332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алеся Лис » Ты моя, Эмилия (СИ) » Текст книги (страница 8)
Ты моя, Эмилия (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 08:31

Текст книги "Ты моя, Эмилия (СИ)"


Автор книги: Алеся Лис






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 19 страниц)

Осторожно взбираюсь на ступеньку с помощью то ли кучера, то ли лакея и удобно устраиваюсь на бархатном диванчике. Никогда не видела графских карет. Наш Колчестер всегда предпочитал перемещаться с помощью верного Даба. А мне вон какая честь выпала.

За окном проносятся домики, площадь, магистрат, и вот мы, уже проскочив мост, останавливаемся у ворот крепости, а когда их открывают, въезжаем во внутренний двор замка. Дверка кареты отворяется, и я вижу перед собой хмурого Жердь или как там его, Фрэмптона.

─ Добро пожаловать, мисс Эмилия, ─ подает мне руку мужчина.

─ Здравствуйте, Фремптон. Что с его светлостью? ─ сразу же интересуюсь, спрыгивая на землю.

Губы камердинера сжимаются в узкую полоску.

─ Его светлость ждет вас, ─ спустя секунду заявляет он и, не добавив больше ни слова, проводит меня внутрь замка.

Ну, если ждет, значит не все так плохо. Может вопросы какие-то возникли. Оказавшись внутри, осторожно ступаю по, начищенному до блеска, мраморному полу вестибюля и стараюсь изо всех сил не поскользнуться на его зеркальной глади.

Фремптон ведет меня на этот раз не на второй этаж, а к красивым белоснежным дверям, отделяющим комнату на первом этаже от собственно этого самого вестибюля. Толкнув белоснежные створки, камердинер пропускает меня вперед и плотно закрывает их за моей спиной, почему-то вызывая ощущение, что меня тут заперли. По спине табуном бегут мурашки, и я снова начинаю нервничать.

Глава 17

Комната пуста. Оглядываю слегка затравленным взглядом обстановку и делаю вывод, что меня привели в герцогскую гостиную. И где же тогда сам Дориан? Не удержавшись, поворачиваюсь к захлопнутым дверям и сразу же проверяю свое подозрение. Ручка, тихо скрипнув, беспрепятственно опускается вниз. Не заперто. Уже собираюсь выпустить из пальцев холодный металлический рычаг, но он сам внезапно дергается и вырывается из рук, створка распахивается, а я неожиданно врезаюсь в весьма удивленного герцога. Его светлость, слегка покачнувшись от внезапно свалившегося на него счастья в моем лице, хватает меня за талию. Носом я довольно-таки болезненно впечатываюсь в его грудь. На глазах выступают слезы. Он что, из железа сделан? Больно.

─ Простите, ваша светлость, ─ гундосо извиняюсь, прикладываю ладонь к пострадавшей части лица.

─ Дориан, ─ убирает руку от моей талии мужчина и помогает обрести устойчивое положение.

─ Что? ─ смаргиваю набежавшую влагу с ресниц и осторожно ощупываю нос на предмет серьезных повреждений. Вроде пронесло.

Герцог увлекает меня внутрь комнаты и усаживает на мягкий диван возле окна.

─ Мы же договорились вчера, наедине игнорировать формальности, Эми… ─ и смотрит так… вызывающе.

─ Простите, Дориан, ─ послушно повторяю, слегка шмыгнув носом. ─ Как вы?

─ Терпимо, ─ слегка кривит губы в улыбке мой пациент. ─ Принести вам лед, приложите к месту удара.

─ Все нормально, ─ отмахиваюсь. ─ Давайте я осмотрю рану.

Его светлость послушно расстегивает рубашку и ловко стаскивает ее, кинув на подлокотник ближайшего кресла.

─ Я как раз по этому поводу и позвал вас. Мне нужно отлучиться на несколько дней в столицу…

─ Когда? ─ недовольно хмурюсь, разматывая бинт. Еще неизвестно в каком виде сейчас укус. Вдруг некроз быстро прогрессирует, а эта повышенная активность организма всего лишь кратковременная ремиссия.

─ Желательно сегодня вечером. Лучше было бы днем, но можно и позже, ─ внимательно наблюдает за моими действиями Дориан.

Всматриваюсь в поврежденную кожу, состояние которой меня немного огорчает. Честно говоря, я надеялась на лучшее. Слава богу, диаметр пораженного участка не увеличился, но выглядеть стал хуже. Без лекарств не обойтись.

─ Я бы настоятельно вам рекомендовала удержаться от поездок в ближайшие дни, ─ строго озвучиваю вердикт, принимаясь обратно заматывать рану. ─ Я планировала с утра приготовить мазь, которая, возможно, немного улучшит ситуацию, но вы настолько быстро меня забрали, буквально из кровати вытащили, что я не успела.

Брови герцога удивленно поднимаются, а я моментально краснею, понимая какую глупость сморозила. Неловко вышло, да.

─ Эми, мне, правда, нужно к брату. Речь идет о жизненно важных вопросах.

─ Я не знаю, Дориан. Здоровье ваше, и тело тоже ваше. Вам дано им распоряжаться и я не в силах, что-либо запрещать, ─ демонстративно безразлично пожимаю плечами.

Герцог скрипит зубами. Я решительно вздергиваю подбородок. А что? Сам сказал лечить, оттянуть развязку как можно дольше, и не слушается. А потом я буду виновата? Ну, уж нет!

─ Хорошо, ─ с нажимом кивает его светлость. ─ Когда, по вашему мнению, мне будет позволительно отправиться в путь?

─ Трудно сказать, ─ закусываю губу. ─ Я не знаю, как протекает болезнь в вашем организме. Но то, что ее течение отличается от нормального, обычного, это без сомнения. Нужно понаблюдать.

Дориан задумчиво присаживается в кресло и переводит взгляд на окно, за которым располагается цветочная клумба, а чуть дальше красивый ухоженный сад.

Я тоже рассеянно осматриваюсь по сторонам, не мешая его светлости делать правильный выбор.

─ Решено! ─ спустя пару минут уверенно заявляет герцог. ─ В столицу отправлюсь экстренным порталом. Я им, конечно, не люблю пользоваться, но тут безвыходная ситуация. У вас есть несколько дней, чтобы пронаблюдать за моим состоянием и изучить ход болезни. А что не успеете, будете исследовать в уже там, потому что я беру вас с собой.

Что-о-о?! Нет. Быть не может. Я, видимо, ослышалась…

─ Ваша св… Дориан, ─ как можно спокойнее говорю я. ─ Не сочтите за грубость, но озвучьте еще раз ваши планы.

Глаза мужчины вспыхивают, но он послушно повторяет ранее оглашенные им же слова.

Нет. Не ослышалась. Таки собирается взять меня с собой. Но ведь как? Почему не спросил? Решил, значит. А я?

─ Это невозможно, ─ складываю руки на груди, всем своим видом демонстрируя протест.

─ Ошибаетесь. Еще как возможно. И не просто возможно, а осуществимо, в чем вы и убедитесь в ближайшие дни, ─ хмыкает мой собеседник. ─ Но мне, право, интересно услышать причину, по которой вы считаете это невозможным.

Вот значит как? Чуяло мое сердце, что этот герцог принесет мне проблемы.

─ Ну, во-первых, у меня дочь. Как я ее оставлю тут одну? С собой тоже взять не могу, сами понимаете, ─ начинаю перечислять, надеясь на благоразумие этого индивида. ─ Во-вторых, моя работа. А в-третьих, вы все решили за меня, и это не совсем этично с вашей стороны, разве нет? Я думала, что рабство в Алигии давным-давно отменили…

Хмуро смотрю на Колчестера, в то время как он очень внимательно и спокойно выслушивает мои аргументы. Не лицо, а маска. Ни одной эмоции не прочесть.

─ Позвольте развенчать ваши, так называемые, аргументы, ─ чуть кривовато улыбается мой собеседник. ─ Есения, не грудной ребенок и вполне может обойтись без матери несколько дней, к тому же за ней легко могут присмотреть ваши, так называемые родственники. Во-вторых, это же касается работы. Пару дней мастер Амадеус успешно может справиться и без своей помощницы, справлялся же он как-то до этого. И, в-третьих, помилуйте, какое рабство? Его, действительно, в Алигии нет и в помине. А я ничуть вас не заставляю. Просто уверен, вы сами захотите поехать.

Скептически вздергиваю бровь. Он что, всерьез так думает? Нет, я, конечно, сочувствую ему, и мне искренне жаль, что с ним такая беда приключилась. Но своя сорочка, как говорится, ближе к телу. У меня на первом месте Есения и ее безопасность. А у Колчестера, уверенна, найдется не менее компетентный врач, которому он сможет доверять гораздо больше, чем мне. Так что его желание выглядит, как каприз, ей Богу.

─ Да-да, не удивляйтесь, ─ между тем продолжает Дориан ан Риель, игнорируя мой скепсис. ─ Вы едете со мной в Ладэн, а я… перестаю докапываться до вашего прошлого. Ведь вы совсем не из Торна, и мы оба это прекрасно знаем…

На меня словно ушат холодной воды выливают. Если б я не сидела, то тут же упала бы, потому, как по телу внезапно разливается слабость, ноги начинают дрожать, а к горлу подкатывает липкий тошнотворный комок.

─ Так что, Эми? Хотите со мной в столицу? ─ победно блестит глазами этот… поц.

Просто горю желанием! Стискиваю зубы, чуть ли не до хруста, и киваю, взглядом показывая все, что я думаю о таких методах. Эх, надо было в овраг сбросить его безвольную тушу, а я тащила, из сил выбивалась. И вот тебе награда, Эми. Кушайте, не обляпайтесь!

─ Тем более, ─ вещает дальше его светлость. ─ Что один из вопросов, который я еду решать в Ладэн, как раз и вас касается. Вы же ратовали за внесение поправки в закон о возрасте актантов патруля, который участвует в закрытии разрывов?

Подозрительно щурюсь. Это он так пилюлю решил подсластить?

─ Я вас поняла, Дориан. Я могу идти? ─ поднимаюсь с дивана и старательно расправляю складки на платье, чтобы не встречаться глазами с мужчиной, а то не приведи Всевышний, сболтну то, о чем вскоре пожалею. А с такими людьми не стоит забываться. Эх, Грибоедов, Грибоедов, как же ты был прав…

Герцог поднимается вместе со мной и буравит меня внимательным взглядом.

─ Я вас отвезу, ─ безапелляционно заявляет его светлость. Не сдержавшись, невольно вскидываю на него взгляд. ─ Вы про мазь какую-то говорили, которая мне очень нужна. Как раз и заберу.

─ Она может быть не готова… ─ смотрю исподлобья.

─ Ничего. Я подожду, ─ криво улыбается Дориан.

Подождет он. Какой молодец!

В карете мы едем молча. Я сосредоточенно смотрю в окно, подчеркнуто не обращая внимания на этого… херцога, он тоже не высказывает желания общаться со мной на светские темы. На первый взгляд и не скажешь, что у моего спутника весьма опасное ранение. Выглядит он, как всегда ─ сосредоточенным, мрачным, молчаливым, разве что слегка бледным. Но это можно списать на усталость и напряжение предыдущих дней. Все ж не на курорт в Холей ездили.

Когда экипаж останавливается возле аптеки, поспешно, не дожидаясь лакея, сама отворяю дверцу и спрыгиваю на землю. Мне не терпится оказаться подальше от этого тирана, хотя и понимаю, что мое демонстративное поведение может не понравиться его светлости. На самом деле мне обидно до слез, что наша с Сенькой жизнь зависит от какого-то аристократишки, будь он не ладен. От одного его слова может рухнуть то, что мы так старательно возводили, да еще и навести беду на добрейших Мари и Мади.

Звук наддверного колокольчика музыкой разливается по помещению и чудесным образом успокаивает меня. Так, Эми, дыши глубоко, считай до десяти, медитируй на звезды, все что угодно, только не сорвись. С такими людьми не шутят.

─ Эми, родная, ─ заслышав звон, в зал выходит Амадеус, облаченный в рабочий халат. ─ Мне Мари все передала. Мазь уже готова.

Вздыхаю с облегчением, радуясь, что проведу в обществе Колчестера меньше времени, чем рассчитывала.

В это время колокольчик звякает еще раз, и я буквально спиной чувствую присутствие Дориана. Его мощная звериная аура заполняет собой все помещение, мешая мне даже вдохнуть воздух, который в его присутствии кажется вязким словно патока. Какая удача, что дядюшка успел сделать лекарство.

Цепляю на лицо подчеркнуто любезную маску и поворачиваюсь к своему пациенту.

─ Вам несказанно повезло, ─ буквально лучусь счастьем. ─ Мазь уже готова. Сейчас я быстро обработаю рану и дам вам ее с собой.

Герцог явно не разделяет моего оптимистичного настоя и недовольно хмурится. Я, конечно, не ведаю, что творится в его голове, но крамольные мысли о том, что «сделал гадость ─ сердцу радость» не покидают меня, даже если я не в курсе, в чем эта самая гадость и состоит.

─ Как скажете, мисс Эмилия, ─ сквозь зубы цедит его светлость, а я спешу уже в манипуляционную мыть руки и готовить инструменты.

За стенкой отчетливо слышны мужские голоса, Амадеус и Дориан, видимо о чем-то переговариваются, а, спустя несколько минут, его светлость уже заходит в небольшое помещение подсобки.

И как же я раньше не замечала, что он словно подавляет своим присутствием, угнетает и ужасно нервирует? Нет, пожалуй, нервировать меня он начал с самого начала. В остальных прегрешениях ранее замечен не был, поскольку являлся на мою голову лишь в тех случаях, когда я была слишком занята делами насущными и мало обращала внимание на происходящее вокруг.

─ Располагайтесь, ваша светлость, ─ киваю на стул, выгружая на поднос стерильные бинты, раствор перекиси, вату и прочие вещи, которые могут понадобиться.

─ Я уже обговорил с вашим дядюшкой детали поездки, можете не волноваться, ─ ставит меня в известность Колчестер, опускаясь на предложенный табурет.

Поднимаю изумленно брови. С чего он решил, что я должна волноваться. Сам меня куда-то тащит, вот пускай сам и разбирается.

─ С дочерью вы тоже поговорите? ─ тихо спрашиваю, не удержавшись от колкости, и тут же жалею о своей горячности.

Глаза Дориана опасно блеснув, тут же снова обретают обычную невозмутимость.

─ Если вы настаиваете… ─ тянет мужчина, буравя меня нечитаемым взглядом.

Сглатываю сухим горлом, встречаясь с этим самым взглядом.

─ Помилуйте, разве имею я право настаивать, ─ едва слышно хриплю.

Боже мой, Эми, неужели можно так нарываться? Где твои мозги? Срочно исправляй ситуацию!

─ Это всего лишь была глупая шутка, риторический вопрос. Со своим ребенком я поговорю сама, естественно. Извините мне мою несдержанность, ─ опускаю глаза и принимаюсь молча заниматься укусом, чтоб еще больше не огрести проблем на свою голову.

Герцог тоже затихает, удовлетворившись моим искренним раскаянием.

─ Вот и все, ─ завязываю бинт, любуясь на ровно наложенную повязку. ─ Вечером не мешало бы еще раз нанести лекарство, ─ задумчиво хмурю брови.

─ Хорошо, я зайду в конце вашего рабочего дня, ─ голос Колчестера заставляет меня вздрогнуть от неожиданности. Я искренне считала, что эти слова произнесла в уме, а оказывается вслух.

─ Всего доброго, мисс Эми, ─ надев рубашку, слегка кланяется он. ─ До вечера.

─ До вечера, ─ прощаюсь в ответ, забыв сделать книксен.

Целый день не могу ни на чем сосредоточиться. Все валится из рук, рецепты читаются с ошибками, ингредиенты взвешиваются неправильно, ответы покупателям звучат невпопад. Ох, Эми-Эми!

С трудом заставляю себя выкинуть из головы Колчестера и включится в работу, но в голове все равно прокручиваю предстоящий разговор с Есенией. Как мой ребенок воспримет поездку матери? Мы с ней никогда не разлучались на такое длительное время, ведь даже в саду я всегда могла забежать к ней в группу и проведать, а тут… Сердце сжимается от мысли, что я покину свою малышку. Да, она очень самостоятельная и сообразительная девочка, но ей всего пять…

Глава 18

Время летит со скоростью света, я и оглянуться не успеваю, как дядя поворачивает на двери табличку с надписью: «Закрыто» и идет переодеваться. Я же не спешу снимать фартук, нарукавники и платок, ожидая своего пациента.

Герцог поразительно пунктуален. Порог аптеки он переступает минута в минуту после окончания рабочего дня и чинно здоровается с нами.

─ Эми, помощь нужна? ─ интересуется дядюшка, застыв в полурасстегнутом халате.

─ Нет, ─ мотаю головой и увлекаю Дориана в манипуляционную. Как же хочется поскорее с ним закончить и оказаться дома!

─ Тебя ждать? ─ слышится голос Амадеуса, и я уже набираю воздух, чтобы ответить, но его светлость меня опережает.

─ Не стоит, мастер Амадеус, ─ отвечает за меня герцог, ─ Я проведу мисс Эмилию.

Дядя хмурит брови. По-видимому, ему не очень нравится то, что в последнее время его светлость слишком много начинает уделять мне внимания, но что он может поделать?

─ Ваша светлость, я бы хотел с вами пару минут… поговорить, ─ твердо заявляет аптекарь. Или может?

Колчестер в ответ кивает, и я деликатно скрываюсь в подсобке, оставив мужчин одних, но все равно стараюсь прислушаться, о чем они говорят. Их голоса слишком тихи и не выразительны. Мне приходится довольно-таки сильно напрягать слух, и все же некоторые слова я не совсем разбираю.

─ Ваша светлость, ─ начинает дядя. Я никогда не слышала, чтоб он с кем-то говорил таким тоном. Как правило, его голос тих и спокоен, в этом же слышится твердость и холодность арктических айсбергов. ─ Я никоем образом не хочу поставить под сомнения вашу честь, но для репутации Эмили это не очень хорошо. Вас слишком часто видят вместе. А она воспитывает дочь…

Я прямо кожей ощущаю, недовольство Дориана, но он остается, как всегда, спокоен и сдержан.

─ Чести Эмилии ничто не угрожает, ─ словно воочию вижу, как на его лице играют желваки. ─ Я порядочный человек.

─ Ни в коем случае не сомневаюсь в этом, ─ гнет свое дядюшка. ─ Но что подумают о ней? Вы ведь знаете людей. Начнут судачить о ее поведении, нравах и воспитании. Вас оправдают в любом случае, ее закидают камнями, естественно в переносном значении этого слова. Не мне вам рассказывать…

─ Свое решение я не изменю, ─ цедит его светлость. ─ Мисс Эмилия мне нужна. Она поедет со мной в Ладэн в любом случае. Я оплачу компаньонку, и ее репутация останется не запятнанной, если уж на то пошло.

Дядюшка еще что-то говорит, на этот раз уж очень понизив голос, и я не слышу ни словечка, как, впрочем, и то, что отвечает Колчестер. Потом голоса и вовсе стихают.

Поспешно отхожу от двери, принимаясь готовиться к процедуре, но пылающие щеки выдают меня с потрохами. Герцог замечает их сразу, как только заходит, но ничего не говорит, лишь понимающе хмыкает и начинает раздеваться.

Рана выглядит все также. Наношу обильным слоем мазь, накладываю стерильную повязку и снова аккуратно завязываю бинтом. Получите ─ распишитесь, как говорится…

─ Благодарю, Эми, ─ глаза Дориана сейчас напоминают расплавленное золото, а кожа кажется обжигающей под моими руками. Неужели снова жар?

─ Не стоит… ─ прикладываю ладонь к его лбу и с облегчением убеждаюсь, что температура нормальная.

Отворачиваюсь, пока он натягивает сорочку, и складываю инструменты на поднос.

─ Вы можете меня и не провожать, ─ прислушиваюсь к тихому шороху одежды, пытаясь понять, на каком этапе одевания сейчас находится мой пациент. ─ На улице довольно-таки светло и мне ничто не угрожает…

─ Я настаиваю, ─ хрипло отвечает его светлость. ─ Тем более что я так и не извинился перед вами. Вчера у меня не получилось проконтролировать ваше возвращение, но Фремптон получил выговор за то, что вам пришлось ночью идти пешком через весь город домой. Вас должны были отвезти.

Пожимаю плечами, продолжая возиться с инструментами. Я не знаю, как реагировать на эти слова. Фремптона немного жаль, теперь понятно, почему он с утра смотрел на меня волком. Но мне и в самом деле пришлось топать ночью по пустынному городу. Я была слишком уставшая и обеспокоенная состоянием и самого герцога, и родных, которые ожидали меня дома, и не думала тогда о собственной безопасности. А ведь где-то там скрывается преследующий меня волк, которого я видела уже не единожды собственными глазами, кто б там, что б там не говорил.

Быстро собираюсь, закрываю аптеку, и мы поворачиваем в сторону моего дома. Сегодня поразительно чудесный вечер, теплый и спокойный. Множество горожан прогуливаются тротуаром, наслаждаясь окончанием рабочего дня. Нашу парочку провожают удивленными, а некоторые и завистливыми взглядами. С радостью бы поменялась местами, например, с мисс Фицджеральд, которая, кажется, во мне сейчас дыру прожжет своим гневным взором или с вдовствующей Сесилией Лемонд, окидывающей Дориана голодным взглядом хищницы. Мне неловко и неприятно от такого внимания, но я гордо задираю подбородок, хотя и стараюсь держаться от Колчестера на почтительном расстоянии, никоим образом не показывая, что у нас отношения намного ближе, чем у случайных знакомых.

Вот и дом, хотя мне показалось, что дорога к нему заняла намного больше времени, чем обычно. Под крышей крылечка уже зажглись желтые фонарики, а сумерки основательно сгустились, придав окружающему пейзажу налет сказочной загадочности и волшебства.

─ До завтра, Эми, ─ целует мою руку Колчестер, но отпускает не сразу, задержав на доли секунды в своих ладонях и чуть заметно, едва-едва дотрагиваясь, погладив большим пальцем выступающие костяшки фаланг, настолько легко и не весомо, что я убеждаю себя в том, что мне это показалось.

Скрипнувшая калитка соседского двора, заставляет меня прийти в себя. На дорогу выходит сэр Габриэль Волдо и провожающая его Корделия Смайт. А он что тут забыл?

Гость наших любезных соседей в замешательстве останавливается, явно не ожидав увидеть герцога возле нашего дома. Мужчины, несомненно, узнают друг друга, обмениваются скупыми холодными кивками и странными непонятными преисполненными ненавистью взглядами. Таким же колючим подозрительным взглядом льдистых прозрачных очей удостаиваюсь и я.

─ Ваша светлость, ─ наконец, первым склоняет голову в приветствии Габриэль. ─ Мисс Эмилия.

Дориан лишь слегка кивает, я вымученно улыбаюсь и закладываю руки за спину, а то, не ровен час, и этот примется их лобызать. Мне уже хватило подобных любезностей. Вот пугает меня этот Волдо, прям до дрожи. Что-то есть такое в его взгляде, опасное, неестественное, искусственное, как будто на тебя смотрит не человек, а пластмассовая кукла.

У меня нет и малейшего желания оставаться в этой теплой компании, поэтому, узрев первые признаки того, что уважаемая Корделия намеривается затеять светскую беседу, быстро, буквально на гране приличий, прощаюсь со всеми и скрываюсь в доме. Мне еще с дочерью предстоит разговор. А эти пускай развлекаются и разбираются между собой. В том, что между графом и сэром Габриэлем есть какой-то давний конфликт, не сомневаюсь ни на грамм.

Ужин проходит в напряженном молчании и обменом тревожными беспокойными взглядами. Я понимаю, что Мари и Мади переживают, причем не столько за свое благополучие, сколько за меня и Есению. Если уж я стала им как родная за этот небольшой отрезок времени, то про Есю и говорить нечего. К ней старички относились, как к любимой внучке, не меньше. И защищать бы стали как родное дитя, даже от графа. Не решаюсь затрагивать деликатную тему своего отъезда за трапезой и откладываю на потом, приступая к ней уже непосредственно перед сном.

─ Есь, нам нужно поговорить, ─ усаживаюсь на краешек кровати дочери. Моя малышка, наконец, под уютным теплым одеялом устроилась на ночь, а я зашла пожелать ей сладких снов, как делаю это всегда, как только появляется возможность.

─ О чем, мамочка, ─ распахивает любопытные серые глазки Еси, всем своим видом демонстрируя небывалую сосредоточенность и внимательность.

Приглаживаю рукой непокорные вихри доченьки и расправляю длинные светло-русые локоны на подушке. Вот какие вымахали, скоро до пят будут.

─ Мне нужно будет на несколько дней уехать, ─ поджимаю губы, стараясь подобрать наиболее подходящие слова. ─ Так сложились обстоятельства… А ты останешься с Мари и Мади.

─ Тебе нужно уехать из-за черного дяди, который болеет, да? ─ хмурит светлые бровки мой ребенок. М-да… Чего-чего, а проницательности ей не занимать.

─ Тебе это снова химера сказал? ─ стараюсь подыграть ее детской фантазии. Помню, у меня маленькой тоже был выдуманный друг… И перевожу взгляд на серого кота, уставившегося на меня своими большущими голубыми глазами.

─ Нет, это я сама догадалась… ─ сосредоточенно сопит курносым носиком Еська.

─ Надо же! А как? ─ удивленно поднимаю брови.

─ Не знаю, просто в голову пришло… ─ пожимает плечиками Есения и старательно отводит глаза. Что-то тут нечисто…

─ Мне не очень хочется с ним ехать, честно говоря, ─ вздыхаю печально. Сейчас вот, наблюдая за своей малышкой, сердце просто сжимается от осознания, что я ее несколько дней не увижу. В голову лезут глупые мысли, заставляющие терзаться укорами совести, словно я, по меньшей мере, месяц буду отсутствовать, а дитя родное кидаю, чуть ли не на произвол судьбы. Материнский инстинкт, он такой. Не всегда логичный.

─ Я тоже не хочу, чтоб ты уезжала. Но так нужно, понимаешь? ─ берет меня за руку Есения, заставляя улыбнуться. Она такая милая, когда говорит вот так по взрослому.

─ Я-то понимаю, ─ снова вздыхаю.

─ И я тоже, ─ опять хмурится Сеня. ─ Это как тогда, когда мы из папиного дома в нашу квартиру переехали. Я не хотела, но так было нужно. Ты с папой рядом … задыхалась, а там нет.

Вот это сравнение. Устами младенца, что ли?

─ Может быть, ─ киваю.

─ Мам, хочешь, открою тебе секрет? ─ садится на кровати дочка, слегка потревожив уже задремавшего кота. Он сонно поднимает лобастую голову, широко зевает и, обведя нас осоловевшим взглядом, снова прикрывает глаза.

─ Хочу, конечно же!

─ Я знаю, что мы больше никогда домой не вернемся… ─ тихо произносит Еся, теребя краешек одеяла.

─ Почему ты так думаешь? ─ хмурюсь, ничего не понимая. Откуда у нее такие мысли? ─ Смотри, если мы сюда попали каким-то образом, то значит, таким же образом можно попасть обратно…

─ А вдруг это обратно не домой? ─ испуганно округляет глазки дочь. ─ Вдруг в другой лес? Только страшный. С больными собачками, которые напали на дедушку Амадеуса.

─ Вот поэтому мы спешить не будем, ─ стараюсь ее успокоить. ─ Но попытаться все равно нужно. Или ты не хочешь обратно?

Пристально смотрю на нее.

─ И хочу, и не хочу, ─ закусывает губку моя малышка. ─ А ты?

─ Я хочу, ведь там вся наша жизнь, ─ развожу руками. Трудно не хотеть попасть в мир, где нет ужасной хвори, где мертвые остаются в земле, где есть цивилизация и квалифицированная медицина.

─ Но тут я буду учиться в настоящей магической школе, а там меня будут вруньей называть, ─ горько вздыхает Есения. ─ Никто не поверит, что я могу колдовать.

А я вздыхаю вместе с ней. Нарисовалась еще одна проблема. Мало того, что дорога назад не известна, так теперь еще и не знаешь, где дочери будет лучше…

─ Ладно, Сень, ─ встаю с кровати. ─ Давай попозже еще поговорим на эту тему. Время позднее, тебе пора спать…

─ Хорошо, мамочка, ─ послушно кивает дочка. ─ Но ты ведь не завтра уезжаешь?

─ Нет, не завтра, ─ качаю головой. ─ У нас еще есть несколько дней, чтоб вдоволь наобщаться перед разлукой.

─ Мам, а можно тебя попросить что-то? ─ Еся непривычно колеблется и слегка стесняется.

─ Можно, родная, ─ ободряюще ей улыбаюсь.

─ Разреши мне с тобой эти дни спать, пока ты не уехала, ─ смотрит на меня взглядом кота со «Шрека».

─ Хорошо, солнышко, ─ тихонько, чтоб не обидеть дочь, хмыкаю.

Довольная Еська встает с кровати, сгребает в охапку одеяло и бодрым шагом самостоятельно волочит его в мою комнату, подметая концом деревянный пол.

─ Мам, забери еще мою подушку, пожалуйста, ─ кидает через плечо моя королева.

─ У меня есть подушка, ─ ставлю в известность дите.

─ Нет, ─ оборачивается ко мне ребенок. ─ Моя особенная. На ней мне снятся сны про всех нас, и я знаю утром, что могу не волноваться ни за кого.

Пожимаю плечами и беру в руки смешную квадратную подушку, которую ей сшила Мари и собственноручно вышила на наволочке яркими нитками зеленый лес, красивых сказочных птиц, похожих на павлинов, и маленькую девочку в красном капоре с корзинкой в руке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю