290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 1)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 16 страниц)

Анастасия Маркова
Хорошая адептка – мертвая адептка

Глава 1

Первое сентября. Еще в прошлом году я ждала его с нетерпением, но за последнее время многое изменилось. Сегодня грусть-тоска, как никогда ранее, навалилась на меня тяжелым камнем, а к горлу и вовсе подступил слезливый ком, готовый в любой момент вырваться наружу. Все же в какой-то момент я не удержалась, и одинокая слезинка проложила мокрую дорожку на правой щеке, слегка опаляя нежную кожу. Я быстро ее смахнула, надеясь, что Берта, щебетавшая без умолку, ничего не успела заметить. Все та же академия, все та же столовая, все тот же столик, вот только рядом со мной не было черноглазого брюнета, заставлявшего мое сердце биться гораздо чаще. Я повернулась к окну. С самого утра накрапывал дождик – тихий, неторопливый. Он значительно усилился к обеду и барабанил теперь по подоконнику, отбивая только ему одному знакомую мелодию. Небо было нахмуренным, словно о чем-то задумалось. Погода явно соответствовала моему настроению.

– Как прошли каникулы? Ничего не взорвала? – поинтересовалась Берта, радовавшейся, в отличие от меня, началу учебного сезона. То, что проходила сейчас я, ей довелось пройти еще год назад.

– Сложилось впечатление, что время тянуло кота за хвост, – проворчала себе под нос.

Тишина, повисшая в просторном светлом помещении буквально на несколько секунд, возвестила о появлении в столовой самого главы академии. Я посмотрела в сторону входа и встретилась взглядом с золотисто-карими глазами, в которых раньше мне виделось лишь высокомерие. Винсент был одет в стильный темно-серый костюм классического покроя, который превосходно сидел на нем, и кожаные ботинки, начищенные до блеска. Хоть это было и не прилично, однако я не сводила с него взгляда, пытаясь подметить малейшие изменения, произошедшие в его внешности за те неполные три месяца, которые мы не виделись. Насколько мне показалось, он ни капли не изменился. Все также красив. Кто же теперь составит ему конкуренцию? Адепт первого курса? Или Винсент снова завладеет сердцами большинства адепток?

За весь второй курс я попала к ректору за проделки всего два раза. Это какое небывалое для меня достижение по сравнению с первым курсом! Спокойствие Ингрэма, видимо, уравновешивало мою неуемную энергию. Вот только теперь следовало ждать беды.

– Эми, ты меня, вообще, слушаешь? – недовольно воскликнула подружка, заметившая, что я потеряла нить разговора.

– Прости, – виновато опустила голову.

– Он уже сделал предложение твоей тетушке? – поинтересовалась Берта, поддев на вилку кусочек мяса.

– Пока нет, – отозвалась я, продолжая ковыряться столовым прибором в тарелке. Аппетит не пришел даже во время еды.

– Чего же он ждет? Или до сих пор не может забыть ту гадину? – девушку перекосило от злости. Сколько времени прошло, а она все не могла похоронить в памяти день, едва не ставший в ее жизни последним.

– Кто ж его знает, – я пожала пелчами и тяжело вздохнула.

Ректор тем временем занял привычный столик у соседнего окна и принялся дожидаться, пока его обслужат. В манжетах белоснежной рубашки по-прежнему красовались золотые запонки, на которых имелась гравировка в виде заглавных букв его имени – подарок лорда Эванса старшего. Он не изменял своим принципам. Винсент вновь перехватил мой взгляд, а затем слегка склонил голову в знак приветствия, и я ответила ему тем же.

– Как прошло знакомство родителей с Ингрэмом?

– Лучше не спрашивай, – я огорченно вздохнула и уронила лицо в ладони. Хотя понимала, что от назойливой подруги мне так просто не отделаться.

– Все настолько плохо? – еле слышно спросила она.

– «Я не думаю, что у тебя с Ингрэмом есть будущее», – процитировала слова матери, отпечатавшиеся в памяти.

– Так и сказала? – ее глаза округлились от удивления.

– Да. Хотя я сама виновата. Не стоило неустанно зудеть у нее над ухом «ну как он тебе?» – ответила ей без утайки. – Наверное, мы еще никогда с ней так не ругались, как в тот день.

– Вот что ее в нем не устраивает? И красивый, и умный, и заботливый, – начала перечислять подруга достоиства Ингрэма, отложив вилку в сторону. Берта сильно нахмурилась, похоже, ее также задела эта тема.

– Она и сама не знает. Сказала лишь, что не лежит у нее к нему душа, – огорченный вздох очередной раз слетел с губ.

– Даже несмотря на то, что он спас тебе жизнь? – удивленно спросила подруга.

– Да. Но и это еще не все… – я вновь принялась гонять вилкой мясо по тарелке.

– Ну, не томи же! – нетерпеливо воскликнула моя соседка по комнате. – Нервы не железные все-таки.

– В разговор вмешался отец… – мои щеки тут же залил румянец, а руки сжались в кулачки.

– И… – протянула Берта, подавшись корпусом вперед.

– Сказал, что ноги некроманта в его доме не будет, в крайнем случае – боевого мага. Да и то после всей этой истории с Говардом они у него не в почете, – горько вздохнула я.

– И кто же ему теперь по нраву? – с раздражением спросила Берта.

– Артефакторы, целители, алхимики… – безэмоционально повторила я слова отца.

– Одним словом, зануды, – ее лицо скривилось, словно она съела лимон.

– Да, – утвердительно кивнула в ответ.

– Вот это ты попала, подруга, – с сочувствием глянула на меня Берта. – Что будешь делать? – в ее звонком голосе послышалось волнение.

– Сдаваться я однозначно не собираюсь. Да и мы пришли к кое-какому взаимному соглашению после долгих препирательств, – я поджала губы и хмыкнула.

– Поделишься? – она слегка склонила голову набок, ожидая продолжения.

– Они потребовали, чтобы я повстречалась и с другими молодыми людьми.

– Как так?! – громко воскликнула соседка, а затем прикрыла ладошкой рот. Но было поздно, она привлекла к себе внимание не только адептов, но и некоторых преподавателей, недовольно посмотревших в нашу сторону. – Ты ведь любишь Ингрэма! Почему они так с тобой поступают? – на ее лице отчетливо читалось недоумение.

– Не спрашивай, Берта. Сама не знаю, – я уронила лицо в ладони и тут же почувствовала на себе заинтересованный взгляд. Подняла голову, чтобы убедиться в своем предчувствии, но ректор смотрел перед собой. Неужели показалось?

– Только не говори, что поддашься на их уговоры?! – ее голос звенел от гнева.

– Выхода нет. Придется уступить, – расстроенно ответила подруге, а затем взглянула на часы. До лекции оставалось менее четверти часа.

– Ты что-то задумала, – пришла к выводу соседка по комнате, знавшая меня не первый год. – Иначе не была бы сейчас столь спокойна.

– Есть у меня задумка. Вернее, даже две. – Берта выглядела сильно взволнованной, поэтому я не стала мучить ее в догадках, а понизив голос до таинственного шепота, поделилась планами: – Наверное, мне стоит взяться за старое. В лаборатории имеется парочка зелий, не прошедших испытания…

– Эми! Наш узурпатор тебе этого не простит, – она кивнула в сторону Винсента, переставшего даже жевать в это время, словно каким-то образом подслушивал этот разговор.

– Скажи, ну что он мне сделает? Покричит две-три минуты. Пусть даже десять. Назначит отработку. Да я эту библиотеку знаю уже вдоль и поперек. Выберет полигон, так погода пока стоит чудесная. Подышу свежим воздухом, вместо того, чтобы корпеть над учебником либо сидеть в общежитии, – приводила я весомые доводы. Однако, судя по нахмуренному выражению лица подруги, ей явно не нравился мой план.

– Ты не знаешь его настолько хорошо. Он может оказаться весьма изощренным в своих наказаниях, – предостерегающе прошептала девушка. Я посмотрела на объект нашей беседы, но тот повернулся к окну.

– И пусть! Мое будущее мне гораздо важнее! – уверенно заявила в ответ.

– Выкладывай вторую! – требовательно проговорила Берта, не вдохновленная моей первой затеей.

– С ней все намного сложнее, – еле слышно произнесла я.

В это время возле нашего столика остановилась группа адептов, вынуждая меня замолчать. Нельзя было, чтобы наш разговор стал достоянием чьих-либо ушей. Вмиг сообщат Винсенту, а тот, зная его характер, не оставит донос без внимания, непременно вызовет меня к себе в кабинет для объяснения и разберательств. Или же предупредит обо всем родителей. Что еще хуже… Вскоре ребята все же отошли от нас подальше, однако даже после их ухода мне не хватало смелости озвучить задумку.

– Не тяни! – недовольно воскликнула подруга, съедаемая любопытством.

– Ритуал совместимости…

– Это самое ужасное, что могло прийти тебе в голову, – она откинулась на спинку стула и тяжело вздохнула. – Если вы его не пройдете, то только усугубишь свое положение. И дело не в том, что с тебя папа потом три шкуры спустит… или же кто-то другой… – Берта бросила красноречивый взгляд на ректора, – ты попросту лишний раз всем докажешь, что вы не подходите друг другу. И тогда точно пиши пропало.

– Тогда я не знаю, что мне делать, – на глаза снова стали наворачиваться слезы.

– Слушай, есть у меня одна идея, – щеки Берты залились румянцем еще до того, как она заговорила после затянувшегося молчания.

– Какое? – я готова была сейчас пойти на что угодно, лишь бы сохранить отношения со своим милым.

– Возьми пример с Говарда, – выпалила она на одном дыхании, краснея еще больше. Ее не очень-то тонкий намек я поняла сразу.

– Берта, это не выход, – замотала я головой, чувствуя, как и сама становлюсь пунцовой. Моя бурная реакция на ее предложение привлекла внимание Винсента. Он в течение нескольких мгновений пристально на меня смотрел, но затем все же отвернулся к окну. На его лице, как и всегда, я не смогла прочесть ни единой эмоции. – Ингрэм не пойдет на такой шаг. Ты ведь его знаешь.

– Все в твоих руках, Эми: любовное зелье, красивое белье, романтическая обстановка, – вымолвила она, довольно ухмыляясь.

– Думаешь, сработает? – немного неуверенно спросила я.

– Ты сомневаешься? – хмыкнула подруга. – Он же без ума от тебя. Явно не устоит перед соблазном. А потом и свадьба…

– Если Ингрэм все поймет, то может уйти раньше, чем что-либо случится, – мне неудобно было беседовать с ней на такие темы, но сейчас Берта – мой единственный союзник.

– А ты сделай так, чтобы не догадался. Раз хватает ума на изобретение зелий, на это тем более должно хватить, – поучительным тоном вымолвила подруга.

– Попробую. Вот только придется академический брать, если все получится, – мой голос вновь походил на шепот.

– Иногда приходится чем-то жертвовать ради счастливого будущего, – подруга пожала плечами и пригубила яблочного сока.

– Ты права. Оно, конечно, того стоит, но… – адепты начали один за другим подниматься из-за столов и покидать столовую. Обеденный перерыв подходил к концу.

– Что такое? – она снова нахмурилась, не понимая, чем вызвано мое недовольство.

– Ты ведь понимаешь, Ингрэм разозлится на меня, когда поймет, что все было подстроено? Он ведь и сдал экстерном экзамены за пятый курс обучения, чтобы поскорее встать на ноги. Хочет сперва прикупить домик, добиться положения, а только потом обзавестись семьей.

– Эми, все, что не делается – только к лучшему, – она накрыла мою руку своей и слегка сжала пальцы. – Ингрэм поймет, что ты поступила так из любви к нему. А что нынче поделаешь, раз твои родители встали на вашем пути?

– Ты права, – Берта развеяла все мои сомнения. Решено, так и поступлю… Главное – не струсить в последнее мгновение.

Мы переглянулись с ней, а затем, как по чьей-то команде, одновременно встали из-за стола. И снова я ощутила на себе этот пронизывающий взгляд! Веня-Веня, чем же моя персона вдруг привлекла твое внимание?

– Кстати, ты уже рассказала Ингрэму о предстоящих тебе знакомствах? – полюбопытствовала Берта уже в коридоре.

– Еще нет. Никак не решусь. А вдруг они все-таки пошутили? Или передумали? – с надеждой посмотрела на нее.

– Ты в это веришь? – с грустью спросила соседка, и я отрицательно покачала головой. – Вот и я тебе о том же. Готовься ты лучше к встрече с любимым, – двусмысленно проговорила она, а затем звонко рассмеялась, заставив меня смутиться, после чего мы наконец-то разошлись.

По возвращении в общежитие я переоделась в домашнее платье и села на кровать, подобрав под себя ноги. В голове царил полный кавардак. К тому запал заметно поубавился. А правильно ли я поступлю, поддавшись на уговоры подруги? Необходимо было все тщательно взвесить. Бросаться в омут с головой – не выход. А вдруг родители через годик все же свыкнутся с моим выбором? Хотя, зная отца, нет! Он редко меняет мнение.

В любом случае, до субботы в город мне не выйти, следовательно, все необходимые покупки переносятся именно на этот день. А там уже как карта ляжет. Да и зелье нужно еще приготовить. Или просто пойти и купить в лавке? Ох, сколько же трудностей!

Внезапно в дверь раздался стук, отвлекший от размышлений. И кто это ко мне заявился?

«Может…» – мое сердце подпрыгнуло от радости, но я тут же отмела предположение. Нет, время для Ингрэма не подходящее!

Я нехотя встала с постели и поплелась посмотреть на незваного гостя.

– Привет! – радостно воскликнула Аурелия, сильно удивившая меня неожиданным визитом. Наверное, в лесу что-то умерло. – Не отвлекаю тебя?

Я открыла пошире дверь, позволяя ей войти.

– Привет, тетушка! – с притворным весельем отозвалась в ответ. Вот только моя улыбка походила, скорее всего, на оскал.

– И чего дуешься? – родственнице не составило труда распознать мое истинное состояние.

– Кто тебе такое сказал? – продолжила играть выбранную роль.

– Думаешь, не вижу? – Аурелия усмехнулась и плюхнулась на стул. – Я же знаю тебя, Эми, не первый год.

– А ты считаешь, что можешь вот так внезапно заявиться ко мне, словно мы только вчера с тобой виделись, а не полгода назад?! – удивленно воскликнула я, сбросив с себя маску.

– Если бы в сутках было хотя бы тридцать часов, то я заглядывала бы к тебе хоть каждый день, – ответила она совершенно спокойно, не испытывая и капли вины.

– Ты бы и тогда нашла причину. Небось на Эванса находишь время! – полетел камень в ее огород. Я недобро на нее прищурилась.

– Не всегда, – она потупила взгляд и начала рассматривать свои руки.

– Ты потеряешь его такими темпами, – мое высказывание прозвучало жестче, чем следовало. Я не стала ей ничего предлагать, а просто взялась готовить нам кофе.

– Мы оба весьма занятые люди и понимаем, что работа важна в наш век, – казалось, Аурелия искала себе оправдание. – Ты ведь и сама уделяешь много времени своим разработкам.

– Он уже сделал тебе предложение? – задала ей вопрос, который буквально сегодня слетел в столовой с уст Берты. Может, у меня устаревшая информация, и мою тетушку, как и ректора, стоит поздравить с предстоящим торжеством?

– Нет! Но я этому только рада, – тетушка заметно смутилась. Легкий румянец проступил на ее заострившихся скулах. Наверное, Аурелии потребовалось немало сил, чтобы в этом признаться.

– Как так? Ты же его любишь, – я смотрела на свою родственницу во все глаза и не узнавала ту, с которой некогда провела столько времени. Казалось, передо мной на стуле сидел совершенно чужой человек.

– Люблю… Но замужество сейчас было бы совсем некстати, – сдавленным голосом вымолвила тетушка.

– Почему?! – изумленно воскликнула я.

Разве не об этом мечтает каждая женщина: просыпаться рядом с любимым по утрам? Пить кофе с ним, обсуждая планы на день? Дожидаться по вечерам, приготовив на ужин его любимое блюдо? Встречать после работы с распростертыми объятиями? Утопать в любимых глазах за мгновение до того, как его губы подарят тебе еще один незабываемый поцелуй?

– Ходят слухи, что лорд Лукант собирается уйти в конце года на заслуженный отдых и подыскивает себе достойную замену, – немного нахмурившись произнесла тетушка. – Сама понимаешь, сколько времени теперь будет отнимать работа.

– Тебе-то это зачем? Ты и так одна из лучших в целительстве. Не женское это дело! Оставь его мужчинам, – с мольбой посмотрела на Аурелию.

– А ты бы отказалась от столь заманчивого предложения, которое тебе внезапно подкинула бы судьба? Такой шанс выпадает один раз в жизни! – выпалила она на одном дыхании, явно не желая меня слышать.

– Неужели для тебя карьера важнее семьи? – спросила я, нервно сглотнув.

– Ты и сама не отказалась бы от такой возможности, будь она у тебя! – уверенно заявила родственница, словно знала все наперед.

– Если бы мне пришлось выбирать между работой и семьей, то я без раздумий выбрала бы семью, – мой голос даже не дрогнул. – Сейчас лорд Лукант, потом еще какая-нибудь причина, которая покажется тебе не менее весомой. Винстент не станет ждать тебя вечно. Не боишься остаться одной? Годы пролетят незаметно. Однажды ты непременно все поймешь. Вот только не будет ли поздно, Аурелия? Никакая слава и деньги не заменят человеческое тепло. Они не обнимут тебя ночью, не вытрут слезы в тяжелую минуту, не скажут доброго слова, – я скользила по ее красивому лицу растерянным взглядом. Неужели она не понимала простых истин?

– Ну, одна я точно не останусь, – вымолвила тетушка с натянутой улыбкой. – Да и Винсент все прекрасно понимает. Кстати, он собирается познакомить меня в ближайшее время со своими родителями. Так что можешь не волноваться, – похвасталась Аурелия с видом победительницы, и я перевела дыхание, хотя так и не перестала за нее беспокоиться. – Хватит обо мне. Давай лучше поговорим о тебе.

Я поставила перед ней дымящуюся чашку с ароматным кофе и села напротив.

– А что обо мне говорить? У меня ничего нового, – мой голос предательски дрогнул. Только не это…

– Уверена? – изящная бровь тетушки вопросительно изогнулась, и я утвердительно кивнула. Аурелия смерила меня испытующим взглядом, тяжело вздохнула и продолжила: – Ко мне сегодня наведывалась твоя мать. Она тревожится за тебя.

– С чего вдруг? Мы только вчера с ней виделись. Как видишь, жива, здорова.

– Из-за твоего некроманта, – ее ответ заставил внутри все сжаться в тугой узел.

– Два года не волновалась, а теперь – на тебе. Что изменилось? – я повысила тон.

– Эми, он тебе не пара, – Аурелия постаралась говорить мягко, но все равно разбудила дремлющий вулкан.

– А кто мне пара? Почему вы всё решаете за меня?! Чем он так вас всех не устраивает? – я вскочила со стула, едва не опрокинув на себя горячий напиток.

– Сядь! – закричала тетка, отчего я удивленно уставилась на нее. Она никогда не позволяла себе так со мной разговаривать. Я ее не узнавала… – Неужели не понимаешь, что однажды ему наскучит вытаскивать тебя из разных историй? Ты же сгусток неуемной и необузданной энергии, который освещает все вокруг, разгоняет тьму. Ингрэм любит быть первым в любом деле. Он, как и его отец, никогда не остановится перед самосовершенствованием. За одним ритуалом последует второй, затем третий…

– Нет! Ты его не знаешь! – я мотала головой, словно тряпичная кукла, не желая ее слушать.

– А ты? – в серых глазах тетушки не было и капли сочувствия.

– Он никогда так не поступит, – продолжала настаивать на своем. Мой голос нынче походил на шепот. – Не ты ли наговорила им что-то плохое о нем?

– Делать мне больше нечего, – недовольно фыркнула Аурелия. – Я не стану тебя ни в чем переубеждать, – в комнате воцарилась тишина, но спустя некоторое время она все-таки продолжила: – Твоя мать поделилась со мной своими переживаниями, а также попросила помочь в организации встреч с молодыми людьми.

Я нервно рассмеялась, едва услышала последнюю фразу.

– Сама будешь их отбирать? А может, кто-то уже заявки подал? – съязвила, откинувшись на неудобную спинку стула.

– Знала, что ты так отреагируешь, поэтому была готова к подобному разговору. Эми, всего три свидания. Не понравятся, так не понравятся, – вкрадчиво проговорила Аурелия.

– Тогда ради чего весь этот спектакль? – в моем голосе отчетливо слышалось раздражение.

– Ты зациклилась на своем некроманте и не общаешься с другими парнями.

Я хмыкнула. Ну да, очень весомый довод! Что еще она сможет предъявить?

– Меня все в нем устраивает, – с вызовом посмотрела на сидящую передо мной родственницу.

– Вот и хорошо. От тебя не убудет от трех встреч, – тетушка встала из-за стола, так и не выпив даже половины чашки кофе. – В эту субботу первое знакомство.

– В субботу не могу, – твердо заявила я, вспомнив о предстоящем свидании с Ингрэмом.

– Ничего, к вечеру освободишься, – с этими словами она развернулась и направилась к двери.

Я даже не стала провожать Аурелию, поскольку была в обиде на ту, которую столько лет считала своей подругой. Ведь она выступила против меня, не встала на защиту перед родителями. Казалось, на смену злости обязательно придут слезы, но нет, пришла новая волна гнева. Хотелось все крушить вокруг и выть от тоски и безысходности. Однако вскоре мои губы расплылись в ехидной улыбке. Хотите мне свидание вслепую устроить? Хорошо! Будет вам свидание! И я к нему подготовлюсь… основательно подготовлюсь. Надеюсь, после первого же молодых людей, желающих со мной познакомиться, значительно поуменьшится. А лучше, чтобы и вовсе ни одного не осталось!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю