290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 11)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 16 страниц)

– Как прошла проверка? – резко сменила я тему разговора, показавшуюся мне опасной.

– Без замечаний, – отозвался глава академии и сделал глоток ароматного напитка. – Кстати, они интересовались тобой.

– Мной? – изумленно воскликнула я, ткнув себя пальцем в грудь.

– А что в этом удивительного? – хмыкнул Винсент. – Думаю, они навсегда запомнили спектакль, что ты разыграла перед ними. Наверняка в старости будут сидеть у камина и рассказывать внукам эту забавную историю.

– Так это те самые были… – еле слышно проговорила я, чувствуя, как стыдливый румянец опаляет щеки. Глава академии кивнул и снова пригубил из чашки. – Хорошо, что мы не столкнулись у вашего кабинета.

– Ты меня искала? – его темные брови взлетели вверх. – Зачем?

– Хотела посоветоваться, – не стала я темнить, а сразу перешла к делу.

Лицо главы академии вытянулось и стало необычайно серьезным, как будто он без объяснений понял, о чем я хотела с ним поговорить. В подтверждение мыслей ректор с тяжелым вздохом произнес:

– Лукас-младший все же обратился к тебе с просьбой…

Поскольку не в моих интересах было скрывать сейчас что-либо от Винсента, я без промедления кивнула. Его губы сжались в тонкую линию, а между бровей залегла вертикальная складка. Тяжело вздохнув, он перевел взгляд на чашку. Скорее всего, ректор не хотел, чтобы я увидела всю гремучую смесь эмоций, которая могла отразиться в его золотисто-карих глазах.

– Что же он тебе такого предложил, что ты вся в раздумьях, невзирая на мое предупреждение? – поинтересовался Эванс, даже не посмотрев на меня. Вопрос прозвучал настолько тихо, что мне пришлось напрячь слух. Это было совсем не в его стиле.

– Разрешение на собственную практику.

– Немаленькая цена… – протянул Винсент, но затем резко впился в мое лицо пристальным взглядом. – Зачем оно тебе? Эми, что ты задумала?

– Ничего, – я изобразила недоумение и слегка повела плечом, ощущая, как запылали щеки.

Глава академии прищурился, негодуя покачал головой и вымолвил с печальным смешком:

– Ты не умеешь лгать.

Я не выдержала столь пристального взгляда и опустила глаза. Винсент подался корпусом вперед, поймал мою руку и переплел наши пальцы. Подобного я от ректора не ожидала. Наверное, только поэтому не убрала свою руку даже тогда, когда он стал легонько поглаживать большим пальцем запястье. Однако снова пристально посмотрела ему в глаза.

– Тебе следует отказаться, Эми, – вкрадчиво заговорил мужчина. – Не потому, что я не хочу, чтобы ты покидала стены академии. Хотя отчасти так и есть. В первую очередь я боюсь, что разрешение тебе и вовсе не понадобится.

– В каком смысле? – в моем голосе прозвучало замешательство.

– В прямом.

После его ответа по моей спине пробежал холодок. Но уже в следующее мгновение в груди зародилось негодование. Вот с чего он взял? Несмотря на то, что Винсент никогда не лгал мне, я усомнилась в правдивости его слов.

– Там всего-то нужно приготовить противоядие…

– Да дело не в противоядии! – воскликнул он, а затем уже намного тише добавил: – Далеко не в нем. Я не знаю всех подробностей, но что-то там нечисто. Мне не нравится складывающаяся ситуация. Политические игры еще никого не пощадили. И тот, кто ее затеял не пощадит тебя, если ты встанешь у него на пути.

Услышанное в очередной раз повергло меня в шок. Неужели все настолько плохо? Мои размышления прервал бархатистый голос Винсента:

– Скажи, вот куда ты торопишься? Во взрослую жизнь? Вслед за своим некромантом? Поверь, не так много в ней прелестей.

Я почувствовала, как по щекам разливается румянец. Едва прошло смущение, горячо возразила:

– Это не так!

И снова с его губ слетел смешок.

– Думала, я ничего не знаю про ваши свидания? Эх, Эми… Мне известно обо всем, что здесь происходит. На что-то закрываю глаза, на что-то нет. Понимаю, я не имею права вмешиваться в твою личную жизнь, да и мое положение не сыграет роли против императорского посла, но настоятельно прошу сто раз взвесить ответ, прежде чем ты дашь его Лукасу-младшему.

В комнате повисла давящая на уши тишина. Прошло немало времени, прежде чем Винсент посмел ее нарушить.

– У меня к тебе есть маленькая просьба. Вряд ли она тебя затруднит. Когда определишься, сообщи мне. Не захочешь сказать открыто, подсунь хотя бы записку под дверь.

Поскольку от волнения я не могла выдавить из себя ни звука, лишь кивнула. Он разомкнул наши пальцы и поднялся из-за стола. Мне стоило немалых усилий последовать примеру ректора. Я смотрела себе под ноги, не решаясь взглянуть на него.

– Позволь еще раз поблагодарить тебя. Не знаю, как бы выкрутился сегодня, если бы не ты. С меня подарок, – усмехнулся Винсент, но его голос прозвучал довольно-таки невесело.

– Что вы, лорд Эванс. Не стоит. Мне и самой в радость было повозиться с Грегори. Он замечательный малыш, – я не смогла сдержать улыбки.

Мужчина в один шаг сократил разделяющее нас расстояние, положил ладонь мне на плечо и слегка потрепал.

– Стоит, Эми, стоит. Спокойной ночи.

А затем произошло непредвиденное. Убирая руку, он ненароком задел мою грудь. Это мимолетное прикосновение заставило меня судорожно вздохнуть. Я спешно отвела взгляд, но ректор заметил реакцию, поскольку уже в следующее мгновение заключил мое лицо в ладони. Золотисто-карие глаза стремительно темнели, однако Винсент медлил, не решаясь сделать то, чего я и сама уже хотела.

“Какие у него все-таки красивые и притягательные губы”, – промелькнула в голове последняя здравая мысль, после чего эти губы накрыли мои.

Поцелуй не был нежным, а властным и требовательным. Тело мгновенно отозвалось на него, и я отдалась во власть накрывшей меня страсти. Мои пальцы зарылись в мужские волосы, а губы раскрылись и позволили его языку начать танец с моим языком. Я задохнулась от вспышки желания. Винсент отстранился и посмотрел слегка затуманенным взглядом мне в глаза, но руки от лица так и не отнял.

– Что ты со мной делаешь, Эми?.. – прошептал он мне в губы, которые слегка припухли от поцелуев. Но несмотря на едва ощутимое покалывание, они мечтали, чтобы к ним вновь прикоснулись.

И он исполнил желание. Очередной поцелуй заставил меня утратить связь с реальным миром. Твердая почва уходила из-под ног. Я не считала происходящее правильным, как и свое поведение, но не в силах была сопротивляться этому с ума сводящему порыву страсти. Только с ним мои мозги отключались, а тело сгорало от невиданной страсти.

Мужская рука оторвалась от моего лица и переместилась на грудь. В то же мгновение я прижалась к его бедрам своими и ощутила исходящий от них жар. Но Винсент положил ладони мне на талию и решительно отстранил. Мои руки потянулись к нему, и тогда глава академии сделал шаг назад. У меня в душе бушевали противоречивые чувства.

– Я должен немедленно уйти, иначе ничем хорошим это не закончится, – сиплым голосом вымолвил ректор, еще не в силах расстаться со мной.

Его губы были плотно сжаты, а глаза по-прежнему полыхали огнем. По всей видимости, мужчине нелегко далось подобное решение. Он тяжело вздохнул, словно сражался с очередным порывом прикоснуться ко мне, и еще раз пожелал спокойной ночи, после чего исчез в портале.

Я приложила пальцы к своим припухшим губам, пытаясь восстановить дыхание, а также собрать осколки разбившегося вдребезги разума. Иначе мое состояние нельзя было назвать. Заблудшее чувство вины, а следом за ним и раскаяние все же настигли меня. Я ужасно сожалела о содеянном и понимала, что воспоминания об этом вечере еще не скоро сотрутся из моей памяти, но прошлого не изменишь.

Произошедшее заставило меня окончательно принять решение сразу по двум пунктам: согласиться на предложение Лукаса-младшего, чего бы мне это ни стоило, и уже на предстоящей неделе соблазнить Ингрэма. Погруженность в работу позволит мне отвлечься от тягостных мыслей, а у него появится время на то, чтобы остыть и понять, что я действовала из лучших побуждений. Материальные трудности мы преодолеем, главное – не потерять друг друга.

А в свете случившегося это стало возможным. Мне следовало покинуть стены академии. И чем раньше, тем лучше. Я не могла больше спокойно реагировать на близость и прикосновения Винсента. Рано или поздно мы все же шагнем в пропасть. Я даже не сомневалась в этом, ведь только с ним испытывала одновременно столь двоякие чувства: желание оттолкнуть и прижаться к нему, стремление сбежать, никогда больше не видеться, но в то же время неустанно обнимать.

Моим терзаниям положил конец Обжорка, пришедший ночевать. Возможно, взыграла бурная фантазия, но мне показалось, что на его мордочке отразилось недоумение. Он не понимал, почему я до сих пор не в постели. Я присела на стул и погладила енота по шерстке. Наказав подождать меня буквально десять минут, рванула в душ. Однако когда вернулась, обнаружила наглую мордочку под покрывалом. Мои губы тронула улыбка. И как можно с ним расстаться? Да ни за что в жизни! Аккуратно подвинув к стенке посапывающее животное, устроилась на краю кровати и закрыла глаза. Но сон не желал забирать меня в свои объятия. Только с первыми проблесками зари, изрядно намучившись за ночь, мне удалось погрузиться в мир грез.

Глава 11

Ингрэм не изменил своим привычкам и пришел проведать меня в воскресенье. Однако мои надежды на эту встречу не оправдались. Стоило мне заикнуться о возможном получении разрешения на практику, как он переменился в лице.

– Ты, наверное, решила меня разыграть, – Ингрэм попытался улыбнуться, но у него это плохо получилось.

– Я говорю совершенно серьезно, – в груди внезапно все сжалось в комок.

Милый был обескуражен: он хватал воздух ртом, словно выброшенная рыба на берег, и не мог выговорить ни слова. При этом его щеки то краснели, то бледнели. Прошло по меньшей мере минуты три, прежде чем Ингрэм сделал глубокий вдох и вымолвил:

– Так это же здорово!

Хоть его голос прозвучал достаточно весело и твердо, я не поверила в искренность сказанного.

– Честно?

– Эми, что за сомнения?! Конечно, это очень неожиданно как-то все, но я в восторге от новости. И безумно горд за тебя.

Он притянул меня к себе и нежно поцеловал в губы. Я невольно прислушалась к своим ощущениям. Выводы совсем не радовали.

– Чем планируешь заняться, если тебе все-таки удастся его получить? – спросил милый, едва разомкнул наши губы.

“Выйти замуж!” – чуть не ляпнула я, однако вовремя придержала язык за зубами, решив прощупать почву.

– Даже не знаю. Возможно, попрошу Джордана помочь мне с местом в больнице или же вступлю в коллегию зельеваров.

– Прекрасная мысль! – поддержал некромант мои идеи.

– А еще мечтаю надеть свадебное платье… – медленно проговорила я, опустив глаза, и начала вырисовывать на его черной рубашке знак бесконечности.

– Эми! – с укором воскликнул Ингрэм.

– Что “Эми”?! – взорвалась я и вскочила с кровати.

– Мы с тобой уже раз сто говорили на эту тему. Дай мне встать на ноги, – в отличие от меня он сохранял невозмутимое спокойствие.

– И сколько же ты на них будешь вставать? Год? Два? Десять? – я старалась сдерживаться, но мой тон был непозволительно высок.

– Не утрируй! – поднялся вслед за мной и милый.

– А я и не утрирую, Ингрэм. Я всего лишь пытаюсь понять, есть ли мне место рядом с тобой в будущем или оно уже занято. Может, ты давно вычеркнул меня из своей жизни, только я об этом не знаю.

– Ну что ты такое говоришь? – Ингрэм подошел ко мне и заключил в объятия. – Солнышко мое, что с тобой?

Его ласковый голос стал последней каплей в моем душевном равновесии, и я разрыдалась у него на груди, так и не поделившись своими тревогами.

Был уже поздний час, когда я выплакала все слезы и могла лишь икать. Ингрэм все это время даже на шаг не отходил от меня, успокаивающе поглаживая по голове. Но отчего-то это действие только усугубляло мое состояние.

– Хочешь, я завтра приду? – спросил милый, собираясь покинуть меня. – Расскажешь, что нового поведает Лукас-младший. Договорились?

– Да, – еле слышно вымолвила я и подкрепила ответ кивком.

– Тогда до завтра.

Он оставил на моей щеке едва ощутимый поцелуй, пожелал спокойной ночи и растворился в пространственном портале. Вот только заснуть я так и не смогла, сколько ни ворочалась. Не помог ни Обжорка, который ластился под рукой, подставляя то один бок, то другой, ни подсчет барашков.

Часы показывали начало седьмого, когда я поднялась с постели, заварила крепкий кофе без сахара и добавила в него немало сливок. Едва сделала первый глоток, как в дверь раздался негромкий стук. Пришлось повременить с удовольствием и пойти поздороваться с соседкой. Кому еще в такую рань вздумается наведаться в гости?

– Чего не спишь? – сонным голосом спросила Берта, переступив через порог. Однако стоило ей потереть глаза и хорошенько на меня посмотреть, сильно нахмурилась: – Мда, подруга, выглядишь ты сегодня неважно. Что случилось? С Ингрэмом поругалась?

– И да, и нет. После вчерашнего разговора я уже не столь уверена в своей задумке. Как бы дров не наломала.

Я снова села на кровать и взяла горячую чашку, вынуждая соседку самой о себе позаботиться.

– Эми, мы, кажется, уже выяснили, что Ингрэм не сбежит от ответственности, – демонстративно возвела она на мгновение глаза к потолку.

– Еще ни одного мужчину не удержал ребенок. Но даже если мы и поженимся, простит ли он меня? Будут ли наши отношения прежними? Буквально месяц назад я была убеждена, что за два года хорошенько изучила Ингрэма. Но теперь я в этом совсем не уверена.

– Вот с чего ты взяла? – спросила она, одним взмахом вскипятив воду в фарфором заварнике.

– Он изменился, Берта. Мне кажется, я его вообще не знаю. Так… поверхностно, – я пожала плечом, едва не расплескав кофе.

– Чем продиктованы твои соображения?

– Хм… – задумчиво протянула я и сделала глоток бодрящего напитка. – Он перестал шутить. За последнее время я не могу вспомнить, чтобы он хоть раз над чем-нибудь посмеялся. Стал каким-то мрачным.

– Эми, это детские доводы. Работа у него такая, нервная и нерадостная.

– Забыла, когда он в последний раз признавался мне в любви, – продолжила я, не обратив внимания на ее высказывание.

– Так скажи сама о своих чувствах.

– Зачем? Чтобы услышать в ответ “я тоже”? Разве не от него должна исходить инициатива? Нет в наших отношениях прежней легкости, доверия. А куда делась страсть? И была ли она? Правда, романтика тоже сошла на нет. С Джорданом и то не так скучно, хотя он тот еще зануда.

– Но и ты, Эми, изменилась. Уже не бегаешь сломя голову по полигону, не выкидываешь ничего в отместку Вене. Вы просто оба повзрослели.

– Возможно, Берта, – с тяжелым вздохом вымолвила я, вновь пригубила из чашки, а затем усмехнулась, вспомнив тот забавный случай.

И вновь невольно провела параллель между Ингрэмом и Винсентом. Глава академии был способен на более безрассудные поступки, нежели милый.

– Только не говори, что передумала, – соседка впилась в меня пристальным взглядом.

– Еще нет, но вся в сомнениях… Пока решила сделать два зелья вместо трех. Дальше будет видно. По крайней мере, постель постелью, а ребенок ребенком. С последним точно стоит повременить. Если после близости Ингрэма и след простынет, значит, не судьба. А может, дело и вовсе до этого не дойдет…

– Не накручивай себя. Вот увидишь, все сложится как нельзя лучше.

– Надеюсь…

Я печально усмехнулась, допила кофе и начала засыпать Берту вопросами о том, как она провела с Мартином выходные, а сама под ее восторженный рассказ частенько погружалась в размышления над сложившейся ситуацией. К тому времени как нам следовало выдвигаться на занятия, я все-таки надумала приготовить третье зелье – успокоительное, на тот случай, если все мои планы в ближайшее время рухнут, как карточный домик.

Не зря говорится: как встретишь неделю, так ее и проведешь. Засидевшись за разговорами, мы с Бертой едва не опоздали на первую лекцию. Чуть теплая вода, которой я умылась впопыхах, не вернула румянца моим щекам. Бледность кожи в сочетании с залегшими под глазами тенями придавали мне болезненный вид. И тому виной были рушащиеся планы, холодность отношений и отсутствие взаимопонимания с Ингрэмом. Меня неустанно преследовала мысль, что эта небольшая на первый взгляд размолвка перерастет в нечто гораздо более грандиозное, однако всячески отгоняла ее прочь.

Я распрощалась с соседкой в холле академии и взбежала по лестнице на второй этаж, пытаясь при этом найти нужный конспект в сумке. Вот сдался он мне в тот момент! Но что взять с невыспавшегося человека?

Стоило завернуть за угол и не глядя продолжить путь, как на лету в кого-то врезалась. Наверное, если бы не сильные руки, удержавшие меня от падения, то распласталась бы я на мраморном полу. И к душевным ранам дополнились бы телесные. Знакомый морской бриз окутал мой нос еще до того, как я подняла глаза на своего спасителя. Сердце тут же затеяло пляску.

– Простите меня, пожалуйста, лорд Эванс, – скороговоркой выпалила я, ощущая, как с лица схлынывает кровь. – Не заметила.

– Не ушиблась? – с неподдельным волнением спросил ректор, пропустив мое высказывание мимо ушей.

Винсент, одетый, как всегда, с иголочки, мало кого мог оставить равнодушным. Жаль, что с некоторых пор и я вошла в число его поклонниц. Вот только скольким из них довелось ощутить на себе страсть этого холодного с виду мужчины?

Обе его ладони продолжали лежать на моей спине, хотя к тому времени я уверенно стояла на ногах. Тело мгновенно откликнулось на близость Винсента: по венам пронеслась волна жара.

– Нет-нет! Все в порядке. Еще раз извините.

Я судорожно вздохнула, выдавила улыбку и попыталась высвободиться из кольца мужских рук, но глава академии не торопился меня отпускать.

– Ты плакала? Что случилось? Кто тебя обидел? – его голос звучал требовательно и в то же время обеспокоенно.

– Вам показалось, лорд Эванс. Можно я пойду, а то опаздываю на лекцию?

Он не посмел больше задерживать меня и разжал объятия. Я же, сгорая со стыда, рванула со всех ног в аудиторию. Свидетелями этой сцены стало по меньшей мере человек десять. Пусть в нашем разговоре не было ничего содержательного, да и примечательного тоже ничего не произошло, адепты могли раздуть из мухи слона. А это сулило мне большие проблемы…

Мои опасения оказались небеспочвенны. Недовольный взгляд Берты, которым она окинула меня на большом перерыве в академической столовой, шушуканье за спиной не заставили себя долго ждать. Теперь переживать следовало лишь об одном: чтобы эти сплетни не вышли за пределы учебного заведения, иначе пиши пропало. Меня не столько заботила Аурелия, сколько Ингрэм. Некромант остро реагировал на имя ректора и все, что с ним было связано. И выходил из себя, если это хоть каким-то образом касалось меня. Поэтому маленький инцидент мог повлечь за собой очередную ссору.

К концу дня вся академия гудела, словно пчелиный улей, обсуждая пикантную новость. Желая спрятаться от неприязненных взглядов адепток, чье самолюбие было задето, сразу же после занятий я направилась в общежитие. И не зря. Как оказалось, там меня уже поджидал Лукас-младший. Несвойственное ему волнение передалось и мне. К счастью, Джордан не стал тянуть с разговором. Стоило ему переступить порог моей обители, он накрыл нас пологом тишины и перешел к делу:

– Информация, которой я сейчас поделюсь с тобой, сверхсекретная. Во избежание ее утечки я буду вынужден по окончании нашей беседы наложить на тебя заклинание о неразглашении. Если тебя не напугали мои слова и ты по-прежнему желаешь узнать все детали, мы продолжим диалог.

– Ты ничего еще такого не сказал, чтобы мне следовало бояться, – хоть я и улыбнулась, в груди поселился страх.

Лукас-младший широким шагом пересек комнату, устроился за столом и сцепил руки в замок. Я последовала примеру целителя и уселась напротив него.

– Тогда слушай. Думаю, ты помнишь, что в тот день, когда мы вчетвером ужинали в ресторане, я и Аурелия опоздали немного.

– Как же… забудешь, – пробормотала себе под нос. Тот танец с Винсентом до сих пор всплывал в памяти в самые неподходящие моменты.

– Так вот… Тогда в больницу в крайне тяжелом состоянии с явными признаками отравления поступил таргеринский посланник. Немыслимыми усилиями мы вывели его из критического состояния, стабилизировали работу всех органов и со спокойной душой отправились в ресторан. Все же смена была не наша. Что могли, то сделали. За ним осталось присматривать два дежурных целителя. Понятия не имею, что пошло не так, но спустя два часа ему вновь стало плохо. Нас вызвали в срочном порядке. Несмотря на все попытки спасти пациента, он умер… – на нервах Джордан стал поигрывать большими пальцами рук.

– Вот те раз, – ошарашенно проговорила я.

– Поскольку все спасательные действия происходили в присутствии супруги посланника, мы остались не у дел. Наш император лично принес извинения таргеринскому императору, пообещал найти виновного. Короче, ту историю кое-как замяли. Происшествие не придали даже огласке. Правда, как оказалось, это было только начало. Спустя месяц при схожих симптомах погибает еще один таргеринец. И тоже непростой человек – дядя самого императора. Случилось это на встрече с двумя нашими министрами. У одного из них при обыске изъяли флакон с остатками яда. Таргеринцы казнили его в тот же день, не соизволив даже известить нашего посла об инциденте. Второго же посадили в темницу, где и держат до сих пор.

– Искали повод для конфликта? – пришла на ум мне мысль.

– Кто его знает, – повел Лукас-младший плечом, видимо, не желая со мной это обсуждать.

– Тут и дураку ясно, откуда растут ноги.

– Ясно то ясно, вот только опровергнуть их обвинения мы не можем, как и доказать собственную непричастность.

– А что за яд был? Растительного происхождения или магически синтезирован? – переключилась я на более волнующую меня тему.

– При поступлении посланника мы не смогли установить его природу, поэтому лечили общими сыворотками. После его смерти началась суматоха: таргеринцы забрали тело, не позволив нам докопаться до истины. Сама понимаешь, настаивать на разбирательствах мы не могли, не та ситуация. Но могу сказать, что яд весьма необычен. Мне еще не приходилось иметь с таким дело. А повидал я их немало – они были темой моего диплома.

Я предполагала, что задача окажется не из легких, но дело принимало крайне опасный оборот. Не зря Винсент так переживал. Мне и самой было уже не по себе от услышанного.

– Кому нужно противоядие? И зачем?

– Долгие переговоры императоров принесли плоды: таргеринский правитель пошел нам на уступки и готов отпустить министра и простить эти два происшествия, но после выполнения ряда требований. И одним из них является предоставление формулы противоядия на случай очередного покушения.

– Бред. Прости, но другого слова у меня не нашлось. Это их рук дело. Следовательно, и формула у них есть. Ради чего спектакль? – недовольно фыркнула я, вскочив со стула. Усидеть не было больше терпения.

– Согласен. Но не забывай, что они считают нашу сторону виновной в обеих смертях. Не в нашем положении диктовать сейчас условия. Мы и так стоим на пороге войны, – Джордан повысил голос, чтобы умерить мой пыл.

– Политические игры, – протянула я, вспоминая слова Винсента. – Но какой Таргерии от этого прок?

– Понятия не имею. Я и так рассказал тебе больше, чем следовало. Со мной тоже неохотно делятся информацией. Собираю ее по крохам из разных источников.

– А яд таргеринцы передали? – переключилась я на другую тему, намереваясь узнать подробности предстоящей мне задачи.

– Нет.

– У вас остались образцы крови погибшего?

– Нет. Все было изъято, – Лукас покачал головой и плотно сжал губы.

– Джордан, ты издеваешься? Предлагаешь мне сделать неизвестно что, неизвестно из чего? Ткнуть пальцем в небо? Прости, не мой случай, – развела я руками.

– Не горячись, дослушай до конца. Таргеринцы отказались отдать нам яд для исследования, поскольку считают его доказательством нашей вины, но они готовы принять у себя делегацию, которая займется разработкой сыворотки под их контролем.

– Смертники… – сорвалось у меня неожиданно с языка.

Джордан понял, что дело пахнет жареным, поэтому встал из-за стола, подошел ко мне и положил руки на плечи, желая успокоить.

– Эми, не драматизируй. Тебе не придется иметь никаких дел ни с императором, ни с его приближенными, следовательно, и бояться нечего.

– Сколько времени будет дано на разработку сыворотки? – спросила я, оставшись при своем мнении.

– Неделя. Если за это время мы не предоставим противоядия и не докажем его эффективность, вместо нас пришлют другую команду.

– Нас? То есть ты тоже входишь в состав делегации? – мой голос прозвучал выше, чем следовало бы.

– Да. А чему ты так удивляешься?

– И какова твоя миссия там? Контролировать меня, но уже с нашей стороны? – я ощутила, как внутри поднимается новая волна раздражения. Мое самообладание сегодня было хуже некуда.

– Помогать. В ядах и противоядиях я достаточно хорошо разбираюсь, а вот зельевар из меня никудышный. К тому же немного владею боевой магией, – спокойным тоном ответил Лукас-младший и убрал руки.

– Скажи прямо, что у тебя есть своя выгода в этом деле, – не зная, чем себя занять, чтобы хоть немного успокоиться, достала из тумбочки две чашки и принялась готовить кофе.

– Не отрицаю. В свете последних событий на нашу больницу легла тень, и мое назначение оказалось под вопросом. Могут прислать кого-то совершенно чужого, что не в моих интересах. Как видишь, Эми, я предельно честен с тобой. Теперь ты все знаешь и понимаешь серьезность ситуации. Твой ответ? – он сделал упор на последней фразе.

– Почему я? Неужели не нашлось других зельеваров? – мне хотелось докопаться до сути, прежде чем принимать окончательное решение.

– Будущим родственникам надо помогать. Но не стану лгать, ты не первая, кому я предложил.

Джордан тяжело вздохнул и вновь опустился на стул, осознав, что разговор затянется. Я заварила кофе и поставила перед ним чашку, услышав тихое “спасибо”.

– И все они разумно отказались. Наверное, ты все же не по адресу обратился. У меня мозгов, видно, мало, раз я до сих пор не выставила тебя за дверь и все еще раздумываю над твоим предложением.

– Эми, только представь, какие тебе светят перспективы? – Лукас-младший не сдавался, словно я была последним его шансом.

– Вернуться в гробу? – вспылила я, торопливо сделала глоток обжигающего напитка и торопливо посмотрела в окно.

Возвращавшиеся с занятий адепты дурачились и весело хохотали. На миг во мне проснулась зависть, захотелось оказаться на их месте, послать куда подальше Джордана, стереть из памяти события последних трех месяцев и стать прежней беззаботной Эми.

– Я уже говорил и повторюсь еще раз: тебе нечего бояться. Нам предоставят небольшой домик с лабораторией и наблюдателя, который будет отслеживать каждый наш шаг.

– Проще говоря, посадят в тюрьму с улучшенными камерами, – хмыкнула я и потянулась к вазе с печеньем.

Целитель смерил меня недовольным взглядом и произнес:

– Ты сегодня какая-то нервная. Наверное, стоило перенести разговор на завтра.

– Это ничего не изменило бы. Факты остаются фактами.

– Подумай, что всего один день может исполнить твои самые заветные мечты. Как часто выпадает в жизни такой шанс? – заговорил он вкрадчивым голосом.

– Джордан, не дави на меня. Это бесполезно. Пока я сама не проанализирую сложившуюся ситуацию, ты не услышишь ответа. Кто входит в состав делегации?

– Ты, я и Аурелия, – отозвался он, немного помедлив. Видимо, предполагал, что за этим последует.

– Великая троица! – фыркнула я и с характерным стуком поставила чашку на столик. Вот теперь мне стало смешно. – Слушай, может, ты меня разыгрываешь? Ну, правда. Кто я такая, чтобы участвовать в подобной затее? У меня не то что звания профессора, даже диплома нет.

– У тебя есть чутье к зельям. Можно всю жизнь учиться, экспериментировать и не добиться и толики того, что ты смогла за последние два года. Между прочим, наши кандидатуры одобрены самим императором, а данные переданы таргеринцам.

– Без меня меня женили. Кстати, о птичках… – протянула я, не сводя глаз с Джордана. – А при чем тут Аурелия? Думаешь, колбы со ступками не вымою? Посудомойка мне точно не нужна. Сама справлюсь.

– Это в моих личных интересах. К тому же, несмотря на ваши конфликты, ты не можешь не признать, что Аурелия превосходный целитель.

– Зачем нам там целитель? Ты бы лучше некроманта брал… Толку было бы больше.

– Ну и шуточки у тебя, Эми. Прости, но я уже устал от них. Неужели сама не понимаешь, что мне головы не сносить, если с тебя хоть один волосок упадет? – мужчина подался слегка корпусом вперед.

– А вот здесь поподробнее, пожалуйста, – я поднесла чашку к губам, но не отпила, заинтересованная высказыванием Лукаса-младшего.

– Что “поподробнее”? Твой Эванс будет рвать и метать, если с тобой что-нибудь случится.

Волна жара тут же окатила меня с ног до головы. Вместе со смущением я испытала удовольствие от услышанного. Во мне проснулись собственнические нотки. Но какое я имела на то право? К тому же Джордан явно преувеличивал.

– Мой Эванс? – протянула я, смакуя. – Во-первых, он не мой, а во-вторых, каким он здесь боком?

– Знаешь, Эми, мне казалось, что ты умная, а вот теперь я и вправду в сомнениях. Перестань мучить мужика. Разберитесь вы уже между собой.

– А в чем, собственно, разбираться? – я ощутила, как сердце сперва замерло, а потом забилось с удвоенной частотой. Намек целителя был очевиден, однако мне захотелось уточнить.

– Не прикидывайся пустоголовой. Тебе это не идет. Ты прекрасно поняла, о чем я, – теперь в мужском голосе послышалось раздражение. – Твой ответ?

Я водила указательным пальцем по гладкому ободку чашки, испытывая терпение Лукаса-младшего. Как ни старался он казаться безразличным, его лицо выдавало напряжение.

– Когда планируется отправка делегации?

– В следующий понедельник.

– У меня есть хотя бы день на раздумье?

– Только день. И так затянули, больше некуда. Дождемся, что вообще никому не нужны будем, – с этими словами целитель поднялся из-за стола и поправил пиджак.

– Без Аурелии точно никак?

– Прости, Эми, но никак.

– Не понимаю я твоей любви, Джордан, – с моих губ сорвался тяжелый вздох. – Любимую женщину подвергать таким опасностям…

– Опасности сближают, – бесстрастно отозвался целитель. – Ты разве этого не знала? Я поставил все на кон: и работу, и отношения. В итоге либо все потеряю, либо все приобрету. Но кто не рискует, тот не побеждает.

На этом наш разговор закончился. Лукас-младший наложил на меня обещанное заклинание и покинул общежитие, так и не получив желаемое. А я осталась наедине со своими мыслями в ожидании Ингрэма. Пусть я не могла рассказать ему ничего конкретного, мне хватит слов, чтобы в общих очертаниях обрисовать ситуацию. Правда, каким-то шестым чувством я уже знала его ответ…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю