156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)
  • Текст добавлен: 4 октября 2018, 02:00

Текст книги "Ледышка или Снежная Королева для рокера (СИ)"


Автор книги: Анна Кувайкова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц)

Ледышка или Снежная Королева для рокера
Анютка Кувайкова
Сказки для взрослых


.



   Пролог

Демоны. У каждого из нас есть свои, личные демоны. Кто-то учится с ними жить, кто-то борется, кто-то потакает, получая удовольствие от исполнения всех, даже самых ужасных своих желаний. А кто-то…

Кто-то накладывает на себя собственноручно цепи, сковывая по рукам и ногам. И живёт, контролируя себя, свои эмоции и чувства, разучившись улыбаться просто так и подпускать к себе близко кого-то ещё кроме собственной семьи и редких, неожиданных исключений.

Тихо хмыкнула, неторопливо нарезая картофель тонкими ломтиками и поглядывая на разогревающуюся сковородку, стоящую на плите. Философия не мой конёк, но иногда, в тишине собственной квартиры, после долгого рабочего дня я остро сожалею о том, что когда-то закрылась в собственном ледяном замке. Отказалась от чувств и эмоций, научилась быть убийственно вежливой и всегда невозмутимой. Усмирила собственных демонов и заморозила свои же страхи, решив, что так оно будет лучше.

Впрочем… Жалела я об этом всего лишь пару минут. Как это ни удивительно, но иногда принцип «Что не делается, всё к лучшему» сильно облегчает жизнь и возвращает душевное равновесие.

Ноутбук пиликнул, нарушая повисшую в воздухе уютную тишину и оповещая о новом сообщении. Отвлёкшись, я аккуратно вытерла пальцы полотенцем и развернула его монитором к себе. Бегло просмотрела вкладки, остановилась на мигающем окне аськи и хмыкнула вновь.

Посреди ночи моего общества могли жаждать лишь отчаявшиеся со скуки личности, которым было всё равно с кем переписываться. Ну, или же те, кто прекрасно знал меня и мои привычки, не менявшиеся на протяжении нескольких лет.

Отложив в сторону нож, щёлкнула кнопкой мыши, выводя на экран диалоговое окно. И не выдержав, негромко фыркнула, почитав сообщение от пользователя под ником «Рыж». Он проигнорировал и статус «Не беспокоить», и традиционное приветствие со всей остальной несущественной мелочью. Зато знатно меня повеселил.

Рыж: «А не желает ли один отморозок симпатичной наружности получить в своё безграничное владение ночной клуб и целую ораву жаждущих подчиняться и выполнять приказы личностей? Признавайся, ледяная моя, ты давно этого хотела!».

– Неужели «Газпром» прав и мечты сбываются? – я тихо засмеялась, качая головой и, подумав, быстро набрала ответ. Перечитала ещё раз и, пока не передумала и не проснулась рациональная часть моей натуры, нажала на кнопку отправить.

Я: «БДСМ не мой профиль, ты же знаешь».

После чего вернулась к готовке, методично и последовательно выкладывая ломтики на горячую сковороду, присыпая их солью и паприкой. Попутно поставила на огонь чайник, засыпала в заварник успокоительный травяной сбор. Неспешные, размеренные и привычные действия успокаивали, вселяя долю умиротворения.

Развеивая последние отголоски ночного кошмара, решившего внезапно напомнить мне о событиях из собственной жизни. Едва заметно поморщившись, я повела плечами, ёжась от ощущения холода на коже. В квартире было тепло, холод шёл изнутри.

И как бы я не старалась согреться, это было совершенно бесполезно и абсолютно бессмысленно. Фантомное ощущение всегда возвращалось, напоминая мне о прошлом.

Ещё одно оповещение отвлекло меня от неприятных мыслей, вызывая лёгкую улыбку. Рыжее чудовище успокаиваться не собиралось и явно нацелилось на то, что бы развести меня на полноценный диалог. И я ничего не имела против.

Щёлкнула мышкой, читая ответное послание. Судя по всему, Рыж пыталась прекратить ржать из-за образов, навеянных слишком живым воображением. И явно безуспешно. Количество смеющихся смайликов в новом сообщении убивало моё чувство прекрасного.

А сам текст и вовсе заставлял всерьёз усомниться в наличии у кое-кого разума. И инстинкта самосохранения, да… Иначе, с чего бы она выдала именно это?

Рыж: «Ну не скажи-и-и… Помню я ту Сессию в магазине, когда кто-то из продавцов решил, что денег у тебя нет и не предвидится. Я конечно не в Теме, но даже меня проняло!»

Хмыкнула, возведя глаза к потолку и качая головой. Что бы доброе запомнила, а не этот эпизодический случай в заштатном магазине, возомнившем себя лакшери бутиком. Мне даже напрягаться особо не пришлось, что бы заставить их вспомнить не только все свои прегрешения, но и то, в каком подвале местного левого производителя шились эти самые джинсы.

Потерев переносицу, повела плечами и написала, краем глаза следя за закипающим чайником.

Я: «Для того, кто не в Теме ты слишком много знаешь. Но прогиб засчитан».

Ненавязчивый свист напомнил мне о том, что надо заняться чаем. Попутно проверила свой поздний ужин, перевернула подрумянившиеся ломтики и выключила огонь под чайником. Неспешно залив травы кипятком, аккуратно закрыла заварник крышкой, после чего устроилась на табуретке, задумчиво глядя на экран ноутбука. Несмотря на позднее время, спать мне не хотелось. А нежелание снова окунаться в очередной кошмар так и вовсе подстёгивало увлечься диалогом и на какое-то время забыть обо всём на свете.

Иногда можно позволить себя небольшую слабость и просто в удовольствие пообщаться с интересным человеком.

Рыж: «Я польщена! Ну ладно, оставим в сторону твои извращённые предпочтения… А всё-таки, радость моя слегка отмороженная, почему нет?».

Я: «Потому что я не люблю толпу?».

Рыж: «Не катит!».

Я: «Потому что я не люблю клубы?».

Рыж: «Ага, и это не ты зажигала тогда на танцполе, что бы после отшить парней одним лишь взглядом ледяным…».

Я: «Ла-а-адно… Потому, что у меня уже есть постоянная работа и я не имею никакого желания браться за чей-то клуб?».

Рыж: «Близко к истине, но… А картошка не сгорит?».

Машинально обернувшись через плечо, вздохнула и слезла с насиженного места, пробормотав себе под нос:

– Сволочь.

Впрочем, даже на мой вкус прозвучало это миролюбиво и даже в чём-то нежно. Повернувшись к плите, погасила газ, сняла хрустящие ломтики со сковороды и уселась обратно к ноутбуку. Поставив рядом с собой тарелку, два соусника и исходящую паром чашку с травяным настоем.

Новое сообщение пришло почти сразу, озорно мигнув на панели задач.

Рыж: «Приятного аппетита!»

Неторопливо отпила чай, даже не пытаясь подавить мягкую улыбку, так и норовившую растянуть губы. И хохотнула, отправив в ответ почти что риторический вопрос.

Я: «Ты пакость, ты в курсе?»

Рыж: «Могу, умею, практикую! Можешь больше не хвалить, я итак все это знаю. Так что на счет клуба и его работников, алчно жаждущих получить в свое непосредственное начальство такую распрекрасную тебя?».

Я: «Рыж, я тебя знаю. И прямо на расстоянии ощущаю подвох. Сразу признаешься, али о пытках вспомним?».

Рыж: «Ну вот, а говорила, БДСМ не твой профиль…»

Аккуратно обмакнув один из ломтиков в томатный соус, прожевала его, задумчиво облизав пальцы. И написала всего одно слово, согласно кивнув головой собственным мыслям.

Я: «Язва!».

Рыж: «Какая есть, такую и любите! Ну, Фроз, ты ж не испугалась, не? Чего заднюю-то врубаем? Это всего лишь клуб!»

Тут мои брови удивлённо поползли вверх. И даже не от предположения, что я вроде бы испугалась, нет. А от того, что это, якобы, всего лишь клуб. Прекрасно зная, где периодически подрабатывает это рыжее чудо, как и то, с кем у неё знакомства, я могла подобрать с десяток красочных и сочных эпитетов, для описания предлагаемого мне места работы.

Вот только слова «просто» в нём не фигурировало совершенно. И я не представляю, что нужно выпить или принять, дабы суметь сопоставить в одном предложении данное определение, банду байкеров-рокеров и их собственное обожаемое заведение.

Непроизвольно иронично вскинув бровь, я всё же набрала ответ.

Я: «Рыж, не беси меня :))»

Рыж: «Ой, у меня уже тапочки от страха побледнели! Не, серьезно, кто там такой умный по ту сторону монитора мою ледяную королеву умыкнул и трясучку-зайку посадил?».

– Угу, – делая ещё один осторожный глоток чая, я честно попыталась представить себе испугавшуюся Аньку Солнцеву, по ту сторону монитора. – Я даже где-то верю, ага…

Нет, моё несносное Рыжее Чудище не была бесчувственной и чувство страха для неё знакомо. Однако, язык у Аньки порою работал быстрее, чем мозг успевал сообразить что и к чему. Поэтому прежде, чем она окончательно испугается, есть такой вариант, что враг сам ретируется под градом язвительных и острых реплик.

И почему-то я ему вовсе не завидую. Интересно, с чего бы?

К тому же, как бы я не хотела, злиться на это чудо от слова «чудовище» у меня не получалось. Она была очаровательна в своей неповторимой манере действовать на нервы окружающим. С самым невинным видом и такой обаятельной улыбкой, что невольно и сам улыбаться начинаешь. Совершенно позабыв о том, что не так давно хотел её собственноручно придушить.

Едва слышно прыснув, быстро напечатала.

Я: «Ха-ха. Сейчас загнусь от смеха».

Рыж: «Или от страха?:)) Эльзик, отмороженный ты мой, ну чего очкуем, как Михалыч на планерке? Здесь совсем не страшно!».

Я: «Я не боюсь, ты же знаешь».

Рыж: «А стоит. Здесь такие зарплаты, что прям трястись начинаешь… от вожделения. И предвкушения. И щедрости! А уж кадры какие, а размах, а атмосфера…».

Я скептично выгнула бровь, глядя на последнее сообщение. Кадры, размах, атмосфера… И ощущение гигантского, просто невероятного подвоха, так и маячившее на периферии.

Вздохнув, я убрала посуду и долила ещё чаю, разбавив его ложкой цветочного мёда. Попутно размышляя о полученной информации. Учитывая, о каком конкретно клубе идёт речь, в наличии хороших кадров я не сомневалась совершенно.

А вот в том, что там невероятная атмосфера и адекватные люди… Тут уж меня одолевали сомнения. Причём, вполне себе обоснованные. Сама же Анька и порассказала страшилок, в лицах, красках и даже с картинками.

Но почему тогда в душе зародился пресловутый огонёк интереса?

Вернувшись к столу, почесала нос и написала.

Я: «Рыжая гадость, не пытайся меня заинтриговать».

И, пока дожидалась ответной реплики, продолжила размышлять о делах насущных. А именно о такой ярой агитации и пропаганды выгодной должности администратора в одном из лучших ночных клубов города. В работе я не нуждалась, уже несколько лет подряд царствуя в крупном книжном магазине на должности управляющего. В приключениях тоже.

Мои новые суслики были спокойнее предыдущих с родной и любимой автомойки, это да. Но зато и гадости творили куда более фееричные, да с выдумкой, с помпой и такими разрушениями, что зарплату порой не видели пару месяцев минимум. И то, при самом удачном стечении обстоятельств.

Но чем больше я рассуждала о причинах, побудивших Рыжа подработать рекламным агентом за просто так, тем яснее понимала, что озвученное предложение мне… Любопытно. И я вроде бы даже совсем не против на собственном опыте убедиться в том, что адекватный рокер – это нонсенс.

А адекватный рокер в ночном клубе – это просто неслыханное и невиданное зрелище. На которое, как оказывается, я с огромным удовольствием посмотрю!

Прежде, чем я успела передумать, пальцы сами отбили вертевшийся на языке вопрос, не забыв нажать кнопку ввода.

Я: «Какие кадры?»

Перечитав собственное сообщение ещё раз, только головой покачала, фыркнув и делая большой глоток чая. Молодец, Эльза, ничего не скажешь. Сдала себя со всеми потрохами, быстро, качественно и недорого.

И самое смешное, я не испытывала по данному поводу никаких угрызений совести. С каждой минутой всё больше и больше склоняясь к решению «А почему бы и нет, собственно?». Ведь в случае чего, всегда можно найти другое место работы.

Пиликнуло оповещение. И читая ответ своего собеседника, я сделала себе мысленную пометку как-нибудь предложить ей поработать в рекламном бизнесе. Судя по её же словам, далеко пойдёт, зараза, вполне может озолотиться!

Рыж: «Шикарнейшие! Отборнейшие! С огромной кучей танцующих ламбаду тараканов в буйных ярких головах! Прям собрание живых примеров для диссертации на тему: «Мозг. Отклонение от нормы или видовые особенности?». Короче, ты оценишь!».

Мой скептицизм можно было пощупать руками. Я? Оценю? Чужих тараканов?

Нет, не спорю, наблюдать за чьим-то безумством со стороны занятие увлекательное и в чём-то невероятно интересное. Только при этом довольно проблематично сохранить свой собственный разум и не поддаться атмосфере всеобщего сумасшествия.

«Впрочем» – отстранённо подумалось мне, – «а когда меня это останавливало-то? К тому же грех отказываться от такого щедрого предложения, да…»

Но вместо того, что бы подтвердить догадки своего оппонента, я совершила вялую, даже на мой взгляд попытку сопротивления.

Я: «Эй! Я ещё не согласилась!».

Рыж: «Да ну? :))».

Собеседник мою попытку тоже не оценил. И я могла, как наяву представить довольное Анькино лицо со счастливой улыбкой во все тридцать два зуба и гордостью от свершившейся пакости. Пришлось признавать своё поражение и идти сдаваться на милость победителю.

Что я и сделала, правда, всего в двух словах, прозвучавших скорее как обвинение.

Я: «Гадость рыжеволосая…».

Рыж: «О да. Хвали меня, хвали меня полностью! Короче, Фроз, адрес кину эсэмэской, с шефом договорюсь, стажировку лично проведу! Усё будет в лучшем виде!».

– Это-то меня и настораживает… – тихо проговорила, обхватив ладонями чашку с чаем и невольно вновь улыбаясь в ответ. А ещё поймала себя на мысли, что хочу немного покапризничать.

В конце концов, не только Чудищу можно быть вредной время от времени.

Я: «А если я всё-таки откажусь?».

И нисколько не удивилась, когда вместо ожидаемых уговоров, мне прислали простую констатацию факта, не подлежащую никакому обсуждению

Рыж: «Поздно пить боржоми, когда почки похоронены! Ты ж трудностей не боишься! Или что-то где-то поменялось, и ледник трещиной пошел?».

Будь это кто-то другой, я бы, возможно, обиделась. Или, в лучшем случае оскорбилась, при первой же возможности вернув прозвучавшую неприкрытую подначку. Здесь же просто хмыкнула, отставляя пустую кружку в сторону и ответила.

Я: «Ха. Не надейся, интриганка. На мякине меня не проведёшь».

Рыж: «Ну вот и ладушки. Все, иди, чавкай свой картофан, а я пойду дрессировать местных тараканчиков».

Мельком глянув на пустую и даже уже помытую сковородку, сделала мысленную пометку вернуть при случае колкость и внесла рациональное предложение по дрессировке диких животных.

Я: «Плётку дать?».

Минуты две-три ничего не происходило и, глянув на часы, я встала, вновь поставив чайник на плиту. Спать мне не хотелось, кошмары с воспоминаниями о прошлом отбивали это желание всерьёз и надолго. Так что когда Рыж наконец-то соизволила ответить, я вновь сидела за столом, медленно цедя чай и ни о чём не думая.

Рыж: «И после этого я еще язва? Все, чао-какао, а для тех, кто в Теме: приятных кошмариков с ванильными облаками и гламурным кисо в главной роли!»

От такого пожелания я скривилась так, словно прожевала лимон. Ничего не имею против ухоженных девушек, сама стараюсь следить за собственным внешним видом. Работа обязывает, да и сама по себе никогда не была неряхой и ценила хорошую, качественную одежду, порою стоившую далеко не дёшево. Но эти гламурные кисы…

Жеманные, розовые, осветлённые или не очень, переделанные так, что мама родная не узнаёт с первого разу… Меня от одного слова гламур уже тошнить начинает. Что я и выразила коротко, но ёмко.

Я: «Фе-е-е!»

В ответ мне прилетело куда более приземлённо, но честно и искреннее.

Рыж: «И я тебя люблю! :)))».

– Я тебя тоже… – тихо проговорила, вновь задумчиво рисуя кончиком указательного пальца на столешнице неизвестные узоры. И вздохнула, закрывая диалоговое окно. Тепло, поселившееся в душе за время небольшого, но содержательного разговора, медленно уступало место привычному для меня спокойствию и холодному отчуждению, давно уже ставшему моим спутником жизни.

Сгорбившись, потёрла лицо ладонями, раз за разом прокручивая всю нашу с Рыжем беседу. И всё больше склонялась к выводу, что любое моё сопротивление изначально было обреченно на провал. Так стоит ли переживать по данному поводу?

Едва заметно повела плечами, разминая затёкшие мышцы. И немного подумав, щёлкнула мышкой по иконке плеера, запуская установленный плей-лист. По небольшой, двухкомнатной квартире полились первые звуки песни с символичным названием «My Demons».

Вкрадчивый мужской голос нашёптывал просьбы о спасении, уверял, что не сошёл с ума и демоны вокруг нас. В каждом жесте, в каждом слове, в каждом поступке. Демоны всюду, смотрят на нас из зеркала, заглядывают в окна и прожигают насквозь. Они в каждом из нас и что же сделаешь ты: научишься с ними жить, будешь потакать тёмным желаниям или же посадишь на цепь себя и чувства, сковав душу оковами льда?

Что сделаешь ты, глядя демонам своим в глаза?

Тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли. Не время и не место предаваться меланхолии и тяжёлым воспоминаниям. К тому же, как говорила моя мать «Не оглядывайся назад. То, что было – изменить невозможно». Так не лучше ли подумать о том, что же меня так настораживает в неожиданно свалившейся на голову новой работе?

Интуиция настойчиво шептала, что такая авантюра сулит как прибыль, так и непредвиденные расходы. В том числе, в виде собственной нервной системы и полетевшей к чертям собачьим под хвост, так обожаемой мною стабильности.

И пусть последняя была не так уж и нужна, учитывая, какие порой кульбиты выкидывала моя жизнь, я всё-таки успела к ней привыкнуть. Хотя чем больше я думаю об этом, тем больше склоняюсь к выводу, что поступаю правильно. Да и потом, я же уже думала о том, что могу уволиться в любой момент, не так ли?

Насмешливо фыркнула, вытаскивая из пучка на голове шпильки и распуская волосы по плечам. Уволиться, конечно, не проблема. Но тогда Рыж мне житья спокойного не даст, устроив мастер класс по троллингу на тему «Кто объявляет себя победителем, покидая ринг?». И будет капать на мозги до тех пор, пока я либо не признаюсь в собственной трусости, либо не вернусь на работу.

О том, как это будет смотреться со стороны, Солнцева думала в самую последнюю очередь. Аккурат после того, как задавалась вопросами о том «Есть ли жизнь на Марсе или нет» и «Личная жизнь ёжиков в Подмосковье».

Невольно засмеялась, представляя, что об этом могли бы подумать посторонние люди. Нет, это не Анька настолько невыносима. Просто Рыж, если ставила себе какую-то цель, то добавилась её всеми возможными средствами и способами. Меня её упорство и настойчивость забавляли, но не раздражали, в отличие от остальных.

Однако, тут уж в дело вступала моя небольшая слабость… Я не любила проигрывать. Совсем. Особенно в таких ситуациях.

– Ну что ж… – задумчиво протянула, отставляя чашку в сторону и притягивая ноутбук поближе. – Тараканы так тараканы. Рокеры так рокеры. Где наша не пропадала, верно?

И, воткнув наушники, принялась искать что-нибудь интересное, на ночь глядя. Думала ли я, возвращаясь с работы, что посреди ночи внезапно получу ещё одну? Ох, вряд ли… Скорее уж я мечтала о спокойном вечере в обнимку с диваном и классикой детективного жанра за авторством неподражаемой Агаты Кристи.

Но ведь недаром в народе ходит простая истина: хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах. И теперь остаётся лишь надеяться, что это будут все внезапные повороты в моей жизни на ближайшие годы.

Знала бы я тогда, что с этого разговора всё ещё только начинается…

Глава 1.

Не зря говорят, если день не задался с утра, то не стоит ожидать, что к вечеру что-то измениться в лучшую сторону. А если этот день, в общем-то, и не заканчивался….

Я тихо усмехнулась, постукивая кончиками пальцев по столешнице. Новая рабочая смена, новые заботы и старые неприятности. В виде двух вновь отличившихся сотрудников, что меня, почему-то, уже даже не удивило. С этой парочкой каждый день как на минном поле. Не знаешь, какой же шаг приведёт к очередному взрыву и что на это скажет серьёзное начальство, в очередной раз вызывая меня на ковёр.

Правда, есть радикальный способ решения таких трудностей. И если они не успокоятся в ближайшее время, боюсь, он же окажется единственным и мне придётся их уволить. Руководство, как это ни странно, очень трепетно относилось к собственному имуществу и было крайне недовольно лишними затратами на ремонт и замену испорченного оборудования или мебели.

Смерив замерших передо мною парней сузившимися от недовольства глазами поверх очков, я холодно поинтересовалась:

– Я надеюсь, мы друг друга поняли?

Парочка продавцов из отдела фантастической и приключенческой литературы обменялись тоскливыми взглядами, вздохнули скорбно и потупили виновато взор, пробормотав хором:

– Да, Изабелла Александровна! Мы так больше не будем…

Мой скептический хмык заставил их покраснеть. То ли от стыда, в кои-то веки решившего посетить буйные головы, то ли от смущения пополам со злостью. Почему-то мужчинам не нравилось, когда в начальниках у них ходила женщина. И вдвойне не нравилось, когда она же ещё и устраивала периодически им втык, вполне заслуженный кстати.

– Не будете, – я согласно кивнула головой, делая пометки в своём ежедневнике. А после добавила, очень мягко, вкрадчиво и с вежливой улыбкой на лице. – И знаете почему?

На меня бросили осторожный взгляд и тут же синхронно скривились, прекрасно понимая, что прячется за этим на первый взгляд добродушным выражением лица. Уж кому-кому, а моим подчинённым было прекрасно известно, что чем спокойнее и любезнее я становлюсь, тем масштабнее неприятности у моего собеседника. И не важно, какое он занимает положение…

Я не буду орать, топать ногами и устраивать истерику. Вежливость это такое тонкое, очень острое оружие, способное, как выразить уважение, так и поставить на место. Главное, знать, как им правильно пользоваться. И уметь держать под контролем собственные эмоции.

С другой стороны, меня удивляет и забавляет поведение моих обожаемых подчинённых. Как при такой-то хорошей осведомлённости о том, что им грозит, мои бедные суслики раз за разом умудряются встать на одни и те же грабли, да ещё и с завидным самообладанием и постоянством?

Усмехнулась, откинувшись на спинку кресла и отстранённо рассматривая замерших передо мною, как та самая Сивка-Бурка, парней. Продавцы вид имели виноватый, но при этом вряд ли раскаивались в содеянном. Более того, что-то мне подсказывает, что стоит их отпустить с миром, как только утихшие страсти вспыхнут с новой силой…

И новыми разрушительными последствиями.

Едва слышно фыркнула, качнув головой. Как дети малые, честное слово. По возрасту, конечно, не дотягивают, но видимо этот недостаток с лихвой компенсирует задержавшееся в пути развитие.

Как умственное, так и психологическое, остановившиеся где-то на уровне детского сада. Потому как в ином случае, я, при всей своей фантазии, не могу придумать ни одной объективной причины, для устроенной этими двумя великовозрастными дитятками драки посреди стеллажей с книгами.  И хорошо ещё, что в это время покупателей не было!

Когда консультант из соседнего отдела догадался вызвать меня, я застала просто таки умильную картину. Алёшенька Козлов вопил, что нет никого лучше, чем Толкиен, размахивая подарочным изданием знаменитой трилогии, стоившей как две его зарплаты. Его оппонент, Денис Артемьев, горячо оспаривал, доказывая, что круче Джорджа Мартина никого нет и быть не может. А услышав в ответ пренебрежительное «о чём там читать, там лишь секс, смерть и выпивка», не додумался ни о чём другом, кроме как перейти от словесных аргументов к вещественным доказательствам.

Говоря проще – дал противнику в морду. И спор плавно перетёк на новый уровень сложности, попутно снося всё на своём пути: книги, столы, коллег, цветы…Остановить эту карусель удалось только посредством обливания холодной водой. Парни сразу же расцепились и с громким матом нацелились на своего обидчика, объединив усилия.

Правда, на вопрос «Какого хера?» они получили неожиданный ответ. Ведь их новым противником оказалась именно я. Нет, будь это кто-то другой, ему бы явно не поздоровилось. Но увидев мою ласковую улыбку и услышав скупо брошенные слова «За мной», они не то, что бы осознали всю глубину своих проступков, куда уж там.

Зато резко протрезвели, вспоминая где, собственно, находятся и что вообще делают. И потом. Никогда не стоит недооценивать хрупкую девушку. Особенно, когда она держит в руках один из томиков Большой Российской Энциклопедии. Чтобы не утверждали скептики, веса этого дитя Большой Советской Энциклопедии не хватит, чтобы убить. О чём я иногда остро сожалею, после очередного коленца со стороны своих сусликов.

Однако, его вполне достаточно, дабы устроить лёгкое сотрясение мозга и заставить задуматься о последствиях своих необдуманных действий.

Впрочем, товарищам продавцам-консультантам хватило одного факта моего присутствия и того, как я на них смотрю, с иронично изогнутой бровью и долей вселенской скуки на лице. И теперь они с покорностью приговорённых к смерти посредством отсечения головы ожидали, каким будет вердикт сурового начальства. Попутно пытаясь просверлить взглядом дырку в потёртом ламинате и отчаянно надеясь, что на меня внезапно нападёт человеколюбие.

Зря. Этой пакостью я страдала исключительно в отношении родственников и тех немногочисленных люде, что могли претендовать на звание моего друга. Всем остальным увидеть сострадание на моём лице не светило точно так же, как некоторым странам вступить в Евросоюз. И именно поэтому, откинувшись на спинку кресла, я спокойно пояснила, отвечая на собственный же вопрос:

– Потому что с завтрашнего два ваш непревзойдённый тандем отправляется на работу в отдел для будущих мам. А чтобы вы не скучали, то советую вам поподробнее изучить ассортимент. Я не горю желанием выслушивать претензии о некомпетентности своих продавцов.

Ожидать реакции на такое заявление долго не пришлось. Минута у них ушла на осознание перспектив, а после эти ценные кадры взвыли хором, с трудом удерживаясь от того, чтобы не бухнуться передо мною на колени:

– Но Изабелла Александровна! Это не справедливо!

Я подавила смешок, с лёгким любопытством наблюдая за их печальными лицами. И нет, я не издевалась и уж точно не получала от процесса удовольствие. Ну разве что совсем чуть-чуть!

Вот только если хочешь быть хорошим управленцем, нужно не только знать, как организовать работу, но и быть в курсе слабых и сильных сторон своего персонала. К примеру, хотя бы осознавать, в каком разделе книгопечатной продукции они разбираются, а чего боятся как огня.

Наши брутальные и жутко проблемные мужчины, готовые порвать друг друга за любимого автора, как показала практика, больше всего в жизни боялись будущих мамочек и мамочек с младенцами на руках. Что Лёшенька, что Тёмочка просто терялись и впадали в самый натуральный ступор при виде таких клиентов. Они не имели ни малейшего представления о том, как с ними правильно разговаривать и что делать, когда клиентку настигнет очередное желание покапризничать.

Так что подобное наказание их не просто пугало… Оно внушало им священный ужас и пугающий трепет. Да настолько сильный, что мой гнев, что может обрушиться на их буйные головы, казался сущей и незначительной мелочью, не достойной внимания.

– Я знаю, – я кивнула головой, отстранённо-вежливо заметив. – Но жизнь, если вы не забыли, штука вообще не справедливая. Разве нет?

– Но…

– Если вас не устраивает этот отдел, вас всегда встретят с распростёртыми объятиями в отделе детской литературы, – вопросительно вскинула бровь, вновь открывая ежедневник. – Тем более, что дети – цветы жизни. Кому как не таким умудрённым опытом и отмеченным мудростью мужественным людям открывать для них путь в мир знаний и сказок?

Как и следовало ожидать, эта перспектива оказалась ещё ужаснее предыдущей. Поэтому они дружно вякнули, едва не подпрыгнув синхронно на месте:

– Нет!

– И почему я даже не удивлена? – я усмехнулась, закрывая книжку, и поднялась с места. Опёршись ладонями на столешницу, я наклонилась чуть вперёд и, недовольно сощурившись, смерила парочку холодным взглядом. После чего тихо, спокойно, но очень весом произнесла.  – Ещё раз – и я гарантирую, у вас появится слишком много свободного времени. Которое вы наверняка сможете провести с пользой, выяснив наконец, кто же из ваших любимых писателей-фантастов лучше. А здесь, в нашем магазине, где, к слову, царит суровый матриархат, советую раз и навсегда запомнить для себя. Пока управляющий я, лучшим писателем-фантастом считать Энн Маккефри. А желающие оспорить этот факт, могут смело брать трудовую книжку в зубы и отправляться на поиски новой работы. Или идти сортировать методическую литературу. Она, к моему вящему огорчению, обливается горючими слезами от одиночества и ожидания. Надеюсь, я вам доходчиво объяснила?

Не менее синхронный кивок дал понять, что меня услышали. Вряд ли согласились, но по крайне мере вслух со мной спорить не стали, что уже можно было считать прогрессом. Ради любопытства посмотрела на пол, но, не обнаружив там ничего интересного, вновь перевела взгляд на провинившихся сусликов. И, неожиданно для них, хлопнула ладонью по столу.

Парни подпрыгнули от резкого звука, тут же уставившись круглыми от страха глазами на маленькое, но суровое начальство. А я склонила голову набок, поинтересовавшись:

– Я спрашиваю, вам всё ясно? Возражения, вопросы, предложения есть? Нет?

Парочка отчаянно замотала головой, то и дело, поглядывая на приоткрытую дверь и желая оказаться где угодно, но только не в одном со мной кабинете. Какие возражения, о чём вы? На их лицах так и читалась жажда сделать отсюда ноги и побыстрее, пока в мою светлую, во всех смыслах, голову не пришла ещё какая-нибудь удивительная идея.

Понаблюдав за их мучениями ещё немного, храня молчание и глядя на них спокойным, вдумчивым взглядом, я всё же отрывисто кивнула головой, бросив:

– Свободны. И помним, это было последнее китайское предупреждение. После него только пытки святой инквизиции и казнь, – усевшись обратно в кресло, пояснила, поправляя очки. – Для несведущих, увольнение и счёт за разрушения. И я в кои-то веки забуду о такой милой книге, как Трудовой Кодекс Российской Федерации.

В этом случае дважды повторять не пришлось. Провинившиеся сотрудники, как только получи от меня вольную, тут же скрылись с глаз долой, громким шёпотом обсуждая, какая же я всё-таки сволочь, стерва и ледышка. Но при этом развили потрясающую скорость, стараясь убраться от меня подальше, пока я не передумала и не решила поручить им что-то повеселее и поинтереснее.

Кончено же, интереснее с моей точки зрения, а она с их взглядами на жизнь кардинально не совпадала. И нет, в моих способностях они никогда не сомневались. Как, собственно, никогда и не горели желанием проверять их на практике.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю