332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Линда Тэйлор » Игра в любовь без правил » Текст книги (страница 21)
Игра в любовь без правил
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:36

Текст книги "Игра в любовь без правил"


Автор книги: Линда Тэйлор






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 23 страниц)

– Ну… И к чему ты ведешь?

– Сама не знаю. – Фэйт пожала плечами. – Просто я эту разницу хорошо чувствую. И вчера мне показалось, что она понимает, как нелегко мне в свое время пришлось. Но ведь глупо же думать, что Миранду кто-то мог дразнить, правда? Она ведь хорошенькая…

– Ну и что?

– А дальше… Она напилась в дым. Мы стащили у тебя бутылку, и я даже не заметила, как она напилась. Сама я выпила чуть-чуть, а вот Миранда то и дело подливала себе. А утром смотрю – бутылка пустая. Знаешь, под конец у нее даже язык заплетался.

Элла напряглась – еще один ложный след. Конечно, ничего удивительного, что Фэйт приняла сочувствие Миранды за чистую монету.

– Ладно, значит, подвернулась какая-то работенка и ей срочно пришлось мчаться в аэропорт. А незадолго до этого Миранда упомянула при тебе, что, возможно, ей на днях придется слетать в Штаты. К тому же ей и раньше случалось исчезать из дому после телефонного звонка. Ну и что тут такого, спрашивается? Наверняка они просто ошиблись.

– Нет. На этот раз нет. Знаешь, я ведь не зря упомянула насчет поездки в Америку. Было еще что-то – то, как она говорила об этом вчера вечером.

– Насчет Штатов? – Нахмурившись, Элла потрепала уснувшего Симона за уши. Он заворчал было, но недовольство его было явно притворным.

– Да… – Фэйт шлепнулась на диван и рассеянным взглядом уставилась в потолок. – Дай-ка мне подумать немного. Мы говорили… о том, что у каждого из нас есть собственные «призраки из прошлого», от которых никак не избавиться. И тогда Миранда сказала, что, дескать, ей для этого пришлось бы смотаться в Штаты. А я засмеялась и возразила, что все мои «призраки» тут, при мне. Вот после этого она и велела мне уезжать. – Фэйт задумчиво кивнула. – Да-да, так оно и было. Миранда еще сказала, что ей вроде как придется вернуться в прошлое, чтобы разобраться со своими «призраками».

– Есть! Поняла! – Элла с размаху стукнула кулаком по колену. Симон с испугу тоненько тявкнул. Спохватившись, она прижала щенка к себе, бормоча на ухо какие-то извинения.

– Что ты поняла?

– Все! Не так уж это и сложно. Похоже, ваш вчерашний разговор на сон грядущий подсказал ей одну идею. И вот Миранда с утра пораньше мчится в аэропорт, берет билет на самолет и летит к Лансу. Думаю, она решила поговорить с ним. Помнишь, как она расстроилась, когда получила бумаги о разводе? Скорее всего, что-то ей там не понравилось, и она решила слетать к нему, чтобы окончательно уладить это дело. Миранда хотела получить свободу и начать новую жизнь. Это я могу понять. Ну, и как тебе? По-моему, довольно логично.

С губ Фэйт вдруг сорвался неприятный, грубый смешок.

– Нет, – тихо прошептала она, по-прежнему уставившись в потолок. – Дело не только в этом.

– Проклятье, а ты-то откуда знаешь, а? – Осторожно переложив недовольного Симона на кресло, Элла сорвалась с места и по привычке забегала из угла в угол. – Господи, ну и каша заварилась! – опечалилась она. – Бедная Миранда летит в Штаты, чтобы выяснить отношения со своим экс-супругом, а ее подозревают черт знает в чем! А теперь и ты туда же! Насмотрелась своих сериалов! А по-моему, все совершенно ясно и понятно!

– Послушай, Элла, мне тоже нравится Миранда. – Фэйт села, одернув на себе пижаму. – И если ты думаешь, что мне хочется верить, будто она замешана в этом деле, то ошибаешься. Просто чем больше я об этом думаю, тем меньше эта история мне нравится. Особенно этот поспешный отъезд. Уж очень это смахивает на бегство, знаешь ли.

– Но почему?! – возмутилась Элла. – А то ты не знаешь, что у нее за работа! Сколько раз ей приходилось вот так сломя голову срываться и лететь куда-то? Неужели не помнишь?!

– Просто в этот раз она была чем-то расстроена. Ну, как тебе объяснить? Я имею в виду, если это обычный срочный полет, то почему у нее был такой подавленный вид, когда она уходила? Раньше такого не было. Да что ты, сама не помнишь? Мы еще смеялись, бывало, что она порхает по всему миру, как бабочка. А в этот раз она обняла меня в прихожей и прошептала на ухо, чтобы я была осторожна… И еще велела забрать себе почти полный флакон «Коко», который оставила на трюмо, – дескать, они все-таки меньше отдают кошачьей мочой, чем те, которыми я душилась до сих пор. Да, и попросила попрощаться с тобой за нее. И последнее. Когда она уже была возле двери, то сказала: «Если позвонит Джайлс, передай ему, что я обязательно дам о себе знать». Заметь, она не сказала, что перезвонит, когда вернется. А «дам о себе знать». Странно, верно? – Фэйт с недоумением покачала головой. – Прости, Элла, но когда я сопоставила все это, то подумала: а вдруг полиция ничего не напутала? Ты думаешь, Джас кинулся бы в погоню за ней, если бы они не знали что-то такое, что неизвестно нам с тобой? Не будь наивной. Может быть, она и не в Америку собралась. Может, я что-то перепутала. Но попомни мои слова – Миранда сбежала. И что-то подсказывает мне, что мы вряд ли когда-нибудь снова увидим ее.

Элла разом остановилась. Молча уставилась на Фэйт. Потом окинула взглядом гостиную, посмотрела на самоклеющиеся крючки, которые стали уже потихоньку отваливаться от стены под тяжестью штор, на торчащий голый крюк, где еще совсем недавно висела люстра. Она вспомнила, как разлетелась вдребезги душевая кабинка, как зеркало, которое она везла из супермаркета, вылетело из машины, разбив ветровое стекло, как она промахнулась, покупая краску для спальни. Фэйт не так уж часто высказывала свое мнение, но, если делала это, всякий раз оказывалась права.

– Что, если это действительно так, а, Фэйт? – Элла судорожно всхлипнула. Желание спорить вдруг пропало. – Что, если Миранда и вправду впуталась в это дело?

– Боюсь, так оно и есть… – Фэйт зябко поежилась.

– Не может быть. Да и зачем ей? Неудачницей ее не назовешь. Любит, конечно, повыпендриваться, но сердце у нее доброе, верно? Помнишь, как она предложила постричь тебя? Сама предложила… – Фэйт угрюмо кивнула. – Нет, тут что-то не то. Она не виновата. Быть такого не может!

– Может, она и сама не знала, во что впуталась, – предположила Фэйт. Лицо ее прояснилось. – Господи, жаль-то как! А как же Джайлс? Ведь он так ей подходит! И вообще, он очень славный. – Фэйт бросила на Эллу виноватый взгляд. – Забудь, что я когда-то называла его «задницей», хорошо? Кабы так, вряд ли бы у него был такой друг, как Пол. Просто он взбалмошный, вот и все.

– Да. – Элла согласно закивала. – Господи, как подумаю, что ведь это я унесла из нашего дома пакетик с «дурью» и спрятала в кустах на холме!

– Это точно.

– Угу. И ты об этом знала. По-моему, ты тогда предупредила меня, что незнание закона не может служить оправданием, верно?

– Да!.. – У Фэйт засверкали глаза. – Стало быть, мы обе тоже виноваты!

– Если Миранда и виновата, то не она одна. Нельзя же, чтобы она одна несла ответственность за все. Значит, нужно ей помочь.

– А что мы можем сделать? – слабым голосом спросила Фэйт. От ее недавнего воодушевления не осталось и следа.

– Где карточка? – Элла кинулась к телефону, рядом с которым лежала оставленная Джасом карточка. Поспешно набрав номер, она опустилась на диван и в нетерпении закрыла глаза.

– Ну же, давай! – умоляюще бормотала она.

– Джас? – Его голос что-то невнятно произнес в ответ. – Я тут подумала… Словом, ты должен знать: я недавно отыскала в нашем мусорном контейнере пакетик с наркотиками, испугалась и засунула его в кусты. Да, в кусты живой изгороди. И Фэйт об этом знала. – Что ответил Джас, Фэйт так и не разобрала, увидела только, как Элла скривилась. Видимо, он собрался бросить трубку, потому что Элла повысила голос: – Так что мы обе тут замешаны, слышишь? Конечно, мы не вполне осознавали, что делаем, но это не считается. Можешь так и записать, что мы сознались. Когда освободишься, приезжай за нами. Мы ждем…

Джас разразился такой бранью, что Элла поспешно отодвинулась от телефона. Он вопил так, что, казалось, трубка вот-вот взорвется. Подождав, пока Джас немного успокоится, Элла снова поднесла ее к уху.

– Джас, ты меня слышишь? Миранда вовсе не такая плохая, как ты думаешь. И ты должен знать, что мы с Фэйт собираемся выступить свидетельницами по этому делу. Учти, мы считаем, что ее кто-то впутал в это дело. – В трубке что-то зашипело, и Элла поспешно встряхнула ее. – Эй, ты слышал, что я сказала? – Шипение прекратилось, сменившись длинным гудком. Стало ясно, что их разъединили.

– Ну? – Фэйт вопросительно уставилась на нее.

– Ничего… – Элла с унылым видом положила трубку. – Сдается мне, он не понял ничего из того, что я сказала. Во всяком случае, пока они до нее не добрались.

Напряженная тишина в комнате вдруг взорвалась от телефонного звонка. Элла подскочила как ужаленная. Фэйт тоже затрепетала.

– Это, наверное, Джас. Решил перезвонить. – Элла схватила трубку.

– Элла? – Голос был женский. Элла готова была поклясться, что женщина плачет.

– Миранда? – Точно подброшенная пружиной, Элла вскочила на ноги.

– Нет, это Лорна. Я… Видите ли, я хотела извиниться за то, что напала на вас. Правда, вы появились так неожиданно, что я растерялась. И все равно… то, что я сделала, ужасно. Скажите, вы не подадите на меня в суд?

Отыскав взглядом выход, откуда шла посадка на ее самолет, Миранда нашла себе местечко неподалеку, пристроившись так, чтобы пройти на посадку последней, снова развернула газету и попыталась успокоиться. Теперь оставалось только ждать, когда в последний раз объявят выход на посадку. За долгие годы работы стюардессой Миранда твердо усвоила, что торопиться не стоит. К тому же летать для нее давно уже стало таким же привычным делом, как ходить, и Миранда искренне не понимала, почему некоторые так суетятся.

Сдвинув на кончик носа солнечные очки, она с жалостью наблюдала за двумя мужчинами, по виду бизнесменами, которые в панике метались по залу. Красные и вспотевшие, они галопом пронеслись вниз по коридору, ведущему к выходу. Заметив свою ошибку, оба резко остановились, покружились какое-то время, а потом ринулись через проход между стеклянными кабинками, где стюард в форме «Бритиш Эйруэйс» невозмутимо отрывал края посадочных талонов, пока мимо него медленно тек ручеек пассажиров. Миранда даже не улыбнулась, хотя в другом настроении наверняка смеялась бы до слез, глядя на эту парочку. Вздохнув, она принялась дрожащими пальцами складывать газету.

Потом положила ее на колени и уставилась неподвижным взглядом в никуда, снова погрузившись в свои мысли.

Все, конец… Она в последний раз выполняет приказ Ланса. Пусть больше на нее не рассчитывает. Миранда рассеянно похлопывала себя по коленям сложенной вчетверо газетой. Несколько раз пробежав глазами статью, она так и не поняла, о чем она. Кажется, сообщалось, что кто-то умер. И этого человека, кажется, называли великим филантропом. Что-то подтолкнуло ее, и Миранда, развернув газету, принялась читать внимательнее. Мелькали вырванные из контекста фразы: огромный вклад в дело благотворительности… самоотверженный, бескорыстный труд… не ради славы и наград… жизнь, без остатка отданная людям. Миранда перевела взгляд на фотографию – изрезанное морщинами, улыбающееся лицо, близоруко прищуренные добрые старческие глаза.

Миранда уронила газету на колени, подняла голову и, заморгав, уставилась в потолок. Глаза защипало. Только этого не хватало, особенно сейчас, с досадой подумала она. Нужно взять себя в руки, сесть в этот проклятый самолет и лететь в Нью-Йорк. Миранда тихонько выругалась. И так всегда, угрюмо подумала она. Кто-то невидимый отдал команду – и все пришло в движение. И ему плевать на то, что она чувствует. Плевать, что сердце у нее разрывается от тоски, что она никогда уже больше не увидит собаку, Джайлса и Фэйт с Эллой. А вздумай она вернуться, будет еще хуже. Тогда она потянет за собой и близких ей людей. А если такое случится, ей и вовсе незачем жить. Миранда мрачно усмехнулась…

Она вновь уткнулась в газету. Старческое лицо по-прежнему улыбалось ей с фотографии. Миранда обратила внимание на заголовок статьи: «Свободный». Подняв голову, она взглянула на очередь, выстроившуюся к выходу на посадку. В конце ее стоял какой-то седовласый мужчина в твидовом костюме. Заметив, что он уставился на нее, Миранда показала ему язык. Смутившись, мужчина поспешно отвернулся.

– Это называется настоящий бунт на корабле, – пробормотала она, обращаясь сама к себе. – Впрочем, ты всегда была мятежницей, дорогая моя.

Миранда перекинула через руку пиджак, повесила сумочку на плечо, бросила взгляд в окно, где на взлетной полосе виднелся изящный силуэт самолета. Казалось, он с нетерпением ждет, чтобы умчать ее далеко-далеко – к свободе. Вздохнув, Миранда решительно повернулась на каблуках и зашагала к стойке, где стояли члены экипажа. К тому времени толпа растаяла, большинство пассажиров было уже на борту, и поэтому они, увидев Миранду, обратили к ней сияющие лица, словно встречая припозднившуюся гостью.

– Могу я попросить ваш посадочный талон, мадам?

– Свободна… – пробормотала Миранда.

Голубоглазый молодой человек посмотрел на нее с интересом.

– Простите, мадам, не понял.

– Свободна, – повторила она. – Точнее, скоро буду свободна. Вы не поняли? Ну, тогда свяжитесь с полицией, хорошо?

В его голубых глазах что-то мгновенно вспыхнуло и погасло, и они тут же словно подернулись корочкой льда. Миранда ничуть не удивилась – ее ведь тоже учили, как вести себя в кризисных ситуациях. Правда, она летала на самолетах другой авиакомпании, но это не важно – все члены экипажа проходят типовую подготовку. Их тоже обучили с первого взгляда определять, откуда исходит опасность. Миранда невольно усмехнулась – голубоглазый молодой человек в летной форме и загорелая стюардесса возле него с пачкой посадочных талонов в руке среагировали точно так же, как это сделала бы на их месте она сама. Ничего не поделаешь, профессионалы. Миранда мысленно аплодировала им обоим.

– Какие-то проблемы, мадам?

– О, да, – твердо начала Миранда. – Этим рейсом летит один человек… Так вот, думаю, полиции очень хотелось бы побеседовать с ним. Впрочем, возможно, полицейские уже едут сюда. Честно говоря, не понимаю даже, – Миранда окинула взглядом опустевший зал, – куда они запропастились?

– Хорошо, мадам. Я все понял. Если вы не возражаете, давайте отойдем в сторону и немного подождем, чтобы не задерживать посадку. – Другой молодой человек невозмутимо занял его место, с приветливой улыбкой забрав из рук припозднившихся пассажиров посадочные талоны. Собеседник Миранды, вежливо взяв ее под руку, отвел в сторонку. Все это время глаза его ни на минуту не отрывались от ее лица. – Вы не могли бы дать нам подробное описание человека, о котором говорите?

Миранда снисходительно улыбнулась:

– Это я, дурачок. Разве вы не поняли? Я сдаюсь. Так что звоните в полицию, и давайте покончим с этим поскорее.

Юноша, не сводя с нее глаз, кивнул и, сделав незаметный жест рукой, отодвинулся в сторону. И тут же стоявший поблизости телефон пронзительно зазвонил.

– Извините, я на минутку.

– Наверное, это насчет меня, – усмехнулась Миранда.

Юноша поднес трубку к уху. Взгляд его по-прежнему был прикован к Миранде. Повернувшись к нему спиной, она бросила взгляд в сторону двери. Может, кто-нибудь уже едет сюда? Конечно! Вот и они! Двое мужчин рысцой пересекли зал и, даже не взглянув на эскалатор, одним махом взлетели по лестнице. Нагруженные сумками пассажиры провожали их удивленными взглядами. Работая локтями, парочка протолкалась сквозь сплошной поток людей, устремившихся к другому выходу. Теперь они почти бежали. Оба были в обычных костюмах, не в форме.

– Не спешите, ребята… – пробормотала Миранда. С бесстрастным лицом она ждала, когда полицейские подойдут ближе. Вбежав в зал, откуда пассажиры проходили на посадку, оба огляделись по сторонам и перешли с рыси на быстрый шаг. Один из них, с выпуклым «пивным» животиком, распиравшим рубашку, на ходу сунул руку в наплечную кобуру. Другой, худой и темноволосый, остановил его:

– В этом нет необходимости.

Миранда, услышав эти слова, смяла посадочный талон, отсчитывая про себя последние секунды. И вот они уже возле нее. От долгого бега лицо у толстяка стало багрово-красным. Этот, скорее всего, из Интерпола, подумала она. А второй, с гривой черных, как вороново крыло, волос, был ей хорошо знаком. Он посмотрел на Миранду, и в глазах его вспыхнула злость.

– Привет, Джас. – Стащив темные очки, она посмотрела ему прямо в глаза. – Что так долго?

– Миранда, – он пытался отдышаться, – какого дьявола?! Что за игру ты затеяла?

– Кончились мои игры, Джас… – Она протянула ему билет, посадочный талон и паспорт. – А теперь… я требую, чтобы мне, как свидетелю, была обеспечена защита. А после этого я сделаю все, чтобы утопить одного ублюдка в дерьме.

Глава 22

Последующие несколько недель прошли, как в тумане. И если события, предшествовавшие аресту Миранды, остались в памяти Эллы как сон, то все, что последовало за этим, больше смахивало на ночные кошмары.

Миранду арестовали, прошение об освобождении под залог было отклонено. Для Фэйт и Эллы это стало страшным ударом. Они обивали пороги суда, перебрали всех своих знакомых, пытаясь найти того, кто мог бы помочь, – но тщетно. И Миранда по-прежнему оставалась в тюрьме. У Эллы по этому поводу произошло крупное объяснение с Джасом – впрочем, не единственное, поскольку после известных событий им волей-неволей приходилось встречаться. Но ее справедливое возмущение не произвело на него впечатления – Джас остался тверд и на все ее упреки не реагировал. Она была в отчаянии. Но больше всего ее бесило другое – Элла не понимала, почему ее так тянет к этому невыносимому, бесчувственному негодяю?! Естественно, Джас ничего об этом не знал – она ни за что не призналась бы в этом. Только один-единственный раз он, осторожно коснувшись ее руки, прошептал: «Доверься мне!» – но Элла сердито отбросила его руку. Теперь она уже не знала, кому верить.

Ей с Фэйт удалось-таки пробиться в тюрьму. Увидев бледную, унылую Миранду, они окончательно пали духом. Что-то, казалось, сломалось в ней – от прежней остроумной, бесшабашной Миранды осталась только тень. Элла, сжав ее руки в своих, поклялась, что комната будет ждать ее, так что пусть возвращается, как только окажется на свободе. А Фэйт, расплакавшись, пообещала, что немедленно позвонит Джайлсу и все ему объяснит. Тут в глазах Миранды тоже заблестели слезы. Запинаясь, она невнятно пробормотала, что, дескать, не догадывалась, какие они верные друзья. А потом, немного повеселев, поклялась, что устроит всем троим сногсшибательные каникулы, вот только ей вернут паспорт. Ну, а если не вернут, то пусть они отправляются вдвоем и вспоминают о ней.

По дороге домой Фэйт заговорила об ужасах, которые творятся в женских тюрьмах, и это окончательно добило Эллу. Нужно действовать, и немедленно, решила она. В следующие несколько дней она только и делала, что звонила, писала и встречалась со всеми, кто, по ее мнению, мог хоть как-то повлиять на ход этого дела. Эффективнее всех это мог бы сделать адвокат Миранды, а он – точнее, она, энергичная дама из Бирмингема, не терпевшая пустопорожних разговоров, – не торопился выкладывать карты на стол. Не посвящая их в свои планы, она твердила только, что все необходимые меры будут своевременно приняты, а сейчас, дескать, ее клиентке лучше оставаться в тюрьме. Оставалось надеяться, что приговор – учитывая безупречное прошлое Миранды – будет не слишком суровым. И адвокат, и Джас вели себя как заговорщики. Оба решительно отказывались сообщать хоть что-то о выдвинутых против Миранды обвинениях. По их словам, нужно только ждать и верить в беспристрастность тех, кому поручено это дело.

Таким образом, руки у Эллы оказались связаны. Однако к тому времени она успела побывать несколько раз в полицейском участке – ее вызывали то дать свидетельские показания, то дополнить их, то уточнить какую-то мелочь – и внезапно обнаружила, что стала там почти своим человеком. По-видимому, ее считали особой здравомыслящей, а убедившись в искреннем желании помочь, полицейские и вовсе перешли с ней на дружескую ногу. Дело дошло до того, что как-то раз ей даже предложили просмотреть кусочек записи, сделанной в тот вечер, когда на нее было совершено нападение. Сидя в мрачной, темноватой комнате между Джасом с одной стороны и женщиной-констеблем – с другой, Элла смотрела на экран. Джас то и дело ставил пленку на паузу, чтобы Элла могла получше рассмотреть, как все произошло. Напала на нее в самом деле Лорна. Держа в руках какое-то письмо, она нерешительно шла по дорожке к дому. Видимо, она колебалась, то ли бросить его в почтовый ящик, то ли постучать в дверь. Тут неожиданно появилась Элла и получила удар по голове пустой винной бутылкой, которую Лорна до этого выудила из мусорного контейнера. Когда пленка закончилась, Элла решила, что это и есть ее последний шанс.

– Конечно, я не собираюсь выдвигать против нее обвинение, – сдержанно заявила она. – У вас и без того полно дел, так что не стоит тратить время на подобные пустяки. Это наше личное дело.

– Ты так считаешь? – Джас удивленно вскинул брови. – Ведь нанесение тяжких телесных повреждений является уголовным преступлением. К тому же нет никаких сомнений, что это была она. Думаю, ее муж тоже в курсе. Так что, если ты боишься подставить ее…

Элла, решительно покачав головой, поднялась:

– Нет. Я знаю, больше она этого не сделает.

– Послушай, будь же благоразумна. Если бы она набросилась на незнакомого человека… А тут ведь совсем другой случай. Лорна явно хотела отомстить. И откуда тебе знать, что будет дальше? А что, если она захочет довести дело до конца? Мало ли что придет ей в голову.

– Повторяю: больше она этого не сделает.

Джас включил свет. Уже возле самой двери Элла обернулась и, глядя Джасу прямо в глаза, с нажимом сказала:

– Мало ли что может натворить человек в порыве страсти! Как правило, рецидивов не бывает.

Оставив Джаса размышлять над сказанным, Элла выскользнула за дверь. На первый раз достаточно, удовлетворенно подумала она. Джас неглуп, он обязательно поймет ее намек. Время бежит быстро. Очень скоро ему предстоит жениться. Больше он не делал попыток заговорить с ней на эту тему. Надеяться было не на что – разве что на собственную твердость.

Между ними произошла еще одна бурная ссора. Это случилось в конце недели. Элла сделала последнюю попытку уговорить Джаса привлечь их с Фэйт к суду в качестве соучастниц по этому делу. По мнению Эллы, то, что они не передали полиции найденный пакетик с героином, – вполне достаточное для этого основание. Поскольку помочь Миранде они не могли, оставалось только разделить с ней наказание. Джас заставил Эллу показать то место, где она спрятала пакетик с героином. Вслед за ней он перебрался через ворота и молча ждал, пока она шарила среди кустов. Пакетик оказался на месте. Вытащив его из-под пожелтевших листьев, Элла торжествующе сунула Джасу под нос:

– Вот! Теперь что скажешь?

– По-моему, вы обе рехнулись. Впрочем, хорошенько подумав, можно сказать, что ты просто запаниковала, вот и кинулась его прятать. Ничего удивительного. – Забрав у нее пакетик, Джас окинул взглядом поле, где по-прежнему не было ни души, и рассеянно заметил, что для тайника место выбрано просто идеальное. Он и сам не смог бы найти лучшего. Теперь он не удивляется, почему она так часто бывает тут.

– С чего ты это взял?

– Несколько раз проезжал мимо и видел твою машину у дороги. – Элла от удивления разинула рот. – Я ведь как-никак полицейский, – добавил Джас, заметив ее реакцию. – Мы обычно замечаем подобные вещи. Пару раз ты даже не выходила из машины – просто сидела, наблюдая, как садится солнце. Иногда ты стояла, прижавшись к живой изгороди. И, надо сказать, чертовски красивое было зрелище. Твой загар и рыжевато-каштановые волосы прекрасно гармонируют с цветом осенней листвы.

– Ты хочешь сказать… что видел меня и раньше? Еще до того, как вы пришли к нам?

– Да, конечно, – рассеянно отозвался Джас, словно вдруг потеряв интерес к этой теме. – Я еще тогда гадал, кто ты такая. И был поражен, когда ты в то утро спустилась в халатике вниз. Не ожидал, что увижу свою незнакомку.

Интересно, это комплимент? Элла была вконец озадачена. Потом, вспомнив о помолвке Джаса, одернула себя. Ведь надо говорить о бедной Миранде, все еще томящейся в тюрьме! Элла вызывающе вскинула голову:

– Между прочим, есть еще кое-что, чего ты не знаешь.

– Вот как? И что же это?

– В то утро, когда вы пришли к нам в дом, в пепельнице лежал чинарик. Накануне ночью мы курили «травку». Все трое, – храбро соврала она, припомнив тут же, что при одном только запахе этой гадости ее чуть не вывернуло наизнанку. А Фэйт тогда вообще в знак протеста отправилась к себе. Но сейчас это было уже не важно. – И что ты теперь собираешься делать?

Взглянув на нее, Джас мягко рассмеялся:

– Я ведь говорил тебе уже, что не такой дурак, как ты думаешь. Между прочим, я заметил его, как только вошел. Но в тот раз у нас была другая цель, и не хотелось обращать внимание на подобную ерунду. Может, и стоило сделать тебе предупреждение, но я знал, что ты не из тех, кто балуется «травкой».

– Вот и ошибаешься! – выпалила Элла. Джас ее всерьез разозлил. Да что он из себя строит? Откуда ему знать, курит она «травку» или нет? Ей очень хотелось сделать нечто такое, чтобы сбить с него спесь.

– А вот и нет, – передразнил ее Джас. – И не пререкайся, пожалуйста. Все равно тебе меня не убедить. – Он смотрел на нее задумчиво, почти печально. В свете угасающего дня его смуглая кожа приобрела оттенок старого золота, и лицо сделалось таким невероятно красивым, что у Эллы перехватило дыхание.

– Ладно, тогда поехали, – буркнула она.

– Элла, послушай. Я могу только восхищаться тем, как ты стараешься помочь Миранде. Ты удивительная женщина – настоящий боец. В своем стремлении достичь цели ты не останавливаешься ни перед чем. Готова даже утопить себя… Если ты рассчитываешь, что я арестую тебя, то можешь об этом забыть. Что бы ты ни сделала, этого не будет.

– Что бы я ни сделала? – Он не переставал ее удивлять. – Ну, дорогой мой, на это я как раз не стала бы рассчитывать.

Она резко повернулась, чтобы уйти, но чуть не упала, поскользнувшись на жирной глине, и Джас подхватил ее под руку.

– Почему ты не хочешь мне поверить? Не волнуйся, дело Миранды в надежных руках. Я бы рассказал тебе больше, но не могу – не имею права, понимаешь?

Резкий порыв ветра взъерошил ей волосы, и в лучах заходящего солнца они образовали сверкающий нимб вокруг ее головы. Мягким движением Джас пригладил ей кудри.

– Ты просто не понимаешь, когда тебя пытаются защитить, – вот в чем проблема. Больше я пока ничего не могу сказать. И не делай глупостей, слышишь, Элла? Предоставь все нам.

Элла озадаченно смотрела на него. Гнев и непонятное смущение смешались в ее душе, и теперь она не знала, что делать. Наконец, опомнившись, она резко высвободила руку.

– Давай выбираться отсюда. Не знаю, как ты, а я продрогла до костей. – И решительно зашагала к воротам, оставив Джаса одного. Он уныло поплелся следом.

Шли недели. Роскошные краски осени мало-помалу померкли, резкий ветер свирепо рвал листву с деревьев, и теперь их оголенные ветви мерзли. По утрам лужи покрывались тонкой корочкой льда. Элла с Фэйт старались не падать духом, рассказывая друг другу разные истории со счастливым концом, которые только удавалось вспомнить.

Лорна вернулась к мужу. Мэтт теперь избегал даже приближаться к Элле, обращаясь к ней исключительно по делу. Впрочем, ничего другого она не ожидала. По почте пришло письмо в простом конверте. По изящному, размашистому почерку Элла сразу же догадалась, что оно от Лорны. Записка оказалась короткой, всего одно слово: «Спасибо». Пробежав ее глазами, Элла сложила листок вдвое и сунула в ящик стола. Стало быть, она оказалась права, простив Лорне вспышку ярости, а у Лорны хватило ума оценить этот жест. Как бы там ни было, они квиты. А знал ли об этом Мэтт, Эллу нисколько не волновало. Это их личное дело. К тому же все это уже в прошлом. Занятия скоро закончатся, и она не будет постоянно маячить у него перед глазами, и Мэтт снова станет самим собой. Во всяком случае, так считала Элла. Конечно, она не собиралась уезжать отсюда, но, если ей потребуется советчик, она постарается найти кого-нибудь другого.

Жизнь шла своим чередом. Как вскоре выяснилось, Сюзанна давно влюблена в Пола. Оказывается, они познакомились год назад на каком-то балу. Тогда она не на шутку увлеклась им, и вот позабытые было чувства вспыхнули вновь. Элла, конечно, удивилась, к тому же она надеялась, что у Пола с Фэйт что-то получится. Она не раз говорила об этом Фэйт, но та все отрицала. Значит, она ошибалась. Более того – как выяснилось, именно Фэйт способствовала возобновлению их романа. В один прекрасный день, оказавшись на дежурстве вместе с Сюзанной, она не нашла ничего лучшего, чем напрямик спросить, известно ли Сюзанне, что она нравится Полу.

По словам Фэйт, довольная Сюзанна, покраснев, тут же призналась, что неравнодушна к нему. А дальше все пошло своим чередом. Фэйт решительно взялась за дело. И вот как-то вечером, когда за окном лил дождь, а ветер свирепо тряс ставни, когда они с Эллой, устроившись в уютной гостиной, с наслаждением потягивали кофе, а Симон, еще не обсохнув после прогулки, радостно сновал между ними, она позвонила Полу.

– Пол? – Элла одобрительно подмигнула ей, и Фэйт спрятала улыбку. – Послушай, ты идиот. Пошли-ка ты ей цветы. Или придумай еще что-нибудь. В общем, действуй.

Ранним субботним утром огромный букет цветов неожиданно появился на крыльце их дома.

– Слушай, это тебе, Фэйт, – сказала Элла, открыв конверт. Фэйт нетерпеливо вырвала у нее из рук записку.

– От Пола. Какой он все-таки милый, верно? Приятно, что мне удалось сделать его счастливым. Честное слово, здорово! Я так рада, ты не поверишь.

В глазах Фэйт вспыхнул мягкий свет, на щеках появился румянец. Ее план вполне удался. Еще несколько дней она сияла, как новенький соверен. А потом случилось нечто неожиданное. Как-то раз, вернувшись среди недели с работы, Фэйт с грохотом распахнула дверь и буквально взлетела по лестнице.

– Элла, Элла!.. – вопила она.

– Я тут… В ванной! – крикнула Элла.

Вдруг дверь распахнулась, и в ванную стремительно ворвалась Фэйт. Грузно плюхнувшись на сиденье унитаза, она повернулась к Элле, лицо ее пылало от возбуждения.

– Ну, что случилось?

– Майк… – еле выговорила дрожащим голосом Фэйт. – Его арестовали!

– Что-о?!

– Я узнала об этом, когда была на работе. Представляешь, оказывается, он тоже связан с этим делом. Ну, с наркотиками. Его только сегодня нашли.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю