290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 12)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 16 страниц)

Я корпела над домашним заданием по зельеваренью, когда внезапно почувствовала, что в комнате кто-то есть.

– Ингрэм! – выпалила я, не глядя.

Едва отложила перо и обернулась, как встретилась взглядом с золотисто-карими глазами Винсента. У него было такое кислое выражение лица, словно он надкусил лимон без сахара.

– Прости, что не оправдал твоих ожиданий. Я на пару минут. Хочу узнать, что случилось. Только не говори, что ничего, – остановил меня ректор, едва я открыла рот, чтобы начать все отрицать. – Не надо рассказывать мне сказки. Мы знаем друг друга не первый год, и твою ложь я распознаю едва ли не с первых слов. Слушаю.

Глава академии выжидательно сложил руки на груди, демонстрируя свои любимые запонки. Поведение Винсента повергло меня в шок. Мало того что заявился без предупреждения, так еще и требует невесть что. Подобной наглости я от него не ожидала. Какая муха его укусила?

– Лорд Эванс, вам не кажется, что вы вмешиваетесь не в свое дело? – вздернула я подбородок, на что он лишь усмехнулся.

– Кажется, но я не уйду, пока не получу ответа. Ты девушка умная, но эмоциональная, можешь и глупостей натворить в порыве чувств. Особенно теперь, когда испытываешь давление со стороны Лукаса-младшего. Поэтому советую признаться, если хочешь поскорее от меня избавиться. А то я могу и остаться, – последняя фраза прозвучала, как угроза.

Бросив взгляд на часы, занервничала. Они показывали половину седьмого. Самое время для появления Ингрэма. Только бы он задержался!

– Это личное, и Джордан тут не при чем, – я надеялась, что такое объяснение устроит Винсента и он отстанет от меня с расспросами.

– Вы поругались? – конечно же, лорд Эванс имел в виду не целителя, а некроманта.

– Нет, – отрезала я, ощущая, как начинаю краснеть, и спешно отвернулась.

– Значит, поругались. Ничего, помиритесь, – как-то отрешенно отозвался Винсент и судорожно вздохнул. – Что с решением? Уже дала ответ?

– Еще нет, завтра – крайний срок.

– И какие у тебя соображения? – он замер в ожидании.

– Склоняюсь отказаться. Слишком там все подозрительно.

Лицо Винсента озарила ослепительная улыбка. Он в два шага преодолел разделяющее нас расстояние, заключил меня в крепкие объятия, поцеловал в макушку и уже в следующее мгновение отстранился.

– Умница! Ну что ж, я пойду. Не хочу, чтобы у тебя из-за меня были проблемы. Хорошего вечера!

Внезапно мою голову, как всегда, посетила шальная мысль. Поскольку времени у Хелен практически не осталось, а девушка так ничего и не предприняла, я решила воспользоваться своими не совсем однозначными отношениями с ректором.

– Лорд Эванс! – окликнула я мужчину, когда он одной ногой был уже в портале. Взмах руки и дымка рассеялась.

– Что, Эми? – на его лице появилась озадаченность.

– Могу я обратиться к вам с просьбой? – под пристальным взглядом главы академии я стушевалась, и мой голос прозвучал не столь уверенно, как несколькими мгновениями ранее.

– Слушаю.

– У меня есть знакомая, – нараспев начала я, подбирая тем временем нужные слова. – Ей очень нравится магистр Алазард.

– И? – ректор пребывал в замешательстве от моих высказываний.

– Отец собирается выдать ее в ближайшее время замуж, и она от этого в полном отчаянии. Как понять, есть ли у нее шанс на ответные чувства?

– Сводничеством занялась? – его глаза расширились от удивления. Я нашла реакцию Винсента забавной.

– Можно и так сказать. Но мне эта тема очень близка. Как вспомню, через что я прошла, чтобы отвадить от себя всех женихов, так вздрагиваю, – в подтверждение слов я повела плечами и уже через мгновение усмехнулась.

“Вот же ирония судьбы! Не хотела выйти замуж – предлагали, как захотела – всячески отвергают!”

Благо Винсент стоял ко мне в этот момент полубоком, поглощенный размышлениями, и не заметил одолевшей меня грусти.

– А не та ли эта девушка, с которой он тогда мило беседовал на кухне?

– Это имеет значение? – попыталась я уйти от щекотливого вопроса.

– Имеет. Если она, то, думаю, шансы есть. Мне еще тогда показалось, что он запал на нее. Но спрашивать прямо бесполезно, Нетанель достаточно скрытен. Что ж, придется идти на ухищрения и развязывать ему язык. Как только все узнаю, дам знать.

– Буду вам очень признательна, – мои губы расплылись в довольной улыбке. Я знала, что ректор сдержит обещание и сделает все возможное, чтобы добиться цели.

– Возьму печеньками за услугу, – он предупредительно поднял указательный палец вверх и скрылся в портале.

Усмехнувшись, я вновь села за домашнее задание, хотя еще минут десять сидела с мечтательным видом. Едва вывела пером в тетради одно предложение, снова почувствовала, что не одна.

– Если за печеньками, то… – с игривой интонацией начала я, уверенная, что вернулся ректор, и резко замолчала. – Ингрэм!

Его глаза напоминали два бездонных, затянутых тьмой колодца, а взгляд не предвещал ничего хорошего.

– Сколько это будет еще продолжаться? Сколько он еще будет шастать к тебе, как к себе домой? Может, он у тебя уже прописался и уходит только перед моим приходом? – ледяной тон некроманта заставил меня вздрогнуть.

– Не говори чепухи! – взорвалась я, желая скрыть за гневом смятение.

– Станешь отрицать, что он здесь был?

– Не стану. Но ничего такого, из-за чего ты должен устраивать сейчас сцены ревности, не было, – мой голос звучал твердо и уверенно.

– Я устал ощущать запах его парфюма в твоей комнате, – словно в оправдание произнес некромант.

– Но и от тебя сегодня несет сиренью! А ты знаешь, что я ее на дух не перевариваю.

– Зачем он к тебе приходил? – Ингрэм даже бровью не повел на мое высказывание.

– Я попросила его об услуге, – произнесла я, судорожно вздохнув.

– Какой?

– Узнать у Алазарда, нравится ли ему Хелен.

– Звучит неубедительно.

– Но это правда! – прожигающий взгляд Игрэма я выдержала с достоинством.

– В учебное время нельзя было обратиться? Пора с этим что-то делать, Эми. Возможно, мои слова покажутся тебе жестокими, но если ты хочешь, чтобы мы остались вместе, переведись в другую академию.

– Ингрэм, ты шутишь, наверное, – изумленно уставилась я на некроманта с глупой улыбкой на губах.

– Нет, Эми, я абсолютно серьезен. Или ты покидаешь стены этой академии, или мы с тобой расстаемся, – решительно заявил он.

– Ты раздуваешь из мухи слона и требуешь от меня невозможного. А как же моя практика в больнице, а Берта?

– Это мое последнее слово. Хотя есть еще один выход – принять предложение Лукаса-младшего. Я уверен, у тебя все получится. Сделаешь противоядие, займешься собственной практикой.

– Он к тебе приходил и просил посодействовать?

– А должен был? – эта игра слов ужасно раздражала. Ингрэм не давал ответов на мои вопросы, хотя сам желал получить их на свои. – В понедельник у меня начинаются учения, в воскресенье вечером нас перебрасывают на место, поэтому я приду в пятницу и надеюсь, что к этому моменту ты разберешься со всем этим.

– А в субботу?

– В субботу я буду собираться.

– Есть еще один выход, Ингрэм, но ты о нем и слышать не хочешь.

– Разве замужество помешает вам видеться? Даже если между вами до сих пор ничего не было, это не значит, что этого не случится после. А тогда узнать правду будет сложнее…

Я была столь ошарашена услышанным, что не смогла и звука выдавить. Неужели он предполагал, что после брачной ночи я начну изменять ему с Винсентом?

– До встречи, Эми! – раздался голос Ингрэма откуда-то издалека, а затем ощутила прикосновение его губ к своей щеке.

Он ушел, совершенно не раскаиваясь в высказанных мне обвинениях. Устало опустившись на край постели, я уронила лицо в ладони и расплакалась. Все мечты в последнее время сводились лишь к одной мысли – чтобы моя душа и сердце наконец-то обрели покой и их перестали терзать все, кому не лень.

Берта непрерывно стучала в дверь, звала меня, а я смотрела в одну точку и даже не думала подниматься. Я не хотела никого видеть. По крайней мере в данную минуту. Решение, которое я приняла, должно было кардинально изменить мою жизнь.

Внезапно раздался треск, и полоска тусклого света из коридора пересекла справочник зельевара. Возникший сквозняк слегка пошевелил его страницы. Видимо, тревога подруги достигла высшей точки, раз она вломилась в комнату, сломав замок. Щелчком пальцев она зажгла магический светильник и уставилась на меня во все глаза.

– Ты чего сидишь в темноте? Почему не отзываешься? Я думала, с тобой случилось что.

– Нет, все в порядке, – я продолжала смотреть перед собой. – Теперь точно все в порядке.

– Ты плакала? – в голосе соседки прозвучали тревожные нотки.

– Еще чего?! – фыркнула я и закрыла конспект. – Закончились у меня слезы. Весь резерв уже выплакан на долгие годы вперед.

– Эми, ты чего? – подруга оторвалась от двери и подошла ко мне.

– Ничего! Устала я. Скажи, Берта, если бы Мартин узнал, что тебе грозит опасность, как бы он поступил?

– Посадил бы рядом с собой и не отпускал бы ни на шаг, – она недоумевала, чем вызван мой вопрос.

– Во-от. Все верно. Так поступит любой любящий человек. Как ты сейчас. Ты ведь переживала за меня. И пошла на крайние меры, чтобы убедиться, что со мной все в порядке, – указала я на взломанную дверь. – Тот, кто любит, ни за что не будет ставить ультиматумы, а тем более подвергать опасности жизнь своей второй половинки, – мой голос все же дрогнул.

– Что происходит? Кто тебя припер к стене? – она оперлась бедром о стол и положила руку на его поверхность.

– Ингрэм. Сказал: или мы расстаемся, или ты покидаешь стены академии. И предложил несколько вариантов.

Я поднялась со стула, размяла плечи и уселась на кровать, подобрав под себя ноги.

– У него крыша поехала? Или он грибов поганых наелся? – подруга от злости сжала губы в тонкую линию.

– А может, дело в другом? – резко выдохнула я. – Вернее, в другой, той некромантке.

– Думаешь, он за твоей спиной шашни с ней водит?

– Иного объяснения его нежеланию жениться на мне я не вижу. И намерение встать на ноги тут ни при чем. Он работает, да и у меня сбережений полно. Выкрутились бы как-нибудь. А тут прямо-таки наотрез.

– Чего он вдруг завелся?

– На пустом месте. Пришел после ректора, начал говорить мне всякие гадости. Едва ли в изменах обвинял, а от самого женским парфюмом несло. Знаешь, Берта, я устала всем потакать. Два года я старалась жить не по своим правилам и понятиям, а так, как этого хотелось другим, боялась лишний раз огорчить Ингрэма или родителей, оглядывалась на мнение окружающих. А теперь все!

– Что ты задумала?

– Расставить все по местам, начать все с чистого листа. Это моя жизнь и за меня ее не проживешь ни ты, ни мама, ни папа, ни Аурелия… Никто не вправе решать, как мне поступать и что мне делать. Если я решила, что никуда не поеду, значит, никуда не поеду. И ни Ингрэм, ни Джордан не заставят меня изменить мнение. Будут давить – обоих пошлю в дальнее путешествие. Не поможет – пожалуюсь ректору. Уж он найдет на них управу…

Берта на меня странно посмотрела, однако не посмела ничего возразить. Да и говорить было бессмысленно, я доверяла теперь только своему разуму и сердцу, а мне они ничего плохого не посоветуют.

***

Я проснулась во вторник со странным ощущением легкости. Уже и не помнила, когда так хорошо чувствовала себя в последний раз. Несмотря на предстоящие трудности и решительные шаги, которые собиралась предпринять, я не испытывала страха, а только убежденность, что поступаю правильно.

Открыв шкаф, потянулась за черным платьем, но в итоге надела сиреневое. И меня абсолютно не волновала возможность получения отработки. Не впервой. Хотя в какой-то момент поймала себя на мысли, что сделала это намеренно, чтобы привлечь к себе внимание одного боевого мага. И добилась желаемого… Правда, на ковер так и не попала.

На зельеварение мне выпал шанс приготовить любовное снадобье, однако пренебрегла им. Соблазнение Ингрэма больше не входило в мои планы. К тому же поняла, что одной дозой все равно не отделалась бы, а на две могло не хватить ингредиентов.

Самым сложным для меня оказалось – сказать о своем решении Лукасу-младшему.

– Повтори! – требовательно проговорил Джордан, когда я заявила о нежелании отправляться в Таргерию. Его зубы заскрежетали от злости.

– Ты прекрасно слышал мой ответ, – ответила я ровным голосом, хотя внутри все колотилось. Ладони то и дело потели. Однако они лежали на коленях, и мужчина не мог видеть моего истинного состояния. – Я никуда не поеду!

– Эми, ты в своем уме? – он изо всех сил сдерживался, чтобы не взять меня за грудки и хорошенько не встряхнуть.

– Как раз-таки в своем. Если ты не понимаешь, во что ввязываешься и втягиваешь Аурелию, то мне жаль. Но сидеть в чужой и недружелюбно настроенной империи в компании двух целителей, не собираюсь, – выпалила я тоном, не терпящим возражений.

Но это был Джордан. Сдаваться – не в его характере, поэтому он решил подойти к проблеме с другой стороны, заставив меня испытать вину.

– Где твой патриотизм? А забота о ближнем? – он продолжал давить, не желая мириться с услышанным.

– Я не сказала, что отказываюсь помогать. Если вы раздобудете яд, я сделаю все возможное, чтобы синтезировать противоядие, но в привычных мне условиях.

– Ты ненормальная! – зеленые глаза Лукаса-младшего сверкнули гневом.

– Согласна, – мои нервы не выдержали, и губы расплылись в подобие улыбки.

– Это все влияние Эванса, – целитель расхаживал по комнате, взъерошивая волосы. Он не знал, что предпринять, чтобы переубедить меня.

– Нет, Джордан. Лорд Эванс здесь ни при чем. Это мое решение. И только мое. И оно тщательно взвешенное.

– Можешь забыть о практике в больнице! – сквозь зубы процедил мужчина.

– Думаешь, я удивлена? Ошибаешься. Я догадывалась, что наш разговор примет подобный поворот. И нисколько на тебя не в обиде. Наверное, тебе пора.

С этими словами я встала из-за стола, открыла дверь и распахнула ее. Это было крайне невежливо, но мое терпение к тому моменту иссякло. Едва он вылетел стремглав из комнаты, я глубоко вздохнула и отправилась в душ, чтобы снять напряжение, а затем со спокойной душой села за домашнее задание, стараясь не думать о том, что меня ожидало в пятницу.

Глава 12

Незаметно подкралась пятница. Я смотрела в окно и наблюдала за плавным вальсированием огромных снежинок. Уголки искусанных губ слегка приподнялись вверх. Первый снег – это всегда так волнительно. Правда, зима немного запоздала в этом году. На календаре были последние числа ноября, а она только вспомнила о своих обязанностях. Но насладиться прекрасным видом мне не позволяли мысли, неустанно роившиеся в голове. Ведомая неким порывом, я совершила днем безумный поступок и с тех пор терзалась в сомнениях. Что теперь будет? Какова окажется расплата за обман?

Знакомый цокот каблуков и резкий стук заставили меня повернуться лицом к двери. Сердце на миг замерло. Открывать я не торопилась, ведь догадывалась, кто за ней стоит. Выяснять отношения с Аурелией не входило в мои планы, однако раз пришла, следовало впустить ее и начистоту обо всем поговорить. Еще одной проблемой станет меньше… или больше.

С тяжелым вздохом я оторвалась от окна, пересекла комнату и нажала на ручку.

– Джордан мне обо всем рассказал! – с порога начала тетушка.

– О чем именно: о наших встречах, – я замолчала и заключила последнее слово в воздушные кавычки, – или о моем отказе отправиться в Таргерию?

– И о твоих тайных свиданиях с некромантом тоже.

Я с трудом удержалась, чтобы не ляпнуть: “И флаг тебе в руки!”, однако сделала глубокий вдох и спросила:

– Зачем пришла, если тебе все известно?

Аурелия не уловила ехидства в моем голосе и перешла к делу:

– В обмен на согласие помочь с противоядием я готова закрыть глаза на обман и ничего не рассказывать твоим родителям.

– Можешь оставить их открытыми. Я сказала Джордану, что никуда не поеду, значит, не поеду. И нечего мне угрожать! – в груди поднималась волна злости.

– Ты хоть понимаешь, какой разразится скандал, если твой отец узнает обо всем? – тетушка действовала еще более гнусными методами, чем Джордан. Они определенно стоили друг друга.

– Дать перо и лист бумаги? – с вызовом посмотрела я на Аурелию.

– Зачем? – на миг она опешила.

– Письмо маме напишешь. Не стоит откладывать такое важное дело в долгий ящик. А хочешь – завизирую его в конце, подтвержу каждое твое слово?

– Как ты со мной разговариваешь?! – взвизгнула тетушка, пришедшая в негодование от моего саркастического тона.

– Копирую тебя. И на будущее: не лезь не в свое дело! Я не ребенок, в состоянии различить черное от белого. Если мне понадобится совет, я непременно за ним обращусь. Правда, не к тебе. Насчет моих родителей также можешь не волноваться. Они поймут меня, потому что любят. Запретить тебе жаловаться им, я не могу, но знай, наябедничаешь, станешь моим личным врагом. Решение за тобой.

В комнате воцарилось давящее молчание. Несколько мгновений мы мерились взглядами, однако потом она поджала губы и прищурилась.

– Что ты задумала? – ее голос прозвучал достаточно тихо, но настойчиво. Казалось, она разгадала мои мысли.

– Прости, но делиться планами я ни с кем не собираюсь. Про тебя так и вовсе речи нет. К тому же ты все равно их не одобришь, – я обхватила себя руками, словно пыталась защититься от гневного взгляда родственницы.

– Решила Винсента у меня увести?

– А он твой? И был ли твоим когда-нибудь? – я поражалась самой себе, не понимала, откуда черпала столько сил.

– Только посмей! – прошипела она злобно.

– Разве мне нужно твое разрешение? У тебя было два года, чтобы женить его на себе, но ты упустила шанс, отдавшись работе, так не стой теперь на пути у других.

– Думаешь, лучше меня? – с ее губ слетел смешок. – Можешь даже не тратить на него время. Он тебе не по зубам. У него на уме одна Марлена.

– Повторюсь: я не нуждаюсь в советах. Что-то еще? – всем своим видом я показывала, что жду ее ухода.

– Ты нужна нам, – сказала Аурелия, немного поумерив пыл.

– Прости, ничем не могу помочь. Что бы ни случилось, я останусь непреклонна.

Аурелия яростно сверкнула глазами, развернулась на каблуках и наконец-то оставила меня в покое, хлопнув на прощание дверью, да так сильно, что задрожало даже окно. Скорее всего, наш разговор стал достоянием ушей Берты, но она не осмелилась потревожить мое одиночество, предполагая, в каком я сейчас состоянии. А ведь мне предстояла этим вечером еще одна весьма неприятная беседа. Или даже две… Не день, а сплошные разборки. Но лучше все одним махом, чем тянуть енота за хвост.

Часы показывали начало седьмого, когда я ощутила присутствие Ингрэма, как и исходившее от него негодование.

– Ты сегодня что-то рано, – с горькой усмешкой произнесла я, даже не обернувшись. – Не терпелось увидеть меня?

Некромант положил ладони мне на плечи, развернул к себе лицом и требовательно произнес:

– Эми, потрудись объяснить, что происходит!

– Как я могу что-либо объяснить, если не знаю, в чем, собственно, проблема? – вымолвила я нарочито медленно и спокойно, стараясь справиться с приступом паники.

– Проблема в тебе! – Ингрэм слегка встряхнул меня. – Ты уже опустилась до того, что в открытую обнимаешься с ним. Станешь отрицать?

– А толку? Ты все равно мне не поверишь, – я раздраженно дернула плечами, сбросив с них руки некроманта и опустилась на стул. Ему же сесть я так и не предложила.

– Ты права, не поверю. Весь город только и делает, что обсуждает эту новость.

– Люди зачастую не знают, чем заняться, вот и сплетничают.

– Дыма без огня не бывает, – заключил он, а я так и не сделала ни единой попытки оправдаться. – Но ничего, скоро этому придет конец!

– Согласна… – отозвалась я с тяжелым вздохом, морально подготавливаясь к тому, что начнется с секунды на секунды.

Ингрэм обогнул стол и сел напротив.

– Когда отправляешься в командировку?

– Я никуда не еду, – мне пришлось сжать руки в кулаки, чтобы найти в себе силы продолжить с небольшой заминкой: – И академию менять я тоже не собираюсь.

Некромант явно не ожидал, что я посмею ослушаться, ведь долгие два года только и делала, что внимала его словам, подстраивалась под него.

– Ты сейчас серьезно?

– Абсолютно. Такими вещами не шутят, – смотреть ему в глаза прямо было еще тем испытанием.

Казалось, за непроглядной чернотой скрывалось что-то недоброе, однако нисколько не боялась Ингрэма. Я была убеждена, что он никогда не причинит мне вреда: ни теперь, ни когда-либо еще. Только если словами…

– И что это значит? – и снова этот холодный и резкий голос, заставивший меня вздрогнуть.

– Думаю, ты и сам все понимаешь.

Продолжая прожигать меня взглядом, некромант резко выдохнул и сжал руки в кулаки.

– Решила порвать со мной? – его тон заставил мое сердце сжаться в тугой комок.

– Нет, Ингрэм, это не я так решила, а ты, – я сделала упор на последнем слове.

– Забавно… Возможно, мне отшибло память, но изволь узнать, когда? – сарказм, с которым он разговаривал со мной, пробудил внутри волну злости.

– Когда поставил меня перед выбором.

– Искала повод? Не знала, как от меня избавиться, чтобы начать беспрепятственно встречаться с Эвансом и не бояться быть уличенной в измене? – безжалостные фразы одна за другой стремительно слетали с побелевших губ Ингрэма.

– А может, все наоборот? Может, это ты искал повод, чтобы расстаться, и намеренно выставил такой ультиматум, догадываясь, что мне не хватит смелости шагнуть в неизвестность, в которой меня вряд ли ждало что-то хорошее? Признайся, что не я, а ты всячески пытался от меня отделаться. Стоило заговорить о свадьбе, как ты выходил из себя. Я же изо всех сил старалась сберечь наши отношения, даже собиралась опоить тебя, а потом соблазнить, лишь бы мы были вместе.

Лицо некроманта вытянулось от изумления. Именно на это я и рассчитывала – ошарашить его, чтобы вывести на чистую воду, понять, что двигало им в последнее время, какие у него были в отношении меня намерения.

– И чего бы ты этим добилась: сломала бы и себе, и мне жизнь? Ну женился бы я на тебе. Дальше что? Жили бы как кошка с собакой. Зачем тебе это понадобилось? Ты ведь давно уже не любишь меня. Впрочем, как и я тебя. Терпишь мои поцелуи через силу. Обманываешь меня, но не лги хотя бы самой себе! – он перестал ломать комедию и набросился с обвинениями.

Сидеть спокойно и слушать подобные заявления я не собиралась, поэтому начала защищаться:

– Я тебе лгу? В чем?

– Взять к примеру Рики. Думаешь, я не знаю, что он каждую ночь проводит с тобой? Да он возвращается буквально пропитанный твоим запахом, однако ты это постоянно отрицаешь.

– Иначе бы ты запретил ему приходить ко мне, а ты знаешь, как я люблю его.

– Знаю, но даже не надейся, что увидишься с ним вновь! Надо было давно положить конец этим ночным походам, да все никак не осмеливался, жалел тебя. Но теперь точно все.

Я не стала умолять Ингрэма изменить решение. Бесполезно. Сейчас, когда было задето его самолюбие, он не услышит меня, а попытается сделать еще больнее. Безумно хотелось немедленно покончить со всем этим, сделать глубокий вдох, оставить наши отношения далеко в прошлом, однако следовало еще немного потерпеть. Слишком много недосказанности имелось между нами, а она могла обернуться муками совести, изменить точку на запятую. Чего нельзя было допустить. Сосчитав мысленно до десяти, я продолжила придерживаться выбранной роли жертвы и еле слышно прошептала:

– Это все она… Та твоя некромантка. Это она встала между нами.

– Она не вставала между нами, Эми. Она заменила мне тебя, когда я понял, что твои чувства остыли и проснулись к другому. Только представь, через что ты заставила меня пройти!

– И как долго мы…

– Нет больше слова “мы”. Отныне есть ты, а есть я. И у каждого из нас свой путь. Ты сама так решила! – выпалил парень, не дослушав.

Я с ужасом уставилась на Ингрэма. Кровь схлынула с лица. Внезапно в комнате стало неестественно тихо. Голова закружилась, то ли от голода, то ли от перенесенного потрясения. Его заявление слишком больно ранило меня. В горле так сильно пересохло, что я вынуждена была сделать глоток воды, иначе бы больше не вымолвила ни слова.

– Прости, я не хотел… – виновато произнес некромант, заметив мое состояние, и начал мерить комнату шагами.

– Ты изменился, Ингрэм, стал более эгоистичным, бесчеловечным, черствым, что ли, – неторопливо проговорила я, вглядываясь в безупречные черты лица некогда любимого человека. Его бездонные черные глаза теперь не завораживали, а пугали. Внезапно в голову пришла страшная догадка, и я осмелилась ее озвучить: – Ты все-таки провел ритуал, позволил Тьме укорениться в твоем сердце.

– Порой надо чем-то жертвовать ради общего блага. Лишившись части себя, я спасу гораздо больше жизней, – Ингрэм даже не пытался отрицать. Казалось, он безмерно гордился собой.

– Но и убьешь немало. Не в прямом, конечно же, смысле. Словом можно не только ранить, но и убить, – мой голос походил на шепот. Я не могла свыкнуться с мыслью, что человек, которому безгранично доверяла, не выполнил обещаний.

– Не преувеличивай. От одного-двух единений я не превращусь в монстра.

– А сколько ты их уже провел? – с печальной усмешкой спросила я, однако он промолчал. – Ты не остановишься на достигнутом, Ингрэм. Станешь таким же, как и отец. Ходячим мертвецом. Пока ты был со мной, Тьма не могла завладеть твоим сердцем, поскольку в нем горел огонь. Пусть неяркий, пусть тлел, но горел. А теперь и он потухнет. Но, возможно, той девушке удастся положить им конец.

– В отличие от тебя, Аника не видит в них ничего предосудительного, – он одарил меня таким ледяным взглядом, что по телу пробежала дрожь. Я нахмурилась, чувствуя, как все внутри сжимается.

– Неужели она не понимает, какой вред причиняют эти обряды твоей душе? Или она и сама не брезгует ими? – и снова молчание, подтверждающее мои догадки.

Я устало поднялась, подошла к некроманту и взяла его за руки. Он вздрогнул, но не отстранился.

– И как долго тянулась бы эта канитель, не решись я на разговор? Почему не открылся раньше? Мучил и себя, и меня. Видел во мне запасной вариант на тот случай, если ничего не сложится с Аникой?

– А ты? Разве не так?

– Нет. Не так… Я не видела в тебе, Ингрэм, запасного варианта. Ты был единственным. Я боялась будущего, в котором нет тебя, боялась своих запретных чувств к другому мужчине. Всегда пресекала любые мысли о нем, верила, что стоит мне выйти за тебя замуж, все закончится…

– Теперь-то ты понимаешь, что это не так, что сделала бы ошибку, склонив меня к женитьбе? И исправить ее было бы крайне сложно. Мы не стали бы счастливой парой, Эми.

– Понимаю, но мне все равно очень страшно. Я вынуждена сделать шаг в неизвестность и не знаю, что меня там ждет. Найду ли я искомое? Или все окажется миражом и развеется поутру туманом? Несмотря на наше не совсем приятное расставание, Ингрэм, я желаю тебе лишь добра. Ты хороший человек. К тому же между нами было немало хороших моментов, и я не собираюсь стирать их из памяти. Они часть меня, часть моего прошлого, и это уже не изменить. И очень надеюсь, что однажды и ты придешь к подобному мнению и позовешь меня в кафе выпить чашечку чая или просто прогуляться по городу, рассказать о своих достижениях, жене, детях…

– Как у тебя все просто! – недовольно фыркнул Ингрэм и отстранился.

– А зачем усложнять?

– Возможно, если бы не он…

– Или не она… Никто из нас не виноват в произошедшем. Такое порой случается. Я не держу на тебя зла, и ты не держи его на меня.

– Думаю, нам больше не о чем говорить. И так все ясно. Прощай, Эми! – сухо и бесстрастно проговорил он, собираясь раствориться в сизой дымке.

– До свидания, Ингрэм! – поправила я его. – А на Рики все же не отыгрывайся. Позволь нам иногда видеться. Хотя бы во имя былых отношений.

Он прошелся по мне взглядом и построил портал, в котором исчез через мгновение, так ничего и не ответив. После его ухода сердце сжалось в болезненном спазме. К горлу подкатил ком. Слезы застыли в глазах. Хотелось разрыдаться, однако я взяла себя в руки и направилась в душ, так и не проронив ни одной слезинки.

К сожалению, вечер еще не закончился и меня ожидала расплата за обман. В том, что так оно и будет, нисколько не сомневалась. Винсент определенно придет в бешенство, когда прочтет письмо, которое ему доставит посыльный уже через два часа…

Чем ближе была встреча с Винсентом, тем отчаяннее сердце колотилось в груди. Я вознамерилась последовать совету несносного Джордана и окончательно разобраться в отношениях с ректором. Как и целитель, поставить все на карту. Возможно, Лукас-младший все придумал, видел то, чего не существовало на самом деле, но мне безумно захотелось поверить в эту ложь. И этот вечер, когда связь с Ингрэмом осталась в прошлом и я была полна решимости, подходил как нельзя лучше.

После душа, в котором провела не меньше часа, надела кружевное белье, шелковый халат, нанесла пару капель духов на запястья и за ушами, не обошла вниманием и ложбинку между грудей… Закончив со сборами, я встала у окна, обхватила себя руками и продолжила наблюдать за белыми хлопьями снега, вальсировавшими в свете магических фонарей. Хотя зачастую бросала взгляд на часы, стрелки которых, казалось, замерли.

В три минуты одиннадцатого я почувствовала спиной чье-то присутствие, обернулась, захотела произнести имя столь ожидаемого гостя, но губы онемели от волнения, стоило увидеть его посреди комнаты. Как и предполагала, Винсент не смог остаться равнодушным и примчался, едва прочел мое письмо. На нем была майка с V-образным вырезом и серые домашние штаны. Видимо, он настолько вышел из себя или же до смерти перепугался, что мысль о переодевании не пришла ему в голову.

Щелчком пальцев глава академии зажег магический светильник, но уже в следующее мгновение он был мной потушен. Он снова зажег, а я в вновь выключила. И так несколько раз. Это была моя комната, следовательно и правила мои. И Винсенту придется играть по ним.

Глава академии судорожно вздохнул, пересек разделяющее нас расстояние и чуть ли не у носа потряс письмом.

– Эми, что это?! Ты же сказала, что никуда не поедешь. Почему вдруг изменила решение? Я не отпущу тебя! Даже не надейся! Пусть снимают с должности, но…

– Поцелуйте меня! – прервала я поток его ругательств.

Весь пыл Винсента мгновенно исчез. Скорее всего, он подумал, что ослышался, поэтому спросил:

– Что?

– Поцелуйте меня так, как если бы знали, что делаете это в последний раз, – мои руки сомкнулись у него на шее.

В этот миг я безумно боялась оказаться отвергнутой. Он даже не представлял, каких мне сил стоило решиться на такой смелый шаг.

– Эми, ты не в себе, – прошептал Винсент, шокированный услышанным.

Он выронил письмо и ухватился пальцами за мои запястья, намереваясь снять их с себя, и тогда я сделала следующий решительный шаг: прикоснулась губами к его губам. Мужчина замер, ошеломленный моим напором, а я воспользовалась моментом и начала целовать его, требуя ответа.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю