290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 14)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 16 страниц)

– Поделишься соображениями?

– Правитель Митридат VI Евпатор прослыл параноиком. Впрочем, это было вполне обоснованно. Общеизвестный факт, что родная мать отравила собственного мужа, чтобы управлять империей в качестве регента до совершеннолетия Митридата, а потом попыталась избавиться и от сына. Когда юноша обнаружил, что с каждым днем чувствует себя все хуже, сбежал из дворца. На протяжении пяти лет он жил отшельником и вырабатывал иммунитет к ядам. Помимо этого правитель создал универсальный антидот, способный противостоять любому яду. По крайней мере, так гласит легенда, – закончила я свой короткий рассказ и потянулась за желчью королевской кобры, также входящей в состав сыворотки.

– И тебе, конечно же, доподлинно известен его состав, – в темно-зеленых глазах Джордана промелькнула надежда.

– Не знала бы – точно отправилась бы в общежитие, поскольку других соображений у меня нет.

– Все еще дуешься? – с усмешкой спросил целитель и протянул мне измельченные семена руты.

– Много чести для тебя, – недовольно фыркнула я и высыпала содержимое ступки в кипящую воду.

– Но ты же не станешь отрицать, что последовала моему совету и наконец-то сошлась с Эвансом? – тактичности Джордану следовало поучиться.

Мое сердце, казалось, остановилось и не билось целую вечность, но затем снова застучало с бешеной скоростью. Душу охватил леденящий страх. Я облизала пересохшие от волнения губы и выпалила на одном дыхании:

– С чего ты взял?

Этот вопрос вызвал у него смех.

– Думала, никто ничего не заметил? Да он был готов наброситься на меня с послом, едва увидел нас в твоей комнате. К тому же вы оба по странному совпадению совсем недавно приняли душ и пили кофе, хотя время приближалось к полудню. Вот я и решил, что ночь вы провели вместе. Можешь ничего не отрицать, я останусь при своем мнении. Просто знай, я, как никто другой, рад этой новости. Аурелия наконец-то оставит свои несбыточные мечты и обратит на меня внимание.

– Боюсь, она тебе шею свернет, если ты возглавишь больницу. А где, кстати, моя тетушка? Как это ты не взял ее с собой? – в моем голосе прозвучала издевка.

– Занимается пострадавшими с императорским целителем, – коротко ответил он, не желая вдаваться в подробности.

– Кто на этот раз? – спросила я, осторожничая.

– Эми, меньше будешь знать, лучше будешь спать.

Я набрала в грудь воздуха, собираясь съязвить, однако не произнесла ни звука – внезапно к нам подошел таргеринец, хотя до этого момента чужестранцы не напрягали своим присутствием, стояли тихонько в сторонке и наблюдали за нашими действиями.

Мужчина указал на выход и что-то пролепетал на непонятном языке. Мы с Джорданом переглянулись и пожали плечами. Тот сделал еще одну попытку объясниться, а затем покинул лабораторию. И тогда я занервничала. Выждав несколько минут, кивнула целителю на дверь. Он понял меня без слов. Покрутившись по помещению, Лукас-младший вышел в коридор. Я глянула на другого таргеринца, не сводившего с меня глаз, и почувствовала, как по спине заструился холодный пот.

Вернулся наблюдатель довольно скоро, может, минут через пять. Хотя мне показалось, прошла вечность. Он встал рядом с другим таргеринцем, еле слышно перекинулся с ним парой слов и продолжил свое дело – молча следить за каждым моим движением. Но где же Джордан? Не случилось ли с ним чего плохого? И куда ходил этот чужак?

Сердце неустанно отбивало бешеный ритм, а потные ладони то и дело приходилось вытирать о платье. Мне трудом удавалось сосредоточиться на зелье. Выдержка таяла подобно снегу под палящими лучами солнца. Взгляд непроизвольно зачастую устремлялся к выходу, а внутренний голос нашептывал бежать. И чем скорее, тем лучше. В тот момент, когда я была готова все бросить и пойти на поводу у паники, в очередной раз распахнулась дверь и на пороге появился долгожданный целитель. Со стаканом в руках и беззаботной улыбкой на губах. Демон его побери!

– Эми, пить не хочешь? А то я воды тебе принес, – громко проговорил Джордан, словно эти двое могли его понять, подошел ко мне и сделал пару глотков.

– Ты же знаешь, в лаборатории запрещено есть или пить. Подожду. Уже немного осталось, – раздраженно отозвалась я, стараясь скрыть от всех радость, которую испытала при виде Лукаса-младшего.

– Нет так нет, – пожал он плечами, вылил воду в раковину и прошептал на ухо: – Все в порядке. Он ходил по нужде. Охранники на местах, так что нам не о чем волноваться. К тому же мельком видел твоего Эванса, слоняющегося словно тень по академии.

Новость о том, что Винсент бродит где-то поблизости, заставила облегченно выдохнуть.

– Думал, он станет беспрекословно подчиняться твоему протеже? – я подобно львице бросилась на защиту ректора, чем вызвала у целителя насмешливую улыбку.

Вот вспомни заразу, появится сразу. Так случилось и с внезапно появившемся в лаборатории послом. Скорее всего, на Лукасе-младшем стоял маячок, иначе он не обнаружил бы нас так быстро.

– Что у вас тут? – требовательно спросил дипломат и склонился над котлом, что делать категорически запрещалось. И где таких только учат?

– Скоро все будет готово. Но не знаю, насколько эффективной окажется сыворотка, – пробормотала под нос, не поднимая головы.

– Как узнать? – его резкий и надменный голос выводил меня из себя.

Я с большим трудом подавила восставшее внутри негодование и ровным тоном отозвалась:

– Если в течение ближайших двух часов не наступит смерть, значит, действует.

– Очень радужные перспективы вы обрисовываете, юная леди, – с иронией и неприязнью произнес посол. – Других вариантов нет?

– У меня нет, но вы можете обратиться к кому-нибудь другому. Время еще позволяет.

Он раздраженно прищелкнул языком, бросил “поторапливайтесь” и испарился.

Все шло вроде бы просто отлично: зелье было почти сварено, ему осталось придать лишь магическую силу, чтобы улучшить эффект, Джордан не лез с расспросами и нравоучениями, но мне не давал покоя один из таргеринцев. В нем чувствовалась некая опасность. Что-то темное и недоброе притягивало мой взгляд будто магнитом. Может, у меня паранойя? Однако интуиция меня не подвела…

Я помешивала содержимое котла серебряной палочкой, когда увидела стелющуюся по каменному полу белесую дымку. Она выползала тонкими струйками из-под двери и щелей в стенах, и была явно магической природы. Это безумно пугало. Ведь не единожды читала истории, в которых рассказывалось о том, как маги наполняли ядом подобный туман и пускали в покои избранных жертв. Но кто решил с нами расправиться? Таргеринцы стояли по стойке смирно. Значит, имелся кто-то третий. Может, чужак и выходил, чтобы провести его сюда? Или принял противоядие, зная, что с минуты на минуту здесь произойдет. В любом случае, кто-то отчаянно не желал, чтобы сыворотка попала в нужные руки.

Следовало как-то донести до Лукаса-младшего опасность ситуации, намекнуть ему на требуемую подмогу и не выдать себя при этом. Мне не пришло в голову ничего лучше, кроме как разыграть спектакль:

– Джордан, а ты давно видел в последний раз Винсента? – заговорила я наигранно веселым голосом и, не позволяя целителю ляпнуть что-нибудь разоблачающее, затараторила: – Я уже и забыла, как он выглядит. Давай купим его любимых пирожных и заглянем вечерком в гости? Как смотришь на это? Или лучше сразу после дела?

Лукас-младший обладал прекрасной сообразительностью и понял, что что-то заставило меня разволноваться, поэтому подыграл:

– Почему бы и нет? Но пирожные это немного по-детски. К тому же сегодня суббота, выходной день. Может, лучше бутылку хорошего вина?

– Хорошая идея! Белого! – воскликнула я и подняла вверх указательный палец, заостряя тем самым внимание целителя на последнем слове.

Лукас-младший нахмурился, силясь понять мой намек. С тяжелым вздохом я достала из котла палочку для перемешивания, положила ее на край стола и потянулась за пустой колбой, которая уже через мгновение со звоном разбилась о каменный пол.

– Вот растяпа! – ахнула я и приложила ладонь ко рту. – Магистр Триннес убьет меня.

– Эми, не переживай так. Сейчас все уберем, – с этими словами он нагнулся и принялся собирать крупные осколки.

Я метнулась за метлой и совком, размышляя, как незаметно от таргеринцев пробраться в навесной шкафчик, в котором хранились экспериментальные зелья.

– Джордан, не трожь! Порежешься! – дала ему наказ, надеясь, что он почувствует спрятанный во фразе подвох.

– Ай! – раздался восклик за спиной.

С моих губ тут же слетел облегченный выдох. И все-таки целитель был далеко не дурак. Хоть это радовало. В противном случае следовало сложить лапки и ждать своей незавидной участи.

– Ну вот! Я же говорила.

Бросив уборочный инвентарь, подлетела к шкафчику и сняла запирающие заклинания. Джордан выпрямился и умудрился на пару мгновений привлечь к себе внимание чужаков. Этого мне хватило, чтобы достать два своих синих флакончика и спрятать их в лифе платья, а затем открыть аптечку и взять бинт с заживляющим зельем. Уже через мгновение я стояла рядом с Лукасом-младшим и обрабатывала крошечный порез. Промелькнувшая на долю секунды тревога в темно-зеленых глазах подсказала мне, что целитель все понял.

– Эми, ты тут заканчивай, я отлучусь на пару минут, посмотрю, как там пациенты. Скоро вернусь.

Я понимала, что он отправлялся за подмогой, что нам двоим за раз не уйти, но паника все же завладела разумом.

– Не оставляй меня одну, – прошептала одними губами.

Джордан подбадривающе улыбнулся и с его пальцев сорвались серебристые магические нити, которые оплели меня и проникли под кожу. Голова заработала намного яснее, а сердце перестало колотиться о ребра, подобно обезумевшей в клетке птице.

– И не собирался.

Стоило прозвучать этим словам, как в Лукаса-младшего полетел огромный, переливающийся всеми оттенками радуги, шар. Удар был настолько стремительным, что я не заметила, который из таргеринцев его нанес. Из-за неожиданности целитель не успел даже сплести охранный щит. Сгусток магии пришелся Джордану прямо в грудь и откинул его на пару метров, в результате чего Лукас-младший стукнулся головой о навесной шкафчик.

– Нет! – закричала я, глядя, как его обмякшее тело сползает по стене, и уже в следующую секунду выхватила из лифа стеклянный флакончик. Однако едва занесла руку для броска, она онемела.

– Юная леди, советую вам оставить любые попытки навредить нам, – проговорил таргеринец, изъяснявшийся еще четверть часа назад на незнакомом языке.

– Какой прекрасный спектакль вы разыграли, однако, – недовольно фыркнула я, когда мужчина отобрал у меня пузырек с экспериментальным зельем.

– О вас я могу сказать то же самое.

Оцепенение не спадало. Я так и стояла с замерзшей в воздухе рукой, не имея возможности вытянуть другой флакон. И от этого ужасно злилась. А таргеринец тем временем потерял ко мне всякий интерес и сосредоточил внимание на Лукасе-младшем, пребывавшем в бессознательном состоянии. Мой личный враг указал напарнику на целителя, отдал ему какую-то команду на родном языке, после чего тот склонился над Джорданом и потянул его за руку на себя.

– Не трогайте! Куда вы его тащите?

На мои выкрики никто не отреагировал. Подловчившись, таргеринец слегка приподнял несчастного целителя и исчез с ним в портале в неизвестном направлении.

– Ему срочно нужна помощь!

– Ничего с вашим напарником не станется. Как и с вами, если будете неукоснительно выполнять мои команды.

– Слабо верится. Вам свидетели не нужны, – собственная фраза заставила пульс участиться.

Я прекрасно осознавала свое положение и молилась про себя, чтобы Винсент почуял неладное и пришел на выручку.

– Мы никого не собираемся убивать. Тем более такую красивую девушку, – мужчина протянул руку к моим волосам и приподнял прядь, а затем намотал ее вокруг пальца. – Это наши, внутренние разборки, и вас они никоим образом не касаются.

Как же мне хотелось двинуть нахалу коленом между ног, чтобы ему неповадно было больше ни к кому прикасаться. Видимо, мысли отразились на лице, поскольку он расхохотался, запрокинув голову.

– Побольше бы нам таких адепток в империи, – вымолвил маг, едва успокоился.

– Боюсь, от нее ничего не осталось бы, – я язвила, не скрывая враждебного настроя.

– А вы, смотрю, не падаете духом.

“Смотри, чтобы сам не упал, когда тебе котел на голову свалится”.

Таргеринец вытащил из внутреннего кармана пиджака зеленый стеклянный флакончик и потряс им в воздухе.

– Давайте по-хорошему: вы сами, без давления, примите зелье и погрузитесь в глубокий сон.

– Как надолго? Навсегда?

– Пока все не закончится.

– А если я откажусь?

Хотелось склонить голову набок, как делала это всегда в минуты принятий важных решений, однако он продолжал воздействовать на меня магией.

– Значит, мне придется силой влить его вам в глотку, – глаза таргеринца сузились и полыхнули злобой. – Ваш предшественник был гораздо умнее и сговорчивее.

– Кто? – недоверчиво посмотрела я на мужчину.

– Думаете, вы первая, к кому они намеревались обратиться за помощью? Вашей наивности стоит позавидовать. Ну так что? Сами или помочь?

– Сама, – отозвалась я на выдохе.

– Умная девочка, – с улыбкой до ушей произнес он, и оцепенение в тот же момент спало.

– Плохой дядя, – огрызнулась я, разминая затекшие мышцы.

В тот момент, когда таргеринец протянул мне флакон, в лаборатории вновь появился его напарник. Мужчины выжидательно смотрели на меня. Было видно, что их терпение с минуты на минуту лопнет. Однако я не верила им, поскольку не знала, что содержится в пузырьке. Возможно, он и вовсе заговаривал мне зубы. Но даже если предположить, что там на самом деле было снотворное, приняв его, я позволю умереть как минимум двоим. А ведь теперь под угрозой смерти находились жизни не только тех таргеринцев, но и Лукаса-младшего, получившего тяжелые травмы, и еще какого-то моего загадочного предшественника.

Зелье по-прежнему тихонько побулькивало в котелке. Я знала, что если нарушить порядок слов в магическом заклинании, он взорвется. Это была единственная возможность избавиться от таргеринцев. Но как это осуществить? Они мне и слова не дадут сказать. Имелся еще один выход: забросить в варево другое зелье – то самое, что лежало у меня в лифе. Концентрация магии в нем была столь высока, что взрыв несомненно получится мощным. И снова вопрос: как до него добраться?

С тяжелым вздохом я взяла флакон и сняла притертую пробку. При этом делала все так медленно, что один из мужчин уже сам был не прочь залить мне в рот снадобье. Но я тянула время, словно ждала спасения, и неустанно звала про себя Винсента. В тот момент, когда отчаяние взяло верх, когда я поднесла к губам зелье и по щеке покатились горькие слезы, по ту сторону двери раздались громкие крики и шум борьбы. Они привлекли внимание таргеринцев, потерявших на миг бдительность.

Я действовала без промедления, совершенно не думая о себе. Сорвавшись с места, метнулась к котелку. Но добежать так и не успела – в метре от заветной цели кто-то резко схватил меня за волосы и рванул на себя. Из глаз от боли едва искры не посыпались. Понятия не имела, откуда в ту секунду во мне нашлось столько сил, однако я уловчилась отправить метким броском в варево экспериментальное зелье, сняв с него пробку. Противоядие мгновенно изменило цвет. Это было сигналом, что пора искать укрытие. Наступив со всей силы таргеринцу на ногу, рванула к столу. Правда, уже в следующую секунду раздался мощный взрыв.

Меня отбросило назад к двери. В дробленые мгновенья этого полета я слышала жуткий грохот скрежатещего металла, звон бьющегося стекла, вопли таргеринцев. Даже успела подумать: “Мне не жить! Выживу, добьет магистр Триннес! Хотя нет, Винсент сделает это собственноручно, когда доберется…” А после приземлилась на пол. Удар вышиб из легких воздух. Я лежала лицом вверх, не в силах пошевелиться. В ушах стоял звон, волна жгучей головной боли не позволяла собрать воедино мысли. Казалось, они разлетелись на осколки, подобно котелку.

Внезапно откуда-то сбоку до меня донесся знакомый и родной голос ректора. Захотелось немедленно отозваться, но в горле появился тугой ком, не позволивший выдавить ни звука. Разлепить веки и оглядеться мешало что-то теплое и липкое. Усилием воли я заставила себя поднять руку и протереть глаза. Не с первого раза, однако мне удалось осуществить желаемое. Потолка не было видно – все в дыму.

– Эми! – проорал ректор, упав рядом со мной на колени. – Нет! Только не это!

– Что же вы так кричите? – прохрипела я, прочистив горло. – Мертвых разбудите, не то что живых…

– Даже не представляешь, как я рад тебя слышать, – Винсент облегченно выдохнул. Черты его лица немного смягчились.

– Чтобы придушить теперь собственными руками? – с губ слетел горький смешок.

– Зачем? – мой вопрос на долю секунды ввел его в ступор. Придя в себя, он осторожно принялся ощупывать меня с ног до головы.

Облако дыма тем временем развеялось, и я увидела, что стены, потолок лаборатории окрасились местами в красный цвет, местами в черный. Будто здесь прошла битва не на жизнь, а на смерть. Хотя, возможно, так оно и было. Набрав в легкие побольше воздуха, тихонько отозвалась:

– О мертвых говорят либо хорошо, либо ничего. Следовательно, мертвая адептка – хорошая адептка. К тому же, будучи неживой, я перестану досаждать вам и крушить академию.

– О своем участии в подобных операциях можешь позабыть навсегда, – решительно заявил он.

– Но…

– Только через мой труп! А трупов у нас и так достаточно, – судя по его словам, таргеринцам все же не удалось отсюда выбраться. – Попробуй пошевелить руками и ногами, – четким, командным голосом проговорил ректор. – Чувствуешь?

– Да.

– Замечательно.

Винсент построил портал, аккуратно просунул правую ладонь мне под шею, ощупал ее и подхватил меня на руки. Запах больницы ударил в нос. Белоснежные потолки и стены вызывали резь в глазах.

– Что с ней? – услышала я женский панический голос рядом с собой. Хвала магам, не Аурелии.

– Скорее всего, сотрясение.

– Что ж за день-то сегодня такой?! – запричитала целительница и велела Винсенту следовать за ней.

"Сумасшедший".

Стоило ректору положить меня на кушетку, как в помещение ворвался глава больницы. Видимо, он заметил нас в коридоре. Или же кто-то успел донести.

– Эмилия? Это ведь Эмилия Стерн? Где Джордан? Что с ним? Он жив? – поток вопросов, казалось, не закончится.

– Они куда-то увели его. Ваш сын нуждается в срочной помощи, – не успела я договорить, как Лукас-старший растворился в сизой дымке.

Пока Винсент переговаривался с целительницей, я воспользовалась моментом, слегка приподнялась на локтях, посмотрела на свое отражение в стеклянных дверцах шкафа и ужаснулась. Мои медово-каштановые волосы были заляпаны зельем, лицо, испачканное красным варевом, напоминало кровавое месиво. В таком же состоянии пребывала и правая рука, которой я терла глаза. Не зря глава академии так перепугался за меня. Мне и самой было не по себе от увиденного.

Часы тикали так громко, что, казалось, вот-вот взорвется мозг. Но именно они и напомнили, по какой причине я оказалась здесь. Глянув на них, подсчитала, сколько осталось в запасе времени. Около получаса. Максимум час. Несмотря на сильную головную боль, я свесила ноги с кушетки и встала.

– Эми, ты что творишь?! – закричал Винсент, заставив меня поморщиться. – Ложись немедленно!

– Мне надо закончить начатое.

– Ты еле стоишь на ногах, – в его голосе появились нотки раздражения. – К тому же у тебя могут быть серьезные повреждения. Ты чудом уцелела.

– Мне надо закончить начатое, – уже с нажимом проговорила я, представляя, каким незаурядным окажется наш брак, если ректор все же решится после произошедшего сделать мне предложение.

– Ты не справишься, – его довод был весомым и неоспоримым.

– Согласна. Мне нужен помощник. И я очень рассчитываю, что им окажетесь именно вы.

Целительница подошла к кушетке и приложила теплое влажное полотенце к моему лицу, чтобы стереть засохшее варево. Спустя несколько умелых ее движений белая ткань окрасилась в багряный цвет. Кожу уже не стягивало, как раньше.

– Я? Но я ничего не смыслю в зельях.

– Ничего сложного и не нужно будет делать.

– Эми… – судорожно вздохнул он.

– Прошу вас, помогите, – с мольбой посмотрела я на Винсента, который в итоге сдался.

– Я должен доложить о произошедшем начальству. Это займет не более двух-трех минут.

Он сдержал слово и вернулся очень быстро. Мне тем временем успели смыть боевой раскрас, обработать небольшие ожоги и ссадины на лице и осмотреть голову.

– Где здесь лаборатория? – обратилась я к женщине средних лет, едва она закончила.

– В подвальном помещении, но… – впускать без разрешения главы больницы нас туда явно никто не собирался.

– С лордом Лукасом я сам разберусь, как только он появится, – властным тоном произнес ректор, взявший на себя заботу о лаборатории. – Проводите нас, пожалуйста!

Целительница поколебалась несколько мгновений, а затем все же направилась к двери. Винсент не дал мне и шага ступить – поднял на руки. Так мы и добрались до цели. Поскольку был выходной день, да и целители не так часто сами готовили зелья, в помещении никого не оказалось. Я попросила ректора наложить на вход всевозможные заклинания, чтобы никто не посмел сюда войти и занялась приготовлением противоядия. Теперь приходилось буквально летать по лаборатории. Хотя, по правде говоря, ковылять…

Отыскать руту удалось только с седьмой попытки. Главное, нашлась. Остальное было не таким уж и редким. Воду в котелке пришлось поторопить – вскипятить ее заклинанием из бытовой магии. Ректор не совсем умелыми движениями, но истирал семена в ступке, пока я измельчала остальные травы и одну за другой погружала в котел. Его присутствие успокаивало меня, не позволяло сосредотачиваться на боли. Я знала, что минимум двое пациентов сейчас нуждались во мне и испытывали более сильные мучения, нежели я.

Томительное ожидание момента, когда следовало наполнить варево магическими свойствами, просто убивало. Хвала магам, он настал. К тому часу я могла лишь шевелить губами от бессилия. Едва я прошептала последнее слово, зелье засветилось, а затем сменило зеленый цвет на бирюзовый, словно говорило, что все будет хорошо. Зачерпнув половником, налила два пузырька и протянула Винсенту, который не отходил от меня ни на шаг.

– Отдайте это, пожалуйста, Аурелии. Пусть дает на протяжении суток каждый час по десять капель.

Я видела по выражению его лица, что ректор не хотел покидать лабораторию, однако он понимал, насколько это важно. Не только для двух империй, умирающих людей, но и для меня. Сняв с двери запирающие заклинания, Винсент подобно выпущенной стреле из лука вылетел из лаборатории. Только тогда я позволила себе рухнуть на стул и положить раскалывающуюся от боли голову на прохладную поверхность стола и закрыть глаза.

– Эми, – раздался над ухом заботливый голос любимого ректора.

Казалось, с момента ухода Винсента прошла всего секунда, но я снова очутилась у него на руках.

– Я так устала… Даже не представляете, как я хочу помыться, а затем забраться в постель и забыться до вечера крепким сном.

– Это можно устроить, но сперва пусть тебя осмотрит целитель, – настойчиво вымолвил он, бережно прижимая меня к своей груди.

– Вы же видите, что со мной все в порядке. Мне просто нужно хорошенько отдохнуть.

– Не перечь будущему мужу! – заглядывая в глаза, произнес он властным голосом.

– У вас не отбило охоту жениться на мне даже после всего, что случилось? Магистр Триннес подвесит нас обоих на ближайшем фонарном столбе, как только увидит, что стало с ее новой лабораторией. Что скажет начальство? Вряд ли оно погладит вас по голове.

– С начальством пусть разбирается посол. По поводу лаборатории тоже можешь не переживать, выделят деньги, вот увидишь. С таргеринцев сдерут втридорога. А произошедшее никоим образом не повлияло на мои намерения жениться на тебе. Ты же не думаешь, что я отступлюсь перед такими мелочами? Или ты пытаешься отвертеться от свадьбы?

В этот момент еле слышно отворилась дверь и в лабораторию бочком вошла моя тетушка, но Винсент настолько увлекся своими изречениями, что ничего не заметил.

– Не сейчас… – процедила я сквозь зубы, желая предотвратить бурю.

– Эми, я тебе четко дал понять, что обратного пути не будет. Ты выйдешь за меня замуж! И точка!

Пронзительный вопль, полный удивления, крайнего негодования и отчаяния, положил конец его возмущению и заставил посмотреть на раскрасневшуюся от злости Аурелию.

– Все, мне конец… – прошептала я, обхватив посильнее шею ректора.

Не день, а какой-то кошмар. Выжила в схватке с таргеринцами, так погибну от рук разъяренной родственницы. Лучше бы она узнала о нас как-нибудь иначе. И не сегодня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю