290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 13)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 16 страниц)

– Эми, я ведь не железный! – резко отстранился Винсент.

– Может, я этого и добиваюсь.

Подойдя к нему, провела указательным пальцем по мужской груди. Маг перехватил руку и завел мне за спину. Наши губы оказались так близко, что его дыхание стало моим дыханием. Хоть глаза ректора и задержались на моих губах, он не сделал ни одного движения, чтобы поцеловать или обнять.

– А как же?..

– Если вы о Ингрэме, то мы расстались, – не позволила я ему договорить, догадываясь, каков будет вопрос.

– Письмо было ловушкой? – он прищурился, однако в его взгляде не имелось признаков злости.

– Как вы догадливы, лорд Эванс.

С этими словами я подалась вперед и прижалась к нему, а Винсент снова попытался отстраниться, но уже менее решительно.

– Я не могу так с тобой поступить…

– Мне сейчас это очень нужно.

– Ты понимаешь, что потом никуда не денешься от меня? Понимаешь, что я не отпущу тебя ни на шаг от себя? Ты правда этого хочешь?

– Очень… – вымолвила я и развязала халат. Он соскользнул с плеч, и мягкий шелк растекся у ног.

Ректор со свистом втянул в себя воздух и, не скрывая интереса, заскользил изучающим взглядом по моей груди, животу, бедрам. Я заметила, как у него на виске запульсировала жилка. На мгновение меня охватила паника, но Винсент резко приблизился ко мне и заключил в крепкие объятия, а уже в следующую секунду накрыл мои губы своими. Мужские ладони медленно двигались вверх-вниз по спине, опаляя ее своим жаром. Глава академии то прижимал меня, позволяя ощутить силу своего возбуждения, то снова отстранял. По телу пробегала дрожь, заставляя кровь в венах закипать. В голове промелькнула мысль, что ни с одним мужчиной мне уже не доведется испытать ничего подобного… Сколько бы ни обманывала себя, любовь к Винсенту давным-давно прочно поселилась в моем сердце.

Проснувшаяся в ректоре страсть напоминала ураган, сметающим все на своем пути. И в первую очередь это касалось моих сомнений и кружевного белья…

Бархатистый голос неустанно шептал между поцелуями слова любви. И это было так необычно. Кожа вздрагивала под его поцелуями, отзывалась на каждое прикосновение. Желание слиться с ним воедино стало непреодолимым. Воздух вокруг нас сгустился, требуя разрядки, как и наши тела.

Не разрывая поцелуя, Винсент подтолкнул меня к кровати, бережно уложил, задержавшись на мне пожирающим взглядом, а потом быстро разделся. Я не могла оторвать взгляда от его мускулистого тела, настолько совершенным оно выглядело. На краткий миг паника попыталась завладеть мной, подстрекала соскочить с постели и убежать, но все мысли разлетелись, затерялись в ощущениях, головокружительном жаре его кожи, безумной скачке пульса, когда он лег рядом со мной и накрыл ладонью мой живот. Ректор пристально смотрел мне в глаза, словно хотел заглянуть в самую душу, понять, чем были продиктованы мои действия.

– Даже не представляешь, сколько бессонных ночей я провел в мечтах о тебе. Сколько раз я останавливал себя, когда ноги уже сами несли к тебе, а руки строили портал, – проговорил он хриплым шепотом. – Может, это очередной сон?

Я решила развеять его сомнения в реальности происходящего и, поддавшись безудержной страсти, которой еще не испытывала, погладила его спину, ягодицы и живот дрожащими пальцами. Винсент прерывисто задышал, и я с удивлением поняла, что имею над ним власть. Губы тут же изогнулись в довольной улыбке. Возможно, потом, когда все закончится, я не смогу даже в глаза ему взглянуть, буду терзаться воспоминаниями о своем поведении, избегать встреч, но сейчас хотела лишь одного – чувствовать его тело, вдыхать его запах и ни о чем не думать.

К тому моменту, когда он аккуратно развел мои бедра руками и, опираясь на локти, навис надо мной, я потеряла счет времени и ласкам. Взгляд мага был затуманен желанием, таким же сильным, как и мое. Тяжесть его тела оказалась на удивление приятной.

– Будет немного больно, но ты должна довериться мне. Прошу, ничего не бойся, любимая, – вымолвил Винсент, и его язык проник между моими губами, словно подготавливая меня к другому, более запретному проникновению.

Его нежность и забота не позволили страху завладеть мной, поскольку знала, что он сделает все от него зависящее, чтобы свести неприятные ощущения к минимуму. Едва наши тела соединились, я охнула и впилась ногтями в мужские плечи. Винсент замер. От напряжения у него на лбу проступила испарина. Казалось, он переживал больше меня. Чтобы успокоить ректора, дать ему знать, что не стоит себя сдерживать, зарылась пальцами в темные волосы и подалась бедрами вперед, приглашая продолжить начатое. С мужских губ тут же слетел стон наслаждения. Взгляд Винсента затуманился. Он обхватил мое лицо ладонями и вновь напористо поцеловал.

Постепенно движения любимого стали более быстрыми и уверенными. Я извивалась под ним от избытка чувств, желая, чтобы они нашли выход. В какой-то момент мое тело взмыло высоко вверх, неземное наслаждение растеклось по венам, и я выкрикнула имя ректора. Вслед за мной дрожь охватила и его. Мужские бедра рывком подались вперед, и горячая живительная волна разлилась внизу живота.

Винсент обессиленно упал на меня, продолжая сжимать в объятиях и покрывать лицо и шею поцелуями. Я погладила его влажную от пота спину и глупо улыбнулась. Произошедшее между нами показалось мне таким естественным, что не испытывала ни угрызений совести, ни презрения к самой себе. О последствиях своего поступка я собиралась подумать позже, когда прояснится голова, когда останусь одна, а сейчас мне хотелось еще хоть ненадолго продлить охватившее сердце чувство радости и небывалого счастья.

Поутру меня разбудил ни стук в дверь, ни косой солнечный луч, ни требование Берты подниматься, а вой дерущихся котов. Я открыла левый глаз и увидела, что предрассветные сумерки еще только разливались за окном. Недовольно замычав, перевернулась на другой бок и… уткнулась лицом в мужскую грудь. Стоило поднять голову, как встретилась с золотисто-карими глазами Винсента, которые лучились счастьем. В горле тут же пересохло. Скорее всего, если бы я проснулась в знакомой обстановке и одна, то, списала бы все на сон, но лежавший рядом ректор был осязаем. К тому же память решила меня не щадить и “услужливо” подкидывала одну за другой пикантные подробности прошлой ночи, словно желала наказать хозяйку за безрассудство. А наказывать уж точно было за что. Вела я себя вчера весьма несдержанно: выгибалась, когда мужские руки гладили грудь, постанывала, когда губы покрывали тело поцелуями, вызывая томительный жар внизу живота…

– Доброе утро, моя соблазнительница, – произнес Винсент хриплым голосом с довольной улыбкой, заметив, что я медленно, но уверенно натягиваю на себя одеяло.

Щеки от его слов мгновенно запылали. Паника подстрекала бежать. Вот только куда? Мало того что я находилась в его спальне, так еще и нагая. Ректор перенес меня сюда, когда не в силах был больше удерживать полог тишины. А ведь после душа, который мы приняли вместе, страсть захватила нас с новой силой…

Внезапно я приняла решение, что не буду трусихой. Не стану стыдиться того, что отвечала на его ласки. Я любила Винсента. И сейчас понимала это гораздо отчетливее, чем вчера. Правда, как нам быть дальше? Ректор дал знать, что не намеревается прятаться и скрывать ото всех наши отношения. Интересно, родители обрадуются или и Винсента воспримут в штыки? К сожалению, отец после истории с Говардом не очень-то жаловал боевых магов. Но вдруг все обойдется? Хотя пересудов адептов мне не избежать. Едва подумала об академии, почувствовала, как с лица схлынывает кровь.

– Что случилось, Эми? – бархатистый голос дрогнул, а в глазах отразилось беспокойство. – Тебе плохо?

Я резко села на кровати и пригладила правой рукой спутавшиеся волосы, а затем озадаченно прошептала:

– Что мы наделали? Вернее, что я наделала?

– Решилась на то, с чем я тянул бы еще год или два, – отозвался ректор, прижимаясь губами к моему виску. Позволила нам признаться в своих чувствах.

– Чем я думала? Уж явно не мозгами. Вас же уволят! Ох… Надо было и вправду принять предложение Лукаса-младшего… Я переведусь в другую академию! – решительно заявила я, посчитав это наилучшим выходом. – И тогда никто не посмеет даже косо посмотреть в вашу сторону.

– Даже не надейся, что я подпишу бумаги! – прорычал Винсент, глаза которого налились золотом. – Тараканы проснулись раньше рассудка? Может, им мелок дать порисовать, чтобы успокоились? Изобрети уже какое средство, чтобы они не шалили в твоей голове.

– Как вы не понимаете? Я ответственна за случившееся.

– Ты привязывала меня к кровати? Принуждала к близости? Эми, я сам этого хотел и отчетливо осознавал, к чему могут привести последствия. И только попробуй сказать, что жалеешь о случившемся, придушу! – его угроза охладила мой пыл. – Поверь, я не сильно буду переживать, если меня уберут с должности ректора. Устроюсь в другую академию преподавателем. Нам нужно думать теперь о нас, о нашем будущем, а не обо мне. Да и со свадьбой не стоит откладывать, ведь ты могла уже забеременеть.

С этими словами Винсент положил руку мне на живот и легонько погладил его. Казалось, мужчина отчаянно желал стать мужем, отцом. При этом он видел именно меня в роли своей жены. И снова я невольно провела параллель между ним и некромантом. Насколько ректор хотел приобрести статус семейного человека, настолько Ингрэм не допускал даже мысли о женитьбе.

– Я не пила настойку, – невнятно пробурчала я, отводя взгляд, однако слух у Винсента был превосходным.

– Какую настойку?

– Способствующую беременности.

– Эми, дети и без настоек появляются. К тому же после менее бурных ночей, чем была у нас…

Внезапно он накрыл меня собой, а затем перекатился на спину, не разжимая объятий. Я уперлась ладонями в мускулистую грудь и попыталась высвободиться, но угодила в еще больший плен сильных рук и ног.

– Так вы специально это сделали! Чтобы привязать к себе! – запыхавшись выпалила я и оставила борьбу.

– Не "вы", а "ты". И ничего я не делал специально. Просто рядом с тобой я теряю рассудок и самообладание. Не усложняй все. Позволь нам наконец-то стать счастливыми.

Еще вчера вечером я говорила эти слова Ингрэму, а сегодня сама едва не испортила то, к чему так стремилась.

– И прошу, что бы ни случилось, кто бы ни давил на тебя, чем бы ни угрожали, не принимай важных решений, не посоветовавшись предварительно со мной. Я не собираюсь ни в чем тебя ограничивать, Эми, но есть вопросы, в которых я более сведущ. Особенно теперь… Договорились? – он выжидательно смотрел на меня, тем временем как его руки вели нечестную игру: они скользили по моей спине, опаляя кожу огнем желания. Эта нежная ласка привела меня в оцепенение. Дождавшись моего кивка, Винсент продолжил заговорщицким тоном: – Тебе не кажется, что ночь была на удивление короткой?

– М-м-м… Вроде утро наступило в обычное время, – вымолвила серьезным тоном, однако не сдержалась и широко улыбнулась. Намек был очевиден.

– Видимо, это из-за того, что я так и не смог тобой насытиться, – любимый приподнялся на локтях, и я почувствовала его дыхание на своих губах. Золотисто-карие глаза потемнели, затуманились вновь вспыхнувшей страстью. – Подозреваю, подобного не случится ближайшие лет двадцать…

– Намереваетесь весь день провести в постели? – удивленно воскликнула я.

– Ты против? – на лице ректора промелькнула печаль.

– Через часа два мне обязательно нужно будет вернуться в свою комнату, иначе не избежать допроса.

Если я к тому времени не отзовусь, Берта поднимет тревогу и снова выломает дверь. Чего нельзя было допустить – свидетельства нашего безрассудства до сих валялись на полу в виде разбросанной одежды, как моей, так и его.

– Хм… Не могу сказать, что доволен услышанным, но это лучше, чем ничего…

Не сказав больше ни слова, Винсент привлек меня к себе и впился в губы поцелуем. Его руки повторяли изгибы моих бедер, прижимая к своим. Водоворот страсти в очередной раз подхватил меня, и я опять безгранично отдалась ему.

Глава 13

Часы показывали начало двенадцатого, когда Винсент соизволил перенести меня в комнату. И это после длительных словесных баталий. На ректора не действовали ни просьбы, ни убеждения, однако возымела эффект угроза забыть дорогу в его дом, если он немедленно не выполнит мое требование.

– Может, все-таки позавтракаешь со мной? – предложил он уже в который раз, собирая разбросанные по полу вещи.

В нем со стремительной скоростью просыпались собственнические нотки. Довольствоваться редкими встречами и поцелуями утайками он не намеревался. Не тот возраст, не то положение, не тот характер… Все или ничего. И этого следовало от него ожидать.

– Не в этот раз, – вымолвила я с ноткой раздражения и залилась румянцем, едва Винсент подал мне нижнее белье.

– Как смотришь на то, чтобы поужинать сегодня вместе? – мужские руки обвились вокруг моей талии, а уже в следующее мгновение глава академии притянул меня к себе.

– Где? – я слегка запрокинула голову, чтобы посмотреть ему в глаза.

– У меня дома. Хочу провести этот вечер с тобой, – он наклонился и едва ощутимо прикоснулся своими губами к моим.

– Заманчивое предложение, – с улыбкой протянула я.

– Звучит, как согласие. В шесть подойдет?

– Да, к этому времени я уже буду свободна.

– Отлично! Тогда до встречи!

Прощание затянулось – один нежный поцелуй сменился другим, более страстным. Никто из нас не желал расставаться после того, как мы наконец-то обрели друг друга. Однако и ему, и мне следовало побыть хоть немного наедине со своими мыслями, проанализировать произошедшее.

После ухода ректора я сразу же приоткрыла окно и впустила в помещение морозный воздух, поскольку боялась, что Берта почует неладное. Заправив с особой тщательностью кровать, направилась в душ, где предалась воспоминаниям. Сцены прошлой ночи и раннего утра мелькали перед глазами, заставляя щеки пылать от стыда. Никогда бы не подумала, что Винсент настолько страстен и неутомим. И это он, скорее всего, еще сдерживался. Внизу живота все горело, но меня это нисколько не печалило. Всего пять капель собственноручно приготовленного зелья вмиг устранили неприятные ощущения.

Несмотря на все трудности, которые нам предстояло преодолеть, мне показалось, с плеч свалился тяжелый груз и за спиной выросли крылья. Просто непередаваемые ощущения легкости и воодушевленности…

Я сидела с чашкой кофе в руках и не могла заставить себя перестать улыбалась. До сих пор не верилось, что всего один решительный шаг так кардинально изменил мою жизнь. Однако насладиться бодрящим напитком в одиночестве мне не позволил настойчивый стук в дверь. И судя по кратности ударов, проведать меня вознамерилась не соседка, а Лукас-младший.

“Только бы я ошибалась!” – прошептала себе под нос и с тяжелым вздохом поднялась со стула. Моя догадка подтвердилась. Однако каково было мое удивление, когда рядом с ним я увидела седовласого мужчину лет шестидесяти, на груди которого висел огромный золотой медальон в виде многолучевой звезды, а безымянный палец левой руки украшал массивный перстень с тем же изображением – отличительные государственные знаки. Никак иначе имперский посол пожаловал. От одной этой мысли сердце ушло в пятки. Зачем они явились, было ясно и без слов. Видимо, Джордан так и не успокоился и взял подкрепление. Значит, будут брать штурмом…

Я жестом пригласила незваных гостей пройти в комнату и закрыла за ними дверь, изо всех сил стараясь скрыть тем временем за маской невозмутимости тревогу и волнение. Мужчина бегло осмотрел мою обитель, а затем впился в меня недоверчивым пронзительным взглядом, словно негласно спрашивал: способна ли я справиться с задачей такого уровня, не слишком ли я для нее молода?

– Это и есть та самая Эмилия Стерн? – обратился он к Лукасу-младшему, который без промедления выпалил “да”. – Думаю, юная леди, вы знаете, зачем я здесь.

– Догадываюсь, – мой голос прозвучал, на удивление, твердо и спокойно. Широкие седые брови посла тут же поползли вверх. По всей видимости, он не привык к подобному тону. Не позволяя ему прийти в себя, смело продолжила: – Однако я дала лорду Лукасу ответ и не намерена его менять.

– Империя нуждается в вас, – заговорил он возвышенными фразами. – К тому же ситуация изменилась и вам не нужно никуда ехать.

– Поясните, пожалуйста, – он поморщился, услышав мой повелительный тон.

– От вас требуется все тоже – изготовить противоядие. Где и каким образом – выбираете сами. Больше вам ничего не нужно знать. Такой вариант вас устраивает? – в его голосе послышались нотки раздражения.

– Почему бы вам не обратиться в коллегию зельеваров?

– Чем меньше людей посвящено в это дело, тем лучше. Будь моя воля, я бы так и поступил, – посол даже не пытался скрыть, насколько ему неприятно иметь со мной дело.

– Условия сделки остаются в силе?

– Собственная практика?

– Да.

– Хорошо. Вы готовы?

– Прямо сейчас?! – удивленно воскликнула я, едва он кивнул. Во рту пересохло от волнения. Дважды сглотнув, произнесла: – Мне нужно посоветоваться.

Лицо императорского посла вмиг побагровело, а вот Лукаса-младшего побледнело.

– Вы не понимаете, юная леди, – процедил сквозь зубы немолодой мужчина. – Счет времени идет теперь не на дни, не на часы, а на минуты. Разве вам судом назначен опекун? Вы не в состоянии сами принимать решений?

– В состоянии, но мне нужно посоветоваться, – продолжила я настаивать на своем.

– Не забывайте, информация носит конфиденциальный характер.

– Я не собираюсь передавать какие-либо сведения.

– И кто же этот ваш советчик? – не без ехидства проговорил императорский посол. Его надменность выводила меня из себя.

– Лорд Винсент Эванс, – четко произнесла я с гордо вскинутым подбородком.

– Ректор академии? А он здесь каким боком?

– Ваше превосходительство, нам бы поторопиться с противоядием. Время… – вмешался в разговор целитель, почуявший на горизонте бурю.

– Найди его немедленно, – прогремел немолодой мужчина и резко вскинул рукой, словно разрезая ею воздух.

– Одну минуту, – Джордан склонил голову в поклоне и уже в следующую секунду исчез в пространственном портале.

А мне отчего-то стало смешно. Не комната, а проходной двор. Определенно следовало что-то менять. Если не жизнь, так хотя бы жилище.

Я понятия не имела, как целителю удалось так быстро отыскать дом ректора, но уже через минуту запах морского бриза окутал нос, заставляя меня сделать глубокий вдох. В помещении стало невыносимо тесно. Трое немаленьких мужчин на мои десять квадратных метров – это уже слишком.

Едва Винсент заметил посла, надел любимую маску невозмутимости.

– Добрый день! – поприветствовал он всех, сделав вид, что видит меня сегодня впервые, и почтительно склонил голову перед дипломатическим деятелем, на что получил в ответ чуть заметный кивок.

Волосы ректора были еще влажными, словно он совсем недавно принял душ. Впрочем, как и мои. И я надеялась, что никто даже невольно не проведет параллель между этим совпадением. Беседовать с Винсентом в присутствии этих двоих я не собиралась, поэтому обратилась к немолодому мужчине с вопросом:

– Могу я поговорить с лордом Эвансом без свидетелей?

Ректор подыграл мне и изобразил удивление, хотя, скорее всего, сложил части головоломки в единую картину:

– О чем, адептка Стерн?

Посол недовольно поджал губы, не испытывая никакого желания оставлять меня наедине с главой академии. Несколько секунд промедления тянулись целую вечность.

– Две минуты, – наконец-то соблаговолил он произнести, смерив меня недовольным взглядом, затем кивнул Лукасу-младшему, и незваные гости испарились в сизой дымке.

– Раскомандовался, как у себя дома, – еле слышно пробурчала я, продолжая смотреть на то место, где еще секунду назад стоял этот несносный тип.

– Эми, что происходит? – в два широких шага Винсент приблизился ко мне и ухватился за локти.

– Сама ничего толком не знаю, но, видимо, дело не терпит отлагательств.

– Не нравится мне все это. Я сейчас переговорю с ним и попробую выяснить хоть какие-то детали. Молодец, что послушалась и послала за мной, – он заключил мое лицо в ладони, однако я мгновенно отстранилась.

– Не стоит, лорд Эванс. Они могут появиться в любой момент. Не надо давать им карты в руки, – произнесла я, поморщившись.

– Ты права. Прости.

– Что мне делать? Соглашаться?

– Я тебя никуда не отпущу, – решительно заявил Винсент, и на сердце разлилось приятное тепло. Ему единственному было не все равно, что со мной станется.

– На этот раз ехать никуда не нужно. К тому же мне предоставили право выбора лаборатории.

– Тебе? – на лице ректора появилось неподдельное изумление. – Значит, произошло что-то чрезвычайно серьезное, раз он лично явился за тобой и пошел на компромисс. Эми, но почему ты?

– Я и сама не устаю задаваться этим вопросом, однако ответа у меня нет. А от посла его в жизни не дождешься, – вымолвила я с тяжелым вздохом и посмотрела в окно, продолжая размышлять над решением.

– Если не хочешь или что-то тревожит, не принимай предложение. Из-за меня точно не стоит.

– Дело не только в вас, – вновь взглянула я на Винсента. – Тут и научный интерес, и желание спасти чью-то жизнь.

На лице ректора на миг промелькнуло недовольство, но он быстро взял эмоции под контроль.

– В таком случае требуй охрану.

– Хорошо, – еле слышно произнесла я, и в комнате воцарилась тишина, которую вскоре сама же нарушила: – Можно я воспользуюсь академической лабораторией?

– Конечно! Мне так будет гораздо спокойнее. Сейчас же переговорю с магистром Триннес, чтобы открыла ее, – последнее слово Винсент протянул, глядя поверх моего плеча, из чего я сделала вывод, что он уже что-то придумал.

– И сейф с запрещенными травами тоже.

– Все что потребуется. Не боишься? – в золотисто-карих глазах снова появилась тревога.

Я чувствовала, что ему хотелось приблизиться ко мне, поскольку и сама испытывала непреодолимое желание прильнуть к сильному телу ректора, однако сейчас нам следовало быть на чеку.

– Чего?

– Ввязываться в эту историю. Может, все-таки откажешься? Я волнуюсь за тебя. Не нравится мне все это.

– Что со мной может случиться в родных стенах. Когда все закончится, попрошу подкорректировать воспоминания, чтобы не знала, за какие заслуги раньше времени закончила академию.

– Но учти! – пригрозил он, потрясая указательным пальцем. – Бумажка бумажкой, а экзамены экстерном в присутствии комиссии тебе придется сдавать. И к твоему сведению, многим не нравится, когда адепты прыгают выше головы.

– Разве вы не поможете мне в этом деле, лорд Эванс? – слащавым голоском заговорила я и широко улыбнулась.

– Хм… Даже не знаю. Смотря что вы мне, адептка Стерн, сможете предложить в обмен на мою протекцию, – игривым тоном произнес Винсент, решив поддержать игру, и я вспыхнула, как свеча. Заметив мои пылающие щеки, он обворожительно улыбнулся. – Однако я уверен, что вам не стоит переживать по этому поводу, ведь мы непременно придем к консенсусу. Как смотрите на то, чтобы по завершении дела устроить переговоры?

Ответить я ничего не успела – наше уединение было нарушено двумя нежеланными гостями.

– Ну что? Каков ваш ответ? – спросил посол, глядя мне в глаза.

Он намеренно игнорировал присутствие ректора. По всей видимости, его раздражало, что ему приходилось считаться не только со мной, но и с Винсентом, который, казалось бы, не имел к данному делу никакого отношения. Присутствие любимого придавало мне сил, поэтому я смело произнесла:

– Я согласна, но прошу выделить охрану.

– Это и без вашей просьбы подразумевалось… – посол снова поморщился, словно надкусил лимон. – С местом определились?

– Лорд Эванс любезно предложил свою помощь и предоставил в наше пользование академическую лабораторию, – жестом указала я на Винсента, стоявшего с невозмутимым видом.

– Приступайте немедленно!

– Есть вероятность, что мне понадобятся редкие растения, – продолжила я, ровным голос, скрыв злость, вызванную повелительным тоном посла.

– Все что потребуется, доставят в кратчайшие сроки. Список передадите лорду Лукасу. Работаете с ним в паре. За ходом вашей работы будут следить два таргеринца. Надеюсь, с этим не возникнет проблем?

– Нет.

– Тогда за дело! – раздался очередной приказ.

– Ваше превосходительство, – вмешался в разговор Винсент, – поскольку в мои обязанности входит поддержание порядка в академии в любой час дня и ночи, я настоятельно прошу позволить мне находиться на рабочем месте в течении всего времени пребывания посторонних в ее стенах.

Крылья носа посла начали подрагивать, однако больше он ничем не выказал свое недовольство.

– Хорошо. Вам будет позволено находиться на рабочем месте, но не более. Приступайте, – перевел он внимание с ректора на меня.

– Только возьму свои записи, – проговорила я, красноречиво взглянула на Джордана и легким покачиванием головы указала на посла.

Целитель понял намек и поторопился избавить меня от общества невыносимого типа. Не теряя ни секунды, я приблизилась к Винсенту, сомкнула руки у него за спиной и прижалась ухом к теплой мужской груди. Ректор приподнял двумя пальцами мой подбородок и прикоснулся своими губами к моим. Сердце сжалось от нахлынувших чувств. Его поцелуй таил в себе легкий привкус кофе, который так и остался недопитым. Едва я положила руки на плечи Винсенту, он резко отстранился. Недовольный возглас вырвался у меня из груди.

– Готовься. Я за магистром Триннес. Надеюсь, сегодня же закончится весь этот кошмар и они позабудут к тебе дорогу, – раздраженно проворчал любимый ректор и скрылся в пространственном портале.

Я в то же мгновение бросилась к тумбочке, достала из нижнего ящика изрядно потрепанную тетрадь, которую не раз листал Обжорка, а затем сменила домашнюю одежду на академическую форму и принялась дожидаться Винсента.

Вода в котелке уже кипела, ступка с пестиком стояли наготове, а я пролистывала записи по ядам, когда дверь распахнулась и в лабораторию вошли трое мужчин. Одним из них был Лукас-младший, двое других, судя по немного необычной для нашей империи одежде, таргеринцы. На их лицах появилась обеспокоенность вперемешку с удивлением. Видимо, они ожидали увидеть кого-то постарше, но никак ни молоденькую адептку. Это одновременно и льстило мне, и порождало недовольство.

– Где охрана? – спросила я с плохо скрываемым раздражением.

– Снаружи. Здесь они будут только мешать, – спокойно объяснил Джордан, не обратив внимание на мой выпад.

– Где яд?

Целитель покосился на таргеринцев и вымолвил:

– Испарился.

– Как испарился? – со злостью процедила я сквозь зубы. История начиналась сначала. – С чем нам тогда работать?

– С имеющимися фактами и вот с этим, – он извлек из кармана маленький зеленый флакон и протянул мне.

– Издеваешься? – недовольно фыркнула я, одарила Джордана недобрым взглядом, надела пару защитных перчаток и сняла с пустой бутылочки притертую серебряную пробку.

Из нее начал подниматься едва заметный пар, который тут же растворялся в воздухе. Держа пузырек на приличном от лица расстоянии, легким движением руки направила запах к носу и сделала небольшой вдох. Уже в следующее мгновение я задержала дыхание, быстро закупорила смертельную стекляшку и распахнула узенькое окошко, чтобы проветрить помещение, однако даже непродолжительного контакта хватило, чтобы вызвать у меня легкое головокружение.

– Что скажешь? – полюбопытствовал Лукас-младший, едва я вновь подошла к рабочему столу.

– Убийца с ароматом жасмина… – медленно вымолвила, размышляя над крохами почерпнутых сведений.

Перед глазами одно за другим возникали растения, имеющие схожий чарующий аромат. После пяти минут раздумий в голове появилось предположение, но даже с моей больной фантазией оно казалось мне бредовым. Во-первых, ей еще следовало отыскать подтверждения, что будет весьма непросто, а во-вторых, лучше бы оно оказалось ошибочным, поскольку шансы спасти человека, отравленного ядом этого вечнозеленого дерева, ничтожны.

– Рассказывай! – требовательным тоном проговорила я, желая выудить из Лукаса-младшего всю информацию.

– Что рассказывать? – оторопело посмотрел он на меня, округлив глаза.

– Все, что знаешь.

– Так особо нечего.

С моих губ слетел тяжелый вздох. Похоже, из Джордана придется вытягивать сведения чуть ли не клешнями.

– Сколько времени прошло с момента принятия яда до смерти при первом отравлении?

– Часа два, может, чуть больше, – после недолгих раздумий выдал целитель.

– И ничего не помогло, так? – получив кивок в знак ответа, я продолжила засыпать Лукаса-младшего вопросами: – Какие были симптомы? Может, что-то специфическое?

– Да ничего особенного: затрудненное дыхание, бледная кожа, холодный пот… – внезапно он замолк. Я видела, как изменилось выражение его лица. Сложилось ощущение, что ему на ум пришло что-то крайне важное: – Замедленное сердцебиение с частым сбоем ритма.

– Цербера мангас! – одновременно прошептали мы, и меня охватил озноб, заставивший повести плечами. То, чего я так боялась, похоже, все же подтвердилось.

– Что будем делать? – встревожился целитель, который прекрасно осознавал, что ситуация хуже некуда.

– Понятия не имею. Расходиться по домам?

– Неудачная шутка, Эми, – недовольно скривился Лукас-младший.

– Думаешь, я шучу? Тебе ли не знать, что церберин является, пожалуй, одним из самых губительных и сильнодействующих ядов. Из-за уникальности этих растений и ограниченного ареала произрастания, зелий, нейтрализующих их яд, еще не создали.

Джордан схватил меня чуть выше локтя, притянул к себе и зашипел на ухо:

– Собираешься опустить руки? Позволишь им умереть, даже ничего не предприняв?

– Им?! – с ужасом воскликнула я, отпрянула от целителя, разжавшего к тому моменту пальцы, и потерла болезненное место.

Лукас-младший так ничего и не ответил. Однако выпаленной им в порыве злости фразы мне хватило, чтобы понять – жертвами отравления стали как минимум два человека.

– В подобной ситуации лучше всего обратиться в коллегию зельеваров. Вместе они быстрее что-нибудь придумают, чем мы с тобой.

– Не вариант, – отрезал он. – День нерабочий. Собираться будут только два часа.

– Как давно они приняли яд?

– Часа полтора назад.

Тут я была согласна с Джорданом: пока всех разыщут, пока они обсудят план действий, пройдет немало времени, а у нас его, исходя из моих подсчетов, в обрез. Однако быстро отведенный им в сторону взгляд заставил меня забеспокоиться. Он явно о чем-то умалчивал.

– Что можем придумать? – прервал он ход мыслей.

– Есть у меня одна идея, но гарантий никаких не даю.

С этими словами я достала из сейфа с запрещенными травами лакированный сундук и подняла крышку. Взяв семь веточек руты, подошла к столу, чтобы расстереть ее семена в порошок. Однако инициативу на себя перехватил Лукас-младший, вызвавшийся мне помочь с приготовлением сыворотки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю