290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рапсодия бессмертного (СИ) » Текст книги (страница 14)
Рапсодия бессмертного (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Рапсодия бессмертного (СИ)"


Автор книги: Aysubado






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 15 страниц)

– И… как это сделать?

– Я не знаю, но Гермиона говорила, что близкого человека нужно понять и простить. Думая великая троица сама рассудит ваши поступки…

Прощать всегда было невыносимо трудно, и Гарри восхитился тем, как темный маг стойко выдавливал из себя заветные слова. Серые глаза старика посмотрели на него с немой благодарностью, и парень добродушно кивнул, принимая ее. Призрак рассеялся, оставив на ладони Экриздиса два кольца.

– Я не знал, что он его любил, – глаза Себастьяна блестели, и он аккуратно положил тому руку на плече. Сочувствие, поддержка и любовь – единственное утешение на которое был способен подросток и сейчас готов был вывернуться наизнанку лишь бы хоть немного облегчить боль любимого человека. Земля вновь предательски пошатнулась, и проход в склеп исчез в надвигающейся тьме, напоминая им, что их жизни все еще висят на тоненьком волоске. Мужчина, опомнившись, принялся выплетать замысловатое заклинание, а Поттер, неотрывно наблюдая за ним, вдруг понял, что его терзает один вопрос, на который лорд дементоров до сих пор так и не дал ответ.

– Когда я разорву магическую связь у нас будет буквально несколько секунд, чтобы добежать до выхода. Не успеем – останемся здесь навсегда.

– Себастьян?

– Мм?

– Почему ты пришел за мной? – вопрос нелепый на самом деле, но от того волнует его больше всего.

– А ты не мог найти другое время, чтобы спросить? Ты вновь витаешь в облаках, Гарри, и не концентрируешься на цели.

– Да, прости.

– Приготовься!

Вспышка угасающего заклинания озарила пространство, на мгновение явив им выход из тьмы. Они, не сговариваясь, рванули в сторону просвета в конце тоннеля, ощущая, как за их спинами начинают обрушиваться остатки созданной ментальной магией иллюзии. Один. Два. Три. Последний рывок и его руку крепко сжала теплая ладонь, принося с собой ощущение надежности и слепой веры в хороший итог. Одна связь беспощадно рвалась, но другая становилась только крепче… Им двоим пришло время выбирать…

========== Часть 12 ==========

Свет портала сменился полумраком. От столь резкого перемещения начало жутко мутить и он несколько раз торопливо сглотнул вязкую слюну, пытаясь убрать тошнотворный ком в горле. Перед глазами плыли какие-то цветные пятна, плавно преобразующиеся в человеческие силуэты. Приглушенные звуки доносились словно издалека, искаженные до неузнаваемости еще не до конца очнувшимся сознанием. Мерлин бы побрал эту ментальную магию! Настолько плохо парень чувствовал себя лишь однажды, когда впервые без подготовки аппарировал с Дамблдором в гости к профессору Слизнорту.

Зрение все никак не прояснялось. Похоже, он умудрился где-то потерять свои очки и окончательно превратился в слепого крота, который, при всем желании, не смог бы рассмотреть ничего дальше своего носа. Гарри устало вздохнул, мысленно посетовав на хроническую невезучесть, и все же попробовал подняться. Тело слушалось неохотно, но его, к удивлению, тут же аккуратно потянула на себя пара чьих-то сильных рук и знакомый голос спокойно произнес:

– Не спеши, Гарри. Ты еще не до конца пришел в себя.

– Себастьян? – спросил юноша, прищурившись, чтобы рассмотреть говорившего с ним человека. Ответом ему послужил короткий смешок и легкий щелчок по носу. Поттер отдернул голову и недовольно поджал губы: выискался тут шутник.

– Ты хотел видеть кого-то другого?

– Я даже тебя сейчас не вижу, – честно ответил он. Стоило ему с посторонней помощью подняться на ноги, как его молниеносно стиснули в крепких объятиях. «Я сейчас задохнусь!» – мысленно завопил парень, цепляясь руками за чью-то одежду. Похоже не светит ему смерть от Авады.

– Сохатик. Слава Мерлину, ты пришел в себя! Я так волновался!

– Задушишь… Сириус!

– Ой, прости. Как ты, Гарри? Что-то болит? Идти можешь?

– Не суетись. Я вроде еще живой, – по-доброму улыбнулся парень, забирая из рук крестного свои очки. Судя по согнутой дужке, придется в тысячный раз применять Репаро. Эта деталь его геройского образа всегда страдала больше всех остальных. Определенно срабатывал закон подлости.

– С возвращением, Поттер, – подал голос профессор, стоявший чуть поодаль от остальных. Все три мага выглядели измученными, и подросток почувствовал легкий укол совести за то, что заставил их хорошенько побегать ради его спасения. – Напугал ты нас на славу. Однако, если все закончили с выражением своей радости, спешу напомнить, что Дамблдор так просто этого не оставит. Как только он поймет, что его план провалился, то постарается достать нас из-под земли. Кому нужны свидетели? – все понимающе переглянулись между собой. Старый интриган определенно должен был ошиваться где-то неподалеку и по возможности вносить коррективы в свои планы по захвату власти в магической Британии. Никто не ожидал, что Поттеру с помощью лорда дементоров удастся не только выжить, но и вернуть себе контроль над сознанием. Ей-богу, неубиваемый.

– Я отправлю Патронус ребятам, чтобы они возвращались по домам. Сейчас старику до них нет никакого дела, а мы тем временем отправимся в Азкабан.

Светящийся олень опрометью выскочил из дому, попутно распугав мелкую нечисть, поселившуюся в заброшенном жилище. Нельзя было терять ни минуты. Себастьян подал ему руку, и он привычно протянул в ответ свою. Пространственная магия выдернула их из одного мрачного места и переместила в другое. Впереди виднелся черный силуэт Азкабана. Путники добрались до тюрьмы вместе с первыми лучами восходящего солнца и тут же занялись подготовкой к грядущей встрече с противником.

– Они, наверняка, заявятся сюда, – отметил Гарри, присаживаясь рядом с Экриздисом. Темный маг только закончил латать защитные чары над замком и теперь отдавал приказы дементорам. Все прекрасно понимали, что надолго задержать противника у них не получится, но даже несколько лишних минут могли помочь им выиграть немного времени. Профессор Снейп готовил необходимые зелья, пока Сириус выпускал на волю заключенных. Сам герой ощущал себя бесполезным и слонялся за остальными, постоянно предлагая свою помощь. Все старшие, без исключения, отправляли его отдохнуть в гостиную, на что парень не мог не обижаться. Не таким уж и слабым он был.

– Без сомнения. Поэтому я отдал приказ выпустить всех пленников из Азкабана.

– Благородно с твоей стороны позаботиться об узниках.

– Мне плевать на них, но если здесь завяжется битва, то они будут мешаться под ногами, – Поттер тяжело вздохнул. Он надеялся, что они смогут избежать очередной конфронтации со стариком, но неудача следовала за ним по пятам, постоянно подбрасывая новые каверзы. Подросток устал, хотелось подумать о чем-то приятном, о будущем, об одном конкретном человеке, чей оценивающий взгляд сейчас вынимал из него душу. Говорить там – в подсознании – в шаге от смерти, было легко, но в реальности все стало гораздо сложнее.

– Я хотел тебя спросить, Себастьян.

– О чем?

– Когда мы были в моем сознании, ты… – но договорить ему не дали, сигнальные чары вспыхнули тревожным красным огнем. Явились, как всегда не вовремя. Экриздис, поспешно подымаясь с места, с помощью ментальной связи приказал дементорам атаковать незваных гостей.

– Мы договорим с тобой потом, а сейчас живо в замок. И, Гарри, всегда держись рядом со мной.

Поттер ничего не ответил и молча последовал за мужчиной. Внутри их уже поджидали Сириус и Снейп с палочками на по готове. Какое-то непродолжительное время до них доносились приглушенные взрывы, которые в скорости затихли. Повисла напряженная тишина. Тяжелая дверь, повинуясь магии, внезапно отворилась и перед ними возникла знакомая фигура в длинном серебристом балахоне. Противникам удалось обезвредить дементоров, впрочем, старик был светлым боевым магом, так что ничего удивительного. В этот раз свита Дамблдора насчитывала человек тридцать общим счетом и явно была настроена агрессивно по отношению к ним. Парень перебирал в уме все знакомые ему заклинания, которые помогли бы справиться с таким большим численным перевесом. Бросив украдкой взгляд на мрачных преисполненных решимости союзников, он понял, что биться они будут не на жизнь, а на смерть. Поттер не мог допустить, чтобы близкие для него люди погибли, а потому вышел чуть вперед, привлекая к себе внимание старика.

– Какая встреча. Вижу, мой план все-таки провалился, Гарри? Нехорошо вышло, нехорошо. Должен признать, что я предусмотрел не все нюансы.

– Никак не успокоитесь? Признайте, что вы проиграли, профессор, и мы придумаем, как всем нам дальше быть. Образумьтесь пока еще можно все исправить!

– Неплохой вариант, мальчик мой, но нет. Я привык всегда побеждать и добиваться своей цели. И сейчас я близок к ней, как никогда. Впрочем, ты и так скоро сам все увидишь и даже посодействуешь мне.

– Выживший из ума старик! Только попробуй его тронуть! – зло прорычал Блэк, готовый наброситься на врага, если тот сделает хоть один шаг в сторону его крестника. Но Гарри не собирался отступать и настороженно наблюдал за Дамблдором, который периодически бросал прищуренные взгляды на Себастьяна. Темный маг предупредительно занял место рядом с ним, давая понять мракоборцам, что герой находится под его защитой. Директор Хогвартса задумчиво пригладил бороду и, видимо, что-то решив, махнул рукой, призывая своих последователей действовать.

– Может ли хоть кто-то внятно объяснить мне, что здесь происходит? – раздался в сводах замка недовольный голос, на который дружно повернулись все присутствующие. Люциус Малфой. Злой Люциус Малфой, сжимающий в своей руке письмо, окидывал собравшихся в Азкабане магов пристальным взглядом. Не получив желаемого ответа, тот, конечно же, отыскал глазами единственного возможного виновника всей этой неразберихи. – Я так и знал, мистер Поттер, что от вас будут одни проблемы! – начал мужчина свою гневную тираду и осекся, поймав на себе потемневший взгляд Себастьяна. Лорд дементоров явно находился в том расположении духа, когда готов был заавадить любого, кто косо посмотрит в его сторону. Парень аккуратно коснулся напряженного плеча и покачал головой.

– Все в порядке, Себастьян. У мистера Малфоя просто такая манера общения. Он взволнован тем, что его сын влез в какую-то передрягу и, похоже, не смог нормально объяснить в какую именно, так ведь? – аристократ молча кивнул, соглашаясь с его версией. Кучка Пожирателей, явившихся сюда вместе с ним, окидывали их напряженными взглядами, держа свои палочки на поготове. Видимо, Драко в письме расстарался. Значит, стоило ожидать еще гостей, которые действительно не заставили себя ждать. Семейство Уизли почти полным составом, Кингсли и некоторые люди из Министерства, а также прибывшие представители чистокровной магической знати, которых он до этого не видел, но много слышал о них. Компания собралась разношерстная и невозможно было предугадать, как все теперь обернется.

– Профессор Дамблдор, потрудитесь объяснить, что здесь происходит?

– Здесь творится история, Кингсли, но сейчас все вы мешаете мне.

– Как это понимать?!

– Хватит трепаться! – раздраженно выпалил высокий мракоборец с черными волосами, – Бомбарда Максимум!

– Ложись!

Взрывная волна пронеслась по залу, превращая роскошные гранитные фигуры в каменную крошку. Дышать из-за поднявшейся в воздух пыли стало сложно, да и видимость была ни к черту плохая. По ту сторону от него кто-то надрывно кашлял, стараясь прочистить дыхательные пути. Гарри внимательно прислушался в попытке определить, кто это друг или враг. Судя по изысканным ругательствам, последовавшим за кашлем, отца Драко нехило приложило об что-то твердое и теперь тот поминал всех нехорошими словами. Легкие порывы ветра разогнали пыль, и он только сейчас увидел, что в зале ведется ожесточенная борьба, в которую Поттер поспешил вмешаться.

– Брось, Дамблдор! В этот раз тебе не победить! – выкрикнул Сириус, запуская в одного из мракоборцев Петрификус. Вокруг плясали темные и светлые вспышки аппарирующих магов. Странно было видеть, что пожиратели смерти сражаются на их стороне, но сейчас все грани между тьмой и светом истончились и были размыты до серых невзрачных полутонов. Враги становились союзниками, а друзья – противниками. В глазах Гарри именно так выглядела настоящая война. Палочка содрогалась от выпускаемых из нее заклинаний. Древко нагрелось из-за переполнявшей его магии, которая метала цветные искры во все стороны. Колдовской резерв находился на грани истощения, но он упрямо атаковал врагов, численность которых постепенно таяла.

– Сдавайтесь, профессор, – они окружили оставшихся противников. Мракоборцы затравленно оглядывались по сторонам, надеясь улизнуть. Только старик по-прежнему сохранял спокойствие и, кажется, совсем не обращал внимание на то, что его фактически взяли в плен.

– Ох, мальчик мой, ты, правда, думаешь, что я явился бы сюда без козыря в рукаве?

– Мы уничтожили крестраж внутри Гарри – тебе больше не удастся воскресить темного лорда, – сухо произнес повелитель дементоров, возникая возле парня. Себастьян, как и обещал, не спускал с него глаз. Даже во время битвы он ощущал рядом с собой присутствие темного мага.

– Не удастся, – согласно кивнул старик и улыбнулся. Поттер напрягся, чувствуя, как внутри просыпается тревога. Он уже понял, что Дамблдор не умел играть честно, и эта легкая улыбка, больше напоминавшая насмешку, не сулила им ничего хорошего. – Но я вполне способен создать нового, более могущественного, чем предыдущий. И вы в этом мне поможете, лорд Экриздис! – директор Хогвартса неторопливо выудил из-под мантии странный амулет, по форме напоминавший глаз. Тонкий черный зрачок, застывший среди пламени иглой, внезапно перевел на него свой всепоглощающий взгляд. Шрам взорвался острой болью и парень попятился, прикладывая к нему руку.

– Гарри!

– Эта штуковина воздействует на разум? – спросил он, морщась от неприятного ощущения.

– Нет, она всего лишь отображает суть вещей и людей, мальчик мой, – подросток вздрогнул. Звучало дико и как-то неправдоподобно. Что хотел этим сказать «пожиратель лимонных долек»? Какую суть может показать этот глаз? Догадка осенила его внезапно и выбила твердую почву из-под ног Поттера: вся эта магия не действовала, как надо, на них, она была рассчитана только на Себастьяна!

– Вы не посмеете!

– Уже посмел. Боишься, что твой наставник окажется совсем не таким, как ты его представлял? Я пытался испытать его на тебе, но, увы, оплошал. Я совсем некстати позабыл, что среди вас есть темный маг, который слишком часто становился помехой на моем пути. Но теперь…Ostentationem entitatem!

Полупрозрачная аура волной прокатилась по залу, замыкая золотистый круг. Несколько минут ничего не происходило и собравшиеся маги неуверенно переглянулись между собой, не понимая в чем суть этого колдовства. Гарри с замиранием сердца наблюдал, как глаза Экриздиса вспыхнули синим пламенем, которое тут же полностью поглотила чернота. Дамблдор поднял амулет вверх, привлекая к себе взор лорда дементоров.

– Профессор, Сириус! Его нужно остановить! – первые заклинания почти одновременно полетели в сторону врага. Все, кто еще был способен стоять на ногах бросились в атаку. Краем глаза Поттер заметил, что, стоявший неподалеку старший Малфой, выругавшись, выпустил какое-то заковыристое заклятие в сторону мракоборца, попытавшегося обездвижить его. Видимо, пожиратели давно ждали того часа, когда смогут взять реванш у поборников света.

– Остолбеней! Петрификус Тоталус! – сыпалось со всех сторон. От вспышек рябило в глазах. Он попытался вмешаться в бой, но как не странно, его оттолкнул Люциус и сказал, что ему, как герою, стоит быть сейчас рядом с главной проблемой. Гарри бросил на него полный благодарности взгляд, и бросился к темному магу.

Не успел он преодолеть и половину дистанции, как синяя вспышка отшвырнула их, с силой припечатав и противников и союзников к каменным поверхностям замка. То тут, то там слышались болезненные стоны и сыпались смачные проклятия. Поттеру чудом удалось устоять на ногах – все же тренировки с Экриздисом не прошли даром. Дыхание сбилось, мышцы ныли от нечеловеческого усилия, казалось, что вот-вот и натянутые жилы разорвутся, из носа тонкой струйкой побежала кровь, пачкая подбородок. Круцио по ощущениям и рядом не стояло с заклинанием Себастьяна.

– Aguas tu ve in, – лился мелодичный голос лорда дементоров под сводами замка, призывая в его обитель тьму. На полу местами начали образовываться провалы, медленно наполнявшиеся инферальным голубым огнем. В воздухе потянуло могильным холодом, факелы погасли, лишая их единственного источника света. Статуи поворачивали свои головы и делали твердые шаги со своих пьедесталов, ведомые вселившимися в них тенями…

– Скорее применяйте Люмос и отступайте! Те, кто умеет призывать Патронус прикрывайте остальных! Ходу-ходу, живо! – скомандовал немолодой мракоборец, заслоняя щитом миссис Уизли. Кажется, до сторонников Дамблдора начинало доходить, в какую мутную историю втянул их чокнутый предводитель. Люди, подгоняемые паникой, поспешно покидали своды замка. Что-то кричал Сириус, мама Рона, кажется, плакала, и даже старший Малфой вставлял свои пять.

Было страшно, казалось, что он попал в какой-то из фильмов ужасов, которые обожал смотреть по ночам Дадли. Медленно, шаг за шагом юноша приближался к мужчине, игнорируя оклики близких ему людей.

– Ты опоздал, Гарри Поттер, – скрипучий голос раздался прямо над его головою. Ему с трудом удалось сдержаться, чтобы не посмотреть вверх. Наверное, он бы соврал, если бы сказал, что был к этому готов. Снова встретить ту тварь, которая пленила его сознание, Поттер не хотел, как и верить в то, что все было зря. Парень мог еще повернуть назад, но ведь там – у самого края – стоял Себастьян, который вот-вот должен был повторить свою ошибку из прошлого. Тьма нашептывала что-то мужчине на ухо, нежно обвивая того за шею.

– Себастьян! Не слушай ее! – крикнул Поттер, пробираясь по тонкой, осыпающейся под ногами дорожке. Пропасть кишела неупокоенными духами, которые протягивали к нему свои костлявые, изъеденные временем руки и голосили, ни на секунду не замолкая. Глаза мужчины лихорадочно блестели при свете пламени. Тьма манила его. Юноша с тоской понимал, что эта скользкая грань всегда будет привлекать Экриздиса. Как бы тот не старался измениться, как бы до этого не желал избавиться от проклятия – внутри Себастьяна всегда будет существовать крохотная червоточина, о которой ему придется помнить каждый день, проведенный рядом с ним. Каким бы прекрасным не казалось их общее будущее, но зависеть оно будет только от сделанного темным магом выбора. Пусть же теперь все рассудит Моргана и да поможет она им. Десяток загребущих рук обхватили его тело и потащили к себе, по-прежнему удерживая над пропастью.

– Отдай мне его и ни один человек в мире не будет могущественнее тебя! – прошептала черная фигура, расплываясь в ехидном белоснежном оскале. Экриздис чувствовал, как внутри борются две половины. Абсолютное могущество будоражило его кровь, как несколько бокалов отменного выдержанного вина. Хотелось взойти на сияющий пьедестал и занять свое место среди троицы великих магов. Увековечить свое имя в истории магической Британии и не только. Чтобы весь мир говорил о нем, боготворил его и боялся. Чтобы его почитали. Мужчина чувствовал, как безумство заволакивало сознание, дурманило его похлеще приворотного зелья, и погружало в сладострастную пучину от созерцания столь великолепного будущего в голове. Все нутро Себастьяна дрожало от предвкушения. Рука прикоснулась к гладкому металлу, пробежалась кончиками пальцев по вязи вырезанных символов и крепко обхватила заветный ободок. Тьма расплылась в жутком белоснежном оскале и прошелестела: «Молодец!».

На краю разомлевшего, удовлетворенного самим собой сознания, как настырная корнуэльская пикси, пульсировала тоненькая ниточка странных, не вписывающихся в атмосферу скорого триумфа, мыслей. Лорд дементоров дернул головой, в попытке избавиться от нее и неожиданно натолкнулся на молчаливый взгляд зеленых глаз. В них сквозила растерянность, злость и щепотка…разочарования, словно юношу больше всего заботил не тот факт, что его принесут в жертву, а то, что он – Себастьян – не оправдал какие-то нелепые детские надежды малолетнего героя. Духи, крепко удерживающие Гарри, противно завывали и ждали возможности утащить свою добычу на самое дно ада и, судя по всему, парень не собирался им препятствовать. Добро всегда отличалось слепой верой в хороший конец, но сегодня все закончится иначе. В одной руке зажата корона, в другой – ритуальный клинок, покрытый древней запекшейся кровью.

– Принеси его в жертву! Выбери могущество, Себастьян! – направляла его тьма. Экриздис прекрасно помнил, как это делается. Одно уверенное движение, даже силу прикладывать не нужно, но что-то, то и дело, останавливало его. Рука, готовая выполнить условие тьмы, несколько раз уверенно подымалась вверх и тут же опускалась, повинуясь несвойственному ему внутреннему порыву. Неужели за столь короткий период времени он стал чуточку душевнее, чем был до этого? Вздор! Стоит ли сохранять одну никчемную жизнь только ради того, чтобы убедить Моргану в том, что проклятый изменился? Нет, все-таки не стоит! А может, да? Собственная душа раскололась на две части, как грецкий орех. Память о последнем месяце жизни была слишком живая, радостная. Произошло столько хорошего, заставившего его душу проснуться от долгого сна. В нем что-то изменилось. Самую малость, почти не ощутимо. Он должен был принести в жертву Гарри. Должен был, но не хотел.

– Почему ты медлишь? Выбери могущество, Себастьян. Ты же сам говорил, что желаешь этого, – голос Поттера был твердым и холодным, с нотками беспристрастности. Парень, похоже, решил примерить на себя роль праведного судьи. Весьма слабая, хотя и достойная попытка.

– Думаешь, я не смогу это сделать?

– Я уверен, что сможешь. Только, не будешь ли ты жалеть потом о своем решении? – мужчина звучно расхохотался в ответ и сделал несколько уверенных шагов в сторону будущей жертвы. Поттер на его смех никак не отреагировал, словно тот его совсем не задевал. Где же делась твоя вспыльчивость, Гарри? – Считаешь, что сможешь подчинить тьму? Ты упорно не видишь, что это ты подчиняешься ей, а не она тебе.

Себастьян застыл рядом с парнем и пристально всмотрелся в малахитовые глаза. Так не должно было случиться.Это все страшный сон, который все никак не хотел заканчиваться. Перед ним был тот, кого он любил, кого оберегал и за кем готов был спуститься в ад. Гарри. Его Гарри Поттер, мальчик-который-всех-победил. Экриздис хотел, чтобы тьма замолчала, исчезла навсегда. Она здесь лишняя.

– Вспомни, ради чего ты проделал весь этот путь? Чтобы опять стать проклятым? Ты лжец, Себастьян, ты обещал мне, что мы поговорим сам-знаешь-о-чем, когда разберемся со всем этим, а что теперь? Если я больше ничего для тебя не значу, тогда не медли!

Экриздис ощутил, как внутри него взметнулась вверх яростная волна протеста. Духи протяжно завыли. В мгновение ока он, отбросив корону в сторону тени, схватил падающего в пропасть Гарри за руку и потянул на себя. Неестественный рев разнесся по залу и призванную тьму начало затягивать в гигантскую воронку. Мужчина крепче прижал к себе парня, наблюдая, как рушатся вековые стены замка. Неупокоенные души, освободившиеся от проклятия, устремились в небо, наконец-то, обретя долгожданную свободу.

Тюрьма осыпалась, по центру острова пошла глубокая расщелина, грозящаяся с минуты на минуту расколоть его напополам. Аппарировать в замке было опасно: не хватало еще захватить с собой кусок здания, который потом под собой их и похоронит.

– Нам нужно уходить отсюда! – попытался перекричать гул от разрушения Гарри. Вряд ли в этом грохоте можно было что-то услышать, но Себастьян внезапно потянул его за собой, прикрывая их со всех сторон щитами от падающих камней. Легкие горели от беспрерывного бега и клубов пыли, поднявшейся в воздух. Со стен вываливались полуистлевшие скелеты, принадлежавшие случайно забредшим сюда путникам, которые пали когда-то жертвами безумного темного мага. Теперь все останется в прошлом. Земля вибрировала под ногами, готовая в любой момент провалиться в морскую пучину, вместе с ними.

– Сюда! – скомандовал мужчина, ныряя в узкий проход. Поттер торопливо последовал за Себастьяном. Они выбежали на открытую площадку, которой еще не коснулись разрушения.

– Нужно аппарировать сейчас! Иначе нас утянет в водоворот!

Раздался хлопок. В мгновения ока замок исчез, и остров с громким всплеском втянуло под воду. Запоздалая вспышка аппарации выбросила их в незнакомом лесу. Гарри закряхтел, хорошенько приложившись спиной об землю. Рядом с ним приглушенно застонал Себастьян, которого постигла таже участь.

– Ты как?

– Кажется живой, – сдавленно пробормотал мужчина, приподымаясь на руках. Растрепанные волосы, испачканное в саже лицо и помятая одежда – от одного вида аристократа его пробило на безудержный смех. Темный маг поначалу такого веселья не разделял, но, понаблюдав за ним пару минут, тоже рассмеялся. Они хохотали, как сумасшедшие, сжимая друг друга в объятиях. У них все получилось! Можно было спокойно вздохнуть. Призраки прошлого были похоронены на морском дне вместе с Амеландом.

В лесу было тихо и прохладно. Они неспешно брели куда глаза глядят, обмениваясь шутками и колкостями. На душе впервые было так радостно и легко.

– Что будет теперь?

– Не знаю, для начала не мешало бы найти выход из этого леса.

– Я думал, что ты неплохо ориентируешься на местности. Сам я страдаю топографическим кретинизмом! – честно и немного смущенно признался Поттер. Экриздис насмешливо фыркнул, мол неудивительно. Обогнув его, тот внимательно пригляделся и бодрым шагом поспешил к каким-то кустарникам. Парень с улыбкой наблюдал за попыткой мужчины казаться неотразимым в его глазах.

– Смотри, там какая-то дорожка. Иди скорее сюда!

– Гарри, осторожно! Сзади! – закричал внезапно выбежавший из-за дерева Сириус, со всех ног бросаясь в сторону крестника, в которого уже летела Авада. Поттер в оцепенении наблюдал, как зеленый луч несется на него, и как на пути заклинания вырастает, подоспевший к нему первым Экриздис. Он на секунду забыл как дышать. Как же так! Ведь все было так…

– Нет! – Гарри, казалось, что его голос звучал везде, когда он увидел, как мужчина, сраженный магией, медленно заваливается на землю. У него ушло несколько секунд, чтобы опуститься рядом с ним, и в ярости запустить в Дамблдора ответное непростительное заклинание. Морщинистое лицо исказилось в злобной гримасе. Он ни секунды не сомневался, что директор увернется от Авады, но, похоже, не только герой захотел поквитаться с тем. Вторая зеленая вспышка подло ударила старику в спину. Ему было плевать, кто именно выпустил заклинание – теперь с Альбусом Дамблдором было покончено. Поттер дрожащими руками попытался найти пульс у лежавшего без каких-либо признаков жизни Себастьяна. Еле ощутимые удары под кончиками пальцев, заставили парня вздрогнуть.

Рядом с ними присел Снейп, который после короткой диагностики скомандовал:

– В Мунго! Живо.

Комментарий к Часть 12

До конца следующей недели выйдут две последние главы.

========== Часть 13 ==========

Гарри сидел у кровати Себастьяна сутками напролет, не обращая внимания на уговоры окружающих хоть немного отдохнуть. Его внешность никогда не была ослепительно-чарующей, но сейчас выглядел он откровенно ужасно: с бледной кожей, осунувшимся лицом и яркими синяками под глазами. Настроение по шкале до десяти стабильно ошивалось где-то на отметке «ноль», все чаще переходя в минус.

Когда, заявившийся в Мунго, Фадж потребовал, чтобы мальчик-который-выжил отправился с ним в Аврорат для дачи показаний, то он, бросив на него леденящий душу взгляд, процедил, что «если господин Министр не исчезнет с поля моего зрения на счет три, то Авада будет не самым страшным заклятием, которое я в вас брошу». Его темная аура, на секунду взметнувшаяся по комнате черным, как смоль, пламенем, заставила толстяка принять единственное верное решение, и тот поспешно ретировался «подальше от сумасшедших». Поттер и не отрицал, что последнее время медленно сходил с ума, не зная, как спасти Себастьяна.

Третью неделю, Гарри, словно верный пес, дежурил возле мужчины, не смыкая глаз, и глотал флаконами Укрепляющее зелье, которое почти не действовало на него. Снейп только недовольно мотал головой на все это и вместе с крестным уговаривал его хоть немного отдохнуть, потому что они беспокоятся. Парень прекрасно понимал их заботу и был благодарен им за это, но поделать с собой ничего не мог – стоило хоть на секунду прикрыть глаза, как перед взором возникало бледное безжизненное лицо Экриздиса. Спать он попросту не мог.

Блэк от безысходности все чаще злостно разглагольствовал о том, что бывший лорд дементоров не стоит подобных страданий, но осекся, увидев шальной взгляд крестника, который коротко и веско заявил: «Стоит!» Бродяга лишь обреченно вздохнул и, подойдя к больному, сказал, что «если ты умрешь и оставишь его одного – я найду тебя на том свете, и снова убью». Парень горько улыбнулся в ответ, стараясь не думать, что будет, если Экриздис действительно умрет. Он себе этого никогда не простит.

Целитель Сметвик, который каждый день приходил на осмотр и тщательно проводил диагностику состояния пациента, долгое время не решался начать с ним серьезный разговор. Пожилой мужчина утешающе положил ему руку на плечо и сказал, что шансы на то, что Себастьян выживет есть, но очень маленькие. Почти несущественные, все-таки от Авады еще никто, ну кроме самого Поттера, не спасался. И предупредил, что даже если тот очнется, то с большой вероятностью потеряет память и никого не вспомнит. Гарри, услышав столь неутешительные прогнозы, закусил губу изнутри, чтобы боль заглушила рвущиеся наружу всхлипы. Пусть не помнит, но только живет. Судьба всегда ставила его перед нелегким выбором. Целитель сочувственно покачал головой и ушел.

В палате царил уютный полумрак. Внезапно Поттер, так и не сомкнувший глаз после разговора с врачом, услыхал тихий вздох, раздавшийся со стороны кровати. Сначала он подумал, что ему показалось и это просто игры уставшего разума, но звук не только повторился, но и стал громче. Пары минут хватило, что подорваться с места и, чудом не задев ничего, встревоженно склониться над бывшим лордом дементоров. Сердце на мгновение замерло в груди, словно боялось сделать следующий удар.

Экриздис посмотрел на него сонными прищуренными глазами. Очнулся! Гарри ощутил, как его накрывает волной нереального облегчения, смешанного с горестным предвкушением. Что если мужчина его не помнит? Тогда произойдет крах всего.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю