332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Екатерина Николаичева » Сила разума » Текст книги (страница 13)
Сила разума
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:03

Текст книги "Сила разума"


Автор книги: Екатерина Николаичева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 22 страниц)

И эта дурная троица дружно шагнула за поворот. Меня сорвало с места, так что мы почти одновременно увидели ее…

Прекрасное, в тысячу раз очаровательнее любого эльфийского, лицо. Нечеловеческие, огромные раскосые глаза, сплошь кроваво-красные, с невероятным блеском внутри, тонкое изящное тело – ни во что не облаченное, такого же черного цвета, как и тьма, а тонкие, чуть ли не хрустальные пальцы завершаются такими же изящными, но невероятно мощными когтями, опять же черными. Позади – широко распахнутые, упругие кожистые крылья… А в следующий момент баньши раскрыла рот, обнажив ряд белоснежных острейших клыков, и завопила…

Баньши – таинственные твари, пусть и невероятно сильные. Охотятся ночью, тихо завывая, дабы никто ничего не заподозрил. Звуковые волны медленно, насколько это возможно, расходятся в довольно приличном радиусе. И тем повезет, кто в нужный момент оказался за зеркалом, к примеру… Но если так тихо – люди сразу не умирают. Звук, к которому примешивается эта непонятная магия баньши, действует как яд, убивая уже днем, под ярким безобидным солнышком, когда ничего не страшно.

Но страшно себе представить, что будет, если услышать такой вопль в упор, да еще в полную силу… Мы внезапно поняли, что все – каюк. От звука не уклонишься, да еще такого сильного и быстрого.

Но если Лас, Эно и Хэйтэн успели распрощаться с жизнью, то я просто активировал заранее приготовленное заклинание моего улучшенного универсального щита.

Так что до нас вопль действительно докатился только как вопль…

Но кто бы знал, чего мне это сто-о-оило… Этот щит вообще я мог держать десять минут против сирен, и только на себе, а тут пришлось растягивать на четверых! Да еще против такого!!! В общем, я, тихо бледнея, сползал по стеночке, а баньши не переставала вопить.

– Да прибейте же ее, уроды… – прохрипел я из последних сил.

Однако «уроды» поняли меня правильно. А теперь представьте себе: милая добрая зверушка, и тут на нее – комбинированный удар магии разума, огненного клинка да еще и руной молнии почти одновременно…

«Бедняга», – подумал я и провалился в пустоту.

– Фух… – облегченно выдохнул Хэйтэн, не верящим взглядом созерцая кучку пепла перед ними. – Кажется, я знаю, кому хотели скормить Мира… Мир? Эй, ты чего?

Парень не подавал признаков жизни.

– Его что, задело? – испуганно воскликнула Эно. – И вообще, что это был за щит? В нем была частичка разума, но тут же исчезла, я еле успела почувствовать… Он, часом, не умер?

– Есть мысль… – нахмурился Лас, наклоняясь над Миром и вычерчивая пару рун. – Хочу проверить его ауру, – пояснил он в ответ на недоуменный взгляд друзей.

А в следующий миг парень вздрогнул.

– Ну ни… чего себе! – Лас сел на пол возле Мира. – Все, ребятки. Мир дальше не идет. Дальше его тащим мы.

– Он жив? – встрепенулась Эно.

– Пока – да, – отрешенно ответил Элиас.

– Что значит – пока? – не понял Хэйтэн.

– А то и значит, Хэй, – устало наклонил голову Элиас. – Ты когда-нибудь тратил весь запас своей энергии?

– Ну-у-у… – Фиолетовоглазый задумался. – Был один раз. Это когда мне было девять, я сдуру хотел поднять в воздух наш родовой замок.

– Поднял? – заинтересовалась Эно.

– Поднял, – вздохнул парень. – Вместе с замковой стеной и близлежащими постройками. Потом три дня в бессознанке валялся.

– Так медленно восстанавливаешься? – изумилась Эно. – Обычно же для полного восстановления под присмотром и дня достаточно!

– Ну так… поднять-то поднял, а его еще опустить надо было.

– Так вот, – внезапно снова заговорил Лас, – у него, – кивок на Мира, – самый настоящий минус. Энергии жизни он истратил столько, что теперь она не может самовосстанавливаться, а, наоборот, утекает, как сквозь решето. Умрет он, вот что, если через сутки ему не помогут специалисты.

– Но почему?.. – изумленно воскликнул Хэйтэн.

– Что – почему? А ты знаешь, какой силы удар голоса баньши? А он как-никак маг средний! – ответил Лас.

– Нет, я не об этом, – растерянно покачал головой Хэйтэн. – Зачем он нас-то спасал?

– А ты представь, что мне твой отец скажет, если я отсюда один выберусь, – раздался в тишине насмешливый голос Мира…

– Молчи, – резко перебил его Лас, подскочив. – Странно, что ты очнулся.

– Ничего странного, – не унимался Мир, – на холодном твердом полу тут не поваляешься…

– Если будешь говорить, то умрешь раньше, – равнодушно заметил в пустоту Лас.

Мир замолчал. Но, присмотревшись, друзья поняли, что не по своей воле – он просто вновь отключился…

– Да что же это? – прошептала пересохшими губами Эно, глядя на очередное разветвление. – Раньше нам баньши мешала, а теперь?

– Сколько времени прошло? – хмуро спросил Хэйтэн, косясь на плывущего за ним по воздуху не подающего признаков жизни Мира.

– Около пяти часов, – ответил Лас.

– Я устала.

– Эно, потерпи…

– Я устала.

– Мы все устали, Эно!

– Но эти стены!!! Они давят на меня, давят! Я… не могу так… У меня, похоже, клаустрофобия. Я не могу больше терпеть. Еще чуть-чуть – и я сойду с ума. – Девушка остановилась и резко схватилась за виски.

– Послушай, Эно, – Лас взял ее за руки, – хорошо, мы отдохнем. Я все понимаю. Просто… В общем, отдыхаем.

Мира опустили на пол, все сели вокруг него.

– Да-а-а… в такую передрягу мы впервые попали, – наконец подвел итог Хэйтэн и слабо улыбнулся.

– А помните, помните, как мы с близнецами лабораторию разнесли? И что мне потом отец сказал? – внезапно вспомнил Лас.

Даже Эно заулыбалась.

– Не-э-э… это что, а вот когда мы над послами Шикра издевались, вот это да! – тут же возразила она.

– Вспомнила! Это когда было! – фыркнул Хэй. – Нам по двенадцать всего было, ничего не соображаем, всю политику королю поломали!

– Зато так здорово…

– Занятная, однако, у вас биография, – заметил внезапно Мир.

Все вздрогнули от неожиданности.

– Чего сидим, кого ждем? Слушай, Хэйтэн, а ты ветер посылать не пробовал? – не отставал парень.

– Пробовал, – мрачно ответил воздушник.

– И?

– Возвращается.

Мир помолчал.

– Это значит, дорогие мои, что выхода нет…

– Глупости, – попыталась слабо возразить Эно, но притихла.

Все молчали. Они давно это подозревали…

– Надо вернуться, – наконец вставил Мир. – Я дурак, но надо вернуться.

– Что? Куда? – изумился Хэйтэн.

– К трупу мага, – коротко ответил Мир и замолчал.

– Чушь! Мы столько прошли, и… – начала возражать Эно.

– Зачем? – перебил ее Лас.

– Затем, что я дурак, – Мир слабо улыбнулся. Говорил он, не раскрывая глаз, видимо экономя силы. – Помните, вы сказали, что он нас сюда телепортировал?

– Ну?

– А стены-то раккартовые…

Все замолчали.

– Даже Эно пробиться не может, хоть и сильна невероятно. Тут никакой силой не пробить. Кроме как… использовать артефакт.

– Думаешь, он у него при себе? – тут же ухватил нить Элиас.

– Рискнем?

– Но, ребят, это же слишком долго! И как мы найдем? – попыталась возразить Эно, скрывая зарождающуюся внутри надежду.

– Во-первых, долго – это если так же, как мы сюда пришли, – ответил Лас. – А если напрямик… А найти? Чего стоит? Хэйтэн?

– Что? Я не знаю как.

– Да, но там должна быть кровь. Твой ветер может почувствовать…

– Там везде кровь, мы же как на таран шли, все рубя! – взорвался Хэй.

– Ну не сердись, друг, а твой ветер человеческую кровь от нечеловеческой отличит?

Хэйтэн притих.

– Это займет время…

– Ничего страшного. Оно у нас пока… пока есть.

– Что-то мне кажется, чудно все это, – спустя два часа потрясенно заметила Эно, оглядывая знакомую камеру и труп проклятого мага. – Мы же здесь… невероятно долго – и так мало прошли?

– Успокойся, Эно! – хмыкнул Хэй. – Зато теперь все хорошо.

– Думаешь? – не поверила та.

– Вот! – Элиас поднялся, держа в руке золотую цепочку с непонятным перламутровым камнем на конце.

– Это – артефакт переноса? И как им пользоваться? – потрясенно выдавила Эно.

– Никак, – хмыкнул опять пришедший в себя Мир. – Дайте его сюда. Да, так и есть. Он запрещен. – Ребята на него вытаращились. – А что такое? Не узнаете? Знаменитый Глаз Дракона, во всех учебниках по артефактам он изображен на первой странице.

– Но он же размером с кулак! – не поверил Хэй, глядя на камень величиной с ноготь.

– Ну-у-у… людям свойственно преувеличивать.

– Стоп! Что. Нам. Делать? – внезапно резко перебила все споры Эно. – Он запрещен, мы не знаем, как его использовать, а значит…

– Мы умрем, – закончил Мир, отчего-то улыбнувшись.

Все трое на него уставились. Парень приоткрыл глаза.

– А что? Я так и так умру, а в компании – веселее… Что?!! Я пошутил, не бейте лежачего! – Но тут он дернулся и затих.

Наступила тишина.

– Как он может шутить? – горько вопросила эту тишину Эно.

– А что ему еще остается? – пожал плечами Лас. – Хотя знаете, мне абсолютно все равно – запрещен он или нет… Жить-то хочется. – И он уставился на артефакт. – Может, его просто силой наполнить? – Лас сжал камень, но ничего не произошло. – Ах да, здесь магия не действует! Хотя странно, маг-то умер… видимо, сила еще сохранилась – вбухал он туда немерено. Пойдемте отсюда.

Они захватили Мира и отошли от камеры подальше. Переглянулись. Лас сжал в кулаке камень. Тот засветился и… ничего не произошло. Лас устало рухнул на каменный пол:

– Все! Почти весь резерв вбухал. Ни демона.

Рядом сел Хэйтэн, сбоку к Ласу прижалась Эно.

– Что же это? – спросила она. – Мы вот так… и умрем?

– Окстись, подруга, еще подергаемся, – криво улыбнулся Хэйтэн.

– В предсмертных судорогах, – добавил пришедший в себя Мир.

Но в этот раз никто не стал ему возражать.

…Где-то настолько далеко, что даже не верится…

– Есть контакт! Защита сломана! – раздался радостный вопль.

– Кто?

– Неизвестно… Кто-то с той стороны.

– Налаживайте телепортационный канал, живо!

– Не получается, что-то мешает!

– Ничего. У меня – получится, – холодно улыбнулся Кхарнеол Аналорк.

И совсем уже в неведомых краях…

– Ну надо же! А впрочем, он был не так уж нужен, – скучающим голосом.

– Это вы о чем? – недоуменно.

– Даргоа навернулся.

– Этот самовлюбленный слабак?

– Ну не скажи… Он сумел собрать невиданный куш, – равнодушно-насмешливо.

– И нарвался.

– И нарвался, – беспечное согласие в голосе.

– А вам не кажется это странным?

– Что?

– Все ваши начинания идут прахом…

Тихий злорадный смех.

– Так и задумано, мой друг, так и задумано… Хотя я не думал, что будет так быстро… – легкое сомнение.

– Все совсем не так, как тогда, – совсем не легкое согласие.

– Еще бы. Они до сих пор настороже, – с неприкрытой гордостью.

– Но вы же сказали, что все утихло?

– Но не настолько, чтобы они забыли, – торжество в голосе.

– Не лучше было бы подождать?

– Ждать?Я слишком устал это делать, мой друг… К тому же если меня забудут, кто согласится идти за мной?..

– Я понимаю. Я понял…

– Ничего ты не понял, – ехидная усмешка в голосе. – Я еще даже не до конца придумал…

– Но это же слишком рискованно! – попытка возразить.

– Как и тысячу лет назад, как и тысячу лет назад… – ностальгически.

– Тогда, если я осмелюсь напомнить, все провалилось!!! – совсем уже нервно.

– У-у-у… да ты совсем дурной. Тогда все как раз таки произошло по плану. Все было так и задумано…

– Но зачем? Это было так… бессмысленно.

– Зато красиво. Смерть, мой друг, должна быть красивой…

Глава 10
НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО, КАК КАЖЕТСЯ, И НЕ ВСЕ КАЖЕТСЯ ТАК, КАК ВСЕ ПРОСТО…

Тронный зал

– Живой! – наконец позволил дать волю своим чувствам Кхарнеол, обнимая сына.

Главный придворный маг телепортировался в лабиринт, не сказав ни слова, оглядел всех и тем же путем переправил всех обратно.

– Лас!!! – раздался одновременный радостный крик, и черноглазого парня без всяких стеснений сграбастали родители – король и королева.

– Дочка!!! – так же счастливо кинулся к Эно граф, высокий крепкий мужчина с каштановыми волосами и веселыми зелеными глазами.

– Ну здравствуй, болезный, – задумчиво склонилась над Миром Элдара. – Что с тобой на этот раз?

– Стоп, стоп! – внезапно прервал идиллию голос директора ШМИ. – Мы должны немедленно узнать, что произошло. Потом может быть поздно.

Трое друзей переглянулись и наперебой стали рассказывать.

– А потом… потом Мир что-то сделал, и заклинание мага не сработало, – разгорячился Хэйтэн. – …И тут он, Мир то есть, кость в руку – и как ему дал!

– Кость, говоришь? – перебил внезапно его рассказ Кхарнеол. Покосился на Мира. – Понятно. – Он сделал знак магам в серых мантиях без единого опознавательного знака: – Казнить.

Маги двинулись к лежащему на мраморном полу парню. Но путь им совершенно внезапно преградили три фигуры: Эно, Лас и Хэйтэн.

– Отец, он спас нас! – возмутился последний.

– Это неважно. Он применил запретную магию.

– Кто применил, я? – Тут Мир, лежавший до этого тихо, явно понял, что сейчас ему отмалчиваться ни к чему. – Да вы с ума сошли! Как я, по-вашему, это сделал? – Он даже приподнялся, хотя ему явно не стоило тратить силы.

Кхарнеол поднял брови, покосился на Орэна.

– Кости… – многозначительно произнес придворный маг.

– Что – кости? – фыркнул парень. – Что за глупости, некромантии не существует… – Архимагистры вновь переглянулись, а парень вытаращился на них. – Или… вот это да! Ну ничего себе…

– Если это была не запретная магия, как ты объяснишь произошедшее? – нахмурился Орэн.

– О, проще простого! – Парень самодовольно улыбнулся, а остальные сразу почувствовали, что им очень хочется стереть эту улыбочку с его лица. – Я исходил из того, что там была применена так называемая пентаграмма силы. Еще в первый раз, когда нас навестил этот маг, я отметил, что он остановился прямо за порогом и сумел применить магию против Хэйтэна. Из этого следовало, что радиус действия ограничивается как раз именно там, на пороге… Что стоит просчитать предположительный центр скрытой пентаграммы? Ничего. И я решил действовать на свой страх и риск, хотя не был уверен, что это именно та пентаграмма. Как помнят эти двое, – кивок на Эно и Хэйтэна, – я рисовал. Сначала на стенах, а затем… на полу. – Мир многозначительно замолчал.

– Так вот оно что! – хлопнул себя по лбу Хэйтэн. – А я-то думал, что за закорючки дебильные…

– Чтобы вмешаться в пентаграмму, не нужно особых хлопот – только время и возможность, – уточнил Мир. – Другое дело, что я не мог использовать свои силы. Да и не хватило бы их. Так почему бы не использовать те, которые уже влиты в конструкцию? Если помните, пентаграмма силы, как и многие алхимические заклинания, неуязвима, вывести ее из строя невозможно: все руны, нужные для этого, закрыты, а ключ – только у хозяина. Но мне и не нужно было ее уничтожать. Имелось два варианта. – Он поднял руку, сжатую в кулак, вверх, оттопырил один палец. – Первый – уменьшить радиус действия пентаграммы…

– О как!.. – выдал Кхарнеол, в изумлении воззрившись на Мира, но тот продолжил, отгибая второй палец:

– Второй – увеличить. Первый вариант был наименее перспективным. Какой смысл в нашей силе, если мы все равно проигрываем как в ней, так и в знаниях этому магу? Второй был уже лучше. Оказавшись в радиусе действия пентаграммы, я рассчитывал, что маг растеряется, и не поймет, что всего-то нужно сделать пару шагов назад – и все это время отводится на его устранение. Сами подумайте, ведь если бы я владел этой самой запретной магией, не проще ли было бы ей и ударить, а не костью… Да и вообще, какая запретная магия, когда сила блокирована! – Он поднял бровь.

– Хм… – внезапно влез в разговор Орэн, – но в том-то и дело, что эта пентаграмма не рассчитана на запретную магию…

– Что?.. – выдохнул Мир, а глаза его широко расширились. – Не-э-эт, я знал, что рисковал, но чтобы та-а-ак… Выходит, нам просто повезло, коли заклинание, которое он пытался применить, не относится к запретной магии…

– Это понятно. Что ж, разобрались. Прошу прощения, – внезапно наклонил голову Кхарнеол. – Хотя это весьма поразительно – просчитать все это. Но все же не запрещено… Что дальше-то было?

Но тут рассказывать начал Лас:

– Мы просто заблудились. Там был настоящий лабиринт, где много нечисти. Мы никак не могли найти выход, устали невероятно, ничего не ели, не пили… – В его голосе прозвучал явный намек. – А потом Миру внезапно пришло в голову, когда мы поняли, что выхода нет, иное решение: этот маг туда нас телепортировал… с помощью какого-то артефакта. Мы вернулись к его трупу, но обнаружили, что артефакт запрещен – это был всем известный Глаз Дракона. – Окружающие изумленно выдохнули. – Мало того, мы даже не представляли, что с ним делать… Но лично мне, – тут Элиас гордо выпрямился, – было уже все равно, и я попытался хоть что-то сделать. Вот и наполнил его силой, выложив весь резерв. Ничего не произошло, а потом явились вы. – Юноша кивнул Кхарнеолу.

– Так вот что сломало защиту обнаружения… – с пониманием произнес Орэн.

Все замолчали.

– А где же мое завещание? О нет, я забыл его написать! – внезапно раздался в наступившей тишине насмешливый голос Мира, а сам он закатил глаза и рухнул на пол.

– Что с ним? – требовательно взглянула на троих друзей Элдара.

– А это… это там, в одной из стычек с нечистью, он нас всех спас, прикрыв защитной руной. Но удар был слишком силен, и он потратил невероятное для него количество энергии, – поспешно ответил за всех Элиас.

Элдара нахмурилась, провела рукой из стороны в сторону над Миром. Воздух вокруг него замерцал. Глаза дроу расширились, в них мелькнули красные блики.

– Он умирает! Целителей сюда!!!

Четыре дня спустя

– Хэйтэн, ты чего не ешь? – поинтересовалась Эно.

Друзья сидели в столовой, за окном светило солнышко, и ничего не напоминало о прошедшем кошмаре. Ну почти ничего…

– Мир опять не пришел на занятия, – рассеянно ответил тот.

– Слушай, ты сам говорил, что три дня восстанавливался! А от Мира чего хочешь? – фыркнула девушка. – Кстати, Лас, а почему ты ничего не сказал насчет баньши?

– А ты уверена, что у Мира найдется такое же логичное объяснение и на этот раз? – нахмурился парень. – Кто знает, а вдруг…

– Но тогда… – Хэйтэн нахмурился.

– Я не думаю, что это была запрещенная магия, – поморщился Лас. – Но если я ошибаюсь, то вряд ли ему бы это так все спустили.

– Спустили что? – растерялась Эно.

– Не кажется ли вам, что для обычного мага средней силы он слишком крут? – вопросом ответил Элиас.

Все трое замолчали.

– И все равно я его терпеть не могу, несмотря ни на что! – тут же воскликнул Хэйтэн.

– Конечно, – хором ответили Лас и Эно и тут же рассмеялись.

Хэйтэн побагровел, помолчал… и вдруг сказал:

– А давайте у Элдары спросим, что с ним. – Друзья изумленно на него уставились. – Я тут недавно узнал, что она его тоже… обучает. У Мира, оказывается, тоже есть склонность к стихии воздуха.

– А сам, не?.. – лениво поинтересовался Элиас.

– Ну так… – развел руками фиолетовоглазый.

– Ладно, идем, вон она, – подскочила Эно.

– Да все с ним в порядке, с вашим героем, – отмахнулась занятая какими-то размышлениями Элдара.

– Он не наш! – взвился Хэйтэн.

– Но герой, – отметила, улыбнувшись, Элдара.

С клыками, чуть подлиннее человеческих, это выглядело внушительно.

– О, раз вы решили его навестить… – Хэйтэн открыл в возмущении рот, но был прерван. – Вот! – Ему на руки плюхнулась внушительная стопка книг, до этого парящая в воздухе за Элдарой. – Отнеси ему это и передай, чтоб никакой практики! – Точно такие же стопки очутились на руках не успевших опомниться Эноллаиры и Элиаса. – Вперед, чего стоите!

Троица обреченно переглянулась, затем посмотрела вслед удаляющимся, парящим в воздухе белоснежным косичкам. Одновременно все трое издали тяжкий вздох и потопали по указанному адресу.

Левее! Нет, правее! Ой, птичка, извини… А нечего тут на дороге летать! Так, не бить, не бить о стену! Ой-е, представляю, что будет, если оно окажется зеленым… А-а-а!!! Не сметь падать! Уф!!! Удержал… Так, а теперь подтягиваем, подтягиваем к себе-э-э… Тут за дверью палаты раздались голоса и шаги, отчего яблоко, которое я заставил левитировать с верхушки магической яблони на десятый этаж, весело полетело вниз. Я выругался. Вот понадобилось же кому-то! Что за невезуха! А если учесть, что это было уже десятое по счету яблоко… Тут шаги опасно приблизились, и я соскользнул с подоконника и нырнул в постель, притворяясь больным. Нет, Элдара утверждала, что я и есть больной, притом на всю голову, но чувствовал я себя превосходно… даже вон магичу уже. Тут дверь наконец распахнулась…

И я с неудовольствием разглядел три стопы книг, которые мне предстояло прочесть. Нет, я не утратил тяги к знаниям, просто когда ты четыре дня подряд не встаешь, не выходишь из помещения и видишь одни книги, книги!.. И Элдару в придачу… Нет, книги – это хорошо, но я же так совсем скоро ходить разучусь! Хотя нет, не разучусь, пока Элдара и целители не видят, я тут такое вытворяю… Вот яблоки, например. Так, вчера вместо яблока я оторвал ветку, да и то не от яблони, а от апельсина. Пришлось в срочном порядке, пока никто не заметил, на расстоянии десяти этажей приращивать сук к дрянному дереву! Почему дрянному? Так ведь оно еще и отбивалось!

И тут я разглядел, кто эти книги приволок.

– Ваше высочество? – Я ехидно изогнул бровь.

Элиаса перекосило. Во забавно, сам принц таскает мне книженции! Наводит на размышление. Э, не смотрите, что я такой веселый. Когда я в полной мере осознал, с кем я шастал по подземельям, мне стало плохо… А сейчас ничего, привык. Даже шучу. Принц не стал терпеть издевательств и плюхнул свою стопку прямо на постель, придавив мне ноги.

Я тихо взвыл. Один – один.

– Ой, тебе плохо! – участливо всплеснула руками Эно.

Из ее рук выпали книги. Я выпучил глаза: два – один.

– Я сейчас позову целителя! – подскочил Хэйтэн, рванулся было к двери, но глянул на книги в своих руках и…

Закончить путь этой стопке я не дал. Проклятые учебники зависли в локте от моих многострадальных ног.

– Не надо!!! – рявкнул я уже уходящему парню. От моего вопля все подскочили на месте и уставились на левитировавшие книги. – Ну и какого… вы здесь делаете?

– А-а-а… м-м-м… э-э-э… навестить тебя пришли! – нашелся Хэйтэн наконец.

Я утратил сосредоточенность… Три – один.

– Ну и как ты себя чувствуешь? – прервала мрачное молчание Эно.

– Замечательно, – холодно ответил больной, смотря мимо нее в окно.

Девушка растерянно покосилась на друзей. Те возмущенно переглянулись между собой. Они тут навестить его пришли, а он, неблагодарный!..

– Может, пригласишь присесть? – нашелся Элиас.

Мир некоторое время непонимающе смотрел на него своими каре-зелеными глазами. Наконец в них зародились отблески разума.

– А! Да, конечно, ваше высочество, присаживайтесь!

Всем троим друзьям захотелось сплюнуть.

Яд, звучавший в голосе парня, казалось, проник в окружающий мир и отравил воздух.

– Я предпочитаю, чтобы меня звали Ласом, – огрызнулся принц, усаживаясь на подоконник.

Мир просверлил его нехорошим взглядом.

– Ты загораживаешь мне вид.

Наступило молчание. Троица негодующе посмотрела на Мира, а тот равнодушно сверлил взглядом стену.

– Там ты был другим, – внезапно с горечью выдала Эно.

И была награждена недоуменным взглядом.

– В лабиринте, – пояснила девушка сердито. – Ты там был… живым.

Парень насмешливо улыбнулся.

– Скорее полумертвым, – поправил он ее.

– Ты считал, что скоро умрешь, и не волновался о том, как тебя воспринимают окружающие, – внезапно вставил свое слово Элиас.

– Не думаю, что в тот момент я вообще мог соображать, – огрызнулся Мир.

– О нет! – подхватил Хэйтэн. – Ты-то как раз соображал лучше всех нас, вместе взятых!

Мир скривился. Помолчал.

– Ну и что же вам от меня надо?

Троица молчала. Эно и Лас покосились на Хэйтэна. Тот пожал плечами. Наконец девушка вздохнула:

– Мы никому не рассказали о той твари.

– О какой еще твари? – равнодушно переспросил Мир.

– О баньши, – припечатал Хэйтэн.

Вновь повисло молчание.

– Ну и что? – пожал плечами Мир, внезапно улыбнувшись.

– А то, – хмыкнул Лас, – что, расскажи мы о том случае кому надо, тебя так легко не отпустили бы. Более того, я уверен, объяснить это для тебя было бы гораздо сложнее…

Взгляд Мира совсем утратил какие-либо чувства.

– Ну и что же вам от меня надо? – снова повторил Мир.

Троица замолчала. Признаться, они и сами не знали, зачем они все это говорят парню, спасшему их шкуры и продолжавшему вести себя так, будто бы и не было всего этого – заточения, убийства мага, блужданий по проклятым коридорам, сражений с нечистью, баньши…

– Научи меня магии разума! – внезапно подалась вперед Эноллаира.

Я закашлялся. Вот только что я с невозмутимой рожей пытался выпихнуть эту троицу из моей жизни и продолжить маяться дурью, а теперь не в силах глотать воздух, пытался восстановить порядок в моей бедной, ни в чем не повинной головушке.

– Ч-ч-что-о-о? – наконец прохрипел я.

И отметил, что Хэй и Лас с таким же недоумением вытаращились на свою подругу. Признаться, я их понимал.

– Как я могу тебя чему-то научить? Я! Тебя! – взвыл я, отчаявшись что-нибудь понять. – Я же средний маг! Магия разума – твой профиль! Тебя учит Элдара!

– О да, – поджала губы Эно. – Но тем не менее ты знаешь о магии разума больше, чем я. – Я насторожился. – Тогда! Тогда, когда я пыталась проникнуть в твой разум, еще перед твоим отъездом к родным, я думала, что мне препятствовали какие-то случайные помехи, но нет! Это был щит, и в лабиринте я убедилась в этом! – Ее глаза загорелись нешуточным огнем. – Там, когда мои силы не могли растянуться на большое расстояние, запертые между двумя стенами, я могла слышать мысли моих друзей, – кивок в сторону Ласа и Хэя. – Но не твои! Да что там, ты держал этот непонятный щит даже тогда, когда умирал от истощения! Умирал, но держал, хотя это забирало твои силы!!! – Глаза у Ласа, слушавшего ее, становились все больше и больше. – И это даже не блок на чтение мыслей, нет! У тебя не хватило бы на него сил, я бы просто даже не заметила, как его смела! О нет, твой разум ускользал, будто я двухметровый тролль, пытающийся выковырнуть мышь из стены, разбивая эту стену, но не задевая мыши, уходящей по своим многочисленным лазам! – Про себя я нехило удивился подобной метафоре. Сам я это представлял как бабочку и сачок, в котором клетка сети в два раза больше меня. – И тогда, когда ты поинтересовался, могла ли я передать сообщение Элдаре, ты знал, о чем говорил, хотя я лишь смутно представляла себе, как ее вообще искать! – Девушка отдышалась, но вставить мне слово не дала, глаза ее засветились торжеством. – Но был один момент… лишь один! Но его хватило, хватило, чтобы я успела задать один-единственный, волнующий меня вопрос… – Я почувствовал, как волосы встают дыбом. – Я попыталась вытащить у тебя из головы число известных тебе заклинаний разума. – Я перевел дух. Ну не все так плохо. – Более сотни! И где-то половина – высокоуровневые!!! – Она задохнулась от возмущения. – Тогда как меня заставляют учить сущую ерунду неделями, а я при этом чувствую, чувствую, что способна на большее!!!

Друзья потрясенно посмотрели на нее. Я нахмурился и глянул в окно поверх головы Ласа. Эх, как я тебя понимаю…

– И поэтому ты, – ее палец обличающе ткнул в меня, – научишь меня магии разума!

Я тихо вздохнул. Встал. Подошел к Ласу.

– Подвинься, – буркнул ему.

Тот встал и отошел в сторону. Я уселся на подоконник, прищурился, шепнул себе под нос нужное заклинание, и сад внизу резко приблизился. Я высмотрел нужную яблоню и поманил к себе несколько яблок. Они неохотно покинули свои места и ринулись ко мне.

– Есть хочу, – пояснил я уставившимся на меня с открытыми ртами девушке и парням.

– И давно ты такое проделываешь? – заинтересовался Лас.

– Да сразу же, на следующий день стал, как только очнулся, – стараясь не отвлечься, ответил я.

И спиной почувствовал, как они переглянулись.

– А ты быстро восстанавливаешься, – спокойно продолжил Лас. – Полезное свойство, особенно учитывая, что ты ушел в глубокий минус.

Я пожал плечами. Яблоки вильнули. Я нахмурился. Одно яблоко упало. Я засопел. Яблоки сбились в кучу, случайно сшибли какую-то пташку.

– Давай уж помогу, чудо! – влез Хэйтэн, отпихивая меня от окна.

И тут упавшее яблоко долетело до земли…

– Какая малолетняя сволочь посмела!!!

Узнать голос замдиректора не составляло труда…

Эноллаиру шатало.

– Осторожнее! – забеспокоился Лас, подхватив девушку под локоток, когда та чуть не врезалась в стену.

– Ты в порядке? – неуверенно поинтересовался Хэйтэн, глядя в бессмысленно блуждающие глаза Эно. – Но ведь ты же постоянно получаешь огромное количество информации! – возмутился он. – И даже блоки не особо мешают!

– Так я же обычно ее игнорирую, пропуская мимо сознания, – чуть придя в себя, ответила девушка. – А тут – прямой посыл, да еще такой уверенный и беспринципный.

– Тебе следовало догадаться, что он не захочет почувствовать на своей шкуре, каково это быть учителем, и просто впихнет в твою голову пару томов по магии разума, – хмыкнул Элиас.

– Да тут не пара, – пожаловалась Эно. – Кроме заклинаний, знаешь сколько теории он мне впихал? У, изверг! – Тут она нахмурилась. – Но должна признаться, что без этого материала я не смогла бы разобраться в большинстве данных мне знаний…

– Он сказал, что если Элдара узнает, то будет недовольна, – нахмурился Хэйтэн.

– Да брось, Хэй, что ж она, такая страшная? – фыркнул Лас.

– Она тебя не обучает, так что вряд ли ты поймешь, – хмуро ответил Хэйтэн. – Удивляюсь, как мне еще не влетело за неразумные действия при встрече с опасностью.

– Ты ничего не мог сделать, Хэй, – серьезно заметила Эноллаира.

Но тот только отмахнулся.

– Не мог? Сильнейший маг, пусть и только на Базовом курсе, сын главного придворного мага!!! – Он досадливо скрипнул зубами. – Позор…

– Тебе позор, а мне от охранных заклятий и от обязательного сопровождения во время выходного теперь не отвязаться, – равнодушно и как-то обреченно ответил Лас. – Опять начинается.

Эно и Хэйтэн замолчали. На лицо их друга набежало мрачное выражение. Наконец Эно открыла рот…

– Атас, Элдара!!! – прошипел прощупывающий коридор Хэйтэн, и троица, до этого направлявшаяся в комнату к Ласу, живо свернула в один из боковых коридорчиков.

А мимо них промчалась разъяренная дроу.

– Что? – переспросил я, хотя с онемевших губ вряд ли слетел какой-либо звук.

Но Элдара прекрасно поняла меня и без него. Она стояла спиной ко мне и глядела вниз, на раскинувшийся во внутреннем дворе сад.

– Допрос, Мир. Неужели ты думал, что сможешь от этого отвертеться? – хмыкнула она. – Дело государственной важности. Убит маг, занимавшийся запретной магией, и обнаружено его логово, свидетельствующее о весьма бурной деятельности. – Она повернулась ко мне. Косички причудливо мелькнули в воздухе. – Да ты знаешь, сколько он до вас наших коллег угробил? – Она возмущенно фыркнула. – А на вас споткнулся! Более того, совет уверен, что за магом кто-то стоял, а вы… ты, – она помолчала, – убил его. Кого допрашивать? Только свидетелей или, что еще интереснее, убийцу. – Она пронзила меня своим янтарным взором, который я привычно встретил своим равнодушным.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю