290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 16)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 16 страниц)

Я поднялась из-за стола, подошла к любимому и обняла его. Постепенно, мускул за мускулом, но он расслабился. Его правая ладонь заскользила по моей спине, а левая легла на поясницу.

– Мне скоро придется выбросить матрас, одеяло и все подушки. Он каждый раз прячет еду в новом месте. С этим нужно что-то делать. Прошу, поговори с ним. Он тебя послушается, – в золотисто-карих глазах застыла мольба, а на моих губах – печальная улыбка.

– Я бы поговорила, но проблема в том, что Обжорка не появлялся у меня с того самого вечера.

– Тогда, может, стоит обратиться к его хозяину?

– Винсент, как только ты прекратишь на него злиться, он перестанет таскать тебе угощения.

Рекор тяжело вздохнул и сменил тему разговора:

– Сегодня было заседание преподавателей. Твой первый экзамен состоится двадцать первого января.

– Это же через месяц! Как я успею так быстро подготовиться?! – у меня голова пошла кругом от услышанного и задрожали колени. Только крепкая рука ректора не позволила мне осесть прямо посреди комнаты.

– Эми, ты сама настояла на том, чтобы в дипломе была вписана твоя девичья фамилия, а поскольку свадьба уже в марте, куда дольше оттягивать?

Я сделала это исключительно ради Винсента. Разве я могла допустить, чтобы его имя подверглось критике, осуждению и издевкам? Ни за что! В день свадьбы академия должна была оказаться для меня в прошлом. Светлое будущее и счастье стоили того, чтобы преодолеть выпавшие на нашу долю трудности.

– Прости, это всего лишь паника, – тело продолжало предательски дрожать, заставляя меня вцепляться пальцами в мужскую майку.

– Милая, ничего не бойся. Мы справимся, – мои губы изогнулись в улыбке, едва он произнес “мы”. Для Винсента с недавних пор мы стали единым целым. Больше не существовало “я” или “ты”. – Если нужна помощь со смертельными заклинаниями или другими дисциплинами, буду рад позаниматься с тобой.

– У тебя и так хлопот полно, – я протестующе замотала головой и ощутила вину. Мне следовало придержать язык за зубами, ведь и без того повесила на него все заботы о свадьбе.

Ректор поймал мою руку и прикоснулся губами к ладони. Поцелуи были настолько нежными, что напоминали прикосновение крыльев бабочки.

– Для любимой адептки и будущей жены я всегда найду время. Правда сейчас я вынужден уйти… Нетанель напросился в гости. Ему требуется мой совет. Видимо, хочет сделать предложение той девушке, но пока колеблется.

Несмотря на мои сомнения, посол выполнил свою часть уговора. За день до помолвки Лукас-младший принес свидетельство, разрешающее мне заниматься собственной практикой. Поскольку целитель выглядел не самым лучшим образом, я не выместила на нем гнев, который обуревал мной с тех пор, как услышала о Лоренсе. Однако пройдет еще немало времени, прежде чем я смогу простить Джордана, ведь он знал, что подвергает наши жизни опасности, тем не менее ни перед чем не остановился. И вряд ли в тот момент целитель руководствовался заботой об умирающих таргеринцах…

Во время своего короткого визита Джордан приоткрыл завесу тайны над загадочными отравлениями и поделился толикой сведений, которыми он располагал: наследный принц и его мать выжили. Едва угроза жизням миновала, их в срочном порядке куда-то перевели. Но к себе в родную империю они так и не вернулись. Вероятнее всего, из-за боязни повторного нападения. Как выяснилось, виновником всех этих бед стал советник, который состоял в родственных отношениях с таргеринским правителем и приходился ему племянником. Больше Джордан ничего не знал, однако этого было достатояно, чтобы сделать определенные выводы.

Я понятия не имела, существовала ли между событиями связь, но лорд Лукас-старший внезапно объявил об уходе с поста главы больницы. И на его должность назначили, конечно же, Джордана. Жаль, мне не довелось увидеть реакцию Аурелии при объявлении имени нового начальника. Несомненно она пришла в бешенство.

Было уже начало десятого, когда из коридора донеслись знакомые мужские шаги. Сердце замерло, а ладони покрылись холодным потом, который я поспешила вытереть о подол платья. Я метнулась к двери и распахнула ее еще до того, как раздался стук. Прошло не так много времени с момента нашего расставания, но его образ начал меркнуть в памяти.

Я оказалась права: моим незваным гостем стал Ингрэм, который был одет в теплую куртку, рубашку и брюки черного цвета – его любимый цвет, ставший мне отчего-то ненавистным. За прошедшие две недели некромант заметно похудел, под глазами залегли темные круги. Похоже, ему в последнее время было не до сна. Но меня тревожило другое: что привело его сюда? Новость о помолвке?

– Привет! К тебе можно? – еле слышно проговорил Ингрэм. Он явно ощущал себя неуютно рядом со мной.

– Конечно! Проходи, – я открыла дверь пошире.

– Прости, что заявился вот так, без приглашения. Надеюсь, не помешал?

Некромант обвел беглым взглядом комнату, а затем задержался им на моем помолвочном кольце и слегка поморщился.

– Все в порядке, Ингрэм. Я всегда буду тебе рада, – невзирая на размолвку, я не держала на него зла. – Чай, кофе, горячий шоколад?

– Нет, спасибо. Я ненадолго, – Ингрэм протестующе выставил ладони вперед.

– У меня есть печенье… Твое любимое.

– Тогда, пожалуй, соглашусь. Чай.

Некромант не присел за стол, пока не услышал приглашения. Я заваривала себе горячий шоколад, а ему чай и наблюдала за ним исподтишка. Его молчаливость и тяжелый напряженный взгляд не давали мне покоя. Все-таки нельзя в одночасье вычеркнуть из памяти два года жизни, как и человека, которому была небезразлична на протяжении долгого времени.

– Наверняка это не мое дело, Ингрэм, но, может, расскажешь по старой дружбе, что у тебя стряслось? – вкрадчиво начала я.

Он усмехнулся и поджал губы, однако так ничего и не сказал. Я занервничала, собиралась поторопить молодого человека, как он вдруг выпалил:

– Аника беременна.

Услышанное поразило меня до глубины души, ведь еще совсем недавно Ингрэм упорно доказывал, что дети не входят в его планы на ближайшее будущее. То, отчего некромант так бежал, все же настигло его. Правда, не со мной. И хвала магам, что уберегли меня от ошибки!

– Прими мои поздравления. Или ты не рад? – я поставила перед ним чашку с чаем и уселась напротив. Он долго не решался посмотреть мне в глаза. Ясное дело.

– Честно, я пока и сам не знаю, что чувствую. Сперва был зол, а теперь как-то уже свыкся с этой мыслью, – проговорил Ингрэм, продолжая пялиться на свои руки.

– А чего тут злиться? Ты не знал, откуда берутся дети?

– Аника обманула меня, сказала, что принимает зелье, а сама… – в его голосе слышалась горечь.

– Ингрэм, ни один отвар не дает абсолютных гарантий. Это я тебе как зельевар говорю. Наиболее эффективное средство в этом случае – “спи один”, а раз уж вступил в близость с девушкой, так будь готов нести ответственность.

– Я и не отказываюсь ее нести, – торопливо запротестовал некромант. – Просто эта новость как снег на голову свалилась. В одну минуту перевернула все верх дном. Я чувствую себя виноватым перед тобой, но мне хотелось, чтобы ты узнала все от меня, а не от кого-то другого.

– Спасибо. Я ценю твою честность, Ингрэм. Тебя только это сюда привело?

– Нет. По правде говоря, я пришел сюда из-за Рики, – скорее всего, чай наполовину остыл, но некромант так и не притронулся к нему.

Мое сердце заколотилось с удвоенной частотой. По спине пробежал озноб.

– Что с Обжоркой?! – мои пальцы непроизвольно вцепились в чашку с горячим шоколадом.

– Не волнуйся. С ним все в порядке, – его губы тронула теплая улыбка, которую не помнила, когда и видела в последний раз.

– Тогда в чем дело? Зачем затеял разговор про него?

– Отец пришел в ярость, когда узнал о ребенке. Он считает, что я загубил свое будущее, связавшись с ней. Честно, я не знаю, чего от него сейчас ожидать. Боюсь, как бы не навредил ей. Поэтому я вынужден перевестись с Аникой подальше отсюда, в Стельгельм. Надеюсь, его гнев со временем уляжется, и мы снова вернемся.

– Это же на другом краю империи! Думаю, там и заработок будет значительно ниже.

– Ты права. Но безопасность Аники для меня сейчас важнее денег. Как-нибудь выкрутимся.

Аника… Аника… Аника… Ингрэм с таким неподдельным волнением говорил о девушке, что у меня не осталось сомнений в его чувствах. Пошел бы он на подобный шаг ради меня? Раньше, несомненно да, но не теперь. И хоть я больше ничего не испытывала к некроманту, эта мысль немного задела сердце.

– Так что там насчет Обжорки? – сменила я неприятную тему разговора.

– В связи с обустройством на новом месте, я не смогу заботиться о нем, как прежде. Да и Анику он недолюбливает. Сколько она ни пыталась с ним подружиться, Рики ни в какую не идет на контакт. Да и меня он стал сторониться, – он переживал за Обжорку.

– Это из-за ритуалов? – пришла мне в голову мысль.

– Да, – Ингрэм кивнул. – Фамильяры же питаются не только телесной пищей, но и эмоциями. Только светлыми…

– А ты держишь его на голодном пайке.

– Мне больно видеть, как он мучается, поэтому я хочу отвязать его от себя и передать в надежные руки. Тебе.

– Мне?! – я была потрясена.

– Ты против? – в черных глазах Ингрэма появился испуг.

– Нет, что ты! Я только за!

– Только я хочу обратиться к тебе с просьбой, – нерешительно начал он, и его страх передался и мне.

– Слушаю.

– Если Рики захочет увидеть меня, отпусти его, пожалуйста.

– Я знаю, как ты любишь Обжорку, поэтому мог и не просить о подобном. Он был и останется твоим другом.

– Спасибо, Эми, за понимание. Я позову его.

Ингрэм быстро отвернулся от меня, однако я успела увидеть блеск в глазах. Ему нелегко далось это решение.

Обжорка в мгновение ока появился в комнате. Он тревожно смотрел то на меня, то на хозяина. Некромант не стал его томить, а быстро объяснил, ради чего мы здесь собрались. Голова енота с каждой минутой опускалась все ниже. Он не понимал, почему некромант выбрал Анику, а не его… И объяснить Рики это будет нелегко.2041a3

Ритуал оказался несложным. Уже спустя час все закончилось. Енот сразу же исчез. Наверное, он считал себя преданным. Его сердце рвалось на части от боли. Он вернется, обязательно вернется, когда немного уляжется обида.

– Возможно, это странно прозвучит, но моему отцу ты была по душе. Он сказал, что я идиот, раз не смог тебя удержать, – слова Ингрэму давались нелегко. Его лицо после обряда заметно побледнело.

– Архимаг ошибается. Мы сделали все правильно. А на Анику не злись, она любит тебя и пыталась удержать. Как и я когда-то… – мой голос походил на шепот.

– Эми, спасибо тебе за все. Ты – настоящий друг. Прощай!

– До встречи, – поправила я Ингрэма и протянула руку.

Объятия сейчас были не к месту. Некромант пожал ее и ненадолго задержал в своей ладони. Это был момент прощания. Я знала, что мы больше никогда не увидимся. Глаза предательски защипало. Еще мгновение, и я расплакалась бы, если бы не покашливание Винсента, появившегося невесть когда. Ингрэм неохотно взглянул на ректора, слегка склонил голову в знак приветствия и исчез. Навсегда…

Любимый маг смотрел на меня так, что все мои нервы натянулись, словно струны. Его грудь часто вздымалась и опускалось, на скулах играли желваки. Однако за расплескавшимся в глазах золотом скрывался страх.

– Злишься? – я старалась говорить непринужденно, чтобы ослабить напряжение, повисшее между нами.

– Не на тебя, – произнес он, шумно втягивая в себя воздух.

– У тебя нет на то причины. Он ушел и больше не появится.

– Не стану лгать, я безмерно рад.

– Винсент, я…

Ректор не позволил мне договорить. Он прижал меня одной рукой к своей мускулистой груди, другой слегка приподнял подбородок и впился в мои губы требовательным поцелуем. От Винсента исходили сила и власть, от которых подкашивались колени. Доминирование было у него в крови.

– Я боюсь тебя потерять, Эми, – хрипло и с толикой вины проговорил он, едва все закончилось. – Ты даже представить не можешь, как сильно я тебя люблю.

– Не стоит переживать. Я уже давным-давно твоя. А когда ты полюбил меня? – решила я задать тревоживший мое сердце вопрос.

– Не знаю. Возможно, когда ты назвала меня Веней. Или же устроила догонялки на полигоне. А может, когда услышал то замечательное стихотворение, которое до сих пор не выходит из головы. В любом случае, теперь я понимаю, что специально зачислил тебя к некромантам.

– Зачем? – недоуменно посмотрела я на Винсента.

– Чтобы чаще видеть. Каким-то шестым чувством я понимал, что ты не станешь мириться со своим положением и раз за разом будешь оказываться в моем кабинете. А ты?

– Понятия не имею, – протянула я. – Может в тот момент, когда ты угрожающе начал покручивать вилкой за праздничным обедом.

– Это было твоих рук дело, – рассмеялся Винсент.

– Да? А мне казалось, что наоборот. Но я определенно на тебя запала, увидев твой обнаженный торс.

– Хочешь увидеть его снова? – заигрывающим тоном спросил глава академии и ухватился пальцами за край майки.

– Ммм… Звучит соблазнительно.

– Я готов исполнить ваше желание, адептка Стерн, но при одном условии, – он широко улыбался.

– Каком? – я ощутила, как мои брови взлетели вверх от удивления.

– Закончи стихотворение: “…лучше ректора не злить, лучше ректора…”

– Любить… – прошептала я, привстала на цыпочки и обняла его за шею, чтобы позволить нашим губам слиться в нежном поцелуе.

По правде говоря, я не знала, когда полюбила Винсента. Возможно, при первой встрече, возможно, гораздо позже. Но с некоторых пор он стал моей неотъемлемой частью. Частью, без которой я не смогу жить. Ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо еще…

Эпилог

Винсент

За окном разлилась безбрежная ночь, когда мы наконец-то вернулись домой. Я думал, этот момент уже никогда не настанет. Даже свадьба лучшего друга не уменьшала рвения оказаться наедине с Эми. Возможно, я превратился в собственника, но мне нравилось проводить все свободное время со своей женой. А его у нас с каждым днем было все меньше.

Эми по окончании академии не захотела идти в коллегию зельеваров. Джордану каким-то образом удалось уговорить ее продолжить исследовательские работы при центральной больнице и выделил для этого отдельное помещение, которое было переоборудовано под лабораторию. Целитель всячески пытался подружить Эми с Аурелией, однако ни одна, ни другая пока не шли на контакт. Правда, Лукас-младший и сам не находил с ней в последнее время общего языка. Однако Джордан не терял надежды сломить ее оборону. Целительнице же следовало присмотреться к своему начальнику, если не хотела упустить и его. В противном случае был велик шанс остаться одной. И тогда ей придется довольствоваться редкими свиданиями…

– Все-таки Хелен и Нетанель – красивая пара. Они оба выглядели сегодня такими счастливыми, – с довольной улыбкой проговорила Эми, устало опустилась на край постели и потянулась к туфлям.

Мое желание помочь ей с обувью она пресекла всего одним предостерегающим взглядом. Мне ничего не оставалось, кроме как наблюдать издалека за ее мучениями. Желание беременной женщины – закон. И это я уже хорошо усвоил…

О том, что у нас появится первенец, жена узнала спустя месяц после свадьбы. Я настолько пришел в восторг от услышанного, что готов был едва ли не с каждым встречным делиться переполнявшей меня радостью.

– Хоть Нетанель и мой друг, не думаю, что он был счастливее меня, когда ты сказала “да”.

Я все же не выдержал и встал на колени перед Эми, аккуратно снял туфли, а затем моя рука скользнула под подол, чтобы нащупать край чулка. Она не стала сопротивляться, когда я помог и с платьем. Видимо, усталость одержала победу над тараканами в голове.

– Хелен сказала, что если у них первой родится девочка, то они назовут ее в честь меня, а если мальчик – то в честь тебя. А ты бы кого хотел?

Благодаря услуге, которую жена оказала своей бывшей соседке по парте, они сильно сдружились. Хелен стала частой гостьей в нашем доме. Берта тоже больше не сторонилась меня и начала заглядывать по выходным.

– Я мечтаю о девочке с золотыми кудрями, – мои губы растянулись в мечтательной улыбке. Она несомненно стала бы папиной дочкой.

– Лорд Эванс, что с вами? А как же наследник? – шутливым тоном проговорила Эми, снимая украшения.

– Всему свое время. Или думаешь, одного ребенка нам будет достаточно? – я не скрыл печаль в голосе, хоть и старался. Ее не следовало сейчас расстраивать.

Жена поднялась с постели, ленивой походкой сократила разделяющее нас расстояние и сомкнула руки у меня за спиной. Округлившийся живот еще позволял это сделать.

– Сердце подсказывает мне, что мы и на двоих-то не остановимся, – ее глаза излучали неподдельную теплоту, нежность и любовь.

– Ты самая красивая женщина, которую я когда-либо встречал, – прошептал я и уткнулся носом в ее макушку.

– Даже сейчас? – Эми слегка отстранилась и недоверчиво посмотрела на меня.

– Сейчас особенно, – я улыбнулся и прижался губами к виску. – Твое положение делает тебя еще прекраснее и соблазнительней.

Эми откинула голову назад, подставляя шею для поцелуев. Ее щеки вскоре раскраснелись, а дыхание участилось.

– Не дразни меня, – слегка обиженно вымолвила она и попыталась отстраниться, но я подхватил ее на руки.

– Вот интересно, еще кто кого? – отозвался я, укладывая Эми в постель. Из груди вырвался тяжелый вздох, едва я увидел торчащее из-под подушки печенье.

Жена лишь рассмеялась, когда я показал очередной сюрприз.

– Это Шейна. Обжорка, как истинный мужчина, предпочитает мясо и притащил бы куриный окорочок, а не сладкое.

– У нас не дом уже, а зоопарк. Сначала Рики, теперь его подружка, а скоро они еще потомством обзаведутся, – сетовал я, хотя уже начал привыкать к бегающим под ногами енотам.

– Не бубни. А то я начинаю думать, что ты стареешь, – судя по блеску в ее глазах, она подшучивала надо мной. Но я сделал вид, что принял ее слова всерьез.

– Прости, Эми, но теперь я просто обязан тебе доказать, что ты ошибаешься! – и с грозным рычанием принялся целовать ее.

Она заливисто рассмеялась, а потом воздух в комнате заискрил от охватившей нас страсти, и мы отдались в ее власть…

Спустя некоторые время мы лежали в смятой постели с ощущением, что остались одни во всем мире. Эми, положив голову мне на плечо, выводила на моей груди замысловатые рисунки. Хоть со дня нашей свадьбы прошел не один месяц, я не верил собственному счастью. Даже во сне я не выпускал любимую из объятий, боясь, что все обернется лишь сказочным сном. Казалось, Эми уловила мое состояние, потому что прошептала:

– Порой меня пугает, что я едва не потеряла тебя. Что мы оба едва не потеряли друг друга. Как бы я без тебя жила?

Я приложил палец к ее губам, заставляя замолчать.

– Это в прошлом. Больше такого не повторится. Нас ждет долгая и счастливая жизнь. Вот увидишь. Ты мне веришь?

– Только тебе и никому другому! – жена улыбнулась и потянулась за поцелуем.

Эми была моим миром, самым бесценным подарком судьбы. И пока будет биться мое сердце, я буду любить ее. Впрочем, как и она меня.

Конец


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю