290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рапсодия бессмертного (СИ) » Текст книги (страница 15)
Рапсодия бессмертного (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Рапсодия бессмертного (СИ)"


Автор книги: Aysubado






сообщить о нарушении

Текущая страница: 15 (всего у книги 15 страниц)

– Себастьян, – тихо позвал парень. Спрашивать было очень страшно, но: – Ты меня помнишь?

– Тебя забудешь, Гарри, – еле слышно ответил тот и даже попытался улыбнуться. Поттер на секунду прикрыл глаза, мысленно вознося благодарность троице великих магов за это, без сомнений, чудо. – Где это я?

– В Мунго. Дамблдор попал в тебя Авадой, когда ты… прикрыл меня собой. Ну зачем ты бросился под заклятие, придурок?!

– Ты в этот раз точно бы не выжил.

– Ага, а ты решил почувствовать себя героем? Это вообще-то мой статус!

– Обойдешься, тебя разжаловали, ходячая катастрофа.

– Тебя кстати тоже, мистер-уже-не-лорд-дементоров!

Легкий обмен колкостями наполнил сердце невероятной радостью и облегчением. Целитель, которого позвал Поттер, не обращая внимания на просьбы Себастьяна этого не делать, не мог поверить своим глазам и заявил, что маг явно родился под счастливой звездой. Небольшая диагностика показала, что нарушенная Авадой аура начала постепенно затягиваться и пациент отделался по факту легким испугом. Почему-то Гарри был уверен, что без участия Морганы здесь не обошлось. Глаза Экриздиса на мгновение потемнели, когда Сметвик предупредил, что ближайшие три месяца колдовать тому нельзя ни под каким предлогом, а в дальнейшем будет видно, восстановиться ли магия. Парень осторожно сжал руку мужчины и заверил, что «все будет нормально и ты по-прежнему величайший темный маг Британии». Тот лишь скривил губы, и, ничего не сказав, отвернул голову в сторону окна. Говорить о том, что временная потеря магии не так страшна, как потеря жизни, он не стал.

Себастьян поправлялся медленно, но без каких-либо сложностей. Чета визитеров в лице их бывшего маленького отряда обивала пороги палаты, таская тому всевозможные фрукты и цветы, которые не было уже куда ставить. Мужчина значительно повеселел, когда целитель заявил, что магия постепенно возвращается к нему, а, значит, сквибом тот не стал. Поттеру казалось, что после всего пережитого за последнее время, в нем вновь заиграла яркими красками жизнь. Мечты, задвинутый далеко мечущимся от переживаний сознанием, вновь заполнили голову своими сказочными миражами. Лишь бы все сбылось.

Экриздис чинно расхаживал по коридорам, опираясь на него рукой, и беспрерывно жаловался на неподобающие условия содержания и невкусную еду. Парень закатывал глаза, поражаясь занудству бывшего аристократа, которому на завтрак подавай трапезу исключительно в столовом серебре и при зажженных свечах. Тот зачастую вел себя, как капризный ребенок, хотя подросток был уверен, что темный маг просто дурачится. Когда вечером он вернулся с подносом еды, заботливо приготовленной Добби, то застал мужчину задумчиво смотрящим в окно. В такие моменты, юноша вспоминал, что тому где-то около шестисот лет и это чертовски много.

– О чем задумался?

– О будущем, – спокойно ответил Экриздис, упираясь руками в подоконник. – Я больше не лорд Азкабана и теперь не бессмертный.

– Это не отменяет того факта, что ты самый могущественный маг современности. А что касается твоей смертности… Мне казалось, что ты устал от вечной жизни или не так?

– Устал. Если честно, то я попросту не знаю, что мне делать дальше. Я так хотел избавиться от проклятия, что абсолютно позабыл о том, что ничего не знаю об этом мире. К тому же здесь у меня нет ни друзей, ни родственников.

– А я, Сириус, Снейп и остальные ребята? Или мы уже для тебя не друзья?

– Насколько я помню, ты не очень-то и хотел быть моим другом, – иронично заметил мужчина, слегка поворачивая к нему голову. Темные глаза лукаво блестели при солнечном свете. Парень водрузил поднос на тумбу и тяжело вздохнул. Экриздис – мастер начинать непростые разговоры, особенно, когда он не совсем к ним готов.

– Я не говорил, что не хочу быть твоим другом… Ааргх! Не другом, Себастьян, но кем-то большим, чем друг. Ты мне нравишься… Больше, чем нравишься. Твой отец был прав, когда сказал, что на друзей так не смотрят.

– Он говорил это мне, – произнес Экриздис, улыбаясь краешками губ. Поттер с минуту пялился в одну точку, а потом резко повернулся к нему.

– Как это тебе?

– О, Мерлин, Гарри. Ты, правда, считал, что подобную чушь он адресовал бы тебе? – подросток ощутил, как порозовели кончики ушей, и стало жутко стыдно. Вот так опозорился. – Одним словом, друзей из нас не получится. Есть еще идеи?

– Вроде стать на одно колено, обменяться кольцами, купить загородный дом и усыновить ребенка, которому дадим двойную фамилию? – банально перечислил гриффиндорец и замер, ощущая, как все его нутро отдает теплом на собственные слова. Детская мечта о семье и человеке, способном полюбить даже такого, как он. Можно ли найти свою судьбу в том, кто являлся гением в области темной магии и которому не было чего предложить взамен? Никаких выдающихся привилегий и способностей, но Гарри его любил. Любил всем сердцем.

– Мне нравится ход твоих мыслей, – признался Себастьян, окидывая парня трепетным взглядом. Он понял, что на самом деле это не шутка, и ему правда хочется всего этого…с ним. Так странно, но других возможных раскладов в голове не существовало. Любой иной вариант был неидеальным, нежеланным, неосуществимым. Только вместе. Только рука об руку. Даже, если это будет стоить им жизни.

– Тогда…

– Нет уж, Гарри! Предлагать тебе руку, сердце и магический брак буду я! – сказал, как отрезал мужчина и вернулся к созерцанию пейзажа за окном. Гарри просто не знал, что сказать и, как лучик, светился от счастья. Чудеса, да и только. Он уже одной ногой стоял на пороге женитьбы. Сириуса точно хватит удар.

***

– Ни одной лошади!

– За лошадьми тебе к Малфоям. Я, увы, слишком далек от этих древних аристократических забав, – ответом ему послужило недовольное сопение, и Гарри с трудом удержался от того, чтобы не показать Экриздису язык. Тема возраста была его неоспоримым козырем в их попытках подколоть друг друга – Себастьян слишком остро реагировал на весьма существенную разницу в годах между ними. Как оказалось, даже у величественных темных магов в голове обитали свои странные тараканы. В Гринготтс им удалось попасть не сразу, перед этим они добрых десять минут толклись у двери, с шуточной вежливостью предлагая один другому первым войти в помещение. Так продолжалось бы еще долго, если бы Себастьян попросту не втолкнул его внутрь на правах старшего. Гарри мстительно пообещал уступать Экриздису место в любом помещении, как пожилому человеку.

– Добрый день. Нам бы проверить наличие у этого господина имущества и по возможности восстановить его род.

– Столько лет прошло, господин Экриздис. Рад снова встретиться с вами, – Себастьян почтительно кивнул, вопросительно вскидывая бровь в ответ на удивленный взгляд парня.– Я проверю архивные записи.

– Вы знакомы? Я думал, что гоблины всех ненавидят, но ты, похоже, везде умудрился стать исключением.

– Обычная формальность. Мой род был слишком знатен в свое время, а когда дело касается золота, то гоблины резко начинают отличаться дружелюбностью и прекрасной памятью.

– А я-то считал все время, что у тебя за душой ни кната нет, а ты оказывается не нищий?!

– Вообще-то, у меня довольно много денег! – возмутился Экриздис. – Всегда нужно иметь приличный запас, когда ты занимаешься опасными темными делами.

– Я проверил документы. У вас есть открытый счет в банке, а еще Ваш покойный отец завещал Вам поместье, но вступить во владение вы можете при одном условии.

– И каком же?

– Магический брак с представителем знатного рода.

– Факт обручения подойдет?

– Вполне, – деловито согласился гоблин и принялся уточнять детали. Гарри казалось, что все это твориться не с ним. Все происходило так быстро, что времени на размышления не оставалось. Когда работник банка попросил поставить его подпись, подтверждающую официальное согласие на помолвку, парень замешкался и нервно закусил губу, не зная, как ему поступить. Себастьян, не сводивший с него взволнованного взгляда, едва заметно напрягся и Поттер, послав все к черту, торопливо расписался пером на бумаге. Долой сомнения. Он свой выбор сделал уже давно, и даже тьма не смогла разлучить их. Из здания они вышли оба ошеломленные и совершенно не представляющие, что им делать дальше. На горизонте маячила призрачная нить совместного будущего.

– Я думал, что еще не дорос до женитьбы?

– Помолвка, не свадьба, Гарри. У тебя еще будет время передумать и отказаться.

– Не дождешься, Себастьян! – схватив мужчину за руку, клятвенно заверил того парень. Темно-карие глаза смотрели на него с такой нежностью, что Поттер, поддавшись переполнявшим его чувствам, робко прикоснулся к чужим губам. На следующее утро компрометирующая колдография их целующейся пары украсила первую страницу «Ежедневного Пророка».

***

– Как вы это сделали, мистер Поттер? – с интересом спросила женщина, рассматривая переливающийся багрянцем цветок кровоцвета. Гарри с недоумением взирал на горшок с растением в своих руках и не знал, что с ним делать. Он думал, что это мандрагора и две недели назад сам лично пересадил ее, чтобы сдать зачет. Но, по всей видимости, герой не только знал травоведение на минимальный бал, но еще и умудрился что-то сотворить с несчастным ростком и тот…зацвел. Попытка спрятать провальное учебное задание не удалась, и теперь мадам Стебель дотошно выспрашивала у него, что именно он сделал с цветком.

– Я не знаю, профессор, оно само как-то получилось! – судя по ее пораженному взгляду, дела обстояли не так уж и плохо…

– Ты представляешь, Себастьян! Она сказала, что я травник! – в прямом смысле вываливаясь из камина, выпалил Поттер. Экриздис снизал парня насмешливым взглядом, а Министр задумчиво окинул глазами их двоих. Он был первым, кто поздравил его и бывшего лорда дементоров с помолвкой. Лучше бы молчал: следом за ним прилетел взбешенный Блэк и одними разговорами они не отделались.– Ох, простите. Я не знал, что у нас гости. Здравствуйте, господин Министр. Какими судьбами?

– Да вот зашел обсудить с мистером Экриздисом некоторые вопросы.

– Очередные тайны?

– О нет. Просто многих волшебников настораживает факт того, что самый могущественный маг Британии не принимает никакого участия в жизни ее общества. Я предложил ему занять почетное место члена Визенгамота, пустующее после смерти Дамблдора.

– Вот оно что. В чем подвох, Шеклбот?

– Брось, Гарри. Господин Министр прав: нам не нужны лишние вопросы. Моя личность слишком таинственная, потому не сомневаюсь, что если я продолжу и дальше отсиживаться в тени, то скоро кто-нибудь заявит, что я новый Темный лорд.

– Хорошо, я понял. Решайте сами, – он и сам не понимал, почему разозлился. Себастьян не его собственность и может общаться с кем хочет… Но как же это бесило его в последнее время! Поттер уже давно с легкостью признался самому себе, что ревнует темного мага, чья скромная персона теперь привлекала внимание всех и вся. Сумка с книгами со стуком ударилась об стену. Не прошло и пяти минут, как в комнату вошел обеспокоенный темный маг.

– Что тебя так сильно расстроило?

– Ничего, – буркнул в ответ парень, попутно стягивая школьную мантию. Радостное настроение улетучилось, сменившись раздражением.

– А если честно?

– Терпеть не могу, когда кто-то ошивается рядом с тобой без моего ведома! Я ненормальный, да?

– С тобой все в порядке, милый. Зато теперь ты знаешь, что чувствую я, когда вижу тебя рядом с кем-то другим. Знал бы ты, как мне хочется превратить всех их в жаб! – поделился с ним Себастьян откровениями, нежно обнимая со спины. Парень усмехнулся: они определенно стоят друг друга!

– Ты же любишь меня, Себастьян?

– Люблю, Гарри. Я люблю только тебя.

Он чувствовал себя невероятно счастливым, словно выиграл джекпот в лотерею. Кто бы мог подумать, что один жуткий случай и хроническое невезение, притянувшее к нему дементоров, поведет его таинственной дорогой проклятий и предназначений, подарит новых друзей, врагов и любовь? Что мальчик-который-выжил не только сумеет преодолеть все невзгоды и тьму в своем сердце, но и подарит свет души тому, кто множество лет назад был проклят Морганой, за тяжелые грехи? Но теперь ненастье отступило. Теперь у друг друга есть они.

========== Эпилог ==========

Комментарий к Эпилог

Вот и все. Спасибо всем, кто читал эту работу, а может даже и ждал.

Себастьян проснулся от полуденной дремы и, лениво оглянувшись вокруг, понял, что Гарри, как обычно, куда-то запропастился. Он перекатился на другую половину кровати, захватив с собой кусок пледа, и уткнулся лицом в пахнущую Поттером подушку. Блаженство. Вставать не хотелось, но скоро в их скромную обитель должны были наведаться гости, а значит оставалось не так много времени, чтобы привести себя в порядок и отдать распоряжение домовикам подготовить угощения. Вряд ли ходячее невезение вспомнит о том, что это нужно сделать. Мальчишка не мог усидеть на месте и минуты – весьма странно, учитывая, что в их саду тот был способен копаться часами и ни на что не отвлекаться, полностью игнорируя окружающий мир. Проблемы с концентрацией не распространялись только на любимое дело парня.

Как оказалось, в герое, все время всовывавшем свою голову в опасные приключения, погибал весьма одаренный травник, проявивший себя совсем неожиданно для всех. Такие даже в его время были на вес золота, а в этом встречались крайне редко, скорее, в виде исключения. Мадам Стебель, преподавательница из Хогвартса, долго сетовала на то, что мистер Поттер закапывал в себе столь восхитительный талант, и теперь ей приходилось вдалбливать в голову юного мага необходимые знания. Наставница в нем души не чаяла и не могла нахвалиться достигнутыми ими успехами. Впрочем, о том, что Гарри весьма талантливый ученик ему было прекрасно известно и без нее.

Сам Экриздис с недавних пор входил в Визенгамот и руководил отделом тайн, дабы нигде не светиться лишний раз и избежать ненужных вопросов. Публичности ему хватало и на святочных балах, на которых они с Поттером всегда производили фурор и вызывали нескромные завистливые шепотки. Министр охотно пристал на все его условия и придумал темному магу правдоподобную историю, позволившую легко влиться в магическое общество Британии.

В доме было тепло и уютно, приятно пахло сушеными травами и нагретым на знойном августовском солнце деревом. На стенах висели колдографии, сделанные еще в прошлом году школьным товарищем Гарри в качестве подарка на их помолвку. Пока что они заменяли им родовое дерево, которое скоро должно было не только украсить их жилище, но и пополниться новыми членами, как только будут подписаны нужные документы о правах на усыновление. Себастьян рассматривал двигающиеся в позолоченных рамках картинки и улыбался. Интересно, кому пришла в голову идея сфотографировать их, когда они целовались под омелой? Смельчака им так и не удалось найти, а снимок прислали вместе с незнакомой совой, не забыв пожелать чете Экриздисов-Поттеров счастливого Рождества. Пронырливая Скиттер, умудрившаяся получить копию колдографии, не рискнула опубликовать ту в Пророк, памятуя, что темный маг весьма изощрен в применении проклятий. Чего только стоило заклинание тысячи язв, на несколько дней превратившее ее в большой ходячий прыщ. Теперь журналистка обходила его десятой дорогой, стараясь не попадаться на глаза.

На просторной веранде, потягивая горячий чай из именной кружки, восседала знакомая фигура, которую он несколько месяцев назад, наконец-то, уболтал отпустить хвост. Поттер, скрипя зубами, согласился. Ему нравилось зачесывать длинные волнистые волосы и перетягивать непослушные пряди своей любимой бархатной черной лентой. Эта крохотная деталь в чужом образе приятно тешила его самолюбие. Так он еще раз подчеркивал факт того, что они пара, чем заставлял многих волшебников и волшебниц скрежетать от досады зубами. О них ходили разнообразные слухи, но на такие мелочи никто внимания не обращал – по сравнению с тем, что им пришлось пережить, это были сущие пустяки.

– Ты уже проснулся?

– Поспал бы еще пару часиков, если бы кто-то остался лежать под боком, – недовольно пробормотал мужчина, разминая затекшие мышцы. Никакие роскошные каменные залы замков не могли сравниться с чистым деревенским воздухом, пропитанным ароматом полевых цветов и легкой озерной прохладой. Хотелось, как в детстве пробежаться по зеленому лугу, промочить в утренней росе ноги и не думать ни о чем. Столько лет мучительных ожиданий в мрачных стенах Азкабана, стоили того, чтобы теперь получить шанс начать жить полноценно, рядом с любимым человеком. Наяву, а не в мечтах.

– Ну, ты и соня, Себастьян. Когда ты был дементором – то, помнится, вообще не спал!

– Вот именно! Я был лишен главной человеческой радости и теперь просто обязан наверстать упущенное!

– Ты бы хоть причесался, спящая красавица! – хихикнул Поттер-Экриздис, отставляя чашку на стол, и легонько подул ему в лицо, от чего выбившиеся из прически прядки тут же защекотали нос. Мужчина, не раздумывая, подался вперед и втянул юношу в поцелуй. Приятно осознавать, что теперь у него на это были все законные основания. Чужие руки скользнули по плечам и крепко обхватили его. Сладостный дурман стремительно туманил голову.

– Нет, Сев, меня точно скоро удар хватит. Почему каждый раз, когда мы приходим, они целуются?

– Может, вы просто не вовремя приходите? – неохотно отрываясь от Гарри, раздраженно поинтересовался темный маг у стоящего возле деревянной ограды Блэка. Тот пробуравил его злостным взглядом и пробурчал что-то нелестное себе под нос. Экриздис, не раздумывая, отправил оппонента считать блох у кннизла. Поттер и Снейп переглянулись между собой и прыснули со смеха, чем вызвали недовольство у спорящих. Эта парочка была частым гостем в их доме. Даже слишком частым. И если с зельеваром у него складывались неплохие дружеские отношения, то Сириуса Блэка он терпел только из-за Гарри. Родственник, как никак. Зельевару только недавно удалось отмыться от клейма Пожирателя и перевернуть новую страницу своей жизни. С оправданием блохастого пса пришлось повозиться.

После победы над Дамблдором и его прихвостнями, магическая Британия изменилась. Корнелиус Фадж, едва лишь запахло жареным, снял с себя полномочия и уступил место Шеклботу, который оказался на редкость приятным и справедливым человеком, взявшим на себя непростые обязательства по восстановлению общественного порядка. Все грязные дела Альбуса Дамблдора всплыли наружу, свидетели были найдены и допрошены с помощью сыворотки правды, сообщники пойманы и заключены под стражу. Получив достаточно доказательств, Гриндевальда было решено оправдать и отпустить на волю, с некоторыми ограничениями, конечно же. Когда они, поддавшись непонятным внутренним порывам Гарри, навестили могилу великого и светлого, то застали там Геллерта с охапкой синих магнолий в руках. Тот стоял напротив надгробия, печально опустив голову вниз.

– Я любил его.

– Мне жаль, что все так получилось.

– Я виноват в том, что тьма поселилась в его душе. Если бы не мои амбиции и желание заполучить Бузинную палочку, он остался бы тем добрым и светлым человеком, которого я когда-то повстречал. Я своими руками столкнул его в пропасть и за это мне нет прощения.

– Каждый из нас заслуживает на прощение – и вы, и я, и даже он, – решительно сказал Гарри, и Себастьян бросил на него задумчивый взгляд. Все верно. Тогда, в созданной магией иллюзии, они встретили старшего Экриздиса и только благодаря парню, он смог простить отца. Сейчас мужчина понимал, что Энтони был попросту несчастлив – ведь тот любил дядю Винсента, но быть рядом с ним не мог. Одна сплошная случайность замкнула круговорот бесполезной злости и обид. Им нужно было поговорить еще при жизни, но гордость мешала сделать это. Он взял от отца больше, чем думал. Все же он его сын.

Тогда Гриндевальд лишь склонил голову в знак признательности и аппарировал, спросив у них напоследок, может ли он заходить к ним на чашку чаю.

Вместе с Поттером темный маг оказался неожиданно для самого себя частью этого мира. Познакомился с новыми людьми, которые приняли его безоговорочно и с радостью, словно потерявшегося на время члена семьи. Прошлое перестало нависать над ним острой скалой, готовой в любой момент обрушиться на его голову, растворившись призрачной дымкой в новых воспоминаниях и чувствах. Их уютный дом находился в небольшой магической деревне. Все о чем они мечтали: просторная веранда, чтобы пить по вечерам чай, доброжелательные соседи, тащившие всякую снедь со своих садов и огородов, клумбы засаженные всевозможными цветами, теплицы с лекарственными травами и лаборатория для его исследований. Темная магия больше не вызывала в нем желания вредить другим, наоборот – Себастьян бился над тем, чтобы найти ей безвредное и полезное применение в повседневной жизни. Пока получалось неважно, но он, с поддержкой близких, не сдавался и первые результаты не заставили долго ждать. Его переполняла гордость за самого себя. Поттер отказался от всех геройских почестей, публично заявив, что никогда не был избранным и пророчество было всего лишь выдумкой Дамблдора, но по его настоянию окончил школу. Парню еще предстояло оттачивать свое мастерство травника, но тот смело ставил перед собой цели и шел к ним. Экриздис смотрел на него с нескрываемой любовью и восхищением.

– Не сердись на него! – неожиданно произнес Гарри, обнимая его за талию. – Ты же знаешь, что он просто волнуется.

– Знаю. Но это не отменяет того факта, что я хочу навсегда превратить его в собаку – пусть у Северуса в качестве домашнего любимца живет. Где кстати этих Малфоев носит? Обычно они до чертиков пунктуальные.

– Люциус сидит на валерьянке после того, как Драко привел ему в качестве будущей невестки Невилла, – улыбаясь, ответил парень. Себастьян хмыкнул, представив эту картину. – Хорь сказал, что отец заявил, что не даст им своего благословения. И…они просятся пожить у нас.

– Ну, тебе удалось сделать невозможное – и получить благословление моего отца, – сам факт подобного не укладывался в голове, но априори был правдой. Отец с небывалой щедростью подарил им их с мамой обручальные кольца и теперь те красовались на безымянных пальцах. Обещание прожить вместе всю свою жизнь. В горе и в радости. Слова клятвы наполняли душу волнительным трепетом. – Твои друзья сидят у меня в печенке. Их количество не только растет с каждым днем, но они уже начинают посягать и на наше жилище!

– И про количество друзей мне говорит человек, у которого за шестьсот лет любовников, наверное, было больше, чем в Хогвартсе учеников? – иронично протянул юноша и, поймав на себе его потемневший взгляд, поспешил в дом к собравшимся гостям. Вот же гаденыш! С недавних пор Поттер научился метко острить и теперь постоянно припоминал ему все предыдущие издевательства. Он мысленно пообещал отомстить ночью зарвавшемуся возлюбленному и, предаваясь сладостному предвкушению, последовал за ним внутрь.

За столом уже царила оживленная атмосфера. Все переговаривались между собой, шутили, обменивались новостями, пока домовые торопливо расставляли блюда на застеленную скатертью поверхность. Сервировка в их доме всегда была изысканной, как и подобает представителям чистокровного рода. Гарри называл это показухой и так и норовил нарушить правила этикета, за что потом, конечно же, получал. Некоторые привычки не смогло вытравить даже время.

Себастьян рассматривал собравшихся за столом волшебников и понимал, что он дома. Поттер призывно помахал ему рукой. Экриздис улыбнулся и поспешил занять свое место во главе стола рядом с любимым. Под радостные крики воздух наполнил торжественный звон бокалов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю