290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рапсодия бессмертного (СИ) » Текст книги (страница 2)
Рапсодия бессмертного (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Рапсодия бессмертного (СИ)"


Автор книги: Aysubado






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 15 страниц)

Его состояние значительно улучшилось, хотя он по-прежнему быстро уставал. Все пришло в норму, кроме одного нюанса – ему постоянно было холодно. Медведьма обследовала парня с помощью диагностических чар вдоль и поперек, но не нашла никаких отклонений. Всё решили списать на длительный контакт с дементорами, и убедительно рекомендовали не переусердствовать и теплее одеваться. Из раздумий его вырвал звонок с урока. Схватив свои вещи, Поттер сообщил друзьям, которые сдавали работы профессору, что подождет их в Главном зале, и поспешно зашагал по коридору.

– Смотрите, кто это? Потти! – сквозь гул толпы прорвался язвительный голос. Его Высочество Драко Малфой собственной персоной маячил белым пятном впереди. Извечные телохранители – шестерки Крэбб и Гойл возвышались горой подле того. – Говорят, что дементоры пали жертвой твоего обаяния?

– Заткнись, Малфой! Ты даже их обаять не способен, – вяло отмахнулся Гарри. Слизеринский «принц», по его мнению, не был плохим человеком, но обладал явными комплексами неполноценности. Тот банально и просто обиделся на то, что он не пожал ему руку на первом курсе. Парень ничего тогда не имел против дружбы с ним, но не смог стерпеть, когда оскорбляют человека из-за его социального статуса.

– Что ты сказал? Потти… – резко переходя на фальцет начал белобрысый и тут же замолчал. Судя по его выражению лица, он как минимум увидел призрака. Юноша обернулся, но за ним никого не было. Только стало в разы холоднее. – Мы еще договорим, Поттер! Сваливаем ребята!

Подросток недоуменно пожал плечами. Какая муха укусила Малфоя, он не знал. Плотнее кутаясь в мантию, парень поспешил в Большой зал. Ряды, состоящие из столов и лавок, быстро наполнялись учениками, которые торопились занять свои места. На обед, как всегда, домовые наготовили кучу еды. Есть по-прежнему не хотелось, но увидев кусочки тыквы, тушеные в меду с орехами и изюмом, он не удержался. Нужно будет обязательно поблагодарить Добби, который узнав о том, что «благородный сэр Гарри Поттер» обожает ее, теперь старательно подсовывал ему блюда из этого овоща. Поглощая лакомство, и краем уха слушая болтовню одноклассников, парень вспомнил свой недавний визит к Сириусу.

Бродягу поселили в одной из пустых гостевых комнат в Хогвартсе. В целях безопасности (чьей только?) ему запретили покидать апартаменты. Когда Гарри увидел крестного, то в душе волной прокатилось облегчение. Худой, отмытый и в новой одежде, тот выглядел почти здоровым, если бы не небольшая бледность. Увидев его мужчина, тепло улыбнулся.

– Как ты, Сириус? – присаживаясь рядом, спросил парень. Ощущение присутствия близкого человека, дарило чувство безопасности. Подросток был неглупым, а жизнь у Дурслей научила его никогда и ни с кем не быть откровенным. Когда они с Дадли были младшими, тот часто допытывался у него, что он думает по тому или иному поводу. Гарри искренне делился своими соображениями со сводным братом. Но несколько дней в чулане на воде и хлебе научили «неблагодарного сироту» больше никогда не доверять другим. Он плохо знал друга родителей, но тот единственный, кто предлагал ему вариант другого будущего.

– Неплохо. Кормят на убой. За 12 лет наконец-то забрался в ванную. Самое главное – блох вывели. – Заливаясь задорным смехом, произнес крестный, поглаживая его по голове. Такое щемящее чувство он испытывал только рядом с семейством Уизли, когда Молли тискала парня в своих объятьях, как своего родного сына. – Ты-то сам как?

– Скучно. Выписали с лазарета, колдовать нельзя. Сириус, что говорят в Министерстве…по поводу тебя? – осторожно спросил Поттер. Никто не делился с ним сведениями о дальнейшей судьбе Блэка. Чтобы он смог стать его опекуном, нужно снять с него обвинение. Профессор Дамблдор добродушно заявил, что идея жить у Бродяги не самая лучшая и мальчику стоит очень хорошо подумать. Странно, то есть директора не смущало, что ему приходилось жить в чулане, недоедать и работать в поте лица, не получая даже небольшой благодарности? А иметь свой дом и человека, который после всего, что с ним случилось, все равно пытается заботиться о нем – это значит плохо?

– Не вмешивался бы ты в это, Гарри, – поморщился Блэк, отводя взгляд в сторону.

– Взрослые зачастую играют в жуткие игры. И чем меньше ты знаешь, тем лучше для тебя!

– Они сказали, что возникли проблемы с Азкабаном? – продолжая гнуть свою линию, спросил подросток. Он должен во всем разобраться, пока не станет поздно. Нужно будет сходить в Гринготтс и снять немного денег, чтобы нанять адвоката. А может попросить Скиттер накатать оправдательную статью для Сириуса?

– Да. Видишь ли, одно существо оттуда исчезло, а без него меня туда вернуть не могут, – задумчиво протянул мужчина. Он помнил, как брызгал слюной Фадж, когда на запрос о заключении его в тюрьму, никто не ответил. Не сказать, что он был этим опечален. Пусть господин «Лорд» гуляет, сколько ему захочется, главное чтобы подольше.

– И что это за существо? – крестный был еще тем партизаном, но к облегчению говорил чуть больше остальных. Поттер мысленно поблагодарил дементора, или кто он там, за то, что у них появилось такое ценное время, чтобы докопаться до правды.

– А черт его знает! Но столкнутся с тем, кто повелевает дементорами – я бы не хотел! И тебе не советую! – наблюдая, как в дверях появляется министерский работник, ответил мужчина. – Тебе пора, Гарри.

– Да, – недовольно покосившись на явившегося наблюдателя, пробурчал подросток. Хотелось зарядить в эту маячащую из-за двери рожу, чем-нибудь темным и…непростительным. И добавил, обнимая крестного. – До скорого, Сириус.

– Гарри…

Парень обернулся у самой двери, недоуменно посмотрев на Бродягу. Мужчина выглядел озадаченным и зябко потирал руки.

– А нет ничего. Просто прохладновато стало, – замявшись, ответил тот. – Бывай, Сохатик…

Чем больше он общался с крестным, тем яснее понимал, что что-то происходит. Парень недоумевал, почему имея неопровержимые доказательства невиновности Сириуса – никто не спешил его оправдать? У них были свидетели, как крыса превратилась в Питера Петтигрю. Рон, Гермиона, Люпин, Снейп, даже директор был в курсе всего этого, но… Из раздумий его вырвал голос подруги.

– Гарри Поттер! Хватит ковыряться в еде! – как всегда громко и нравоучительно произнесла Гермиона. – Через пять минут у нас урок у Хагрида, если ты забыл!

Юноша обреченно вздохнул и поспешно запихнул в рот последний кусок тыквы. Они медленно плелись к хижине полувеликана небольшими группками. Девушка всю дорогу рассказывала о новой книге, которую она прочитала, тактично подцепив обоих парней под руки. Запретный лес встретил их тишиной. Гарри поежился, воспоминания о недавних событиях, отозвались паникой внутри. Малейшие колебания ветерка заставляли его опасливо оглядываться по сторонам в поисках зловещих тварей. Единственное, что немного успокаивало разбушевавшиеся нервы – наличие вокруг одноклассников и одного сомнительного взрослого.

Хагрид остановился на берегу озера и подождал, пока все не выстроились полукругом чуть поодаль

– Так, ребятки! В связи с тем, что всем вам недавно довелось повстречаться с дементорами, в Министерстве магии решили немного изменить программу вашей подготовки. До конца четверти мы будем изучать темных существ, которые населяют наши края. Кто знает, какие создания, кроме русалок обитают в реках и озерах? Да, Гермиона?

– Кельпи, водяные лошади, – как всегда правильно ответила подруга. Они с Роном обреченно переглянулись. Как девушка все это запоминала, уму непостижимо.

– Все верно! Десять баллов Гриффиндору, – добродушно пробасил Хагрид. – Отойдите подальше и наблюдайте.

С этими словами тот опустил кусочек мяса в воду, и принялся водить им по поверхности. Все ребята с недоумением смотрели на происходящее. Спустя пять минут озеро забурлило, и из него вынырнула черная, как смоль, лошадь. Лоснящаяся шкура, усыпанная каплями воды, белоснежная грива, напоминающая пену и красные глаза. Существо наполовину выглядывало из воды, пытаясь дотянуться до лакомства.

– Они вполне мирные, но если зазеваетесь или придете без угощения, утянут вас на дно. Кто хочет потрогать его?

После этих слов, большая часть учеников, тут же отскочила назад. Полувеликан немного поворчал о «трусливых зайцах» и подозвал к себе Рона. Тот осторожно подступал к кельпи, вытянув вперед дрожащую руку. Пару раз ткнув существо кончиками пальцев, он под всеобщий смешок, поспешил ретироваться. Хагрид заставил всех по очереди погладить « милую лошадку». Ребята постепенно расслабились и смелее подходили к нему. Гарри стоял в двух шагах от берега, отчётливо помня, что именно здесь они с Сириусом подверглись нападению.

– Что, Потти, предаешься любовным воспоминаниям? – язвительный вопрос, сопровождался не сильным толчком. От неожиданности парень не сразу осознал, что сейчас он стоит в воде и та постепенно пробирается в его обувь.

Уже собираясь вылезти из озера, подросток в ужасе увидел, как прямо перед ним вынырнула еще одна кельпи. Цепкие зубы схватили его за рукав в попытке затащить под воду. « Приплыли!» – в панике подумал Поттер, пытаясь за что-то зацепиться, но руки хватали пустоту. Уже стоя по колено в водоеме, он вдруг почувствовал, как кто-то схватил его за локоть. То, что произошло потом, заставило парня чуть позже усомниться в собственной адекватности…

Демоническая лошадь резко ослабила хватку и отступила, послушно замерев на месте. Гарри мимолетно оглянулся и к собственному изумлению никого не обнаружил. Ребята, включая Хагрида, которые узнав о случившемся, поспешили ему на помощь, застыли на расстоянии руки от него. Вот только он мог поклясться, что ощущал чью-то сильную хватку.

Наваждение схлынуло, и существо поспешно нырнуло в озеро. К нему тут же подскочил преподаватель и гриффиндорцы. Поттер заявил, что с ним все нормально, и он случайно свалился в воду, а лошадь вынырнула потом. Хагрид рассмеялся и заявил, что кельпи, видимо, решила с ним поиграть. Его восторг по этому поводу, впрочем, никто не разделял. Ковыляя в мокрой одежде к замку, Гарри снова ощутил волну холода, но поспешно списал ее на купание в ледяном озере. Хватит с него сумасшествий…

О происшествии докладывать парень запретил, чтобы в очередной раз не подставлять большого друга, который еле оправился после инцидента с Клювокрылом. Поттер наотрез отказался от похода к мадам Помфри. Он и так валялся там бесконечно долго, а с той станется положить его в лазарете на пару дней для профилактики. Переодевшись, подросток спустился к ужину. Атмосфера веселья и гомона немного расслабила Гарри. Рон переругивался с Симусом, Фред и Джордж затевали новую шалость, Гермиона что-то читала – все как обычно. Он наскоро прикончил картофельную запеканку с индейкой, и мысленно поблагодарил домовых за их кулинарные способности. Парень сообщил ребятам, что пойдет в спальню.

Уже направляясь в сторону лестницы, он почувствовал, что кто-то идет за ним. Юноша поспешно обернулся. В десяти шагах от него стоял Драко, неуверенно переминающийся из ноги на ногу.

– Что тебе опять нужно от меня, Малфой? – устало спросил Поттер. Этот гад свалил его в воду и даже не додумался помочь ему выбраться оттуда.

– Я, это… Поттер. В общем, извини. Я не хотел, чтобы так вышло, – явно через силу процедил тот, демонстративно скрещивая руки на груди. Умение белобрысого волшебника держать свое высокомерное лицо в любой ситуации – не могло не вызывать восхищение.

Малфой просит у него прощение? «Остановите Землю, я сойду!» – нервно сглатывая, подумал парень. Чего никогда не умел делать этот сыночек аристократов, так это признавать свою вину.

– Ладно! – решив, что краткость – сестра таланта, ответил Гарри. Обиду долго таить он не умел, да и сейчас ему хотелось поскорее завалиться на кровать. – Это все? Тогда бывай!

– Кто это был с тобой тогда в коридоре, а потом и возле лошади? – торопливо выпалил слизеринец, вскидывая на него озадаченный взгляд.

– Где? – удивление парня не знало границ.

– Там была тень… – неуверенно ответил тот.

– Тебе показалось, наверное, – пожал плечами Гарри, Разбираться в чужих глюках ему явно не хотелось. Хватит с него мистики на ночь.

– Не хочешь говорить – ну и ладно! – раздраженно выплюнул Драко и демонстративно удалился.

Юноша устало потер лицо руками. Что за чертовщина здесь творится? Добравшись до кровати, он поспешно задернул полог и наложил на него чары. Говорить ни с кем больше не хотелось. Иногда парень думал о том, а если бы у него был дом, как у Малфоя или Рона? Место, куда ты мог бы возвращаться и где тебя всегда бы ждали… Сам он с детства был одиноким… Наверное, именно поэтому Гарри так отчаянно цеплялся за Сириуса… Жутко захотелось спать и парень решительно выбросил все мысли из головы. Он разберется с этим потом…

Спящий подросток не видел, как кто-то осторожно приоткрыл занавес, и из темноты на него уставилась пара нечеловеческих глаз…

***

Себастьян уже две недели летал невидимой тенью по Хогвартсу и одно он понял точно – по сравнению со школой, Азкабан просто рай на земле…

Гомон, гомон, гомон… За 600 лет мужчина привык к тишине в своей обители, которую лишь изредка нарушали заключенные. Крики, смех и веселье раздражали его. Сейчас он бы с радостью вернулся в Больничное крыло, но Поттера оттуда выписали…

Парень, по его мнению, постоянно пребывал в унынии. То ли запрет на колдовство так на него действовал, то ли сам по себе тот не отличался излишним энтузиазмом. « Уныние – грех!» – настойчиво напомнил бабушкин голос в голове. Быть настолько спокойным для молодого человека было странным… Сам Себастьян в его годы посещал различные мероприятия, зажимал симпатичных девушек на балконах и предавался порокам, назло родственникам.

На уроках было…скучно. Ничему стоящему детишек не учили. Он долго смеялся, когда увидел урок по Трансфигурации. Нет Экриздис не имел претензий к преподавателю, ведь программу обучения утверждало Министерство. Но почему практическая часть состояла именно в превращении воды в вино? То есть, по мнению чиновников, в непредвиденных ситуациях молодые маги должны, прежде всего, уметь создавать алкогольный напиток? Разве вода не самый необходимый ресурс при ранениях, оглушениях и прочих увечьях? А министерские шавки предлагают ученикам, попавшим в беду, попросту спиться от горя. Но судя по тому, как те активно пытались осуществить превращение, скорее всего они полностью разделяли их взгляды. Гарри сидел с постным лицом и, кажется, в наглую дремал. Мальчишка совсем ни к чему не стремился. Единственной радостью для того, были визиты к крестному.

Тот выглядел немного лучше. Бродяга, кажется такая у него кличка, вполне соответствовал своему амплуа. Одним словом – нищий оборванец, хотя и выходец из благородной семьи. Себастьян поморщился, наблюдая, как паренек обнимает того. Какие могут быть родственные чувства к малознакомому человеку, которого в последний раз видел, лежа замотанным в пеленки? Но, по всей видимости, Поттер был совершенно другого мнения.

– Да. Видишь ли, одно существо оттуда исчезло, а без него меня туда вернуть не могут…

Конечно, не могут. Без его разрешения Министерство не сунется на территорию Азкабана. Дементоры не различают, кто их «друг», а кто «враг», и с удовольствием высосут душу из любого зеваки, явившегося без приглашения. Прецеденты случались не раз, и все заканчивались летальным исходом. Фадж изводился на нет, и строчил ему грозные корявые письма. Похоже, искусство каллиграфии министру знакомым не было. На что, лорд пообещал лично явиться к нему. Того такая перспектива не радовала и он пошел на попятную.

– И что это за существо?

– А черт его знает! Но столкнутся с тем, кто повелевает дементорами – я бы не хотел! И тебе не советую!

Ха! Знали бы они, что уже невольно столкнулись с ним. К тому же это совсем не им решать. Пока ему интересно здесь быть, никто не сможет его отсюда выпроводить. «Не советует, он!» – с иронией подумал Себастьян, склонившись, над ничего не подозревающим, мужчиной. Его могильная аура заплясала по комнате темными сгустками, понижая температуру в ней. Холод? Такова сущность дементора – он является их спутником и предвещает появление…

В коридоре, белобрысый паренек решил поупражняться в остроумии. Не смешно. Экриздис любил иронию, но никогда не опускался до издевок, даже над своими жертвами. Смеяться над тем, что героя чуть не убили твари, по его безжалостным меркам, было не комильфо. Люди поступают так тогда, когда им нечем задеть другого. Отец тоже смеялся над ним в детстве, когда он панически боялся темноты. Старший Экриздис не признавал слабости в других, и считал, что сын просто ленится, прикрываясь «детскими глупостями». Иногда рассердившись, тот со словами « Себастьян, ты как девчонка, хватит реветь», закрывал его одного в темной комнате, чтобы «сын избавился от своих глупых страхов». По началу, ему было жутко. Он плакал, кричал и даже несколько раз терял сознание из-за истерики. Мальчику тогда мерещились тени, неясные шорохи и чьи-то шаги. Но, вскоре темнота стала ему другом. Тогда, из-за чужой безжалостности, она прочно обосновалась в его сердце, и Экриздис решил постичь все ее тайны…

На долю секунды, мужчина утратил свой контроль и возник черной тенью за спиной Поттера. Белобрысый мальчишка, чуть от страха не обгадил штаны. Гарри обернулся и сам того не зная столкнулся с ним лицом к лицу. Пожал плечами, и молча застегнув мантию, ушел. Кажется, холод ему не помеха…

Сейчас тот вяло ковырялся в еде. Отсутствие манер у паренька вызывало у темного мага бешенство. Неряшливый вид, растянутая одежда, следы чернил на пальцах – убожество одним словом. Он чуть не пропустил момент, когда тот в компании друзей выскользнул из-за стола.

Изучение темных существ? Дети должны с пеленок знать о них из рассказов родителей. Но они, не зная ответа, стоят и молча рассматривают землю под ногами. И опять за всех отдувается эта кучерявая девочка. Умница! Он всегда восхищался образованными людьми, которые тратили свое время с пользой. Кельпи, явившаяся на зов, была красивой. Когда-то мужчина водил на озеро брата и сестер, чтобы посмотреть на этих созданий. Подчиняясь его темной воле, те безропотно катали на себе малышню, вызывая у них радостный визг. Отец, случайно узнавший об этом от слишком языкатой прислуги, пришел в бешенство. «Дьявольское отродье!» и отдающий звон в ушах от пощечины… Он помнит, как стирал ярко алую кровь из разбитой губы и от досады сжимал зубы. Если «это ” – проявление любви, то ему ее и даром не нужно. Девушке, которая донесла старику об этом, он отрезал язык, со злорадством наблюдая, как та выплевывала сгустки красной жидкости. С тех пор, все обитатели их поместья боязливо хранили молчание, не рискуя навлечь на себя его гнев.

Кажется у Поттера хроническое невезение. От одного толчка свалиться в воду к демоническим существам, еще нужно уметь. «Да закричи ты! Пусть этот верзила тебя вытащит!» – собственные мысли были самыми логичными в этой ситуации. Тишина… Почему стоя в метре от людей, мальчишка пытается выбраться самостоятельно, даже не помышляя попросить о помощи? Пыхтит, корежится, дергается – не проронив ни звука. Темный маг больше всего на свете ценил собственную жизнь и комфорт, абсолютно не страдая от своего эгоизма. Паренек, похоже, плевать хотел на свое существование. Рано тебе еще герой подыхать… Серая костлявая конечность впервые за столько лет ощущает человеческое тепло под собой. Магические существа видят этот мир иначе. Они способны различать даже то, что сокрыто под пологом невидимости. Второй рукой он поглаживает лошадь по морде, и та отпускает нерадивого паренька. Какая умница!

Мокрый, как курица, подросток поспешно шлепает в замок. За такую халатность, он бы отправил полувеликана в Азкабан, но для Поттера тот очередной друг. То, что эта дружба могла стоить ему жизни, по всей видимости никого не волнует. Себастьян не может понять этого малолетнего героя. Смекалка у мальчишки варит, вот только совсем не так, как у него. Экриздис в попытке снять с себя проклятие, готов был препарировать душу – только бы понять, что есть у остальных, чего нет у него. Но эти знания все равно утекали сквозь его пальцы.

Он никого не любил. Оставался равнодушным ко всем, кто был рядом. Не стремился никого защищать. Легко оставлял людей с их трудностями наедине. Поттер был не таким…

Снова этот белобрысый. Может устроить ему несчастный случай? А нет, этому мальчишке попросту хотелось быть ближе к персонажу из детских историй. Вот только поговорить откровенно, тот в силу своего высокомерия не мог. Гарри на его слова лишь пожал плечами, «мол, не знаю, кто вам всем мерещится». Мужчина невольно улыбнулся. Даже если весь Хогвартс будет знать о существовании дементора, Поттер с его пофигизмом, скорее всего сделает вид, что он не в курсе.

Красный с золотым. В таком сочетании щеголяла каждая модница на балу, считая себя неотразимой. Небольшие комнаты по три человека в каждой. Ну, хоть кровати с балдахинами. Герой прошмыгнул на свое место и второпях накидал примитивных заклятий. Спустя некоторое время, тишину разбавило размеренное дыхание…

Себастьян сбросил с себя полог невидимости и немного отодвинул занавес. Спящий мальчишка свернулся калачиком вокруг подушки, при этом недовольно нахмурив лицо.

Единственное, что окончательно понял Экриздис – Поттер был таким же одиноким, как и он сам.

– Спи, Гарри. Твоя ночь заканчивается с рассветом, а моя – длится уже вечность…

Над кроватью парня, как верный страж, до самого утра маячила тень…

========== Часть 4 ==========

Гарри, сгорбившись, сидел в комнате ожидания и нервно закусывал губу. Мягкая обивка кресла сейчас казалась ему раскаленным железом. Внутри бушевал ураган чувств, и парень попросту не мог взять себя в руки. Полчаса назад его выставили из зала заседания, сказав что «мистеру Поттеру стоит поумерить свой пыл и научиться вести себя на людях». А как можно было реагировать иначе, если судья отвергал все доводы о невиновности Сириуса? Ребята давали показания с помощью омута памяти. Даже Снейп, кривясь, выступил в качестве свидетеля. Но Фадж, как заведенный, твердил что « у них недостаточно сведений для снятия обвинения». Подросток, обернувшись вокруг и посмотрев на присяжных, понял, что это все фарс…

Когда он узнал, что Министерство вызывает крестного на рассмотрение его дела, то сразу же в ультимативной форме заявил о своем присутствие на заседании. Бродяга тогда на его слова лишь покачал головой и крепко стиснул в своих объятиях. Их последний разговор до сих пор стоял в ушах.

– Сохатик, послушай меня внимательно. – Сириус положил ему руки на плечи и неотрывно смотрел в глаза. Мужчина выглядел обреченным и Гарри прекрасно понимал почему.

– После суда наведаешься в Гринготтс. Там поверенный гоблин даст тебе бумаги на получение наследства.

– Какого наследства? – ощущая, как сердце заходится дикой пляской в горле, выдавил из себя Поттер. Он же не…

– Гарри, у меня мало времени. Мой дом на Гриммо, 12 я отписал на тебя. Кричер поддерживает его в жилом состоянии. Теперь тебе не придется возвращаться к этим маглам на лето. Я перенастроил защитные чары на камине, никто не сможет туда войти без твоего приглашения. – Торопливо и шепотом произнес Сириус, с опаской оглядываясь по сторонам. В зеленой мраморной комнате не было никого, кроме них. – Я люблю тебя, Гарри, и прости, что не смогу выполнить свое обещание…

– Но суд еще не состоялся! Почему ты так говоришь? – Поттер с ужасом осознавал, что крестный прощается с ним. Но ведь у них свидетели… Или он просто чего-то не понимает?

– Сохатик, суд с Министерством еще никто не выигрывал. – Вымученно улыбнувшись, ответил мужчина, поглаживая парня по голове. – Не высовывайся. Притворись дурачком и сиди молча. Никому нельзя верить, Гарри, даже своим друзьям…

– Мистер Блэк и мистер Поттер! Пройдите в зал суда! – Женщина в красной мантии, призывно маячила в проеме двери. Юноша неуверенно сглотнул и шагнул в комнату вслед за Сириусом…

Гарри выкрикивал обвинения. Гарри перебивал Фаджа. Гарри готов был упасть на колени, но чиновники были непреклонны в своем решении. Наверное, он действительно выглядел, как посмешище. Почему ему постоянно приходится всех терять? Министерство заботится о нем? Чушь! Где были их хваленные защитники, когда дементоры вытягивали из него душу? Но это все неважно… Крестного было решено заключить под стражу в Азкабан, в качестве меры предосторожности, для выяснения достоверности всех фактов. Они, видите ли, хотят быть уверены, что он не сбежит в другую страну, пока идет следствие.

Из помещения суда, один за другим выходили заседающие стороны. Череда людей в синих мантиях проходила мимо него, перешептываясь между собой. Чуть в стороне от входных дверей о чем-то беседовали Фадж и Дамблдор. Гермиона и Рон, растерянно переглянувшись, торопливо подошли к нему. На любую попытку заговорить, Гарри отвечал равнодушным молчанием. Он прекрасно понимал, что друзья ни в чем не виноваты, но слушать о их сочувствии не было никакого желания. Они росли в любящих семьях, и попросту не могли понять, что его надежду на нормальную жизнь только что забрали…

Поттер не знал, кто и как доправил его в Хогвартс. Он по наитию двигался по замку, поддерживаемый чьей-то рукой. Сейчас сидя в кабинете директора, парень слушал очередную лекцию Дамблдора о возмутительном поведении и несдержанности в суде. Старик разглагольствовал о том, что понимает его чувства и желание спасти Сириуса… Ложь. Обычная циничная ложь. Никто за двенадцать лет, кроме Люпина, не пытался хоть что-то сделать для Бродяги. Он им мешал. Причина, по которой тот был обречен на такую жизнь, крылась в самом Гарри. Как бы не старался директор со своим наставничеством – только Блэк мог являться его полноправным представителем. Магическое крещение – это специфический обряд, который, по сути, связывает ребенка с, выбранными в крестные, людьми. Основу этого ритуала выполняют на крови, и такая клятва в магическом мире считается нерасторжимой. Как сказали гоблины в Гринготтс, с юридической точки зрения, в случае гибели настоящих родителей – те, автоматически назначались опекунами. По закону, крестные должны были забрать к себе ребенка и растить до совершеннолетия.

Гарри, увидев, что старик наблюдает за ним, пару раз кивнул на его слова и убедительно пообещал подумать над случившимся. Выйдя из кабинета, он подождал, пока горгулья не станет на свое место, и сбросил с лица маску раскаяния. Захотелось оказаться как можно дальше от тошнотворного лимонного запаха, исходящего из кабинета. Парню казалось, что широкие мрачные коридоры давили на него. Оживающие картины хотелось спалить в адском огне – их перешептывания в полумраке пробуждали в его голове потаенные страхи. Когда он впервые увидел Хогвартс, то не помнил себя от восторга. Высокие своды и арки, витиеватые лестницы, которые перемещались по собственному желанию, статуи неизвестных существ – чем тебе не сказочный замок. Вот только сейчас все это величие напоминало ему сырой чулан под лестницей у Дурслей. Тюрьма, в которой подросток попросту был заперт.

Гарри Поттер, герой магической Британии. Только вот кто сказал, что именно он герой? С чьей легкой подачи смерть Волан-де-Морта была приписана именно его руке? У него был только шрам на лбу, который, впрочем, сам по себе не являлся доказательством убийства.

Парень понимал, что имел неосторожность влезть в какую-то непонятную паутину интриг и хитросплетений. Он все детство прожил у тетки, как домовой эльф. Садил, убирал, готовил и знать не знал ни о какой магии. Но когда встретил Хагрида и наслушался о волшебном мире, тут же побежал за ним. Ведь здесь он «избранный», с которым каждый восторженно здоровался за руку. Да еще и обладающий приличным состоянием. Волшебные шоколадные лягушки, крылатые лодки и магические палочки – Гарри наивно ожидал нормальной и счастливой жизни. Но чуда не случилось… Сказка закончилась с осознанием, что этот мир намного опаснее, чем уборка в доме тети Петунии. На первом курсе он победил Квиррела, одержимого темным магом, и долго лежал в Больничном крыле с ожогами. Увы, но всесильный философский камень, способный выполнить любое желание, вернуть ему родителей не мог. На втором – сражался с гигантским василиском, и чуть не умер от яда. Как толпа опытнейших магов могла не заметить существование этой твари, парень абсолютно не понимал. На третьем – подростка с начала семестра пугали его же крестным. Дементоры невзлюбили Поттера с первого взгляда и попытались закончить начатое Волан-де-Мортом дело…почти удачно.

Нет, Гарри совсем не был против спасать людей и магических существ. Он без раздумий защищал Рона, Джинни, Гермиону и Невилла, заступался за слабых – потому что считал, что нужно поступать по справедливости. По замыслам Дамблдора парню была уготована участь стать защитником волшебного мира от темного лорда и его прихвостней, вот только… Его самого никто спасать не спешил. Он был на волоске от смерти не раз, но все, понимая это, лишь молча отводили взгляд…

– Мистер Поттер! После отбоя ученикам запрещено шататься по коридорам! – язвительный баритон выдернул подростка из раздумий. Во всем чёрном, словно дементор, напротив стоял Снейп. Говорить сейчас абсолютно ни с кем не хотелось, особенно с человеком, который его ненавидел, а потому он стойко игнорировал зельевара. – Наглый мальчишка, тебя не научили манерам?

– Не было кому! – зло процедил парень, разворачиваясь к тому лицом. Сейчас внутри Гарри напоминал себе пробудившийся вулкан, который вот-вот взорвется лавой. Как они все достали с этими манерами. – Если Вы забыли, профессор, я сирота!

– Поттер, ты… – возмущенно начал мужчина и юноша заметил, как у того потемнели глаза. «Не ожидал!» – зло подумал он, ощущая волну холода привычно укутавшую его. Дышать стало значительно легче.

– Что я? Похож на отца? Вы уже не впервые мне это говорите! – услужливо напомнил Гарри. Ему надоело, что всем сегодня от него что-то нужно. И каждый норовит вставить свои пять в условиях сложившейся ситуации. Снейп, видимо, решил поупражняться на нем в своем сарказме. – Ну извините, что я вообще родился!

– Поттер, я не это имел в виду… – удивленно ответил тот. Кажется, не это он ожидал услышать на свои выпады. Парень мрачно улыбнулся.

– Все вокруг, включая вас, всё время «не это имеют в виду». Вы ведь рады, что Сириуса бросили в Азкабан, – резко ощущая внутреннюю опустошенность, произнес парень. События, навалившиеся за последний месяц, вымотали его. За окном, украшенным витражами, царила ночь. Задумчиво рассматривая звездное небо сквозь стекло, он спокойно добавил. – Мне интересно, кто-нибудь в этом волшебном мире хоть раз думал о том, чего я хочу? Какие у меня мечты? Что мне нравится, а что нет? Министерство и директор считают, что они действуют в моих интересах, вот только я бы так не сказал. Мальчик-который-выжил оказался достаточно взрослым, чтобы каждый раз после битвы с воплощениями вашего лорда плеваться сгустками крови и корежиться от боли. А чтобы отстаивать невиновность близкого человека, он еще, видите ли, не дорос…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю