290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 9)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 16 страниц)

Другие же одногруппницы, завладев вниманием парней, куда-то упорхнули, оставив нас двоих обслуживать вереницу шумных адептов. Ответить Хелен я ничего не успела, поскольку меня насторожила внезапно повисшая в помещении тишина. Быстро подняв голову, увидела расплескавшееся в карих глазах Винсента золото. Сердце в ту же секунду забилось намного чаще. Я с жадностью вглядывалась в красивое лицо. В последний раз так близко мне доводилось видеть его разве что тем вечером, когда мы ужинали в ресторане.

Лорд Эванс был одет в привычный серый костюм и белую рубашку, на манжетах которого красовались золотые запонки. Сложилось впечатление, что несколькими минутами ранее он находился в гостях, и кто-то самым бессовестным образом оторвал мужчину от приятного времяпрепровождения. Подтверждением тому был стоявший за его широкой спиной магистр Нетанель Алазард, мой первый куратор.

– Добрый вечер! – громко произнес Винсент, обводя беглым взглядом собравшихся в кухне.

Адепты, впавшие на мгновение при виде главы академии в оцепенение, забормотали приветствия и попятились к выходу. В дверях началась давка, каждый мечтал поскорее скрыться с глаз грозного ректора. Правда, он даже не пытался кого-то задержать. Но что мы такого натворили? Разве в общежитии запрещалось веселиться?

– Пожалуй, я позже зайду, – пробормотал внезапно появившийся в помещении какой-то щупленький парнишка и ломанулся обратно в коридор, едва увидел лорда Эванса. (1bd23)

– Адептка Стерн, в мой кабинет! – произнес Винсент тоном, не терпящим возражений.

Тяжело вздохнув, я стянула неудобный колпак, который то и дело норовил упасть в котел, и протянула его Хелен. Однако девушка словно впала в оцепенение. Она пристально смотрела куда-то вперед, но явно не на ректора, и, казалось, не замечала ничего вокруг, даже черную шляпу непомерных размеров. К тому же на девичьих щеках вспыхнул алый румянец. Проследив за взглядом соседки по парте, я обратила внимание, что она глаз не сводит с Нетанеля. Поведение Хелен озадачило меня. Неужели любовь всей ее жизни и есть некромант? Если да, то тут определенно возникнут сложности…

Понаблюдать за девушкой, чтобы подтвердить догадки, мне не позволил лорд Эванс, схвативший за запястье и утащивший меня через портал в свой кабинет. Головной убор так и остался в моих руках. В груди зарождалось негодование. Это еще что за замашки? Только поссориться сегодня нам и не хватало до полного счастья, однако обращаться с собой подобным образом не позволю! Мало того что Винсент не потрудился разобраться в ситуации на месте, так еще и ведет себя как дикарь. Что на него нашло?


Глава 9

Ректор громким хлопком включил яркий свет, который разогнал полумрак, разрешив тому поселиться лишь в дальних углах немаленького кабинета. С непривычки мне пришлось зажмуриться. Едва резь в глазах исчезла, я начала осматриваться. С той поры, когда мне довелось здесь побывать в последний раз, утекло немало воды. Мы с Винсентом пересекались в академической столовой, в коридорах, в моей комнате в общежитии, в ресторане, на полигоне. Где угодно, но только не в его кабинете. Несмотря на столь внушительный промежуток времени, тут практически ничего не изменилось: мебель, шторы были все те же, да и в воздухе витал все тот же приятный аромат морского бриза, принадлежавший владельцу кабинета. Однако неприятные воспоминания с невероятной скоростью возродились в сознании и захватили его в плен. Мой взгляд непроизвольно устремился к тому месту, где я нашла раненого мужчину. Отчаяние, с которым я боролась в те минуты за его жизнь, вытеснило из груди гнев. Вся злость мигом улетучилась, оставив вместо себя лишь недоумение.

Мне не терпелось поскорее прояснить ситуацию и оказаться в собственной комнате. Однако я была абсолютно уверена в одном: к розливу увеселительного напитка я однозначно больше не притронусь. Сегодня так точно. Сделав глубокий вдох и сосчитав мысленно до десяти, я нарушила стоявшую в помещении тишину:

– Лорд Эванс, мы не нарушали правил проживания в общежитии. Сейчас только девять вечера, а отбой, насколько мне не изменяет память, в десять. Спиртного же никто не употреблял. По крайней мере, в нашем пунше его не было.

– Знаю, – довольно резко отозвался Винсент, который по-прежнему сильно злился.

– Тогда я не понимаю… – ответ Эванса привел меня в замешательство.

– Чего именно? Зачем я появился в кухне? Как узнал? Или что вы здесь делаете?

Глава академии наконец-то сдвинулся с места, а то мне уже показалось, что его ноги вросли в пол. В два широких шага он подошел к столу, прислонился к отполированной поверхности и сложил руки на груди, продолжая испепелять меня взглядом. Предложения удобно расположиться в кресле я так и не услышала от ректора. В любом случае его пришлось бы отклонить, ведь стоило мне опуститься на велюровое сиденье, как платье задралось бы до неприличия высоко. А демонстрировать Винсенту нижнее белье я точно не собиралась. Ни сейчас, ни потом, ни когда-либо еще… Хватило одного раза, когда я по вине Мартина растянулась перед мужчиной в коридоре.

– Поступила жалоба на шум в общежитии. Не отреагировать на сигнал я не мог. Следовало удостовериться, что вы на самом деле не нарушаете правил, – заговорил он, не дождавшись ответа.

– Удостоверились? – дерзко вздернула я подбородок.

Золото в глазах Винсента практически исчезло. Я чувствовала, как его злость медленно утихала, однако до конца так и не улеглась. “Но что я такого натворила?” – неустанно задавала себе вопрос.

– Конечно. Иначе бы в воздухе витали пары алкоголя, ведь пунш был горячим.

– Тогда зачем вы меня сюда перенесли? – озадаченно посмотрела я на Винсента, пытаясь при этом пониже натянуть свободной рукой короткое платье, на подоле которого он сосредоточил взгляд.

– Скажи, ты себя в зеркало видела? – с толикой раздражения бросил ректор, оторвавшись от созерцания моих ног и впившись в лицо.

– Утром или вечером? – с моих губ слетел сарказм.

– Не паясничай. Ты прекрасно понимаешь, о чем я! Одета и ведешь себя в данную минуту крайне вызывающе. Что на тебя нашло?

Замечание о моем внешнем виде задело меня за живое. Внутри вновь вспыхнуло негодование.

– Решили в отцы ко мне записаться? – недовольно фыркнула я и прикрыла колени шляпой, когда в очередной раз не смогла сладить с платьем.

Но даже широкие поля не спасали от ощущения наготы, которое переросло в наваждение. Главе академии каким-то образом удалось заставить меня устыдиться подобного одеяния.

– Упаси маги! Это было бы сущим наказанием, – хмыкнул Винсент и убрал руки в карманы.

– Тогда чью роль вы сейчас на себя примеряете? – склонила я голову набок и взялась нещадно теребить пальцами фиолетовый бант.

– Защитника, старого знакомого, друга, наставника. Выбери сама подходящее название, – ректор слегка выпятил губы и неопределенно пожал плечами.

– И вы считаете, что вправе учить меня уму-разуму?

– Кто-то же должен. Негоже известному зельевару, чьей-то будущей жене выставлять на всеобщее обозрение свои прелести. Это прерогатива принадлежит лишь мужу… – его голос понизился до волнительного шепота.

Винсент не прикасался ко мне, но его взгляд, заново взявшийся блуждать по моему телу с нескрываемым интересом, я ощущала буквально физически. И самое ужасное: он находил во мне отзыв… Пробудившаяся ото сна страсть, о которой уже и позабыла, пронеслась по венам обжигающей волной. Румянец в то же мгновение предательски опалил щеки, а дыхание заметно участилось. Меня тянуло к мужчине с ужасающей силой. Выругавшись про себя, попыталась сосредоточиться на беседе, однако ее нить была утеряна.

– Ну что, адептка Стерн, вы усвоили урок? – спросил глава академии с уже знакомой хрипотцой в голосе.

Даже его официальное обращение не смогло скрыть зародившуюся в нем страсть. Мы вновь очутились на краю пропасти. Следовало немедленно сделать шаг назад, вот только почему отчаянно хотелось прыгнуть в нее с разбега?

“Нет, нет, нет… Опять это безумие…”

– Да, лорд Эванс, усвоила и буду вам крайне благодарна, если вы перенесете меня обратно в общежитие, – я надеялась, что мой вежливый тон ускорит нашу разлуку, но допустила промах. Вот кто меня за язык дернул?

– Чтобы продолжить и дальше веселиться? – хоть вопрос прозвучал без каких-либо намеков на злость, золото ярким огнем вспыхнуло в карих глазах ректора.

“Ну вот какое тебе дело?” – мысленно вспылила я.

– Даже если и так… – и замолкла, заметив странное поведение главы академии: он оторвался от стола, обошел его и, жестом указав мне на свободное кресло, удобно расположился в своем любимом.

Мужские губы изогнулись в едва заметной довольной улыбке. Он явно что-то задумал. Немного помедлив, я приняла молчаливое предложение присесть.

– Что ты добавила в пунш? – его бровь слегка изогнулась.

– О чем вы? – ответила вопросом на вопрос, изобразив недоумение. Однако не устояла перед пронзительный взглядом ректора и опустила глаза.

– Эми, ты не умеешь лгать, – Винсент подался корпусом вперед, сократив между нами расстояние. Собственное имя вновь заставило посмотреть на главу академии. Его улыбка стала еще шире и притягательнее. О нет! Лучше бы он держался от меня подальше. Борьба с собой – одно из худших занятий. – К тому же от яблочного пунша никто не будет так безудержно хохотать. Так что? Зелье смеха или что-то посерьезнее?

– Первое. И то, совсем чуточку, – торопливо взялась оправдываться и ощутила, как щеки запылали предательским румянцем.

Целый флакон снадобья да еще с усиленным эффектом пусть даже на огромный котел вряд ли подходил под это описание.

– Ты и чуточку – это порой две несовместимые вещи, – пожурил меня ректор. – Но я и сам такой. Все или ничего. И это касается не только работы, но и личной жизни, – сказал мужчина, пристально глядя в мои глаза.

Я попыталась понять, к чему была произнесена последняя фраза. Однако ректор также внезапно заговорил, как и замолк, не позволив мне погрузиться в размышления:

– Как продвигаются испытания твоих зелий в больнице?

– Просто чудесно, – с нескрываемым восторгом призналась я.

Приятное тепло тут же разлилось в груди. Скорее всего, Винсент – единственный, кто спрашивал о моих достижениях с неподдельным интересом. И так было всегда. Маме и папе быстро надоедала трель об экспериментах, успехах или неудачах, которые я несла при изобретении новых магических снадобий. Они зачастую сидели в гостиной со скучающими лицами и чисто из любви ко мне слушали, не перебивая, мой рассказ.

– Я очень рад за тебя. Эми, послушай, у меня к тебе есть огромная просьба, – черты его лица резко заострились. На нем отразилась тревога.

– Какая? – от волнения сильно пересохло в горле. Собственный голос показался незнакомым.

– Если Лукас-младший или старший, а может, и сам императорский посол, обратятся к тебе на днях с весьма заманчивым предложением, откажись. Поверь, так будет лучше. И безопаснее… Не ведись на их слащавые речи и обещания. За ними стоит большая опасность. Я не хочу, чтобы ты пострадала.

– Что за предложение? – пальцы вновь нещадно затеребили лежавшую на коленях шляпу. Его волнение передалось и мне.

– Я не вправе разглашать какую-либо информацию. Особенно в стенах академии, но рад, что нам выпала возможность переговорить наедине. Как время быстро летит-то, уже половина десятого. Думаю, полчаса вам хватит, чтобы прибраться в кухне и разойтись по комнатам.

Винсент попытался улыбнуться, но у него не получилось. По всей видимости, он переживал гораздо больше, чем желал показать. Я встала сразу же за ним и первой протянула руку, чтобы ректор перенес меня в общежитие. Однако стоило нашим пальцам соприкоснуться, как по венам вновь пронесся огненный жар. Вероятнее всего, с ним произошло нечто подобное, поскольку в следующее мгновение Винсент притянул меня к себе и его широкая ладонь уверенно легла на мою ногу и заскользила вверх, проникая под подол платья. Всего парой стремительных движений ему удалось пробить броню. Колени предательски задрожали. Шляпа тут же выпала из левой руки, которая легла на мужское плечо в поисках опоры. Глаза Винсента потемнели. Они были чернее ночи, разлившейся за окном.

Мне не терпелось ощутить его губы на своих. Желая ускорить события, сама потянулась к нему. Однако вмешалась судьба, оберегая меня и главу академии от непоправимой ошибки. Тяжелые шаркающие шаги, скорее всего охранника, эхом разлетавшиеся по пустующим коридорам, заставили нас отпрянуть друг от друга. Я присела за шляпой в тот самый миг, когда Винсент хлопком потушил свет. Стоило выпрямиться, как он ухватился за мое запястье и построил портал в общежитие. А там нас ждала весьма забавная картина.

Мои догадки относительно влюбленности Хелен в Нетанеля подтвердились, едва я очутилась на кухне. Застыв на месте, перевела удивленный взгляд с соседки по парте на заметно повеселевшего некроманта. Он сидел на табурете рядом с девушкой, мило о чем-то с ней беседовал и частенько посмеивался при этом. Меня сразу осенило, что послужило причиной перемены его настроения. Однако было невдомек, каким чудесным образом Хелен удалось уговорить никогда не тяревшего бдительность Алазарда отведать пунша. Но в том, что именно так и случилось, я нисколько не сомневалась. Под влиянием зелья он разительно преобразился: угрюмость и мрачность исчезли с его лица, уступив место радости и беззаботности. Таким он нравился мне гораздо больше. А про Хелен и говорить не стоило. Даже будучи вне себя от счастья, время зря она не тратила.

Пользуясь выпавшим по воле судьбы случаем, девушка пустила в ход обольщение, которым успешно овладела к двадцати одному году: одетая в не менее короткое платье, чем я, она умудрялась смущенно отводить взгляд, а когда решалась посмотреть на Нетанеля, то робко хлопала длинными ресницами. Голос соседки по парте был слаще меда. И некроманту явно нравилось происходящее. Они ничего не замечали вокруг себя. Казалось, весь мир перестал для них существовать. Даже наше появление осталось ими незамеченным. И это было мне только на руку. Хоть не придется искать более-менее правдоподобных объяснений, почему у меня пылает лицо, ведь я до сих пор ощущала приятный трепет в теле, появившийся после прикосновения горячей мужской ладони к моей ноге.

– Магистр Алазард, – обратился Винсент к некроманту, разрушая романтический момент.

Застигнутый врасплох Нетанель мгновенно вскочил и подошел к главе академии. Легкий румянец окрасил его щеки. Мне пришлось повернуть голову вполоборота, чтобы скрыть появившуюся на губах улыбку.

– Адептка Стерн, приберитесь тут, – холодным тоном распорядился ректор, словно минуту назад ничего и не было, пожелал нам с Хелен доброй ночи и, многозначительно посмотрев на Нетанеля, исчез в портале.

Некромант испарился вслед за своим начальником. Соседка по парте продолжала смотреть в пустоту, пока я не протянула, продолжая улыбаться:

– Значит, Нетанель…

Девушка тут же зарделась и утвердительно кивнула.

– Пойдем, потолкуем, – поманила я ее взмахом руки и направилась к себе.

Стук каблуков говорил о том, что она следует за мной. Оказавшись в родной комнате, я бросила на кровать шляпу, запустила пальцы в волосы и беспощадно взъерошила их. Хелен же, закрыв дверь, прислонилась к ней спиной и смежила веки. Она вся светилась от счастья. По всей видимости, не могла поверить в реальность произошедшего.

– А ты молодец, не растерялась, – заговорила я, возвращая девушку на землю.

– Как считаешь, у меня есть шансы, хоть мизерные? – ее глаза горели лихорадочным блеском.

– Конечно! И думаю, большие, – мне хотелось поддержать одногруппницу, укрепить ее веру в счастливое будущее.

Никогда нельзя отнимать у человека надежду, даже когда тебе кажется совершенно иначе. Порой она творит чудеса, находит выход в самых беспросветных ситуациях, а тут определенно были хорошие перспективы.

Хелен широко улыбнулась и мечтательно уставилась в потолок.

– Почему сразу не рассказала мне о нем? Столько времени зря упущено. А то я уже голову сломала, наблюдая за тобой.

– Боялась, что не поймешь, – вымолвила девушка с тяжелым вздохом.

– Я-то? – отозвалась я с усмешкой, однако она быстро сползла с моего лица.

Стоило подумать о Ингрэме, как угрызения совести принялись терзать душу. Я отвела взгляд в сторону и затеребила подол платья. Скорее всего, завтра он появится. Вот как ему посмотреть в глаза?! И дело вовсе не в произошедшем, считай, ничего и не было, а в том, что творилось у меня на сердце. Там царили разлад и неразбериха…

– К тому же он старше. Да еще и преподаватель, – соседка по парте продолжила сокрушаться и не заметила моей реакции, за что следовало ее поблагодарить.

– Хелен, в этом нет ничего предосудительного. Тем более, ты не его адептка. Пройдет три года, и вас уже ничего не будет связывать.

– У меня нет столько времени. Я и так второй месяц нахожу отговорки, чтобы отложить помолвку. Возможно, еще раз мне удастся обмануть отца: напьюсь какого зелья, притворюсь больной, но скоро он все поймет. И тогда я точно не отверчусь от замужества. Скажи, что мне делать?

– Брать штурмом.

– Эмилия, ты серьезно? – изумленно воскликнула Хелен.

– Конечно, – повела я плечом. – Раз времени на составление авантюрного плана и продумывание хитросплетенных интриг нет, нужно действовать более решительно и настырно.

– Я не смогу, – уверенно заявила соседка по парте.

– Хелен, у тебя нет другого выбора. Ты пойми, тут или все, или ничего. Третьего не будет.

– Поживем – увидим. Слушай, а чего главгад так взбеленился? Мы же ничего запрещенного не делали, – на ее лице появилось неподдельное удивление.

– Забудь. Уже разобрались во всем, – махнула я рукой, надеясь, что на этом у Хелен закончатся расспросы.

– Сильно досталось? – с жалостью посмотрела она на меня.

– Нет. Все в порядке, – ответила я, выдавив из себя улыбку.

– И чего он такой нервный? Вот Нетанель – само спокойствие, не то, что этот.

Ее недоброе высказывание о Винсенте вызвало в груди бурю негодования. Внезапно захотелось встать на его защиту, но я вовремя сдержала язык за зубами, иначе у одногруппницы появился бы еще ни один вопрос.

– Уже без четверти десять. Если не хотим получить по отработке, нужно поскорее выполнить указание главгада. Я пойду, найду кого-нибудь, чтобы вынесли котел из кухни, а ты отдыхай. Тебе и так сегодня досталось немало.

Я благодарно кивнула, после чего Хелен пожелала спокойной ночи и покинула комнату. Оставшись одна, разделась, накинула халат и отправилась в душевую. Мне следовало о многом подумать, здраво оценить ситуацию, а горячие потоки воды были прекрасными помощниками в этом нелегком деле. Стоило закрыть глаза, как перед внутренним взором появился образ Винсента. Проанализировав его поведение, я пришла к выводу, что столь неожиданная вспышка гнева была продиктована самой обычной ревностью. Данная черта в нем стала для меня приятным открытием. Довольный смешок тут же слетел с губ. Берта оказалась неправа: Винсент не потерял ко мне интереса, иначе не поступил бы подобным образом. Воспоминание о непозволительной мужской ласке пробудило в теле желание. Внизу живота вспыхнул огонь. И я боялась, что он перерастет в бушующее пламя, если ректор вновь позволит себе подобную вольность. Только теперь я поняла значение выражения о запретном плоде. Вкусив его однажды, будешь стремиться испытать еще хоть раз тот опьяняющий шквал эмоций. С каждым новым прикосновением Винсента или его страстным поцелуем безумно сладкий сок, подобно смертельному яду, все сильнее проникает в кровь, затуманивая разум. Сознание перестает быть тебе верным помощником.

Я понимала, что за чертой дозволенного меня ждет не только час расплаты, но и покаяние с потерей душевного покоя. Однако сколько бы ни обманывала себя, следовало в конце концов признать, что время сыграло не в мою пользу. Чем реже мы встречались, тем сильнее становилось желание увидеть Винсента, отыскать его золотисто-карие глаза в толпе. Казалось, мысли о нем уже никогда не покинут сознание. Но не это меня удручало, а другое: я боялась, что однажды в какой-нибудь весьма схожий момент потеряю над собой контроль и случится непоправимое… С этим однозначно нужно было что-то делать. И выход мне виделся только один. Вот только станет ли он панацеей от всех проблем?

Испустив горестный стон, взяла мочалку, нанесла на нее немного жидкого мыла и принялась тщательно растирать кожу. Только так мне удалось переключиться с одной темы на другую. Просьба Винсента, упоминание им Лукаса-младшего и императорского посла сильно заинтриговали меня. Что такого секретного и опасного происходит в империи? Кому и чем я в состоянии помочь? Хотелось расспросить Джордана об этом, но тогда я непременно подставлю Винсента, а мне совершенно не хотелось доставлять ему проблем.

Я покинула душевую, только когда сморщились пальцы на руках. Надев ночную сорочку, легла в кровать. Однако уже через секунду вскочила как ужаленная.

– Обжорка, как ты меня напугал! – возмущенно воскликнула я, едва наглая мордочка вылезла из-под одеяла.

Вероятнее всего, енот забрался туда, пока я мылась. Возможно, хотел устроить мне сюрприз, но не дождался и уснул. Его круглые черные глазки выражали крайнее недоумение. Обжорка не понимал, чем вызвал мое недовольство. Я присела на край постели, пару раз успокаивающе погладила енота, а затем достала из ящика прикроватной тумбочки печенье и вручила ему в качестве извинений. Судя по хрусту и громкому чавканью, я была прощена. Снова забравшись в кровать, накрылась одеялом и погасила свет. Не прошло и минуты, как наглая мордочка улеглась у меня под боком. Я перебирала жесткую шерстку, продолжая размышлять над тем, что будет дальше. Уверенность в счастливом будущем, как и в том, что с наступлением нового дня многое изменится, не покидала меня ни на секунду. Едва раздалось тихое посапывание любимого Обжорки, я закрыла глаза и провалилась в крепкий сон.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю