290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ) » Текст книги (страница 6)
Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 22:00

Текст книги "Хорошая адептка - мертвая адептка (СИ)"


Автор книги: Анастасия Маркова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 16 страниц)

Глава 6

Все занятия до обеда я просидела как на иголках, поскольку не нашла подругу даже в столовой. Она оттягивала момент истины. И это было на нее совсем не похоже. Тревога за Берту разрасталась в груди подобно снежной лавине. Не произошло ли у нее чего серьезного?

Помимо соседки мои мысли занимал еще и Винсент. Вернее, связанный с ним утренний инцидент. Меня беспокоило то, что между нами происходило. Все прежние преграды, разделявшие нас не один год, рухнули. И сколько бы мы теперь их не возводили, держались они недолго. Каждый раз что-то случалось, и в такие минуты кто-то из нас делал шаг навстречу другому. Не маленький, а широкий. Мы сближались с невероятной скоростью. До беды осталось лишь подать рукой. Подруга была права – следовало ускорить претворение плана по соблазнению Ингрэма в жизнь. Иначе месяц-другой, и я могла распроститься с ним. Или же он со мной…

В обед я все-таки отыскала беглянку. Она натянуто улыбалась, старательно делала вид, что утром не произошло ничего примечательного. Пришлось ей подыграть.

Мы сидели и болтали об общих знакомых, когда в помещении на мгновение повисла тишина. Можно было и не оборачиваться, чтобы понять, что в столовой появился глава академии. Он занял привычное место, тем временем как я стыдливо прятала глаза, не решаясь посмотреть в его сторону после всего, что между нами случилось.

– Ну что опять, Эми? – недовольно проворчала подруга, едва заметила изменения в моем поведении.

– Тебе показалось, – солгала я, хотя щеки заливал жгучий румянец.

– Да что ты говоришь! – съехидничала Берта, явно пребывавшая без настроения. И какая муха ее укусила?

– А у тебя-то что случилось? – решила я перевести на нее стрелки.

– Ты это о чем? – мгновенно встрепенулась она.

– Я о тебе и Мартине, – уточнила, словно не поняла ее намека. Берта желала сменить тему разговора, но тогда она снова накинулась бы на меня.

– Давай не сейчас, – ее слышно взмолилась соседка, потупив взгляд. Жалкий вид всегда бойкой подруги заставил отступиться.

– Хорошо, – немного помедлив, согласилась с ней. Однако боялась повторения утренней истории, поэтому решительно заявила: – Значит, вечером после отработки зайду к тебе.

Только получив от нее едва заметный кивок, я успокоилась и вновь заговорила о своей соседке по парте.

После занятий повторилась вчерашняя пытка. Но кое-что все-таки изменилось – во-первых, Винсент не обратился ко мне с прежней просьбой, появившись на полигоне уже обнаженным по пояс, во-вторых, его черты лица казались сегодня более суровыми, нежели обычно. Движения ректора были более резкими и отрывистыми. Недовольные выкрики Винсента то и дело разносились по полигону. Бедные адепты, с которых сошло несколько потов, недоуменно поглядывали на своего преподавателя, пытаясь понять, чем вызвали его раздражение. По истечении двух тренировок он исчез, не удостоив меня и взглядом. Мне же оставалось только радоваться, что все так обернулось. Но сердце отчего-то неприятно ныло, а в глазах застыли непрошеные слезы.

Едва я успела переодеться, как ко мне в гости заявился тот, кого меньше всего хотела видеть в последнее время:

– Привет! Как ты? – затараторила тетушка с порога.

– Цвету и пахну, – съязвила в ответ, даже не поздоровавшись. – Зачем пожаловала – так просто или по делу?

– И так… и по делу, – созналась она, решив не ходить вокруг да около.

– По какому? – довольно-таки резко спросила у Аурелии, отчего та поморщилась.

– В субботу у тебя состоится очередная встреча, – она с достоинством выдержала мой свирепый взгляд. Я никак не могла понять, почему между нами так сильно испортились в последнее время отношения? Что стало камнем преткновения?

– Одной показалось мало? – поинтересовалась у нее, с трудом сохраняя спокойствие.

– Даже не надейся, что тебе удастся провернуть тот номер. Я уже все предусмотрела. – Ее ответ заставил меня насторожиться. – И только попробуй мне надеть что-то подобное, в чем была прошлый раз! – пригрозила Аурелия пальцем. Интересно, а как она узнала? Кто меня сдал? Неужели Винсент? – Я лично проконтролирую твой наряд и прическу.

– Может, лучше вместо меня сходишь? Так будет надежнее, – съязвила я, сжав руки в кулаки.

Хоть и не показывала своего гнева, мое тело пробивала мелкая дрожь.

– Нет, Эми, мы пойдем вместе, – на ее губах появилась довольная улыбка, едва она увидела, в какой шок ввергла меня своим заявлением. Вместе? Это как? – Всего доброго! – тетушка ушла, так и не дождавшись моего согласия.

В очередной раз за день захотелось разрыдаться, скрыться от всех, но единственная подруга нуждалась во мне, хоть и не хотела это признавать. К счастью, Берта не стала усложнять мне жизнь, а открыла дверь, едва я занесла руку для стука.

– Опять приходила зазноба, обещавшая любить тебя до гроба? – недовольно проворчала она, как только моя нога переступила через порог. Я молча кивнула, смысла отнекиваться не было, ибо соседка наверняка и так все слышала. – Почему бы тебе попробовать просто не явиться на свидание? – Берта испытующе смотрела на меня, ожидая ответа.

– Это не выход. Она организует следующее и найдет способ доставить меня туда насильно, – отозвалась я с тяжелым вздохом, подошла к столу и устало плюхнулась на табурет.

– Зачем ей это? – озадаченно спросила соседка и бросила на заварник заклинание по бытовой магии. Практически сразу же из носика показался пар.

– Я и сама не могу понять. Вряд ли она так рьяно старается только ради того, чтобы помочь моим родителям. Здесь что-то другое. Скорее всего, личное, – задумчиво произнесла я, анализируя действия тетушки.

Но на ум, помимо зелий, не приходило ничего толкового. Захотелось откинуться, но вовремя вспомнила, что у этого предмета мебели нет спинки.

– Есть у меня предположение… – загадочно протянула подруга и потупила взгляд.

– Не томи, – взмолилась я и сцепила руки в замок.

Она настороженно посмотрела на меня, выдержала мучительную паузу, а затем выдала:

– Может, все дело в Винсенте?

– Берта… – шумно выдохнула я и возвела глаза к потолку. – У тебя все сводится к Винсенту.

– А с чего ей вдруг проявлять такую активность? – подруга значительно повысила голос, продолжая настаивать на своей версии.

– Почему тогда она раньше не вела себя так, а только теперь взялась за меня? – спешно возразила ей.

– Ты же не знаешь, что между ними происходит, – развела она руками.

– Давай оставим ректора и Аурелию в покое и хотя бы на один вечер забудем о их существовании, – с мольбой посмотрела на Берту, и она утвердительно кивнула, а затем разлила чай по чашкам. Настал момент истины. – Рассказывай, что у тебя происходит? Почему избегаешь встреч с Мартином? Почему не хочешь, чтобы он делал предложение?

– Я боюсь, – голос Берты стал таким слабым, что мне пришлось напрячь слух, чтобы расслышать ответ.

– Чего? – недоуменно уставилась на подругу, снова отклонилась назад и едва не упала с табурета, вовремя уцепившись пальцами за край стола.

– Вдруг он возьмется за старое? – она закусила нижнюю губу и часто заморгала.

– Берта, вы вместе уже больше двух лет. Ты слышала о нем хоть одно дурное слово с тех пор, как вы начали встречаться? – пыталась достучаться я до девушки, у которой в мыслях царил кавардак.

– Нет, – она отрицательно покачала головой, поставила передо мной чашку с ароматным чаем, села напротив и подперла щеку рукой. – Но меня не отпускает страх, что Мартин вернется к своим похождениям.

– Он тебя любит, – решительно заявила я, желая развеять неизвестно откуда возникшие у подруги сомнения. Я набрала побольше воздуха в легкие, прежде чем немного неуверенно продолжила: – Берта, почему бы вам не проводить вместе каждые выходные? Попробуйте пожить вместе.

– Эми… мы уже жили вместе две недели во время летних каникул, – открыла она тайну. На ее щеках мгновенно запылал румянец.

– Ого, – выдавила из себя, не найдя в тот момент более подходящих слов. На мгновение я впала в оцепенение. – И у вас все уже было? – еле слышно спросила у нее, чувствуя, как и сама заливаюсь краской стыда.

– Да, – созналась соседка, опустив низко голову.

Мне хотелось задать ей множество вопросов, но о подобном, на мой взгляд, негоже было спрашивать даже у лучшей подруги. И вряд ли я на такое осмелюсь. Следовало развеять неловкость момента, поэтому, прочистив горло, вымолвила слегка дрожащим голосом:

– Прости, Берта, но мне кажется, тебе нечего волноваться. Я бы на твоем месте только радовалась, – последние слова дались с трудом, и я сделала глоток чуть остывшего чая. По телу разлилось приятное тепло. – Поговори с ним. Попроси не торопиться со свадьбой. Но если любишь Мартина, все же советую принять его предложение. Смотри, чтобы потом себе локти не кусала.

– Согласна. Нужно как-то пересилить свои страхи. А ты что собираешься делать? – подруга отставила пустую чашку подальше от себя и пристально посмотрела мне в глаза. Берта снова умудрилась перевести на меня все стрелки.

– Варить зелье, – мои губы тронула недобрая усмешка. – Надо же его доработать, а потом испробовать на ком-то. Сама понимаешь, желающих стать подопытными кроликами днем с огнем не сыщешь.

– Эми… – негодуя покачала подруга головой.

– Идти, Берта, так до конца. И ты права, мне следует вплотную заняться решением вопроса, касающегося моего будущего с Ингрэмом. Если все получится, то на следующей неделе все и случится, – с абсолютной уверенностью заявила я.

Тогда от меня все разом отстанут – и родители, и тетушка. Да и мысли о главгаде останутся в прошлом. К тому же ребеночек родится летом. Как-нибудь доучусь. Короче, все сложится самым наилучшим образом.

– Эми, тебе ведь понадобится сразу два зелья… – намекнула подруга на эликсир, способствующий наступлению беременности.

– Два? Нет, Берта, скорее всего, в моей ситуации придется сразу три готовить. Одно – для него и два – для меня… – сперва повисло молчание, а затем мы обе прыснули со смеху.

На следующий день, заручившись поддержкой соседки по парте, я воспользовалась плохим самочувствием магистра Триннес и доработала экспериментальное зелье. К очередному свиданию «вслепую» практически была готова, что несомненно радовало. Дело осталось за малым: поколдовать над внешностью.

Однако тоска все равно навалилась на грудь тяжелым камнем. И причина крылась в Игрэме. Отчего-то меня преследовало неуемное ощущение, что милый обязательно придет. Но он не появился ни тем вечером, ни на следующий. Один Обжорка неустанно составлял мне компанию по ночам, словно извинялся за своего нерадивого хозяина. Его присутствие немного успокаивало, но все же поселившийся в сердце страх, что наши отношения охладевают, постепенно усиливался.

***

Время летело гораздо быстрее, чем того хотелось, и злосчастная суббота все же наступила. К четырем часам я надела наряд, который позволял оставаться мне неприметной и максимально скрывал тело – серое платье под горло с длинными рукавами. Волосы собрала на затылке в высокий, но не слишком тугой хвост, заколола его шпильками и вложила в образовавшуюся “ракушку” крохотный пузырек с зельем. Глянув на себя в зеркало, осталась довольна результатом – макияж был неброским, спокойным, вполне уместным для похода в ресторан. Сложилось ощущение, что тетушке не будет к чему придраться.

В половине пятого раздался ненавистный предупредительный стук. Как же я мечтала, чтобы обо мне позабыли. Немного помедлив, с тяжелым вздохом открыла дверь, кивнула тетушке в знак приветствия, на что получила такой же молчаливый ответ. Между нами прямо искрило от напряжения. До чего же мы докатились…

Аурелия встала в метре от меня и смерила с ног до головы оценивающим взглядом. По мере его неторопливого продвижения менялось и выражение лица моей родственницы. С каждым мгновением она все больше хмурилась. Когда тетушка закончила изучение, ее брови и вовсе сошлись на переносице. Похоже, Аурелия осталась чем-то сильно недовольна.

– Раздевайся! – скомандовала она, на что я упрямо вздернула подбородок и демонстративно сложила руки на груди.

“Разбежалась! – возмутилась про себя, продолжая стоять истуканом. – Неужели она подумала, что я пойду у нее на поводу? Пусть радуется тому, что я согласилась встретиться с очередным ее избранником”.

Тетушка выждала пару минут, недовольно поджала губы, торопливо подошла ко мне, доставая из сумочки небольшой прозрачный флакончик, и распылила над головой какое-то зелье, предусмотрительно закрыв свой нос рукой. Я мгновенно последовала ее примеру, но было поздно, поскольку чувствовала, как по телу разливается умиротворяющее тепло.

– Что ты сделала? – мой голос прозвучал, на удивление, спокойно, хотя хотелось кричать, возмущаться ее поступком.

– Утихомирила немного твой нрав, чтобы ты стала более милой и покорной девушкой. Раздевайся, – повторила она указание.

Вопреки решимости сопротивляться, руки сами потянулись к замку на спине. Аурелия подошла ко мне и помогла снять платье, а затем протянула другое.

Смена наряда заняла не более пяти минут, однако новое платье значительно повлияло на мой образ. Несмотря на черный цвет, мне оно показалось чересчур открытым. Воротник наподобие чокера плотно прилегал к горлу, спину прикрывали только две полоски кружева. Узкий пояс золотистого цвета подчеркивал утонченную талию. От ощущения наготы спасала лишь длина – чуть ниже колена.

– Через полчаса за тобой приедет карета. И веди себя прилично, – продолжила Аурелия отдавать команды, окинув меня оценивающим взглядом. Похоже, теперь она наконец-то была довольна результатом.

– Кого ты мне выбрала на этот раз? – полюбопытствовала у тетушки.

– Молодого и очень успешного целителя. Он только пару лет назад закончил академию. Между прочим, сын лорда Лукаса. Думаю, у вас найдется много общих тем для разговора, – заверила меня Аурелия.

Она взяла с кровати мою сумочку и проверила ее содержимое. Не найдя в ней ничего примечательного, положила обратно.

– Может, еще за ручку сводишь свою племянницу на свидание? – с издевкой изрекла я.

– Нет, до ресторана доберешься без сопровождения. Мне еще самой нужно собраться.

– А как же мой кавалер? Не боишься, что наше знакомство может состояться без тебя?

– Он предупрежден обо всех твоих выходках.

– Даже так, – печально произнесла я, почесав кончик носа. Не к добру это!

– Скоро увидимся, – попрощалась тетушка и поторопилась меня покинуть.

Мне же оставалось только дожидаться экипажа, но если Аурелия предполагает, что меня остановит от задуманного ее присутствие, или Винсента, с которым она, скорее всего, и явится, то очень сильно ошибается. И не посмотрю на то, что ее избранником стал сын лорда Лукаса. Собственное счастье дороже тетушкиного будущего.

В обозначенное Аурелией время приехала карета, которая доставила меня на этот раз в один из роскошных ресторанов города – «Ванильное небо». Видимо, в «Золотую звезду» мне путь был закрыт. Вероятно, навсегда. Ничего, этот тоже совсем скоро надолго запомнит мое имя.

Стоило войти в ресторан, как ко мне подошел метрдотель.

– Добрый вечер! Позвольте узнать ваше имя, прекрасная леди, – вежливо спросил мужчина средних лет.

Услышав желаемое, он повел меня через зал, наполненный людьми и звучащей в нем, как фон, ненавязчивой музыке. Я ощущала на себе заинтересованные взгляды, которые заставляли чувствовать себя в подобном наряде совершенно голой. И чего Аурелия пыталась добиться своими действиями? Заставить нервничать и позабыть о плане? Не на ту нарвалась!

Я предполагала, что сын лорда Лукаса уже на месте, но ни кавалера, ни моей тетушки не обнаружила. А за соседним столиком восседал тот, кого избегала почти всю неделю. Казалось, Винсент выглядел сегодня намного красивее, чем когда-либо ранее. Он первым склонил голову в знак приветствия, скользнув по мне оценивающим взглядом.

Следовало выбрать место спиной к нему, но я сделала все ровным счетом наоборот. Желание украдкой смотреть в золотисто-карие глаза, в которых отчетливо читалось восхищение, было неуемным.

Официант подошел к Винсенту и принес меню, предлагая сделать выбор. Воспользовавшись моментом, достала пузырек, смочила зельем салфетку, провела ею по краю бокала и положила руки на колени. Дело было сделано. Внутри все распирало от чувства гордости и собственной находчивости.

Время шло, но я продолжала сидеть в полном одиночестве, впрочем, как и ректор.

– Не против, если я составлю вам компанию, пока не придут остальные? – раздался возле меня бархатистый голос Винсента.

– Нет, – отозвалась достаточно тихо, но, так как я при этом покачала головой, ему не составило труда распознать ответ.

Официант, заметивший, что клиент пересел за другой столик, подошел к нам и наполнил два бокала рубиновой жидкостью. Ректор потянулся за своим, но я стремительно подалась корпусом вперед и накрыла его ладонью. Правая бровь Винсента вопросительно изогнулась, однако я усердно молчала, потупив взгляд.

– Насколько помню, я сам выбирал вино. Не могли же вы предугадать мой выбор.

– Бокал… – еле слышно произнесла я.

– Что? – из-за музыки ректор ничего не расслышал.

– Края бокала смазаны зельем, – проговорила намного громче.

– Почему вы меня остановили? Боитесь быть отчисленными? – один вопрос сменялся другим.

– Нет, – доля правды в моем ответе все же имелась.

– Тогда что?

Винсент испытующе смотрел на меня, а я не желала признаваться в секундном порыве, поэтому просто пожала плечами.

– Не хотите потанцевать? – произнес ректор, когда зазвучала достаточно ритмичная музыка. Мне казалось, это могло стать спасением от расспросов.

Ответом послужил утвердительный кивок. Он подошел ко мне и протянул руку, в которую я спешно вложила свою.

Ладонь Винсента уверенно легла на мою талию и прижала к себе, оставив между нами приемлемое расстояние, которое следовало сохранять в танце. Мы неотрывно смотрели друг на друга, глаза в глаза. И то, что я увидела в его, заставило разум запаниковать, но сердце взяло над ним верх, не позволив трусливо сбежать. Мне захотелось ощутить на себе страсть этого мужчины, всего на несколько мгновений… хотя бы в танце, который знал только он, я всецело доверилась ему.

Сперва мы подстраивались под ритм мелодии, но затем Винсент сделал резкий поворот и наклонил меня, заставив прогнуться в пояснице. Мужские губы оказались напротив моей груди. Я почувствовала на ней жар его дыхания, и волна страсти захватила в плен остатки здравого смысла.

Винсент притянул меня к себе так же внезапно, как и отстранился мгновением позже. Собственное тело перестало мне повиноваться. Оно само знало, что нужно делать: в какой момент обхватить его покрепче за шею, а в какой – положить ногу на мужское бедро, чтобы удержать равновесие. Мы кружились не просто в танце, а в вихре всепоглощающих чувств.

Мужская рука скользила по спине, изгибу талии, спускаясь все ниже… Движения Винсента с каждой секундной становились более дерзкими и дразнящими. Они сводили с ума, заставляли искать его прикосновений. Неизвестно, чем бы закончился этот танец, если бы не оборвалась музыка.

Винсент мягко отклонил меня, заставив прогнуться в пояснице. Но я нисколько не сопротивлялась, поскольку доверяла ему, понимала, что нахожусь в руках человека, которого вряд ли кто-то превзойдет здесь по мастерству в этом нелегком деле. Он навис надо мной, и я ощутила на своих губах его разгоряченное и сбившееся от быстрого танца дыхание. Наши лица медленно сближались. От осознания того, что случится с секунды на секунды, сердце пустилось вскачь. И затуманенный разум нисколько этому не противился.

Взрыв аплодисментов вернул нас к реальности. Я несколько раз моргнула, прогоняя прочь наваждение, и в недоумении посмотрела на Винсента, который и сам пребывал в странном оцепенении, граничащим с шоком. В золотисто-карих глазах отражалась взрывоопасная смесь чувств: уже знакомая мне страсть, желание продолжить танец, походивший больше на борьбу, как внутреннюю, так и между нами, и изумление, вызванное моей ответной реакцией. Разве можно что-то скрыть от его проникновенного взгляда? 5d4aa3

В отличие от меня, ректору понадобилась всего пара мгновений, чтобы взять эмоции под контроль, а затем одним рывком придать моему телу вертикальное положение. Вроде бы стоило радоваться, ведь Винсент избавил меня от дальнейших угрызений совести, но внутренности скрутились в тугой ком от накатившего чувства покинутости.

Я обвела беглым взглядом танцпол и ужаснулась. Все присутствовавшие ранее на нем пары отошли в сторону и образовали вокруг нас почти ровный круг. На их лицах читалось восхищение. Ненароком мы привлекли всеобщее внимание. Щеки тотчас запылали стыдливым румянцем, захотелось убежать, спрятаться от пытливых глаз гостей в каком-нибудь темном углу или же попросить ректора об одолжении: перенести меня в общежитие, но продолжила стоять истуканом. Видимо, я все еще находилась под воздействием тетушкиного зелья.

Винсент с холодной учтивостью подставил локоть и повел меня к столику, за которым уже сидела Аурелия в компании молодого мужчины. Она была одета в изумительное золотистое платье с глубоким декольте. Этот наряд удачно подчеркивал все достоинства ее фигуры. Я первой поздоровалась с опоздавшими и была уверена, что хорошо справилась с волнением. Даже ощутив на себе ледяной взгляд родственницы, заставивший невольно поежиться, я не потеряла самообладания. Увиденное однозначно ей не понравилось. Но неужели она подумала, что я положила на ректора глаз? Да они же без пяти минут помолвлены! Хотя следовало признаться хотя бы себе, что в последнее время стала грешить мыслями о нем.

Сидевший по левую от Аурелии руку сын лорда Лукаса с интересом смотрел то на меня, то на Винсента. Это был высокий темноволосый молодой человек худощавого телосложения. Правда, по росту он на пять-шесть сантиметров уступал главе академии. Его глаза мне показались весьма необычными – нереально зелеными. Их обрамляли густые черные ресницы, которым могли позавидовать многие модницы. А взгляд с прищуром в сочетании с узким прямым носом, резко очерченными тонкими губами и со слегка выпяченным подбородком придавал его владельцу насмешливое выражение лица.

Едва мы приблизились к столу, Лукас-младший поднялся и отодвинул для меня стул, демонстрируя превосходные манеры. Но перед тем, как опуститься на него, мы все же познакомились.

– Прошу простить нас за опоздание. В больнице возникло срочное и не терпящее отлагательств дело, – его голос оказался приятным, но не вызывал приятной в теле дрожи. – Джордан Лукас, – представился он первым, и мужчины обменялись приветственным рукопожатием. Они решили обойтись без формальностей, невзирая на статус и разницу в возрасте, которая составляла лет пять.

Шатен протянул ко мне широко раскрытую ладонь, в которую я вложила пальцы и уже в следующее мгновение ощутила щекочущее прикосновение мягких губ к своей чувствительной коже. И Винсент, и Аурелия не сводили с нас глаз, наблюдая за ходом знакомства. Возможно, они ожидали повторения плачевного исхода прошлого свидания, но я настолько была поражена танцем с ректором, что не могла собрать воедино разлетевшиеся по задворкам сознания мысли и начать трезво соображать. Не понимала, что забыла здесь, ради чего мы все здесь собрались.

Я заметила, как с тетушкиных губ слетел облегченный выдох, едва Джордан без последствий для здоровья и внешности опустился на прежнее место. А вот Винсент сжал свои в тонкую линию. Мне впервые за два года довелось оказаться в их компании. И хоть это меня никоим образом не касалось, я не собиралась упускать возможности собственными глазами увидеть, насколько они близки, понять, почему в доме ректора нет ни единой вещи, указывающей на присутствие в его жизни моей родственницы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю