290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рапсодия бессмертного (СИ) » Текст книги (страница 9)
Рапсодия бессмертного (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Рапсодия бессмертного (СИ)"


Автор книги: Aysubado






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 15 страниц)

– Но ведь поступок твоего отца послужил причиной того, что ты делал после! – возразил парень, недовольно нахмурив лоб.

– Ты слишком добрый. Послужило это причиной тому или нет – но все что я творил в Азкабане, я делал осознанно. – Веско заметил мужчина в ответ на его слова. – Я думаю это плохая идея прикрывать мои злодеяния нелюбовью моего отца ко мне.

– А я думаю, что ты пытаешься казаться хуже, чем ты есть! – парировал юноша, демонстративно отворачиваясь от собеседника. Глаза человека, увиденного им в зеркале, абсолютно не были злыми – ироничными, проникновенными, одинокими, но не злыми! Тьма в сердце мужчины обитала там не с рождения того, а, значит, должна была быть причина, которая взрастила ее, словно росток, в чужой душе. – Ты спас мне жизнь, причем, не один раз. Тогда ведь на озере именно ты остановил дементоров?

– Да, – неохотно признался Экриздис. Тогда темный силуэт перед его меркнущим сознанием не был плодом воображения.

– Зачем, Себастьян? – поинтересовался Гарри, слегка улыбаясь собственным мыслям. В голову внезапно пришла дикая идея…

– Просто захотел, – непонимающе протянул лорд, поворачиваясь к нему. – Мне было скучно.

– А теперь посмотри мне в глаза и скажи это снова, – повторив его действие, серьёзно произнес подросток.

– Бессмысленно. Даже, если я посмотрю – ты этого не увидишь! – насмешливо ответил

мужчина.

– Тогда тебе просто нужно снять капюшон, – спокойно предложил юноша, надеясь, что дементор не сбросит его с крыши от такой наглости.

– Хочешь посмотреть на монстра? – иронично спросил Экриздис.

– Я хочу увидеть тебя! – честно признался Поттер, не сводя с собеседника взгляда. Странно, но он не ощущал внутри страха, только странное желание быть к этому человеку чуточку ближе. Тот и так медленно и неотвратимо, словно яд, проникал в его сердце, и бороться с этим у него не было ни сил, ни желания.

Лорд некоторое время молчал, но вскоре потянулся к своей короне и снял ее. Юноша с интересом рассматривал вещицу, лежавшую на камне, и хотел уже прикоснуться к ней…

– Не стоит этого делать, Гарри. Эта вещь – древний темный артефакт и вы с ней несовместимы, – чужие слова заставили его поспешно отдернуть руку и перевести взгляд на говорящего. Тот неуверенно сжимал края капюшона, словно никак не мог решиться скинуть его с головы. Но, видимо, собравшись с духом, Себастьян плавно потянул ткань вниз. Поттер не верил своим глазам и мог только открывать и закрывать рот, силясь выдавить из себя хоть слово.

– Ну что – красивый? – насмешливо произнес мужчина и парень почувствовал, как кровь предательски подступила к щекам.

– Очень! – восторженно ответил юноша и зарделся еще сильнее. Похоже, он подхватил какую-то магическую болезнь и теперь вел себя, как полный дурак. Герой не был уверен, что его небольшая теория окажется правдой, и собеседник, с того самого разговора в лесу, все-таки полностью обрел человеческий облик. Представлять нормальные руки на костлявом туловище дементора было выше его сил.

– С тобой все нормально, – обеспокоенно спросил лорд Азкабана, буравя подростка почти черными глазами. Такой странный контраст – пепельные волосы и темные радужки – он встречал в своей жизни впервые и был восхищен до глубины души.

– Ага. Кажется, не только я, но и Моргана прониклась твоими речами, – тихо ответил парень, наблюдая за Себастьяном – до того, похоже, не спешило доходить сказанное им. ” И кто из нас еще тупой?» – ехидно подумал он. Мужчина непонимающе уставился на него и медленно, словно опасаясь, прикоснулся руками к своему лицу – чужие глаза ошарашенно округлились, нащупав гладкую человеческую кожу.

– Это невозможно… – неверующе выдохнул тот и поспешно поднялся на ноги, пытаясь прийти в себя. – Как ты…

– Догадался, – коротко сказал Поттер и тоже встал из холодного камня. Юноша только сейчас начал ощущать насколько сильно он промок и замерз за время их беседы. Жутко захотелось выпить теплого чая и закусить сладкой выпечкой, но вряд ли здесь обитала такая роскошь – тюрьма все-таки, а не кондитерская. Парень неспешно направился в сторону входа в здание, раздумывая обо всем, что ему сегодня пришлось увидеть и услышать. Спасение Сириуса, неожиданные откровения, теперь уже бывшего, дементора и собственные, еще непонятные, чувства к последнему…

– Я твой вечный должник, Гарри! – произнес хриплый голос прямо над ухом, и подросток, витавший в облаках, чуть не свалился со ступеней от неожиданности. Чужая рука молниеносно обхватила его за талию, удержав невезучего героя от поцелуя с каменным полом. Если вспомнить, сколько раз лорд спасал юношу от опасностей, то можно было подумать, что они созданы друг для друга судьбой: один – влипает в неприятности, а другой – вытаскивает того из них. Идеальный тандем, вот только…

– У нас была сделка, если ты забыл, а значит, ничего ты мне не должен, – спокойно ответил он, стараясь успокоить бешено бьющееся сердце в груди. Собственная реакция на чужие прикосновения, заставляла его нервничать. Но что еще сильнее пугало подростка – такое же ускоренное сердцебиение и у, стоящего позади него, человека.

– Да к черту эту сделку! – выпалил мужчина, продолжая прижимать его к себе.– Послушай, я…

– Гарри, у вас все нормально? Я слышал какой-то шум, – внезапно с нижнего этажа раздался голос Сириуса. Ну и сколько времени крестный там стоит? Юноша на мгновение застыл, стараясь побороть смущение, а потом, повернувшись к Экриздису, поспешно натянул тому капюшон на голову. Мужчина, правильно трактовал его действия, и тут же нацепил корону поверх темной ткани, возвращая себе вид темного существа. Поттер еле сдержал смех – они с Себастьяном напоминали двоих конспираторов, но ему очень не хотелось, чтобы другие узнали о том, что дементор стал человеком. Не сейчас, чуть позже, он обязательно расскажет им…

– Пошли, – тихо сказал Поттер, медленно спускаясь вниз к комнатам, где расположился их

небольшой отряд.

– Как не вовремя! Но мы еще продолжим наш с тобой разговор! – недовольно произнес тот в ответ, следуя за ним.

– Несомненно, одуванчик, несомненно! – улыбнувшись самому себе, прошептал юноша, даже не зная, какими изумленными стали глаза лорда дементоров после его слов.

Комментарий к Часть 8 (Воспоминание Себастьяна)

Бас-дансы – это медленные, торжественные танцы.

Балли – это быстрые, веселые танцы, с переменным ритмом и большой долей импровизации каждого исполнителя.

Бранли – древнейший вид европейских танцев.Танцевались они в кругу или цепочкой исполнителей.

Бранль (покачивающееся движение с поворотом корпуса сначала в одну сторону, затем на другую).

Реприза либо демарш (по одной из реконструкций – двойной шаг назад).

Реверанс (поклон, исполняется на согнутых коленях с одной ногой позади другой).

Ипопаточник – серое мохнатое летучее насекомое.

========== Объявление! ==========

Привет читателям данного фанфика!Автор недавно перечитал свою работу и понял, что его творение получилось далеким от идеала и задумки. Я решила не быть эгоистичной сволочью, а потому хочу поинтересоваться Вашим мнением: стоит ли дописывать эту работу?Вариантов всего три:дописать, переписать или забросить, и я пока честно не знаю, какой из них в приоритете. Поэтому хочу узнать все ли устраивает Вас в этом фанфике, если нет, то что именно? Прошу отнестись к вопросу серьезно, так как это не просто моя блажь.

С уважением, автор.

========== Часть 9 ==========

Азкабан на деле оказался довольно неплохим местом…ну только в той части, где не было дементоров. После долгих и жарких споров их небольшой совет, в лице Снейпа, Блэка, Экриздиса и Поттера, пришел к выводу, что пока что замок являлся самым надежным местом из всех предложенных, и разумно было бы остаться здесь, пока у них нет дальнейшего плана действий. Благодаря лорду дементоров, который приказал стражникам временно прекратить истязать заключенных и не нападать на гостей – а все потому, что кое-кто оказался слишком сердобольным – передвигаться по тюрьме стало вполне безопасно, и они с ребятами облазили ее вдоль и поперек, стараясь отыскать что-то мистическое и интересное. Впервые за время побега чета, состоящая из слизеринца и гриффиндорцев, вела себя, как и подобает подросткам: всовывала свои носы во все непонятные щели и искала приключения на одно место. Взрослая часть их отряда только качала головами на детские проказы, но поделать с ними ничего не могла.

Чего только стоило навязчивое желание ребят посмотреть на то, как выглядит тело дементора под плащом. Друзья, надавав ему кучу умных советов и заявив, что «кто, как не ты, Гарри?», в прямом смысле впихнули парня в кабинет Себастьяна, чтобы он уболтал того удовлетворить их праздное любопытство. Мужчина внимательно выслушал его сбивчивую просьбу и попросту завис, видимо, пытаясь осознать что он только что услышал. Провалиться под землю у Поттера упорно не получалось и ему не оставалось ничего другого, кроме как краснеть и неловко рассматривать мрамор под своими ногами. Спустя какое-то время, Экриздис окинул подростка лукавым взглядом и невинным тоном предложил наглядно продемонстрировать, «что же находится под плащом у дементора» на собственном примере. Сгорающий от стыда юноша, чья фантазия услужливо нарисовала всю прелесть чужой анатомии, выдавил из себя в ответ короткое, но емкое «извращенец» и поспешно вылетел за дверь, чуть не прибив ею бессовестно подслушивающих ребят. Пропустив мимо ушей восторженные расспросы друзей вроде «колись Поттер, как все прошло», он со всей искренностью посоветовал им «собраться и дружно пойти книззлу под хвост» и, демонстративно отвернувшись, отправился искать более адекватную часть их отряда.

Небольшой отдых нужен был всем, и крестный с зельеваром в последнее время стали часто бродить по окрестностям острова вдвоем, чем вызывали у парня искреннее недоумение. На свой страх и риск, Снейп отправил Малфоям и Уизли засекреченные письма, в которых известил о том, что происходит в магическом мире и во что вляпались их детки, однако, не раскрывая места расположения беглецов. « Люциус меня убьет!» – удрученно заметил профессор в ответ на благодарность подростка. Хоть Гарри и был доволен тем, что старшие учли его мнение и пошли на небольшие уступки, но сомнения по поводу правильности происходящего не хотели его отпускать. Поиск взрослых закончился для него полной неожиданностью, и он чуть не грохнулся в обморок, когда застал целующихся зельевара и крестного на крыше тюрьмы. Шокированный парень на их встревоженные переглядывания и попытки объясниться с трудом выдавил из себя «уже ухожу, а вы продолжайте» и кое-как на негнущихся ногах дополз в гостиную. Гермиона, увидев бледное лицо друга, тут же предложила ему выпить воды и полежать. Подруга мягко поглаживала кудрявую голову, лежавшую на ее коленях, и стойко выслушивала его бессвязный лепет о том что «я, конечно же, знал, но как-то все слишком неожиданно». После его без сомнения философского монолога, она с участливым видом заявила, что «я рада, что ты, Гарри, все знал, но мне, увы ничего не понятно». Юноша только печально вздохнул и принялся обдумывать, как ему теперь называть нового родственника.

Но больше, чем вид двух целующихся мужчин, парня вгонял в нервную дрожь кое-кто другой. После того, как Себастьян полностью сменил обличье, оставив остальных в сладком неведении касательно своей трансформаций, Поттер понял, что все пошло наперекосяк. Подросток старался не попадаться тому лишний раз на глаза, но подобный расклад, похоже, абсолютно не устраивал Себастьяна, который всегда возникал возле него, как черт из табакерки. На одном из совместных ужинов мужчина решил отсечь ему все возможности для отступления, и напомнил малолетнему герою об обучении в весьма экстравагантной манере. Гарри тогда чуть не сгорел от стыда, ловя заинтересованные взгляды ребят на себе, и поклялся при первом же удобном случае задушить Экриздиса собственными руками. Парень хотел учиться, но… Но как можно было сосредоточиться на сложных заклинаниях, когда при входе в тренировочный зал его встречал насмешливый взгляд темно-карих глаз чертовски привлекательного лорда дементоров.

Сейчас он битый час пытался применить Vincula Glaciem – заклинание ледяных оков. Когда парень увидел его впервые в исполнении Экриздиса, то не смог сдержать восторженного возгласа. Вокруг волшебника в хаотичном порядке танцевали полупрозрачные голубые магические потоки, которые, подчиняясь легкому движению рукой, ловко спеленали тренировочный манекен, словно мумию. Тот, под воздействием магии, принялся медленно покрываться тонкой корочкой инея. Таким образом, противник не только оказывался полностью обездвиженным, но и впадал в состояние, схожее с анабиозом. Мужчина напомнил ему, что максимально возможное нахождение человека под заклинанием ледяных оков меньше получаса, иначе заколдованный оппонент никогда больше не проснется. Нужно сказать, что применить это колдовство у юноши не получалось, а все из-за Снейпа с крестным, чей пламенный поцелуй до сих пор стоял перед его глазами. Когда очередная попытка доказать своему наставнику, что он не полный неуч, случайно попала в зеркало и срикошетила от того, чуть не превратив в ледяную статую задумавшегося подростка, Себастьян непререкаемым тоном объявил о перерыве. Под чужим недовольным взглядом пришлось рассказать, что послужило причиной его «еще большей, чем обычно» несобранности.

– Тебя это смущает? – спросил лорд, внимательно выслушав его рассказ. Сейчас они сидели в креслах напротив друг друга, разделенные небольшим столиком, на котором стояли графин с вином и хрустальный бокал. Ровной осанке и безупречным манерам мужчины можно было только позавидовать, и Поттер наедине с ним всегда старался держать спину прямо. Увы, но больше, чем на пять минут его не хватало, и он тут же начинал горбиться, что, конечно же, не могло не вызвать язвительный комментарий у аристократа.

– Я не знаю. Я просто как-то к подобному не готов. Как мне им в глаза теперь смотреть?

– Как и раньше. – Невозмутимо ответил тот, медленно отпивая из хрустального фужера вино. «Алкоголик и жлоб!» – обиженно подумал парень, которому, как и друзьям, на их совместных ужинах не наливали ничего крепче, чем чай. Ему не столько хотелось выпить, сколько потешить свое самолюбие тем, что его воспринимают равным, как взрослого. Собеседник бросил на него насмешливый взгляд и великодушно протянул запотевший бокал. Гарри посмотрел на него, как на святого, и поспешно забрал предложенное, опасаясь, что мужчина передумает.

– Если бы все было так просто. Но они же ведь…это… хоть не спят вместе? – стеклянный сосуд немного дрожал в руке из-за нервов, и юноша не раздумывая сделал глоток красной жидкости. Немного терпкий напиток приятно обжег горло, и он, решив не наглеть, вернул фужер владельцу. Тот лукаво ухмыльнулся, и парень некоторое время не мог понять причину чужого хорошего настроения, пока не вспомнил надоедливых девчонок, которые так и норовили отпить из его чашки за обедом, чтобы получить какой-то непрямой поцелуй. Гарри мученически застонал и прикрыл лицо руками, чтобы не видеть чью-то чересчур довольную рожу.

– А что в этом такого? Это довольно приятно, если, конечно, подойти к этому с умом. К тому же, они не маленькие, как некоторые, а значит, вполне могут «спать» вместе. На самом деле, сам процесс мужской близости ничем не отличается от близости с женщиной. Хотя, по моему мнению, ощущения намного острее и…

– Оууу, заткнись! – вскакивая с кресла, выпалил Поттер: – Не хочу слушать от тебя еще и лекцию по половому воспитанию.

Задорный смех наполнил комнату, и парень точно залюбовался бы им, если бы не ощущал, как от стыда начинают гореть даже уши.

– Боже, Гарри, какой ты еще ребенок! – давясь смехом, произнес мужчина, который сейчас растерял всю свою напускную важность. Юноше захотелось бросить в того, чем-то тяжелым, ну или заклинанием каким-то, чтобы Экриздис, наконец-то, прекратил над ним издеваться. – Я сейчас окончательно уверился в том, что ты даже с девушками еще не пробовал. Значит, герой магической Британии и по совместительству любимец всех барышень и парней – девственник?!

– Ну, меня, по крайней мере, никто не называл одуванчиком, – сквозь зубы процедил подросток, демонстративно отворачиваясь от собеседника. Чужая насмешка больно царапнула по его самолюбию. «Зато я попробовал бы с тобой!» – уязвленно выдало собственное сознание, и Поттер понял, что окончательно слетел с катушек. Гарри прекрасно понимал, что между ним и Себастьяном есть что-то странное и, видимо, передающееся по воздуху, и что это, увы, далеко не магическая простуда, но признаться даже себе, что он по уши влюблен в бывшего дементора было стыдно. Подобные связи между мужчинами не раз порицались Дурслями и их друзьями, когда те собирались на свой шабаш, и парень, с детства находившийся под постоянным гнетом, в глубине души до сих пор боялся того, что его сочтут грязным и неправильным. Сам-то он относился к таким отношениям нормально, но подсознательно боялся их как огня. Лорд дементоров мог отпускать в сторону нерадивого ученика насмешки и вести себя откровенно отвратительно, но иногда Себастьян одаривал его такими взглядами, от которых подростка бросало в нереальный жар, как будто он вновь ощущал на себе действие Адского пламени.

За своими терзаниями он и не заметил, как Экриздис вплотную подошел к нему. Когда юноша поднял голову от пола и натолкнулся на пристально вглядывающиеся в его лицо глаза, то резко отдернулся, ощущая, как краска вновь подступила к щекам

– Почему ты так на меня реагируешь?

– А как я должен реагировать, когда ты незаметно подкрадываешься ко мне?

– Я не об этом. Почему ты смущаешься?

– Я не… Не говори глупостей. Я, пожалуй, пойду. – Стараясь не смотреть на собеседника, торопливо выпалил Поттер. Он не успел сделать и двух шагов в сторону спасительной двери, когда его резко схватили за руку и потянули назад. Парень попытался вырваться из чужой хватки, но темный маг в ответ на его действия лишь сильнее сжал ладонь, заставляя Поттера поморщиться от легкой боли.

– Себастьян, что ты творишь? Отпусти меня! – зло процедил юноша сквозь стиснутые зубы. Мужчина лишь иронично вскинул бровь на его слова, но руку так и не убрал.

– Ты не ответил на мой вопрос! К тому же мы так и не закончили тогда наш разговор, а ты, Гарри, постоянно меня избегаешь. Странно получается: возле дементора ты чувствовал себя вполне уютно, а возле человека ощущения не комильфо?

– Это сложно, Себастьян, чертовски сложно… – честно произнес подросток, отводя взгляд в сторону. Он не был готов обсуждать их отношения, особенно сейчас. Парень никогда не задумывался о любви, считая, что все само собой случится когда-нибудь. А когда «случилось» то понял, что боится своих чувств… Как бы ему не нравился Себастьян, но поверить в то, что лорд дементоров испытывает к нему настоящую романтическую привязанность, было слишком сложно. Но от этого не менее желанно.

– А может все гораздо проще, чем ты себе надумал, Гарри? – серьезно поинтересовался мужчина, свободной рукой поворачивая его лицо за подбородок к себе. Парень отдернулся от чужой ладони – то, что сейчас происходило между ними, ему абсолютно не нравилось. Он ощущал себя подопытным кроликом, на котором собирались провести какой-то эксперимент. Экриздис умел быть жестоким и властным, но никогда прежде не применял подобные качества характера по отношению к нему. Гарри упрямо поджал губы, чувствуя, как внутри вопреки доводам разума слышаться отголоски страха.

– Это для тебя все просто, а для меня нет! – резко выпалил Поттер.

– Хочешь докажу обратное?

– Не хо…ммм… – подросток ошарашенно распахнул глаза, осознавая, что Себастьян его…целует. Он дернулся, но сильные руки крепко прижали его к чужому телу, не давая ни единого шанса отстраниться. Было страшно… Постепенно ощущение чего-то теплого и приятного медленно заполняло сознание, и парень немного расслабился, позволяя мужчине делать то, что тот захочет. Губы лорда дементоров были слегка терпкими от вина, и он невольно подумал, что в мире, оказывается, есть что-то намного пьянящее, чем алкоголь. И это что-то прямо сейчас раскаленным железом текло по его сосудам, вместо привычной крови. Стало невыносимо жарко, и он осторожно провел ладонями по рукам мужчины, ощущая, как тот плавно оглаживает его спину в ответ. Прикосновения перестали быть грубыми, давая понять, что ему не причинять вреда. Чужие губы мягко сминали его собственные, заставляя все глупые надуманные запреты исчезать из головы. Разве может вот это чувство, охватившее тело, быть чем-то плохим или неправильным? В конце концов, ему ведь нравятся не все парни, а только Себастьян.

– Гарри, ты здесь? Я хотел с тобой поговорить! – вместе со стуком в дверь, раздался и неуверенный голос крестного. – Буду ждать тебя в гостиной.

«Кайфоломщик!» – недовольно отметил Поттер, ощущая, как вместо теплого поцелуя мужчины, его чуть влажных губ касается прохладный воздух. Желание проклясть Сириуса возросло во сто крат. Экриздис пристально смотрел на него, и он отчетливо видел в глазах того вину за несдержанность и грубость. « Это все по-прежнему слишком сложно! Ты и сам это понимаешь, Себастьян», – невольно подумал юноша, аккуратно убирая пепельную прядку с чужого лица.

– Гарри, я…

– Если ты сейчас скажешь, что жалеешь о случившемся – я тебя возненавижу! Я ни о чем не жалею и мне действительно это понравилось… Ты мне нравишься… А сейчас прости, но меня ждет Сириус.

Гарри несся по коридорам, абсолютно не разбирая дороги. В голове все смешалось и превратилось в один неясный гул, который мешал ему нормально обдумать сложившуюся ситуацию. Если говорить откровенно, то подросток попросту сбежал, когда понял, что больших откровений и признаний на сегодня он попросту не выдержит. Парень никогда ни с кем не целовался до этого, но ему жутко понравилось это странное ощущение нереальности внутри. Это было сногсшибательно и волнующе, как первый полет на метле (других схожих чувств у него не было). Но небольшой червячок сомнения настойчиво продолжал точить его изнутри. Что Себастьян нашел в нем такого? Внешность? Обычная, даже скорее заурядная. Магические способности? Не сильнее остальных. Может лорда дементоров мучила скука, а парень служил своеобразным развлечением для того? Или Экриздис в такой способ выражал ему благодарность за избавление от проклятия? Моргана, если бы он только был уверен, что мужчина испытывает к нему искренние чувства, а не просто играется…

– Значит, ты и есть хваленый Гарри Поттер? – неожиданно послышалось со стороны одной из камер. Парень удивленно замер на месте и поспешно оглянулся в сторону говорившего человека. Хоть лорд Азкабана и запретил им вести беседы с заключенными, но проигнорировать того, кто его знает он не мог. За стальной решеткой сидел немолодой мужчина. Взгляд сразу же задержался на пронзительных разноцветных глазах и седых немытых волосах, которые нечесаной паклей спадали на его опущенные плечи. Странно, но незнакомый человек, в отличии остальных узников, не казался подавленным, а наоборот – рассматривал юношу с нездоровым интересом и толикой иронии, словно какой-то местный правитель.

– Откуда вы меня знаете?

– А ты меня не знаешь? Шутка. Я просто предположил, что ты знаменитый мальчик-который-выжил, и, как видишь, оказался прав. – Самодовольно произнес тот, словно в очередной раз доказал себе, какой он проницательный и умный. « Еще один самовлюбленный», – Поттер скептически поджал губы в ответ и уже собирался уйти, когда мужчина поспешно продолжил:

– Извини, я не представился. В этом месте легко забыть о манерах. Меня зовут Геллерт Гриндевальд.

– Гриндевальд? – имя показалось парню очень знакомым, и он был на сто процентов уверен, что уже где-то слышал его. Вот только где? В голове почему-то настойчиво мелькал образ «пожирателя лимонных долек», но соотнести заключенного с вычурным директором Хогвартса упорно не получалось.

– Не разводи такой бесполезный мыслительный процесс. Я друг твоего знакомого – Альбуса Дамблдора. Его-то ты хоть знаешь, герой? – удрученно вздохнув, объяснил мужчина. «Ну вот, еще один смотрит на тебя, как на дурака!» – уныло подумал Поттер. Видимо, встречи с подобными людьми тоже были частью его невезения. Как будто он должен помнить, как кого зовут и кто чей друг! «Ну как же, Гарри, это знаменитая личность в магическом мире!» – ехидно ответило собственное сознание голосом Себастьяна. Похоже, кое-кто слишком сильно влияет на его жизнь…

– Не скажу, что рад с вами познакомиться. У меня нет никакого желания иметь дело с друзьями Дамблдора! – серьезно сказал юноша, буравя заключенного прищуренным взглядом. Мужчина, вопреки его речам, выглядел довольным.

– О, значит, план Альбуса провалился, и ты все-таки узнал! – задумчиво протянул тот, с облегчением откидываясь спиной на каменную стену. Поттер отметил про себя, что условия заключения Гриндевальда были еще хуже, чем у остальных. Он мысленно сделал пометку, попросить Экриздиса немного смягчить режим для узника.

– Что именно я должен был узнать?

– Позволь полюбопытствовать, а по какой причине ты воспылал ненавистью к Альбусу?

– Он манипулятор, и из-за него пострадали близкие мне люди, в частности мой крестный! – зачем он говорил подобное Геллерту, понять было сложно, но интуиция внутри подсказывала, что заключенный может рассказать ему что-то важное. Вместе с тем в душу прокралось предчувствие беды.

– Боюсь, парень, что его прегрешения намного страшнее тех, что ты перечислил.

– Например? – настороженно спросил подросток, подходя к решетке вплотную. Мужчина посмотрел на него так, словно сомневался в том, что стоит раскрывать перед ним карты.

– Видишь ли, он хочет воскресить Темного лорда.

– Темный лорд мертв! Волан-де – Морт развоплотился, когда пришел чтобы убить меня, а его отражения были слишком слабы и я их уничтожил.

– А кто сказал, что я говорю о Волан-де-Морте? Он всего лишь неудачная попытка Дамблдора подняться на пьедестал почета и всеобщего признания, чтобы, наконец-то, возглавить магическую Британию.

– А о каком новом Темном лорде Вы говорите?

– Новый Темный лорд – это ты, Гарри. – Поттер почувствовал, как из-под ног уходит земля, и дышать становится невыносимо трудно, словно его грудь сковали стальными тисками. Чужие слова набатом звучали в ушах, заставляя юношу усомниться в здравом рассудке Гриндевальда.

– Вы ведь врете? – скорее утверждая, чем спрашивая, выпалил парень, стараясь вернуть в свой внутренний мир хрупкое равновесие. Связь Снейпа с Блэком, их с Себастьяном поцелуй, а теперь еще и заверения заключенного в том, что он Темный лорд окончательно расшатали его нервы.

– А смысл мне тебе врать?

– Но как все это возможно?

Геллерт снизал его задумчивым взглядом и тихо ответил:

– Когда я впервые встретился с Альбусом, то восхитился его пристрастием к науке и магии. Я был темным магом и никогда не скрывал этого, но Дамблдор считал себя светлым волшебником, который несет в мир добро и просветление. Мы оба были молоды и амбициозны, поэтому искали Дары смерти, чтобы получить могущество. Мне далеко не сразу удалось заметить, что тот не так прост и искренен, как все думали. Внутри у него жило настоящее зло, Гарри – в самом его темном воплощении. Он был участливым и обходительным, но, увы, я поздно понял, что это всего лишь маска. Как видишь, я и сам стал частью его плана и теперь доживаю свой век в Азкабане. Альбус настолько мечтал победить зло, что абсолютно не замечал, что именно он и являлся им все время. Меня он победил, только благодаря нашей связи, которую умело использовал в нужный момент. Неприятно осознавать, что чужая любовь всего лишь пустой звук. За мое заточение, он получил титул и славу, но ему было этого мало. Никто не стремился занять место Темного лорда после моего падения, и Дамблдор решил сам воспитать нового злодея. Эта роль принадлежала Тому Реддлу или Волан-де-Морту, как Вы его называете. Напуганному мальчишке из детского приюта, чья искалеченная чужой жестокостью и безразличием душа, нашла утешение во тьме. Альбус лично столкнул мальчишку в бездну и молча наблюдал за тем, как тот в дебрях мрака набирается силы. Но магия решила иначе и Трелони предсказала, что Волан-де-Морта победит не он, а рожденный в определенное время герой, который станет самым сильным магом в магической Британии. Поттеры или Лонгботтомы – не велик выбор: одни умерли, а другие навсегда застыли между мирами после пыток Круцио. В тот день, Гарри, твои родители и Том Реддл пали от руки директора Хогвартса, и Авада, выпущенная в тебя, тоже принадлежала ему. Он хотел убить тебя, но заклятие уничтожило только защиту твоей матери. Тогда Альбусу пришла в голову сногсшибательная идея: не тратить время на воспитание нового лорда, а поместить в маленького выжившего ребенка уже сформированный осколок души Волан-де-Морта, который остался после развоплощения того. Согласно его плану, ты должен был медленно и уверенно скатиться во тьму, столкнувшись с несправедливостью и трудностями магического мира. Первое семя ненависти в твоей душе должны были посеять те магглы – родственники твоей матери – а все, что происходило с тобой в стенах Хогвартса, должно было помочь ему укорениться в тебе. Верить мне или нет – твое дело, но я рад, что ты спрыснул с крючка этого безумца.

Пока Поттер слушал чужую речь, ему казалось, что он забыл, как дышать. Теперь вся мозаика, которую он по осколкам пытался собрать все это время, наконец-то, выстроилась вряд. Все его догадки оказались еще более страшными, чем Гарри предполагал. Подросток думал, что Дамблдору он нужен в качестве героя, который должен был выполнить всю грязную работу, вроде убийства, но теперь стало понятно, что из него хотели вырастить нового злодея, как свинью на убой. Довести до края, а после уничтожить ради «всеобщего блага». Парень, тяжело опираясь на стену, медленно пошел в сторону жилой части замка, стараясь подавить рвущиеся наружу рыдания. Глаза невыносимо жгло, он собрал всю волю в кулак, чтобы хоть как-то сохранить самообладание. В голову внезапно закралось жуткое подозрение, а что если…

– Ты ведь знал об этом, Сириус? О том, что во мне живет часть души Волан-де-Морта? – спокойно спросил Гарри, ощущая, как его, вопреки деланному равнодушию, бросает в озноб. Он всего лишь минуту назад вошел в гостиную и просто не мог вынести на себе обеспокоенные взгляды остальных, которые не понимали, что с ним происходит. Крестный выглядел растерянным и оглядывался на зельевара в поиске поддержки. Снейп виновато опустил глаза вниз, и подросток осознал, что его подозрение полностью оправдалось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю