаружила тело.

Через десять минут прибыли оперативники. Свен Харнод, следователь из отдела убийств Бьорн Соррен и судмед Линдер Герн. Что ж, это люди опытные, не должны пропустить ничего важного.

Поздоровавшись со мной, мужчины направились к трупу. А я обратила внимание на рыжеволосую девушку в форме, которая неуверенно мялась в дверях.

– Соррен, – позвала я негромко, – кто это?

– Это Хелена Юнсен, стажер, неделю назад устроилась, – ответил следователь. – Юнсен, подойди сюда.

Та приблизилась.

– Я шеф Управления Ирия Райс, – представилась, с интересом глядя на девушку.

– Хелена Юнсен, стажер, – четко представилась она. – Выпускница Равенской юридической академии. Мастер плетей четвертого уровня.

– Значит, стажер, – хмыкнула я. – И сразу в отдел убийств?

– Я была лучшей на курсе, – гордо ответила девчонка.

– И не страшно?

– Нет, шеф Райс.

– Тогда смотри, стажер, – отодвинулась, открывая ей обзор на труп. – Не подведи своего наставника.

– Ой, а я его знаю, – воскликнула Юнсен немного удивленно.

– В каком смысле знаешь? Как аптекаря?

– Нет, он в Управление приходил. Два дня назад. Подошел ко мне в холле, спросил, как попасть к следователю. Я думала выяснить, что у него случилось, но он не захотел ответить. Волновался очень, говорил, что это очень важно и ему нужно говорить только со следователем. Ну и решила отвести к вам, господин Соррен.

– Не помню его, – нахмурился Соррен.

– Так он сбежал. Шел рядом со мной, потом вдруг заявил, что передумал, и смылся, – девочка виновато пустила голову. – Стоило его задержать, да? Простите…

– Ничего, – я поморщилась. – Задерживать его и пытать мы все равно не имели права.

– Работаем, Юнсен, – Соррен взлохматил свои густые каштановые волосы и добавил в полголоса: – Хоть и ненавижу аптеки.

Я подавила улыбку. Единственный полуоборотень в моем Управлении, он обладал очень чувствительным обонянием. А специфический аптечный запах забивался в нос даже мне.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю