290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рапсодия бессмертного (СИ) » Текст книги (страница 1)
Рапсодия бессмертного (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Рапсодия бессмертного (СИ)"


Автор книги: Aysubado






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 15 страниц)

========== Пролог ==========

Гарри Джеймс Поттер – герой магической Британии, чье имя восторженно звучит из уст каждого волшебника. Мальчик, который, по мнению других, до фига много умел, но сам в этом уверен однозначно не был. Сейчас он с ужасом наблюдал, как огромная волна дементоров прибывала к озеру в Запретном лесу. Земля, вода, деревья и даже собственная кожа покрывалась тонким слоем инея. Дышать из-за этого становилось сложно: холодный воздух обжигал легкие и изо рта вырывались горячие клубы пара. Запотевшие очки бесполезным грузом висели на носу. Гарри крепче сжимал палочку в руке, ощущая, как трещит под натиском древесина.

– Экспекто Патронум! – силясь, как можно громче выкрикнуть заклинание, произнес парень. Счастливые моменты жизни торопливо ускользали из головы, под воздействием гибельной ауры существ. Казалось, что он разом позабыл все слова, кроме одного – «смерть». Дементор, подлетевший слишком близко, шарахнулся от вспышки света в сторону, оставляя за собой черную могильную дымку. Но место сородича тут же заняло трое новых. Твари, по всей видимости, совершили массовый побег из Азкабана и нашли себе неплохой источник бесценных для них эмоций.

– Экспекто Патронум! – торопливо выпалил, зазевавшийся Гарри, с ужасом наблюдая, как очередное существо вытягивает жизненную силу из Сириуса. Со стороны казалось, будто душа мужчины отслаивается от тела и заходится в пронзительном крике. Тюремных стражников становилось все больше и больше, и вскоре создавалось впечатление, что черная воронка накрыла всю поляну, на которой они находились. Парень в панике осознавал, что внутри него все медленно заполняется горечью и отчаянием. Блэк – его единственный родственник, которого он только сегодня приобрел. Человек, подаривший ему надежду на новую жизнь, лишенную издевательств магловских опекунов – сейчас умирал у него на глазах. Дементоры, ощутив преграду в лице малолетнего мага, решили избавиться от него, тем же способом, что и от преступника. Перед глазами Гарри мелькали темные развевающиеся плащи тварей, их склизкие серые руки тянулись к нему, заставляя стыть кровь в жилах. Напротив его лица открылся зияющий провал рта, который тут же вытянул с него очередную порцию положительных эмоций. Один, второй, третий – парень чувствовал, что с каждой атакой, его собственное сердце замедляет свой бой. В голове пронзительный женский крик назойливо взрывал черепную коробку своим «Нет!!! Только не Гарри!» Он никогда не думал, что слышать такой желанный мамин голос будет настоящей мукой для него.

– Экспекто Патронум! – вспышка получается до того слабой, что уже попросту не способна никого спасти. В нем не осталось радости, теперь душу переполняла одна только безысходность. Дементоры не испытывают жалости… Парень, силясь из последних сил, переводит взгляд на крестного, чтобы увидеть как дыхание жизни того, вылетает из распахнутого рта. Он наивно пытается прикрыть мужчину своим телом, чтобы хоть немного отсрочить его гибель.

– Сириус, – то ли хрипло шепчет, то ли стонет Поттер, и ощущает, как собственные губы накрывает могильное дыхание жуткого создания. « Вот тебе и первый поцелуй!» – думает он, готовясь отправиться на встречу к родителям. Гарри тяжело сваливается на землю, устремляя бездумный взгляд в промозглое серое небо, кишащее тварями. Вот и все… Лишь спустя бесконечно долгое мгновение ускользающее сознание отмечает, что время будто замерло. Чудовища застыли в покорном ожидании, словно подчиняясь какому-то приказу. Последнее, что увидел проваливающийся в звенящую темноту, парень – странное синее сияние и темный силуэт на его фоне…

========== Часть 1 ==========

Себастьян Экриздис молча завис возле окна, наблюдая за начинающимся штормом на Северном море. Бушующие волны разбивались об прибрежные скалы, крики чаек эхом разносились по округе, напоминая чей-то плачь. Молнии расчерчивали небо в причудливых узорах, оставляя после себя далекие отголоски грома. Самое время, чтобы предаться воспоминаниям…

Остров Амеланд был надежно сокрыт среди водных просторов, представляя собой небольшое плато, которое осталось после катаклизма, разделившего материк на куски. Посреди него на голых скалах раньше гордо возвышалась мрачная крепость, выполнена в лучших традициях готической архитектуры 15 века. Высокие своды и масштабы строения не оставляли равнодушными тех, кому довелось его лицезреть. Хотя это и было последним, что они видели в своей жизни. Гротескные арки, резьба по камню и витражные стекла – услаждали любой, даже самый изысканный вкус. Когда-то внутри умелые мастера в поте лица создавали статуи различных мифических существ, которыми щедро были украшены залы. Но ни один из них не вышел отсюда живым, оставшись навеки вмурованными в стены замка. Тайна существования этого места унеслась ими в могилу. Строители, архитекторы, прислуга и случайно забредшие сюда рыбаки – все они находили здесь свое последнее пристанище. Под маской роскошного строения пряталось жуткое кладбище, состоящее из падших, от руки его хозяина, людей.

Молодой и эксцентричный мужчина, несомненно, привлекал к себе внимание, возникая на балах высшего магического общества Британии. Чистокровный волшебник, рожденный в одной из пяти наиболее влиятельных семей, являлся самой выгодной, по мнению свах, партией для любой девушки…или юноши. Обладатель высокого роста и безупречного вкуса в одежде, однако, оставался равнодушным ко всем. Правильные черты лица, длинные пепельные волосы, небрежно стянутые лентой в хвост – он всегда оставлял несколько свободных прядей спадать на лицо. Все это увенчали пронзительные темно карие глаза, практически переходящие в черный цвет. Взгляд которых – оставался насмешливым в любой ситуации, словно их владельца абсолютно не волновало то, что происходит вокруг. В обществе уже давно поговаривали, что красота Себастьяна равна его безжалостности, впрочем, как и то, что душа молодого мага тяготеет к темным искусствам. Огромное количество трактатов по запрещенной магии было прочитано им, но чтобы насытить собственную жадность, этого было мало. Знания – единственное, что привлекало его в этой жизни и вскоре, устав от постоянных разговоров и упрашиваний родителей, Экриздис неожиданно для всех исчез. Поиски не принесли никаких результатов. И только родовое дерево в поместье семьи, указывало на то, что старший сын жив. Уединившись от всего мира на острове, мужчина построил себе обитель, которую надежно спрятал чарами от незваных магов. В темных сводах своего замка, он наконец-то дал волю собственному безумию. Эксперименты требовали живых подопытных, и Себастьян не гнушался использовать забредших к нему людей, получая от их мучений несказанное удовольствие.

Но наступил момент, когда он переступил грань. Вместе с небывалым могуществом, маг понес и страшное наказание – проклятие Морганы забрало у него человеческий облик. Теперь его темная прогнившая душа явила свое настоящее обличье этому миру. И он будет оставаться таким, пока спящие, подавленные им еще в детстве, зачатки светлых чувств в его сердце не дадут ростки.

Себастьян был обречен прозябать на границе двух миров – ни живой, ни мертвый. Тот, кто больше всего желал одиночества, был стерт с лица земли – не осталось никого, кто бы помнил о нем. Заточенный в своей обители, он с ужасом осознавал, что ему никогда не избавиться от проклятия. Ни одна живая душа по доброй воле не то, что не останется подле него, но даже не рискнет заговорить с ним. Темная всепоглощающая аура после использования запрещенной магии превратила неупокоенных духов в дементоров. Они стали единственными его верными спутниками. Безжалостные, как и их хозяин, твари питались положительными эмоциями, стараясь забрать всю радость из этого мира. Но это было давно….

Шестьсот лет ожидания изменили все. Вскоре в Министерстве магии узнали о существовании таинственного острова, и поспешили наведаться туда. Их встретила довольно жуткая картина – местность сплошь кишела темными существами. Экриздис поморщился, вспоминая, какими нелестными эпитетами его тогда наградили министерские шавки, недооценившие способности своего противника. Эти олухи разрушили защитное поле, некогда установленное им, и дементоры, ощущая отголоски светлых эмоций, поспешили ринуться к живым людям. Каких усилий стоило ему тогда удержаться и не дать им возможность прикончить этих дураков. Прибывший спустя неделю после инцидента Дамокл Роули – министр магии, единственный здравомыслящий человек, предложил заключить уговор. Сейчас от былого величия его замка не осталось и следа, теперь вместо него возвышалась тюрьма Азкабан. Тысячи приговоренных привозили сюда, в качестве платы для существ и сохранения порядка в обществе. Себастьян часто рассматривал заключенных, силясь испытать в глубине своей души хоть что-то к этим людям. Но ответом ему служила пустота.

С тех пор, любопытство одолело его лишь раз – когда дементоры пожаловались на постоянное бормотание одного из преступников. Сириус Блэк. Убил двенадцать маглов и одного волшебника, который вроде был его другом. Приговорен к пожизненному заключению. И только слепой мог не видеть, что тот был не виновен.

– Защитить Гарри! Я должен защитить Гарри! – вновь и вновь повторял сидящий в углу камеры мужчина, раскачиваясь в такт своим словам. Аура этого места постепенно сводила людей с ума. Кто такой этот Гарри – осталось для Экриздиса загадкой.

Анимаг сбежал. Себастьян долго хохотал, узнав, что безупречных стражей тюрьмы обставил человек, обернувшийся собакой. На приказ Министерства отправить на патрулирование Хогвартса дементоров, он махнул рукой – мол «делайте, что хотите». Ответственность за поведение существ, в конце концов, мужчина нести не обязан, но скрипя зубами, напомнил, что их стоит держать подальше от тех, кто видел смерть.

Стражники докладывали, что какой-то мальчишка грохнулся в обморок в поезде. Тот же самый индивидуум свалился с метлы во время квиддича и чуть не погиб, если бы не Альбус Дамблдор, вовремя выкрикнувший заклинание. Поначалу, списав все на волю случая, Себастьян призадумался – со стороны выглядело так, как будто парень чем-то привлекал дементоров. Министр в письме ответил, что мальчика зовут Гарри Поттер. Герой магической Британии, победил Волан-де-Морта и потерял родителей в младенчестве.

Все встало на свои места. Аура смерти окутывала юного мага, притягивая к себе взор темных сущностей. Мальчишка не только видел, как погибла его мать, но и сам стал причиной развоплощения темного колдуна. Он пребывал в раздумьях, когда почувствовал, что твари стали слишком активными и начали слетаться в одно место, словно мухи на запах меда. Они должны были только поймать беглеца, а не убивать его, но, по всей видимости, безмозглое Министерство не смогло отдать им нормальный приказ. Чертыхнувшись, Себастьян поспешил на озеро…

Сириус Блэк лежал на промерзшей земле, а сверху, стараясь прикрыть его, находился какой-то паренек в очках. Бесполезные попытки отогнать тварей Патронусом, шевельнули в глубине души явившегося Экриздиса толику восхищения. Но против такого количества противников шансов у того, увы, не было. Где находились «уважаемые» профессора и мракоборцы тоже было не ясно. За минуту до последнего, в жизни малолетнего героя, поцелуя, он одним взмахом руки остановил своеволие дементоров. Те, повинуясь приказу своего «лорда» застыли в покорном ожидании. Мягко спустившись на землю, Себастьян окутал ее колдовским свечением, убирая негативные последствия от действий стражников. Если не вмешаться и оставить все как есть, то живые существа, обитающие в этом месте, скоро погибнут.

– Си…риус…

Еле слышный шепот донесся до него. Оба человека пребывали в бессознательном состоянии. Он подступил ближе, зависая над ними и рассматривая худое тельце мальчишки. Невзрачный, лохматые волосы, шрам в форме молнии, тонкие губы…

– Так вот ты какой, Гарри Поттер! – иронично произнес мужчина, поднимая их в воздух с помощью левитации. Вдали виднелись башни Хогвартса, и он торопливо перемещался по направлению к ним. При его приближении защитные чары замка полыхнули темным огнем. Поспешившие на магический всплеск преподаватели, обнаружили у входа в школу находящегося без сознания ученика и его крестного. Отмечая слабое сердцебиение у обоих, они немедля отправили их в Больничное крыло.

Мистер Филч, выглянувший из дверного проема на улицу, поежился от жуткого холода и поспешил закрыть дверь. Абсолютно не замечая, как вместе с ним в здание проникла темная тень…

========== Часть 2 ==========

Гарри недовольно поморщился от шума в ушах и приоткрыл глаза. В нос сразу же ударил терпкий запах согревающей мази. Кажется, он находился в Больничном крыле, вот только абсолютно не помнил, как здесь оказался. Вокруг не было ни души, пустые койки стояли ровными рядами, ожидая своих посетителей. Мадам Помфри, что-то перебирала в своей кладовке, периодически бормоча себе под нос и задевая коробки, судя по характерному стеклянному звону, с лекарственными зельями.

Парень ощущал себя выжатым лимоном. Сил не хватало даже на то, чтобы просто поднять руку. Взгляд лениво пробежал по бежевым стенам лазарета. За окном было пасмурно, а в комнате царил полумрак, разбавляемый приглушенным светом ночников. Воспоминания о происшествии в Запретном лесу одно за другим всплывали в голове. Он помнил нападение дементоров, их могильное дыхание на губах, и то, что перед потерей сознания ему померещился чей-то силуэт… Скорее всего, к ним вовремя подоспел профессор Снейп – других вариантов у Поттера не было.

Входные двери осторожно приоткрылись, и в проеме показались две макушки… Рон и Гермиона. Гарри ощутил, что при виде друзей в душе стало значительно теплее. Подросток только сейчас заметил, что, несмотря на несколько теплых одеял, его все равно знобило. Словно холод был не снаружи, а внутри него. Ребята, приметив, что друг не спит, тут же расплылись в улыбках и подскочили к нему, торопливо усаживаясь на кровать.

– Чувак! Ты как? Мы жутко перепугались, когда профессор Дамблдор сообщил, что на тебя напали дементоры! Там такое началось, значит… – торопясь поделиться всей информацией, восторженно загомонил Уизли. И тут же схлопотал подзатыльник.

– Рон, угомонись! Он только очнулся. Гарри, как ты? – утихомирив разбушевавшегося друга, заботливо спросила девушка.

– Не знаю. Сил нет. Ощущение будто катком переехали, – рвано выдохнул он, изо всех сил стараясь улыбнуться. – Так что там произошло за время моего отсутствия?

Рон с горящими глазами собрался выдать очередную тираду, когда перед его носом призывно замаячил кулак Гермионы. Бросив на ту возмущенный взгляд, парень обиженно отвернулся к окну.

– Тебя и Сириуса обнаружили у школьного входа без сознания. Дамблдор был в ярости и тут же отправился в Министерство. Дементоров отозвали, но в школу нагрянул Попечительский комитет. – Как всегда грамотно и лаконично сообщила подруга.

– Старший Малфой ушел как всегда ни с чем, убедившись, что с его любимым сыночком ничего не случилось. Ты не приходил в себя неделю…

– А где Сириус? – слушая размеренную речь Гермионы, Гарри резко вспомнил о крестном. Они были там, на озере, вдвоем, но мужчины в Больничном крыле не наблюдалось. – Где он?

Ребята неуверенно переглянулись, что не могло ускользнуть от Поттера. Что-то здесь нечисто. Неужели Бродягу вернули в Азкабан или твари все же успели закончить начатое?

– Видишь ли… – нервно закусывая губу, произнесла девушка. Если подруге не хватает слов, значит дело плохо.

– Заявился Фадж с требованием выдать Блэка. Но состояние того было отвратительным, и преподаватели настояли, чтобы ему оказали медицинскую помощь, а потом уже… – делая вид, «мол, сам знаешь» развел руками Рон.

– Но Сириус не виновен! – резко подрываясь, чтобы встать выпалил парень. Устоять на ногах ему не удалось и секунды. От внезапного движения голова взорвалась невыносимой болью, и юноше пришлось тяжело опуститься на больничную койку. Сочувственные взгляды друзей были красноречивее слов. – Мне срочно нужно поговорить с профессором Дамблдором!

– Молодые люди! Кто вам разрешил беспокоить больного? Время для посещений уже давно закончилось! – сердитый голос мадам Помфри эхом разнесся по помещению. Женщина грозно стояла на выходе из своего кабинета, демонстративно уперев руки в боки. Под ее пристальным взглядом ребята поспешно попрощались, и торжественно пообещали навестить завтра, захлопывая за собой дверь.

– Гарри, дорогой, как твое самочувствие? – сменяя гнев на милость, заботливо проворковала целительница. После вопроса на прикроватной тумбочке, тут же выросла гора различных лекарственных составов. Поттер, покосившись на пузырьки, нервно сглотнул.

– Все хорошо, – подросток старался выглядеть как можно убедительней, но женщина на его отмазку только иронично вскинула бровь. Пришлось торопливо добавить. – Слабость небольшая и голова болит.

После он честно выпил все назначенные зелья и кое-как поел. Парень нудно ковырялся в тарелке с картофелем и запеченной курицей. Аппетита не было – но иначе, по словам мадам Помфри, восстановление затянется на длительный период. Ему нужно поскорее поправиться, и встретиться с крестным. С этими мыслями, Гарри залпом проглотил любимый тыквенный сок.

После ужина своим визитом его почтил директор. Подросток был очень рад видеть того, учитывая, что у него накопилось слишком много вопросов. К сожалению, тот был единственным, кто мог ответить на них.

– Здравствуй, мой мальчик! – Как всегда завел свою приторную речь Дамблдор. Хоть Поттер и любил старика, но чувствовал, что его душа – те еще потемки. – Как твое самочувствие?

– Все хорошо, профессор! – Окинув взглядом фиолетовую мантию старого мага, щедро усеянную звездами, подросток поежился. Поговаривали, что эксцентричную манеру одеваться, тот перенял у самого Гриндевальда. – Как там Сириус?

– С твоим крестным все в порядке. Его успели спасти, хотя он и был на волоске от смерти. Но Министерство требует выдать его им…

– Но он же не виноват! – Выпалил парень, спустя минуту осознавая, что бестактно перебил собеседника. Эмоции переполняли юношу через край. – Простите!

– Я понимаю твои чувства, Гарри. – Дамблдор задумчиво уставился в окно, закладывая руки за спину. Вся его фигура так и отдавала величием и мудростью. – Но невиновность Сириуса нужно доказать. А делается это не так быстро. Но могу тебя успокоить: до конца расследования, он будет находиться в Хогвартсе.

– Почему, профессор? Они ведь считают его опасным? – Факт того, что крестный будет рядом, несказанно обрадовал подростка. Но логика Министерства вызывала недоумение. Только бы крестному не устроили ловушку: заявят, что тот напал на кого-то из учеников, например….

– Видишь ли… Случились кое-какие неурядицы с представителями Азкабана. – Директор и сам пребывал в недоумении, когда Фадж сообщил ему, что «лорд» не вышел на связь. Где того черти носили никто не знал. Альбус еле заметно нахмурился – ему один раз довелось столкнуться с главой дементоров и эта встреча была самой неприятной в его жизни. – Но в скором времени все разрешится. Мне пора, Гарри. Отдыхай!

– Профессор, я хотел спросить, а кто нас спас? – Этот вопрос мучал парня с момента пробуждения. Никто не говорил ему, как он сюда попал. А без посторонней помощи они не смогли бы добраться до Хогвартса.

– Спас? Мы нашли тебя с Сириусом у входа. – Обернувшись у самых дверей, ответил старик. – Но на заднем дворе находился Клювокрыл. Скорее всего именно он принес вас… Поправляйся, Гарри!

– Всего хорошего, профессор! – Попрощался в ответ Поттер и задумался. Но ведь там был чей-то силуэт. А может и правда гиппогриф прилетел… Хотя вряд ли тот смог бы победить стольких дементоров. И почему те не привели приговор в исполнение?

– Ой, да ладно! Главное, что Сириус жив! – заваливаясь на подушку, прошептал юноша.

Разговор с директором забрал последние силы, и он провалился в беспокойный сон. Из царившей темноты в углу помещения выплыла черная фигура…

***

Себастьян, обладающий обострёнными чувствами обоняния, брезгливо сморщился от невыносимого запаха лекарств…

Хогвартс, невзирая на свой внушительный вид, по факту оказался самой обыкновенной школой. Внутреннее убранство здания, по его мнению, было…убогим. Для того, кто видел великолепие дворцовых палат, одевался в бархат и завтракал за столом, сервированным фамильным серебром – все это казалось слишком простым. Хотя, если посмотреть на тех, кто здесь учился… Большая часть детей, были полукровками. В его время, общество порицало смешанные браки и с презрением относилось к «грязной крови». Полное отсутствие манер, странная школьная одежда, девочки и мальчики, живущие в непосредственной близости друг к другу – вызывали у мужчины то ли недоумение, то ли отвращение. Сам Себастьян не был настолько нравственным, но привычки, вбитые ему в голову в детстве, отзывались неприятным зудом, глядя на все это. Его покойную бабушку точно хватил бы удар, если бы она увидела, творящийся здесь «разврат и непотребство». Экриздис до сих пор помнил, как та била его по рукам, за то, что он неправильно держал чашку. Нудные семейные вечера практически всегда превращались в бесконечные нравоучительные лекции. У него был младший брат и две сестры, с которыми он часто возился в саду. Малышня была забавной, и каждый раз норовила показать ему, какие заклинания они успели выучить со своими учителями. Но потом все изменилось, и он видел их только на семейных ужинах. Себастьян был старшим сыном, а значит на него, как на наследника, возлагали огромные надежды. Слишком огромные… Когда в нем пробудилась ненависть к родным? Точно, после того злополучного случая…

Гарри и его крестного поместили в Больничное крыло, мужчина категорически не собирался торчать там все время и решил осмотреться. Преподаватели, собравшиеся тем же вечером в Главном зале, напоминали сброд. Дети беспрерывно галдели, и он еле сдержался, чтобы не наложить на них заклятие немоты. Стоит отметить, что ему было достаточно одного взгляда на директора школы, который заявился к столу в фиолетовой мантии…или халате, чтобы понять, откуда растут ноги этой всеобщей безвкусицы. Рядом с ним какой-то гном, что-то пищал со своего места, не доставая со своим ростом до пола. По правую сторону от коротышки, сидела жуткая женщина в очках, которую, по мнению мужчины, либо ударила молния, либо она лет десять провела в Азкабане. Настолько безумной та выглядела. Полувеликан – едва помещался за стол. Таких существ, в его время, использовали для развлечения толпы. На самом краю, сидел профессор в черном. Внешний вид того отбил бы желание есть у любого: сальные волосы вызывали приступ тошноты. Единственная, кто отличалась сдержанностью и наличием манер, женщина в островерхой шляпе и строгом оливковом одеянии.

Но самым странным для Себастьяна был их уровень магической силы. Средний, очень натянутый средний… В своем человеческом облике, он даже беспалочковым заклинанием с лёгкостью мог победить их. За годы его существования мужчина на примере заключенных созерцал, как вырождается магия. Каждое новое поколение уступало предыдущему. Иногда раз на тысячу лет рождались самородки, но этого было мало. Древние семьи исчезали. Знания обесценивались. Древние трактаты о темной магии сжигались, навсегда забирая с собой бесценные письмена. Глупые «воители света» не осознавали, что они будут делать, когда все «приспешники тьмы» исчезнут?

Впрочем, это не важно. Он будет жить вечно со своим проклятием, и ему для этого даже не нужно крошить душу как Волан-де-Морту. Хотя нужно отдать должное – весьма оригинальный способ получить бессмертие!

Летая по школе, мужчина не боялся быть замеченным. Пока он сам не захочет проявиться – ни увидеть, ни осязать его было невозможно. Пока один человечек по-прежнему валялся в лазарете, Себастьян решил разобраться в современной системе образования.

Все ученики делились на факультеты: Гриффиндор, Слизерин, Когтевран и Пуффендуй. Насколько он понял, первый числился любимчиком у директора. Храбрые, справедливые, сильные – этакие рыцари на белых конях. Чьи шалости, с легкой подачи Дамблдора, всегда спускались с рук. Для него это выглядело безрассудно и глупо. Высокая магия требовала немалой дисциплины и терпения. Мужчина не понаслышке знал, что одного таланта мало – нужна постоянная кропотливая работа по самосовершенствованию. Гриффиндорцы, по своей сути, болваны. Все, кроме одной кучерявой девчонки. Та, невзирая на свое магловское происхождение, все время проводила за книгами, что-то старательно записывая в тетрадь. Рядом с ней постоянно крутился рыжий мальчишка, который только и делал, что жевал. Как позже оказалось, эти двое были друзьями малолетнего героя.

Факультет Слизерин был их главным конкурентом. Там, вроде, учились исключительно темные маги с чистокровных семей. Вот только в каком месте они были темными, Экриздис понять не мог. Заправлял ими белокурый мальчишка, выходец из аристократии, который, в отличии от остальных, был одет вполне прилично. Вот только почему слизеринцы жили в подземелье трехэтажного замка, оставалось за гранью понимания. Детишки изучали ту же программу, что и все. Смешно, но их также обучали «Защите от темной магии», которая должна быть их родной стихией. Театр абсурда, но они не знали даже три Непростительных заклинания. Хотя в принципе все было логично – у таких «представителей зла» даже самые неумелые «воители света» могли запросто одержать победу.

Чем занимались два других факультета, он не знал. По всей видимости, туда отправляли будущих работников магической канцелярии, продавцов лавок или других непримечательных профессий, ибо их магического уровня ни на что больше не хватило бы. Спокойные, незаметные и сдержанные – вот и все, что о них можно было сказать. Из размышлений его вырвал звонкий голос.

– Нужно проведать Гарри! – Кучерявая девушка настойчиво тащила за собой паренька, который вцепился зубами в куриную ножку и обреченным взглядом смотрел в сторону стола, уставленного яствами. – Давай скорее, обжора!

Себастьян, ухмыльнувшись с этой картины, последовал за ними. Мальчик-который – в конце – концов – проснулся, лежал на кровати и бегло рассматривал помещение. Парень оказался обладателем удивительного цвета глаз – тёмно-зелёные, словно Непростительное заклинание. Вид у него был измученный, под глазами залегли темные круги. И без того взъерошенные волосы, сейчас напоминали воронье гнездо. « Ему стоило бы отпустить хвост!» – подумал мужчина, прикидывая в уме, как бы тот выглядел. Мальчишка допытывался у друзей о том, как обстоят дела у его крестного. По правде говоря, этот Гарри Поттер был больше похож на неудачника, а не на героя. Но в нем было одно скрытое преимущество – потенциал. Сырая, не проснувшаяся или подавленная магия, но мощная. Он отчётливо видел, как она клубилась внутри того, ожидая своего часа. Но мальчишке не хватало умений и толкового наставника. У девчонки было много теоретических знаний, но на стоящие заклинания сил не хватало. Про рыжего сказать можно было одно: физическая сила есть – ума не надо. Приход целительницы прекратил бесполезную болтовню и вскоре они с Поттером остались одни.

Мальчишка выглядел потерянным. Большие глаза бездумно смотрели вокруг. Тот ковырялся в еде без энтузиазма. Себастьян видел поистине красивых людей, и Гарри с ними и рядом не стоял. Хотя, на его невзыскательный вкус, был весьма миловидным. Было в нем что-то, что заставляло вновь и вновь бросать на него взгляд. Часто, когда он пытал людей, заставляя первобытную энергию страха питать его эксперименты, ему доводилось видеть их глаза. Жуткое и прекрасное зрелище. Парень казался взрослым не по годам, хотя, как он понял, играл роль малолетнего дурачка, который свято верит в то, что ему говорят.

От созерцания его оторвал приход «пожирателя лимонных долек». Альбус Дамблдор был неприятным человеком. Услышав о «неурядицах с представителями Азкабана», он еле сдержал смех. Долго же Корнелиусу придется искать лорда дементоров, особенно, когда тому не очень хочется возвращаться назад. Экриздис впервые повстречал директора Хогвартса, когда тот пришел навестить Геллерта Гриндевальда, несостоявшегося Темного лорда. Нужно бы отметить, что Себастьян в юношестве довольно часто развлекался не только с девушками, но и юношами, и не сомневался, что эти двое были далеко не «друзьями». Наблюдая со стороны, он вдруг отметил для себя, что мотив Дамблдора о «всеобщем благе» был таким же темным, как и у заключенного. Чрезмерный гуманизм мужчины постепенно превращался в одержимость. А фанатики способны совершить много зла во имя высшей благородной цели. К тому же, тот до жути напоминал ему отца. Истинного светлого мага, который не гнушался воспитывать своих детей с помощью боли. Старший Экриздис не раз прикладывал к нему руку, оставаясь для общества замечательным и любящим главой семейства. Следы его любви долго синели под одеждой, оставляя глубокие раны в душе. Именно у него, Себастьян научился искусству лицемерия…

Когда он вынырнул из воспоминаний, старик уже ушел. Поттер растерянно поджал губы, а после неожиданно улыбнулся.

– Ой, да ладно! Главное, что Сириус жив!

Мальчишка устало завалился спать. Мужчина не мог понять: дементоры чуть не прикончили его, а он радуется тому, что крестный выжил? Хотя побег того и привел к таким последствиям. Глупые человеческие чувства были единственной областью, где непревзойденный гений Экриздис потерпел фиаско. Возможно, наблюдая за этим Гарри, он сможет хоть немного в них разобраться. Себастьян застыл каменным изваянием над беспокойно метавшимся парнем.

– Что же тебе снится, Поттер?

Тихий шепот на мгновение прорезал тишину, царившую в лазарете. В комнате стало прохладно. Окно, напротив кровати, покрылось тонким слоем инея…

========== Часть 3 ==========

Гарри сидел за партой, лениво подпирая голову рукой. Профессор Макгонагалл читала заунывную лекцию о трансфигурации жидкостей. В качестве практической части сегодня все стойко пытались превратить воду в вино. Большинство учеников с восторгом махали палочками в надежде получить долгожданный напиток и, незаметно от преподавателя, продегустировать содержимое чаши.

– Гарри! Хватит витать в облаках! – рассержено прошипела подруга, толкая его в бок. Поттер обреченно вздохнул и сделал вид, что внимательно слушает. Он только неделю назад выписался из лазарета, и мадам Помфри строго приказала не использовать любое сложное колдовство. Теперь подросток с мученическим видом сидел на уроках, даже не пытаясь вникать в них. Но больше всего его удручало то, что ему запретили летать на метле. О квиддиче оставалось только мечтать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю