290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 8)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 16 страниц)

– Демон высшего порядка? – уточнила, позабыв за два года названия нечисти.

Игрэм кивнул, бросив на меня быстрый взгляд.

– Он схватил Хорстока и растерзал его в два счета прямо у нас на глазах. Тот даже закричать не успел, так быстро все произошло.

– Ты не мог знать, что все так обернется, – заговорила вкрадчивым голосом, понимая, что милый ожидает поддержки.

– Я должен был послушаться отца, а не идти на поводу у амбиций, – замотал Ингрэм головой, не желая соглашаться с моими доводами. – Мне казалось, он считает меня слабаком. Я хотел доказать ему, что он неправ, что с таким пустяком справится вдвое меньше некромантов.

– Случившееся – дурное стечение обстоятельств. Ты не ясновидец и не слабак, однако и не всесилен. Как бы тебе этого ни хотелось, ты не можешь спасти всех, кто попал в беду. И должен это понять, иначе изведешь себя, – я протянула руку к его руке и переплела наши пальцы.

– Мне следовало взять больше людей. Мы бы за считанные секунды справились с разломом, и тогда ригли не вырвался бы оттуда.

– Это твои предположения. Он уже мог бродить по округе и к моменту вашего появления убить множество людей. Мог также выскочить из расщелины и убить Хорстока, будь вас шестеро или семеро.

– Я допустил непоправимую ошибку…

Казалось, Ингрэм не слышал меня. Он ушел в себя, вновь переживал те ужасные моменты, и мое сердце разрывалось на части от собственной никчемности.

– Целители тоже порой теряют пациентов, иногда даже коллег, когда не придают значения мелочам. Ошибаются все. Извлеки урок.

– Он погиб из-за меня! Его кровь на моих руках. И мне от нее не отмыться. Как ты это не понимаешь?! – сорвался Ингрэм на крик, вскочил со стула, расцепив наши соединенные пальцы, и начал мерить широкими шагами комнату.

Буквально на миг я оцепенела. Мне еще никогда не доводилось видеть милого в таком состоянии. Видимо, случившееся сильно зацепило его. И раскаяние точило сердце. Но чем я могла помочь помимо словесной поддержки и крепких объятий? Ничем. Однако следовало что-то предпринять.

Я торопливо встала из-за стола, подошла к Игрэму и сомкнула руки у него за спиной. Он не оттолкнул. Сам обнял в ответ и уткнулся носом в макушку, цеплялся за меня, как утопающий за соломинку, словно мне было под силам спасти его. В данном случае душу. Постепенно напряжение спадало в мужском теле. Оно перестало походить на натянутую струну, готовую лопнуть в любую секунду.

Чуть позже мы расположились на кровати. Милый положил голову на мои колени и сомкнул глаза. Запустив пальцы в его густые и жесткие волосы, я начала поглаживать затылок, и он окончательно расслабился. Мне долго не хватало смелости поинтересоваться реакцией отца на его непослушание, однако в какой-то момент все же решилась:

– Как он отреагировал? Не уволил хоть?

Парень сразу догадался, о ком я.

– Нет. Вызвал к себе, отчитал как подростка в присутствии своего заместителя, дал выговор. Думаю, он даже рад такому стечению обстоятельств.

– Почему? – мой голос выдал растерянность.

– Отец показал, насколько я еще слабак. Мне нужно стать сильнее, поскорее набраться опыта, – резко спохватился Ингрэм, сев на кровати.

– Как одно соотносится с другим? – в груди мгновенно зародилась тревога. Я боялась, что этот случай положит начало нескончаемому преображению некроманта.

– Никак, но я должен больше учиться и тренироваться. Ни на что не отвлекаться.

В тот же миг с моих губ сорвался облегченный выдох. Милый развеял сомнения на свой счет. Против такого совершенствования я естественно была не против. Однако, по всей видимости, семья пока в его планы точно не вписывалась. Что ж… придется немного повременить с обольщением, иначе ничем хорошим это не закончится. Пусть сперва утихнет его боль, а затем я вернусь к задумке.

Было около полуночи, когда Ингрэм покинул меня, пообещав навестить при первой же возможности. Как только я осталась одна, закончила начатое письмо, запечатала его в конверт, приняла душ и забралась в постель. Едва голова коснулась подушки, я погрузилась в тревожный сон.

Винсент

Дом встретил меня тишиной и полумраком. Всего по одному щелчку пальцев гостиная наполнилась ярким светом. Я подошел к пристенному столу, снял крышку с графина и плеснул в стакан щедрую порцию бренди. “Со спокойной душой…” – хмыкнул, вспомнив лживые слова. Недовольно покачав головой, сделал внушительной глоток обжигающей янтарной жидкости. Дождавшись, когда внутри уляжется пожар, еще раз пригубил и направился к дивану.

После затянувшегося веселья звуки собственных шагов, эхом разносившихся по помещению, звучали непривычно громко, заставляли меня ежиться. Они в очередной раз подчеркнули, насколько здесь стало в последнее время неуютно. А ведь все могло быть иначе… Детский смех, аромат свежеприготовленного печенья с цукатами, звонкий девичий голос преобразили бы особняк до неузнаваемости. Как и мой внутренний мир. Мне определенно следовало жениться. Видимо, нанесенная Марленой в самое сердце глубокая рана затянулась, и я снова был готов связать себя узами брака. Вот только реально ли это? Тут могли возникнуть сложности, ведь в роли жены я не представлял никого, кроме Эми… Стоило вспомнить о ней, как губы изогнулись в горькой улыбке. Сегодня я закинул удочку, намеренно оттолкнул ее, чтобы она ощутила боль утраты. И это сработало. От меня не укрылось смятение и недовольство, отразившиеся в пытливых карих глазах. Начало положено, а чем все закончится, время покажет. В том, что я ей небезразличен, даже не сомневался, иначе бы она не задавала подобных личных вопросов, не льнула бы так ко мне, нарушая правила приличия…

– О маги!.. – процедил я сквозь зубы и сжал правую руку в кулак, едва перед внутренним взором возник образ Эмилии в соблазнительном черном платье.

Сдается, оно больше открывало, чем утаивало. Хоть я и старался не думать о девушке, ее нежных руках, округлой груди, бедрах, память подкидывала дрова в и без того пылающий в теле костер. Слишком давно у меня не было близости – уже несколько месяцев. Наверное, поэтому я так остро на все реагировал. За это отчасти следовало поблагодарить Марлену. А ведь я самый обычный мужчина из плоти и крови. И желание обладать привлекательной женщиной мне было не чуждо. Правда в душе теплилась надежда, что Эмилия еще не познала все прелести этих отношений. Едва представил ее в объятиях некроманта, как в венах закипела кровь, а ведь никогда не считал себя ревнивцем. О Лукасе-младшем можно было не беспокоиться. Стерн не вызвала у него сильных чувств. А вот к ее тетушке Джордан весьма неровно дышит, хоть не подает виду. Однако от моего зоркого глаза не укрылось, как он смотрит на коллегу, когда считает, что никто за ним не наблюдает.

С Аурелией же придется расставить точки над “i”, положить конец этим встречам. Не думаю, что Эмилия сама пришла к подобному заключению. Конечно, целительницу можно было бы использовать в своих целях. Так я достиг бы их гораздо быстрее, но играть чужими чувствами не в моих правилах. Только если… Все следовало делать аккуратно и неторопливо. На девушку нельзя давить, если не хочу получить обратный эффект. У нее внутри уже началась борьба. Она стала видеть во мне не только главу академии, но еще и мужчину. И когда Эми окончательно все осознает, правда ее ошеломит.

Внезапно часы пробили полночь. Если бы не они, я бы просидел еще невесть сколько. Осушив одним глотком содержимое стакана, который до сих пор держал в руках, направился в спальню, где быстро разделся, повесил одежду в шкаф и забрался в постель. Уставившись в потолок, еще долго думал о сложившейся ситуации, однако в какой-то момент сон сморил меня, подарив душе покой.

Эмилия

Утренний свет, струившийся в окно, заставил меня открыть глаза. Подниматься не было никакого желания, к тому же на календаре значился выходной, поэтому я перевернулась на левый бок и снова смежила веки. К сожалению, дрема больше не нападала, да и судя по расположению солнца, время близилось к одиннадцати, а еще столько всего следовало успеть сделать до конца дня. Это меня и вынудило подняться и заварить кофе.

В итоге минута сменилась другой, третьей… Так миновал и полдень. Я корпела над домашним заданием по смертельным заклинаниям, когда в дверь раздался короткий стук. Отложив перо в сторону, задумчиво посмотрела на дверь. Гостей уж я сегодня точно не ожидала. По крайней мере, до вечера. Именно тогда должна была появиться Берта. Повторившийся стук, на этот раз более настойчивый, вывел из размышлений. Не прошло и пары мгновений, как я сняла запирающие заклинания и нажала на ручку, а уже в следующий миг у меня от удивления отвисла челюсть. Я не могла вымолвить ни слова, а вот незваный гость стоял, опершись рукой о дверной косяк, и нагло ухмылялся. По всей видимости, его забавляла моя реакция.

– Вы?!


Глава 8

Джордан оторвался от своей опоры и переступил через порог, оттеснив меня вглубь комнаты. И это несмотря на то, что я его не приглашала. Настырности у целителя, если не сказать наглости, было хоть отбавляй. Он двигался к цели, не замечая никого на пути.

– Что вы здесь делаете? – возмущенно воскликнула я, сощурив глаза.

Я надеялась, что мое грозное выражение лица остановит его, заставит извиниться за столь неожиданный визит и нарушение уединения, но мужчина лишь усмехнулся и закрыл за собой дверь. Он не придал значения моему враждебному настрою.

– Решил проведать тебя. Мы ведь вчера так ни к чему и не пришли. Нехорошо оставлять вопросы в подвешенном состоянии.

– Откуда вы узнали, где я живу? – поинтересовалась я, следя за каждым его шагом.

Джордан с завидным спокойствием обвел комнату оценивающим взглядом и, только закончив осмотр, сосредоточил на мне все внимание.

– С этим не возникло сложностей. Стоило вчера намекнуть Аурелии, что я не против продолжить с тобой общение, как она на радостях готова была выложить едва ли не все твои секреты. А уж номер комнаты прозвучал в одной из первых фраз. Как ужин?

– Зачем спрашиваете, если и сами принимали в нем активное участие? – недовольно фыркнула я и открыла тумбочку, в которой хранила посуду.

Хоть мне и хотелось поскорее остаться одной, следовало проявить гостеприимство, ведь судя по виду Лукаса-младшего, он никуда не торопился. По всей вероятности, Джордан собирался взять меня измором. Но откуда ему было знать, что я еще тот крепкий орешек?

– Черный без сахара, пожалуйста, – высказал целитель пожелание, заметив, что я достала две фарфоровые чашки и банку с кофе. – Спрашиваю, поскольку не знаю, чем он закончился, мы ведь ушли раньше.

– Ничем. Мы тоже не задержались и покинули ресторан практически вслед за вами, – отозвалась я, едва бросила в заварничек бытовое заклинание.

– Жаль, – произнес Джордан с тяжелым вздохом и опустился на свободный стул.

– Чего? – озадаченно посмотрела я на целителя, застыв с учебниками в руках, которые намеревалась убрать со стола.

– Что ни ты, ни он не воспользовались моментом, – мужчина сцепил пальцы в замок и положил их перед собой.

– Лорд Лукас, я кажется, вам уже говорила… – внутри все начало закипать от негодования, и в данную минуту я сама походила на заварничек, из носика которого исходила белая струйка пара. До чего же он твердолобый!

– Помню-помню. Память у меня отличная, пока не жалуюсь. Ладно, забудь, – несмотря на свои слова, в его изумрудных глазах продолжали гореть лукавые смешинки.

– Как вы все-таки сюда попали? – если он думал, что заговорит мне зубы, то зря надеялся. На территорию академии не каждый мог попасть. Значит, либо проник через портал, либо…

– Получил у лорда Эванса специальное разрешение, – подтвердил целитель догадку.

“Ну, Винсент! Не ожидала от тебя подобного! – недовольно засопела я. – Еще один сводник нашелся на мою голову! А то Аурелии, оказывается, было мало! И что им всем от меня понадобилось? С тетушкой все понятно. Впрочем, как и с этим. А ректор за что так со мной? Ведь буквально вчера открыто признался, что испытывает ко мне симпатию, а сегодня дает добро на визит Джордана. И пойми после этого мужчин…”

– К тому же я тоже когда-то здесь жил и знаю едва ли не все обходные пути. Вряд ли с этим возникли бы проблемы в случае отказа Эванса. Хотя признаюсь, он сильно удивил меня быстрым согласием. Думал, придется уговаривать…

– Так за чем пожаловали? – прервала я его монолог, который отчего-то вызвал раздражение.

– Вопрос на повестке дня все тот же, – целитель поблагодарил за протянутый кофе и сделал глоток, не дожидаясь, пока тот хоть немного остынет.

– Вы ничего не можете мне предложить, – достаточно резко произнесла я, устраиваясь напротив Лукаса-младшего.

– Разве не в твоих интересах дружить с будущим главой больницы? – он склонил голову набок и впился в меня пристальным взглядом. От былой веселости в глазах не осталось и следа.

– Вы сперва станьте им, а потом и поговорим, – не выдержав, я уставилась в чашку.

– Это вопрос лишь времени. Да и потом, Эмилия, будет поздно. Неужели тебя не учили просчитывать ходы наперед? И мне есть что предложить тебе уже теперь, – Джордан замолк, распаляя во мне интерес. Я вопросительно на него посмотрела. Только завладев моим вниманием, он продолжил: – Что, если я получу у отца разрешение на испытание твоих экспериментальных зелий?

– Даже если он и позволит, вряд ли найдутся желающие, – зародившаяся в груди надежда вмиг потухла.

– Безвозмездно никто не согласится, но за деньги и хороший нейтрализатор добровольцы появятся, вот увидишь. Я выступлю спонсором. Ну так как?

Джордан, конечно, хорошо подготовился к беседе: узнал о моих слабостях, выбрал единственную, самую верную. Он знал, что мне нелегко будет устоять перед подобным предложением. От него отказался бы разве что дурак. Но все было не так просто, как казалось на первый взгляд.

– Что от меня требуется? – спросила я после минутного молчания.

– Ничего особенного: появиться пару раз со мной в каком-нибудь общественном месте, улыбаться мне, не вздрагивать от прикосновений, – Джордан перечислял и едва заметно подергивал плечом. Казалось, он и вправду не видел ничего предосудительного в том, о чем говорил.

Решение было принято в тот самый момент, когда целитель заикнулся о совместных прогулках по городу.

– Я не согласна, – вымолвила как можно более уверенно и храбро вскинула подбородок, пытаясь таким образом скрыть царившее в груди смятение, ведь разум столкнулся с чувствами, и каждый из них доказывал свою правоту.

– Почему? – в голосе незваного гостя прозвучало изумление. Скорее всего, он думал, что дело уже в шляпе.

– Разыгрывать подобные спектакли за спиной у любимого по меньшей мере некрасиво.

– А по большей? – его зеленые глаза сильно потемнели, а черты лица заострились. Мужчина явно начинал злиться.

– Предательство.

– Так поговори со своим молодым человеком, объясни ему ситуацию. Закрыл глаза на те свидания, думаю, закроет и еще на парочку. Или тебе не терпится вновь сходить в эту субботу в ресторан? Вдруг следующий кандидат на твою руку окажется не столь приятен и сговорчив, как я?

“Это ты-то приятен? – возмутилась в мыслях. – Ну и самооценка же у тебя!” Правда, вслух ровным тоном ответила:

– Еще один поход как-нибудь переживу.

– До чего же ты наивная, – недовольно фыркнул Лукас-младший, не привыкший принимать отказа. – Да она с тебя глаз не спустит после вчерашнего. Поверь, Аурелия не из тех, кто привык сдаваться.

“Как и ты”, – проговорила я про себя, осознав, что из них двоих вышла бы отличная пара. В открытую играть никто не хотел, они оба ради собственной выгоды готовы были идти по головам, искали какие-то подводные течения. Джордан же тем временем продолжал меня уговаривать:

– Не одно, так другое что-нибудь придумает. А приняв мое предложение, мало того что успокоишь ее бдительность, еще и в выигрыше останешься. Я вижу, ты пока настроена категорично, – пришел он к выводу после воцарившегося в комнате молчания. – Ну что же, не стану больше давить. Однако время все тщательно взвесить все-таки дам тебе. Как-никак, будущие родственники. Негоже с размолвки начинать знакомство. За ответом приду в четверг. Надеюсь, к этому времени ты успеешь увидеться со своим молодым человеком и изменить решение. Спасибо за кофе.

С этими словами он поднялся из-за стола. Затем Лукас-младший попрощался и покинул комнату, оставив меня переосмысливать услышанное. Конечно же, мне хотелось ответить положительно, но я не имела права принимать подобное решение самостоятельно, без участия Ингрэма. А милый редко появлялся посреди недели, поэтому я всецело положилась на судьбу.

Около восьми вечера без стука в комнату ворвалась Берта (по всей видимости, я настолько ушла в раздумья, что забыла наложить на дверь запирающее заклинание). Едва подруга переступила порог, завизжала, да так громко, что мне пришлось приложить ладони к ушам. Она была вне себя от счастья. Подлетев ко мне, Берта начала крутить перед носом помолвочным кольцом. Девушка все-таки прислушалась к моим убеждениям и приняла предложение Мартина. С чем я ее и поздравила. Без понятия, что творилось на сердце у Берты, не представляла, как сама отреагировала бы на подобное событие, но подруга вела себя очень странно: она то садилась рядом со мной на кровать, то вскакивала, кружилась, прикладывая руки к груди, и снова опускалась на прежнее место. Широкая улыбка не сходила с ее губ. Она неустанно что-то лепетала. Так продолжалось часов до десяти. И только заметив на моем лице усталость, хоть я всячески старалась ее скрыть, Берта смиловалась надо мной и удосужилась спросить, чем закончилось вчерашнее свидание. Теперь настал ее черед слушать, раскрыв рот от удивления.

Подруга пришла к такому же выводу, что и я: решение следовало принять совместно с Ингрэмом, при этом не оказывая на него никакого давления, чтобы потом оно не вышло мне боком.

Приятной неожиданностью для меня стал вечер вторника: ни с того ни с сего в гости заявился милый. Произошедшее наложило на его сердце отпечаток, не отпускало пока. И он тянулся ко мне в поисках душевного тепла и нежности, знал, что получит желаемое. Ингрэм вновь стал заботливым, часто обнимал, держал мою руку в своей ладони, переплетал наши пальцы. И внутри вспыхнула надежда, что между нами все наладится, вернутся былые чувства, особенно теперь, когда Винсент отошел в сторону.

Конечно, он был не в восторге от предложения Джордана, но сказал, что в словах целителя есть здравый смысл, что согласившись на его предложение, я окажусь лишь в выигрыше: от меня отстанет на время не только Аурелия, но и родители. К тому же я наконец-то смогу сосредоточиться на учебе и погрузиться с головой в науку. Да и ради собственного блага и счастливого будущего мне не помешает заручиться поддержкой будущего главы больницы (эти сведения Ингрэм пообещал сохранить втайне). На том и порешили. Правда, с одним условием: некромант все же хотел сперва лично с ним познакомиться.

***

Джордан оказался, на удивление, приятным собеседником. Он никогда не касался тем, которые могли причинить мне боль или почувствовать себя неловко. В основном наши разговоры сводились к науке. В те дни, когда мужчина заходил за мной, мы гуляли по городу, ели пирожные или же запеченные каштаны. Лукас-младший ни разу не сделал даже намека на что-то непристойное. Все его мысли занимала лишь Аурелия. И меня это полностью устраивало. Со временем сложилось впечатление, что я постепенно в его лице обретала хорошего знакомого, если не сказать друга. И это чувство было немного странным, доселе незнакомым, ведь раньше мне не доводилось водить дружбу с представителями противоположного пола. Ингрэма я не брала в счет. Он едва ли не с первых дней знакомства дал понять, что желает большего, нежели просто беседы за чашкой чая.

Аурелия быстро успокоилась и отстала от меня со свиданиями вслепую. Только однажды наведалась, чтобы лично убедиться, что наши встречи с Джорданом – не выдумка. С той поры от нее не было ни слуху ни духу.

Винсент так же сдержал обещание, и мы начали видеться крайне редко: лишь один-два раза в неделю в столовой. Он с привычной маской отчуждения, как всегда одетый с иголочки, кивал мне в знак приветствия и усаживался за свой столик. После чего я ни разу больше не была удостоена его внимания. Признаюсь, поначалу мне это нравилось, ведь мы перестали ходить по грани, исчезла вероятность оступиться, но по истечении месяца со мной что-то случилось, словно в голове раздался щелчок и я начала искать его глазами. Сперва не придавала этому значения, однако в какой-то момент подловила себя на том, что прогуливалась без надобности по коридору возле кабинета главы академии. Обругав себя мысленно, резко развернулась и направилась в аудиторию. Но это был первый тревожный звоночек. Правда, вскоре прозвучал и второй…

Часы показывали половину девятого, когда мое уединение было нарушено болтливой подругой. С тех пор, как ее статус изменился с девушки Мартина на невесту, она могла без умолку едва ли не целый день говорить о своем распрекрасном женихе и о предстоящей свадьбе. Имена всех приглашенных я знала уже чуть ли не наизусть. Поэтому зачастую в минуты, когда Берта заводила старую песню, я уходила в собственные размышления и лишь утвердительно кивала, как только замечала на себе ее пристальный взгляд. Этого хватало, чтобы она продолжила трещать.

– Привет! Мне показалось, или я слышала голос Ингрэма? – спросила подруга, закрывая за собой дверь.

Я поморщилась от ее звонкого голоса и потерла пальцами виски, сражаясь с мигренью. Следовало принять одну из своих уже прошедших испытания настоек, но я предпочла дождаться, когда головная боль уляжется сама.

– Привет! Проходи. Да, он ушел буквально пару минут назад.

– Что-то рано сегодня. Тебе нездоровится? – обеспокоенно вымолвила Берта, присаживаясь рядом со мной.

– Пустяки. Скоро пройдет.

Я не любила к себе столь пристального внимания, поэтому махнула рукой и бросила в заварничек заклинание. Ингрэм принес вкусных пирожных с медовой карамелью, но сам отказался пить чай, поскольку плотно поужинал перед приходом, поэтому я решила поделиться лакомством с лучшей подругой.

– Как он?

Соседка знала, что если я не желала о чем-то говорить, то лучше не настаивать, что она и сделала: сменила тему разговора. Однако и эта была неподходящей, не слишком приятной для меня.

– У него все отлично, – хоть я и старалась изо всех сил придать голосу жизнерадостности и энтузиазма, не вышло. Актрисой мне не стать, если вдруг отчислят из академии.

– Что с тобой? – в серых глазах подруги появилась тревога.

– А? Все в порядке… Немного голова побаливает, – я торопливо отвела в сторону взгляд, ощущая, как щеки заливаются обжигающим румянцем.

Винсент верно сказал: как не умела я лгать два года назад, так и не научилась за прошедшее время.

– Не думаю, что дело в головной боли. Что не так, Эми? – она протянула руку и ухватилась за мое запястье, заставляя меня посмотреть на нее. – Давай, рассказывай!

– Что рассказывать? – изобразила я недоумение, но соседку было нелегко провести.

– Все! С самого начала. И как я могла не заметить?.. – вымолвила она еле слышно нараспев. – Прости, Эми, я настолько ушла в собственные переживания, что оставила тебя без поддержки. Что случилось? Поругалась с Ингрэмом?

– Нет, – замотала я головой, чувствуя, как глаза наливаются слезами.

– Тогда почему такая грустная?

Подруга словно задела какую-то особую струну души, и с языка, будто вода из крана, тут же хлынул поток слов:

– Не знаю, Берта. Вроде бы все отлично: Аурелия отстала с кавалерами, мама довольна моим “выбором”, о чем и пишет теперь каждую неделю, интересуясь подробностями. Джордан договорился с отцом, нашел желающих для испытания экспериментальных зелий, Ингрэм приходит при первой возможности…

– Но?..

– Но он только и делает, что говорит о своих достижениях, о планах на будущее. И знаешь, я в них, по всей видимости, не вхожу.

– Так-так-так… а ну-ка поподробнее! – перебила меня Берта, задумчиво потирая подбородок.

– А что подробнее? Ингрэм мечтает стать великим некромантом. Таким же могущественным, как его отец.

– Неужели он собирается проводить ритуалы по наращиванию силы? – охнула подруга, приложив ладонь ко рту.

– Не могу утверждать, но, думаю, насмотревшись на архимага, Ингрэм вряд ли когда-либо до такого опустится. Пока он намеревается приобрести какие-то особые амулеты с артефактами, которые будут помогать ему в работе. К тому же заказал древние манускрипты для борьбы с высшими демонами. Стремительно постигает знания. Со следующего понедельника едет на какие-то обучающие курсы.

– Я все слушаю твой рассказ и никак не могу понять: что тебя не устраивает?

– Ингрэм практически никогда не интересуется, каким вижу свое будущее я, чего желаю добиться в этой жизни, как скоро хотела бы выйти замуж…

– Вот в последнем вообще не вижу проблемы. Мы с тобой уже говорили об этом. И не раз. Бери быка за рога и веди под венец. Или дело в пастухе?

Под пастухом она, конечно же, имела в виду меня. Я молчала, пытаясь уйти от ответа. А Берта, прождав немного, продолжила совершенно серьезным тоном:

– Знаешь, Эми, я не намного старше тебя и не так много еще повидала в жизни, но могу с уверенностью сказать: высказывание, что расстояние укрепляет чувства – ложь. Оно разрушает любовь, убивает отношения. Поначалу, да, нарастает страсть, неуемная тоска, стремление видеть человека, но в какой-то момент ты перегораешь, перестаешь его ждать, появляется безразличие. Когда Мартин покинул стены академии, я боялась, что нечто подобное может случиться и с нами, особенно если взять во внимание его былую репутацию. Я шла на очередное свидание и волновалась, что оно станет последним. Ты не представляешь, сколько бессонных ночей я провела, размышляя над тем, как сохранить наши отношения. Возможно, это и неправильно, но я поощряла заботу Мартина поцелуями, объятиями… Понимаю, если бы он встретил другую, это не спасло бы нас от разлуки, однако нам все-таки удалось преодолеть многие трудности и прийти к выводу, что мы оба хотим рука об руку пройти оставшийся нам жизненный путь. Так что, Эми, если ты все еще видишь свое будущее рядом с Ингрэмом, отчаянно желаешь, чтобы он стал твоим мужем, не отталкивай его от себя. Но если что-то изменилось за последнее время, я имею в виду твои чувства, – внесла ясность Берта в высказывание, заметив мой озадаченный взгляд, – не стоит даже пытаться обмануть сердце. Оно потом отомстит тебе жестоким образом. Ладно, не будем больше о грустном. Я надеюсь, что ты услышала меня, и у вас все еще наладится. Ты просто погрязла в своих экспериментах, тебе непременно следует развлечься. Собираешься праздновать день алхимика?

– Да! Весело и с размахом, – натужно выдавила из себя.

– Это как? – подруге мой ответ не понравился. В ее серых глазах отразилась тревога.

– Не переживай. Ничего противоправного не планируется. Решили с одногруппницами приготовить пунш. Безалкогольный, – торопливо добавила я, заметив ее хмурый взгляд. – Однако с изюминкой, – мои губы расплылись в довольной улыбке, едва подумала о секретном ингредиенте, который намеревалась добавить в напиток.

– Ох, Эми, смотри не нарвись на Эванса. Не знаю, что между вами произошло, но ты явно попала к нему в немилость.

– С чего ты взяла? – замерла я в ожидании ее вердикта.

Высказывание Берты неприятной болью отозвалось в груди. Хотя казалось бы, какое мне до него дело?

– Во-первых, он ни с того ни с сего изменил наказание, во-вторых, больше не смотрит в твою сторону и не ищет встреч, в-третьих, дал разрешение Джордану на посещение общежития. Разве это не наводит тебя на мысль, что он потерял к тебе всякий интерес? – ее идеальная бровь вопросительно изогнулась.

Скорее всего, она и не предполагала, как глубоко засадила всего одной фразой нож в сердце. Хотя, по правде говоря, я и сама не ожидала подобного.

Хоть день алхимика и значился в воскресенье, мы решили отметить его, конечно же, в субботу. Ведь после хорошего отдыха нужен еще более отличный отдых. Да и домашние задания никто не отменял. К сожалению, Берта не смогла остаться на выходные в общежитии, а уехала домой, чтобы в очередной раз встретиться с родителями жениха и вновь обсудить свадьбу, хотя до нее еще было целых восемь месяцев.

Поскольку я сама вызвалась варить пунш, огромный котел, в котором поместился бы не один человек (и где его такой только взяли?!), установили на нашей кухне. В честь праздника все представительницы прекрасного пола договорились одеться этим вечером соответствующим образом: высокие кожаные сапоги, сетчатые чулочки, короткое черное слегка расклешенное книзу платьице и высокая шляпа с широкими полями и фиолетовым бантом. Последняя уже давно пылилась в шкафу, а мне хотелось поскорее покрасоваться в ней. Поэтому я с нетерпением ожидала звездного часа, возможности отдохнуть и расслабиться, выбросить из головы тревожившие меня мысли.

Правила проживания в общежитии никто нарушать не собирался, поскольку мягкость ректора длилась относительно недолго. Винсент вновь взялся за старое – наказывал провинившихся адептов со всей присущей ему ранее строгостью, лишь изредка проявляя понимание и милосердие. Следовало надеяться, что этим вечером он не найдет к чему придраться, если молва о веселье дойдет и до его ушей.

Желание принять участие в подготовке праздничного напитка выразили многие: одни чистили яблоки, другие заливали воду в котел, третьи нарезали лимоны. А кто-то и вовсе частенько заглядывал в кухню чисто из интереса. Мне же оставалось только наблюдать за происходящим и говорить, что за чем закладывать.

Едва пунш был готов, я добавила в него целый флакончик секретного ингредиента. Поначалу адепты с опаской подходили к ароматному вареву, но вскоре слух о чудесном напитке разошелся по всем этажам и у котла образовалась очередь, которой, казалось, не будет конца и края. Веселье быстро захлестнуло отведовавших чудодейственного напитка. Смех, шутки, радостный гомон доносились со всех сторон. Общежитие стало напоминать гудящий улей.

Я вытерла тыльной стороной ладони проступившую на лбу испарину, зачерпнула очередной половник пунша и, не глядя, налила его в протянутую кружку. Руки так быстро сменялись одна другой, с мужской на женскую, затем наоборот, что для меня уже не имело значения, кто захотел отведать праздничного варева. Многие приходили не по одному разу. Когда усталость начала брать верх над весельем, радостная улыбка превратилась в натянутую, но в какой-то момент и вовсе сошла с лица.

– Давай я подменю тебя, а ты пока отдохни, – предложила соседка по парте, которая, по всей видимости, решила сжалиться надо мной.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю