290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 4)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 16 страниц)

– Эми, что ты делаешь? – раздался изумленный шепот из-за спины, заставивший меня сильно вздрогнуть. Флакон с зельем чудом остался в моих руках.

– Готовлюсь к свиданию вслепую, – без раздумий открыла ей правду, иначе в любую секунду могла быть сдана преподавательнице.

– К какому свиданию? А Ингрэм? – в девичьем голосе слышалась озадаченность.

О моей связи с некромантом знал едва ли не каждый. Это не являлось секретом. Неудивительно, что мой ответ привел ее в замешательство. К этому времени я удачно справилась с задачей: спрятала зелье в карман, закрыла шкафчик, не забыв наложить на него защитное заклинание.

– Думала, только твои родители настолько заботливы? – совершенно спокойно спросила у Хелен, повернулась к ней лицом и обвела беглым взглядом лабораторию в поисках магистра Тринес. Преподавательница перешла к следующей паре адепток. Нам следовало немедленно вернуться к практической работе. – Мои еще не зашли так далеко, но, вполне вероятно, этот день не за горами.

Я кивком указала Хелен на парту. Мы торопливо покинули место преступления и вновь приступили к выполнению задания.

– Прошу, не выдавай только, – с мольбой посмотрела на нее, подготавливая очередной ингредиент для зелья.

– Это сейчас не в моих интересах, – ответила светловолосая девушка, намекая на данное мной ранее обещание. – Эми… ты хоть понимаешь, что за этим последует? – не унималась светловолосая девушка, помешивая зелье в котле.

– Отработка, – произнесла я, нисколько не сомневаясь, и с моих губ тотчас же слетел огорченный вздох. Прошлое наказание ничем хорошим не законилось. Воспоминание о нашем безрассудстве заставило мое сердце забиться гораздо чаще. Теперь я в страхе буду ожидать не только свидания, но и последующего за ним гнева ректора.

– Не факт, – покачала Хелен головой. – Если попадешься нашему главгаду под горячую руку или же у него в тот момент будет настроение, подобное сегодняшнему, то вылетишь отсюда, как пробка из бутылки, – с полной уверенностью заявила она.

– Хм… Плохое настроение, говоришь… С чего бы? – задумчиво вымолвила я, слегка склонив голову набок.

– Кто его знает, – повела плечом соседка по парте. – Может, не с той ноги встал. Или со своей пассией поссорился. Я лишь мельком видела его после первой пары. Он пронесся по коридору с такой скоростью, что у меня не было даже возможности поздороваться с ним. Потом еще и дверью хлопнул, что стекла напротив его кабинета задрожали. К тому же в обед в столовой не появился, а это на него совсем непохоже.

– Разве? – сделала вид, что не заметила этого, хотя сама каждую минуту поглядывала на двери.

– Угу. Теперь все сидят, как мыши под веником, боятся лишний шаг сделать, а ты тут собираешься провернуть немыслимое.

Несомненно, у Винсента имелась более весомая причина для плохого настроения, нежели вчерашнее происшествие. Да и он взрослый мужчина. Скорее всего, давно забыл обо всем. Это мы, девушки, любим строить воздушные замки, поддаваться эмоциям, которые порой весьма не вовремя руководят нами. И тот безумный поцелуй явный тому подтверждение.

Я взглянула на задумчивую Хелен, и мне в голову внезапно пришла шальная мысль.

– А тебе часом не Вин… – я запнулась, остановившись на полуслове, а затем быстро исправилась: – не лорд Эванс нравится?

Я надеялась, что Хелен не придаст значения моей оговорке.

– Он, конечно, красив, но моим сердцем не завладел, – девушка устремила задумчивый взгляд куда-то вдаль, прекратив помешивать зелье, и на ее щеках заиграл румянец. Видимо, вспомнила о любимом.

Я же перевела дыхание. Все-таки отсутствие у соседки по парте чувств к ректору значительно облегчало предстоящую задачу по ее спасению от нежеланного жениха.

Домой я шла в приподнятом настроении, поскольку к предстоящему свиданию практически была готова. Дело осталось за малым: подлить зелье кавалеру и ждать за содеянное расправы от ректора. В том, что он не спустит мне это с рук, даже не сомневалась. Вот только в душе стремительно росла тревога: что Винсент выберет на этот раз? Я надеялась, что ему не взбредет в голову повторить прошлое наказание, иначе быть беде. Как бы не перепало и на его долю, а то настоек в лаборатории много всяких. Я и для него что-нибудь интересное подберу. Нечего выбивать у меня почву из-под ног.

Среда быстро сменилась четвергом, а затем и пятницей. Накануне предстоящей встречи я получила письмо от Аурелии. Всего пару строчек, из которых следовало, что мне нужно явиться в субботу к пяти вечера в ресторан «Золотая звезда». Интересно, а за чей счет банкет: родителей, Аурелии или их избранника? Хотя какая разница? Исход его в любом случае будет не самым приятным, но весьма запоминающимся. Внутри неприятно зашевелилась совесть. Ужасно не хотелось так поступать, но разве кто-то оставил иной выбор? Ведь сколько бы ни пыталась достучаться до родных, они так и не услышали меня. Однако уже после первого свидания они поймут, что их дочь не намерена сдаваться.

Сборами к походу в ресторан я себя особо не утруждала: выбрала достаточно простое платье, собрала волосы в тугую косу. Этакая девочка-припевочка, прилежная адептка. Не хватало для завершения образа лишь очков. Эх, надо было позаимствовать их у магистра Лерроя.

И без того нерадостное настроение омрачало еще и то, что Ингрэм, невзирая на мои ожидания, все же не появился. Хоть он и предупредил сразу, что сможет выбраться только в воскресенье, я неустанно лелеяла надежду. Мне требовалась его поддержка, крепкие объятия. Всего минутка, ладно, пять… И на душе непременно стало бы намного легче, и я не была бы сейчас столь нерешительна. Смахнув набежавшую слезу, закрыла дверь в комнату и вышла на улицу.

Глава 4

Погода стояла прекрасная: полуденный жар спал, уступив место приятной вечерней прохладе. Легкий ветерок лениво покачивал ветки высоких деревьев, поигрывал с волосами, едва ощутимо ласкал лицо. В общежитии было относительно душно, поэтому первое, что я сделала, едва его покинула – вдохнула полной грудью. Мне давно следовало выйти на свежий воздух, чтобы хоть немного успокоиться, а то уже совсем извелась: пальцы заметно подрагивали, уголок левого глаза то и дело дергался – нервы давали о себе знать. Я давно не занималась подобными проделками. Они мне совершенно разонравились. Возможно, повзрослела, набралась ума. И если бы у меня был сейчас выбор, то ни за что бы не пошла на такой шаг. Ведь если зелье даст побочное действие, то неизвестно даже, чем все это закончится. Но без показательного выступления мои родные точно не оставят меня в покое. Я могла пойти по пути наименьшего сопротивления – не явиться на свидание и вовсе, но это не выход из сложившейся ситуации. За этим непременно будет еще одно и еще…

Кто-то любезно послал за мной карету, позволив тем самым тщательно подготовиться к предстоящей встрече. Поскольку я не знала, как долго зелье сохраняет свои свойства, то решила нанести его на руку непосредственно перед входом в ресторан. Однако для этого следовало сделать защиту, чтобы оно не проникло через кожу, чем и занялась, пока экипаж уносил меня подальше от общежития. Я распределила тонким слоем специальную мазь по тыльной стороне ладони, дождалась, когда она превратится в едва заметную мерцающую пленку, и капнула на нее экспериментальное зелье. Дело было сделано. Главное – чтобы все прошло по плану.

Время, проведенное в пути, пролетело так быстро, что я едва успела спрятать все улики. Мазь убрала в ридикюль, а бутылочку с зельем, на всякий случай, засунула в лиф платья. Вдруг еще понадобится?

Стоило переступить порог «Золотой звезды», как ко мне подошел приятный мужчина средних лет в черном фраке и, спросив имя, повел вглубь ресторана. Сердце через раз пропускало удары, ведь я прекрасно понимала, что случится после… С искусанных от страха губ сорвался горестный стон. Но идти на попятную я не собиралась, поэтому нацепила улыбку, которая, надеялась, не походила на звериный оскал. Оказалось, вовремя.

Мы подошли к столику в центре зала, и чувство вины вперемешку с гневом накрыло меня с новой силой. Моим кавалером этим вечером должен был стать невысокий светловолосый парень приблизительно моего возраста, да такой щупленький, что без слез не взглянешь. И как на таком отыгрываться? Или же Аурелия специально мне его подсунула, зная мой нрав? Что же делать?

Он встал со стула, едва я подошла, и поднес мою руку к губам. Захотелось мгновенно отдернуть ее, но все же сдержалась. Мне было жаль его до глубины души, однако раз взялась, надо идти до конца.

«Представление начинается!» – мелькнула мысль, от которой стало на душе еще хуже.

– Добрый вечер, Эмилия, – немного неуверенно произнес паренек, а затем началось то, чего не ожидала даже я – на его голове медленно, но уверенно стали появляться… рога. Да еще и витиеватые.

Что такое?! Что за шутка?! Это не мое зелье! Или же это и есть тот самый побочный эффект? Вот же непруха… Все было гораздо хуже, чем я предполагал. По моим вытаращенным глазам несостоявшийся кавалер явно понял, что что-то с ним не так. Однако спросить ему так ничего и не удалось, поскольку сработало и основное действие зелья – немота. Ради него-то я все и затеяла.

– Умоляю, прости меня. Я, правда, не хотела, чтобы все так получилось. Ты ни в чем не виноват, дело не в тебе, – эти слова мне дались с трудом. В глазах уже застыли слезы, которые в любой момент могли покатиться по щекам. Как же больно!

Я выскочила из ресторана, привлекая к себе внимание окружающих, и рванула к дожидавшейся меня карете. Кучер явно не думал, что ему так скоро придется ехать обратно, однако не стал медлить, а быстро открыл дверцу, помог мне забраться внутрь и запрыгнул на козлы. Вскоре раздался удар хлыста, и карета покатилась по мостовой. По дороге я дала выход слезам, поскольку чувствовала себя самым ужасным образом, переживала не столько за предстоящее наказание, сколько за бедолагу. Как он там? Помог ли ему кто?

Когда экипаж подъехал к столь знакомым кованым воротам – входу на территорию академию – я быстрым шагом, понурив голову, желая скрыться от любопытных глаз, направилась в парк, что располагался на заднем дворе академии. В общежитие идти не хотелось, знала, что именно там в первую очередь меня будет искать разъяренная Аурелия. В ближайшее время ей уже обо всем станет известно.

Я присела на скамейку, которую ненавидела после той злополучной ночи больше всех здесь, и снова разрыдалась. Эмоции настолько взяли надо мной верх, что я не почувствовала чужую энергетику. Лишь когда где-то совсем рядом хрустнула ветка, поняла, что уже не одна. Всего два человека могли столь быстро отыскать меня: Винсент, от которого не стоило ждать ничего хорошего, и… Ингрэм.

Это он! Точно он! Мой милый явно ощутил насколько мне плохо, да и сам, скорее всего, не находил себе места, зная, что его любимая отправилась на свидание с другим мужчиной. Возможно, и вовсе решил вмешаться.

Я вскочила со скамейки, вытирая со щек неутихающие слезы, и тут же попятилась.

«Нет! Только не он! Только не сейчас…»

Надо мной в темно-сером костюме, надетом, судя по пиджаку, наспех, возвышался ректор. Он впился в мое лицо испытующим взглядом. Интересно, как долго он наблюдал за моими рыданиями, позволяя выплакаться? Если у него ужасное настроение, то мне конец. Однако сколько бы не искала золота, расплескавшегося в его глазах, так и не увидела. Может, все дело в тени, которую создавало огромное дерево, раскинувшее над нами свои могучие ветви?

– Адептка Стерн, потрудитесь объяснить, что вы натворили?! Вернее, зачем? – приказным тоном сказал ректор. От его резких слов мое сердце заколотилось с неимоверной частотой. Я молчала, опустив низко голову, поскольку не успела подготовить более-менее вразумительное объяснение. – Если потребуется, применю зелье правды. Выбор за вами.

– Не надо зелья. Я сама все расскажу, – мой голос походил на шелест осенней листвы, лежавшей у наших ног.

– Пойдемте, – одним широким шагом он сократил разделяющее нас расстояние и ухватился за мое запястье. Ток от его прикосновения тут же прошелся по всему телу, заставив вновь посмотреть в золотисто-карие глаза Винсента.

– Куда? – озадаченно спросила у него, с трудом найдя в себе силы.

– Не здесь же нам разговаривать, – немного раздраженно отозвался ректор.

Вот зачем я задаю глупые вопросы? Мне следовало снова стать примерной адепткой и вести себя прилежно, а не злить его лишний раз. И так неизвестно, что он изберет в качестве наказания. Только бы не отчислил! От этой мысли у меня перехватило дыхание.

Не успела и глазом моргнуть, как оказалась в комнате в общежитии. В родных стенах даже чувство вины было не таким уже давящим, хотя оно и не отпускало.

– Зелье! – он протянул раскрытую ладонь и выжидательно замер, будто и не предполагал встретить сопротивление. Я повернулась к нему спиной, нащупала пальцами притянный в лифе флакончик, хранивший тепло тела, и передала ректору. – Сама сварила? – он прищурился, убрав бутылочку в карман пиджака. Отпираться не имело смысла, поэтому просто утвердительно кивнула. – Обратное есть?

– Нет, – прошептала тихонько под нос. На его скулах тотчас заиграли желваки. Этот момент значительно усугублял мое положение.

– Признаюсь, адептка Стерн, сперва я подумал, что вы взялись за старое, но ваша реакция и покладистость поставили меня в тупик. Хоть и следовало бы принять сейчас относительно вас кардинальные меры, не буду рубить с плеча. Надеюсь, ваши доводы окажутся весомыми против уже имеющихся фактов, – он замолк, продолжая скользить по мне оценивающим взглядом. – Как вам еще не пришла в голову мысль позаимствовать очки у магистра Лерроя?

– Пришла, но слишком поздно, – осмелилась признаться, комкая мягкую ткань платья.

Винсент возвел глаза к потолку, судорожно вздохнул, качая головой, и исчез, не сказав больше ни слова.

Я тут же расплела косу и подошла к шкафу, чтобы переодеться в привычную одежду. Ничего не оставалось, кроме как смиренно дожидаться Винсента, унесшегося в неизвестном направлении.

Посидеть в тишине я не смогла даже пяти минут. Сперва в коридоре раздался спешный стук каблуков, а потом кто-то настойчиво замолотил в дверь, требуя впустить его. Сомнений в том, кто пришел меня навестить, даже не возникало.

Я тяжело вздохнула, но затем все же сняла запирающие заклинания с замка. Аурелия, заслышав щелчок, тут же влетела в комнату.

– За ножовкой по дереву пришла? Так у меня ее нет, – я театрально развела руки в стороны.

– Ты хоть понимаешь, что натворила? В каком свете себя выставила? Да что там себя! Про меня бы подумала! – она кипела от злости.

– А обо мне кто-нибудь из вас подумал? – повысила я голос. Ее следовало немедленно осадить.

– Вот чем тебе не угодил Лоренс? – Аурелия готова была испепелить меня взглядом.

– Хоть имя буду знать несостоявшегося кавалера, – пробурчала в ответ.

– Я так старалась тебе угодить, – тетушка не обращала никакого внимания на мои высказывания.

– Чем? – опешила от ее слов.

– Лоренс также, как и ты, увлекается зельями. Думала, вы легко найдете общие темы для разговора.

– Ты его хоть видела? – еле слышно спросила я.

– Видела. Что тебе в нем не понравилось? – она не слышала меня и даже не пыталась это сделать.

Похоже, ее волновала только слегка подпортившаяся репутация. Я мысленно отсчитала до десяти, прежде чем спокойно произнесла:

– Вот ты бы на него позарилась?

– Разве в красоте дело? – ответила тетушка вопросом на вопрос.

– Сказала та, у которой числится в кавалерах едва ли не самый красивый мужчина в городе, – ляпнула я, не подозревая даже, какой эффект произведут мои слова.

– Ты на него глаз положила, – решительно заявила она. – Так и знала! Вся причина в нем!

– Аурелия, у тебя крыша поехала, что ли? – ошарашенно посмотрела на нее.

– Тогда почему упомянула Винсента в разговоре? Признайся, он тебе нравится! – требовательно воскликнула тетушка. Ее щеки покрылись ярко-красными пятнами.

– Совсем свихнулась?! – перешла я на крик. – Просто сопоставила их по внешности.

– Собирайся, – проговорила Аурелия после затянувшейся паузы, немного успокоившись.

– Куда? – я демонстративно села на стул.

– В больницу!

– И не подумаю, – вдобавок сложила руки на груди. Я хотела сказать, что с минуты на минуту может появиться Винсент, и лучше мне его дождаться тут, но не успела.

– Ты немедленно пойдешь со мной и извинишься перед несчастным парнем, а также его отцом! – сказала моя родственница тоном, не терпящим возражений. Да что она себе позволяет?!

– Еще чего! – недовольно фыркнула в ответ.

– Если не сделаешь, как я сказала, то вылетишь из академии. Уж этому я поспособствую, поверь, – в ее голосе послышалась угроза. Тетушка весьма некстати намекнула на свою связь с ректором. Хотя ее слова больно укололи в самое сердце, попыталась предупредить свою родственницу о том, что в комнате мы больше не одни. И, судя по золоту, разлившемуся в глазах у Винсента, ему ужасно не понравилось услышанное. Заметив мое растерянное выражение лица, Аурелия резко обернулась и охнула.

– Позвольте, леди Мистрел, мне самому решать: кого отчислять из академии, а кого – нет, – голос ректора был непривычно холоден и резок.

У меня от него даже мурашки по спине побежали. Да сразу целым муравейником. На скулах Винсента играли желваки, а губы превратились в единую тонкую прямую линию. Похоже, тетушка перешла запретную черту, посягнула на то, что было ему так дорого. Ну и попадет ей! А кому сейчас легко? Не одной же мне отдуваться… Я с трудом сдерживала улыбку и мысленно потирала ручки. Винсент подошел к перепуганной Аурелии, взял ее за локоть, и они исчезли. Вот пусть на ней и отрывается. Мне меньше достанется, а может, и вовсе пронесет.

***

– Винсент, прошу, прости меня, – взмолилась Аурелия, как только мы оказались в гостиной моего дома.

Я стоял, не двигаясь, и молча смотрел на нее. Мне следовало успокоиться, взять эмоции под контроль, чтобы не наговорить обидных фраз. Иначе и самому потом придется извиняться. А это еще больше осложнит мое положение. Возможно, целительница была так же вне себя от злости в момент, когда произносила обидные слова. Однако она не имела на то право. Или Аурелия считала иначе? Если да, то с каких пор и на каком основании? С этим определенно стоило разобраться. Однако позже… Мои мысли вернулись к Эмилии. Снова. Неужели Аурелия не понимает, что к девушке нужен совсем другой подход? Своими угрозами женщина поднимет в ней еще большую волну протеста. И все-таки, что она забыла в “Золотой звезде”?

– Каким образом твоя племянница оказалась в ресторане? – нарушил я затянувшееся молчание, оставив вопрос о прощении на потом. Впрочем, как и с собственическими замашками.

– Ходила на свидание, – без заминки поведала целительница, продолжая с мольбой смотреть мне в глаза. А этого я не любил…

Ее ответ озадачил, породил ворох новых вопросов, а где-то глубоко внутри неприятно зашевелилось уже знакомое чувство ревности. Наверное, даже встречаясь с Марленой, я не испытывал подобного. Да что же со мной такое? Ответ, который напрашивался сам собой, я мысленно прогнал прочь. Как можно увлечься собственной адепткой?

– Разве она рассталась с сыном архимага? – старался говорить ровно и спокойно, чтобы не выдать личного интереса.

– Пока нет, но мы все надеемся, что это произойдет в ближайшее время, – Аурелия нервно теребила подол платья длинными пальцами. Прямо как Эми…

– Почему? – я пытался сложить головоломку из мелких частей, но у меня не получалось, не удавалось понять сути происходящего.

– Некромант ей не пара, – уверенно заявила Аурелия. – Родители Эмилии, мягко говоря, пребывают в шоке от ее выбора и надеются, что она переключит свое внимание на кого-то другого.

– И вы решили ее свести с кем-нибудь? – изумился собственному выводу. Женщина утвердительно кивнула. – Теперь все ясно. Неужели никто из вас не подумал, что произойдет нечто подобное? Твоя племянница не из тех, кто подчиняется приказам. К ней нужен совсем другой подход.

– Винсент, пожалуйста, заставь Эмилию извиниться перед Лоренсом, – мольба на этот раз отразилась и в звонком голосе. – Ты единственный, кто может на нее повлиять. У тебя имеются на то все необходимые рычаги давления. Она на многое пойдет, лишь бы остаться в академии. Ей важно получить диплом.

– Прости, но нет. Я не стану заниматься подобным. Не собираюсь из-за вашей прихоти и глупых предубеждений превышать свои полномочия. Несомненно, накажу ее за незаконное применение зелья, однако с остальным разбирайтесь сами, – произнес я тоном, не допускающих возражений. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь размеренным ходом часов. – Аурелия, думаю, нам стоит положить конец этим встречам.

– Осталось всего две. Я уже сказала ей: нет так нет… – залепетала женщина, присев на край дивана.

– Я не о Эми, а о нас.

Она мгновенно вскинула голову. В ее серых глазах поселился такой страх, словно я сказал что-то страшное и смертельно пугающее.

– Ты не хочешь больше видеться со мной? Но почему? – на последней фразе Аурелия значительно повысила тон. Ее подбородок задрожал.

– Я боюсь, что наши отношения мешают тебе найти достойную пару, – уже не впервой назревал серьезный разговор. Два года бесполезных поисков, два долгих года ожиданий…

– Это не так, Винсент. Я прекрасно все понимаю. Мы просто друзья, – целительница в очередной раз поставила в нем точку, не позволив нам толком разобраться между собой. Не обманывала ли она и меня, и себя?

– Хорошо, если ты со мной честна.

– Конечно честна! – как по мне, Аурелия слишком интенсивна закивала.

– Тебя перенести домой? – спросил у целительницы, желая поскорее разобраться с последним важным на сегодня делом.

– Нет, если можешь, то в больницу. Надо еще уладить пару вопросов, – с тяжелым вздохом отозвалась она и встала.

– Аурелия, позволь мне дать тебе один дельный совет, – я подошел к женщине и взял за руку, надеясь, что так мои слова точно достигнут цели.

– Слушаю, – она была вся во внимании.

– Оставь затею со свиданиями, – вкрадчиво произнес я.

– Не могу, я уже пообещала сестре… – она замотала головой.

– Тогда жди очередной бури, – вымолвил с тяжелым вздохом, понимая, что о покое в ближайшее время следует позабыть.

Я прикоснулся к ее щеке в чисто дружеском поцелуе и перенес в больницу, откуда сразу же направился в общежитие, ведь мне следовало еще раз встретиться с одной неугомонной адепткой, чтобы вынести наказание.

Эмилия

Минуты, проведенные в ожидании Винсента, показались мне вечностью. Я стояла у окна, обхватив плечи руками, и смотрела на пламенеющий закат. Почувствовав внезапно на себе столь знакомый мужской взгляд, тут же повернулась и с тревогой посмотрела на ректора. Золото больше не плескалось в его глазах. Значит, они разобрались полюбовно. Но что-то в них все же изменилось. Они словно наполнились неуемной грустью. С чего бы?

– Как он? – задала волнующий меня в первую очередь вопрос. Я не хотела причинять душевную боль Лоренсу и последние полчаса, проведенные в одиночестве, только и делала, что занималась самобичеванием.

– Тебе, можно сказать, повезло, – ответил мужчина, окинув меня с ног до головы оценивающим взором. Мне стало немного не по себе: щеки ощутимо зарделись, хотя, кажется, раньше я за собой подобного не замечала. Или просто не припоминала?

– Почему? – удивленно уставилась на него, едва совладала со смущением.

– Видимо, что-то пошло не так. Либо зелье бракованное, – пожал он широкими плечами. – Даже нейтрализатор не понадобился, – мужчина не сводил с моего лица глаз. У меня на лбу что-то нарисовано что ли?

– Как так-то? – проворчал во мне недовольный алхимик. – Значит, придется еще и над длительностью воздействия поработать, – горько усмехнулась в ответ.

– Ты неисправима, – покачал Винсент головой с тяжелым вздохом, но в его голосе не было ни злости, ни роптания, лишь огорчение.

– Вы не правы по отношению ко мне, лорд Эванс. Если не заметили, то никакого удовольствия мне это не принесло.

– Заметил, – коротко отозвался Винсент, продолжая скользить по мне взглядом, еще больше вгоняя своим поведением в краску.

– Почему вы ни о чем не спрашиваете? – растерянно сказала я.

– Твоя тетя уже обо всем рассказала, – его голос заметно напрягся на этой фразе. Видимо, разговор у них все-таки состоялся не очень приятный. – По идее, я должен злиться на тебя, Эми, отчитать по полной, но у меня не получается. И почему сразу не догадался, что быть беде, как только ты завела речь про субботу? Даже не знаю, что мне с тобой делать.

Его признание на миг выбило почву из-под ног. Что с ним не так сегодня?

– Может, простить и отпустить? – жалобно попросила я, в порыве шагнув ему навстречу.

– И не надейся, – безоговорочно заявил Винсент. – Я уже определился с наказанием.

– Что же вы избрали на этот раз? – с замиранием сердца поинтересовалась у него.

«Только бы не печеньки! Только бы не печеньки!» – вторила про себя, держа при этом кулачки на удачу. Благо самое страшное, отчисление, не светило.

– Месяц на полигоне! Нет, два! Приступаешь с понедельника, – приказным тоном вымолвил ректор, и я облегченно выдохнула, а на губах расползлась довольная улыбка. Конечно же, от лорда Эванса не укрылась моя реакция, вызвавшая у него на мгновение растерянность. – Надеюсь, на завтра у тебя не запланировано никаких свиданий? – его темная бровь вопросительно изогнулась.

И кто меня дернул за язык? Следовало промолчать, тем не менее с моих губ сорвалась колкость:

– Вы об этом лучше сами у сводницы спросите. Ей об этом известно гораздо больше, чем мне!

– Эми… – золотисто-карие глаза ректора тут же недобро полыхнули огнем, и он начал медленно наступать на меня. Я попятилась. – Мне кажется, ты порой забываешь, с кем разговариваешь, – Винсент перешел на угрожающий шепот, но лучше бы он закричал. Мне было бы так спокойнее. Когда спина уперлась в платяной шкаф, я нервно сглотнула. Отступать больше было некуда. Винсент приблизился ко мне вплотную и расставил руки по обе стороны от моей головы. Прямо как тогда, в библиотеке. Вот только сейчас его близость действовала на меня совершенно иначе. От сильного тела исходил жар, передавался мне, напоминая о нашем единственном сумасводящем поцелуе. – Ты играешь с огнем, Эми… – прошептал на ухо ректор, опаляя его горячим дыханием.

Интересно, это кто еще с кем играет тут? Вместо того, чтобы попытаться оттолкнуть мужчину, я стояла и смотрела на него во все глаза. Казалось, я не узнавала его. Но в тоже время и себя. Мои руки прямо-таки чесались сомкнуться у него за шеей. Они подталкивали меня провести ладонями по грудным мышцам под рубашкой. Стоп! О чем это я?! Какие грудные мышцы? Холодный душ! Мне немедленно нужен холодный душ! Но сперва следовало выбраться из ловушки, в которой оказалась по собственной же вине.

– Лорд Эванс… – надломившимся голосом обратилась к Винсенту, прекрасно осознавая, что сейчас может произойти. Вот только боялась, что поцелуем на этот раз все может не закончиться. Таймер не сработает, ведь его и в помине не существовало в моей комнате. Остановить нас будет некому. Набрав побольше воздуха в легкие, продолжила: – Простите, пожалуйста. Обещаю, впредь такого не повторится, – я поразилась своей стойкости перед красотой и силой этого мужчины, хотя вынуждена была признать: с некоторых пор он стал волновать меня.

Если разум и пытался заявить, что все это не более, чем выдумки, тело не соглашалось с ним. Оно мечтало вновь оказаться в крепких объятиях ректора и пройти через ураган чувств, которые он мог подарить. Как выяснилось, под маской отчужденности и холодности скрывался пылкий и способный на безрассудные поступки мужчина. С одной стороны это удивляло, с другой – волновало.

Мое обращение заставило Винсента поднять голову и посмотреть на меня. В золотисто-карих глазах полыхал пожар. В них плескалась ничем неприкрытая страсть. Но не только она. Что-то еще, таинственное, не поддающееся разгадке… Он потупил взгляд, пытаясь прийти в себя от неожиданно нахлынувших эмоций, а затем резко отстранился, нервно взъерошил волосы и еле слышно выругался себе под нос. Однако я уловила все, что не предназначалось для моих ушей. Как же я прекрасно его сейчас понимала! Мое сердце до сих пор билось с отчаянной скоростью. Мы оба были в ответе.

– Это я прошу вас простить меня, адептка Стерн, за свое неподобающее поведение, – Винсент перешел к формальному обращению, желая возвести между нами незримый барьер, рухнувший еще при первом поцелуе. Вот только он никак не хотел выходить у меня из головы.

Я молча кивнула в знак принятия его извинений, после чего ректор сухо попрощался и, не задерживаясь больше ни на секунду, исчез из комнаты через пространственный портал.

– Эх, чем дальше в лес, тем больше бурелома, – тихонько прошептала ему вдогонку. – Как же Ингрэму теперь в глаза-то смотреть? А Аурелии? – Я уронила лицо в ладони, чувствуя, как оно заливается краской стыда. – Что мы оба творим? Так, надо держаться от него подальше! – дала себе установку, а затем еле слышно вымолвила: – Все пройдет, все забудется… Исчезнет из памяти, как тает снег под лучами мартовского солнца.

Желая покончить с самобичеванием и душевными терзаниями, быстрым шагом покинула комнату и направилась к Берте. Только бы она была у себя! Мне срочно требовалась ее поддержка. В одиночестве изведусь на нет и еще невесть к чему приду.

Я настойчиво постучала в дверь и вскоре встретилась со взволнованным взглядом подруги.

– Жива? – первое, что спросила Берта.

– Жива, – отозвалась я с горестным вздохом и переступила порог ее временной обители.

– Судя по недовольным выкрикам твоей тетушки, тебе все же удалось сорвать свидание, испытав зелье на подобранном ею кавалере, – вымолвила соседка, следуя за мной.

– Ага, – ноги все еще дрожали после перенесенных эмоций, поэтому я поторопилась присесть на ближайший табурет.

– Как он хоть, ничего? – с неподдельным любопытством спросила она.6c8ce3

– Лучше не спрашивай даже, – махнула рукой. – Таких красавцев полным-полно на факультете некромантии. Если не брать в учет Ингрэма или магистра Алазарда.

– Это она тебе по блату выбрала, что ли? – от изумления Берта чуть не промахнулась пятой точкой мимо стула.

– Не знаю, – я пожала плечами.

– Наказание вынесено? – спохватилась она вдруг.

– Вынесено, – в самый неподходящий момент я вспомнила, как Винсент прижимал меня к шкафу, и зарделась.

– Эми… – потрясенно вымолвила подруга. – Что между вами происходит? Ты явно что-то постоянно недоговариваешь, – на этот раз в ее голосе послышался упрек. Но как можно было признаться в подобном?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю