290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рапсодия бессмертного (СИ) » Текст книги (страница 5)
Рапсодия бессмертного (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 08:30

Текст книги "Рапсодия бессмертного (СИ)"


Автор книги: Aysubado






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 15 страниц)

Экриздис был уверен, что план провалится. Нет, составили они его грамотно, с учетом всех обстоятельств, вот только… «Пожиратель лимонных долек» не был так прост. За видом добродушного старика скрывался тот еще интриган и манипулятор. Как не прискорбно, но у них было одно слабое звено – Гарри. За мальчишкой следили, вот только мужчина не мог понять, как именно. Следящие чары, которые он наложил на того, работали исправно, указывая на место расположения молодого героя. Но внутри Поттера был какой-то осколок, источающий темную ауру, и поместили его внутрь того явно насильно. Именно он притягивал к подростку неприятности и темных существ, застрявший, словно заноза, в душе. Когда Снейп и мальчишка не явились в обусловленное время, Себастьян понял, что план полетел к чертям собачьим. За такие мысли, покойная бабушка вымыла бы ему рот с мылом, но слава Мерлину, ее здесь не было.

Вовремя подоспевший дементор, еле успел отвести палочку от парня. Внутри неожиданно вспыхнула злость, и он начал бросаться магией в старого недоноска, одетого в очередную экстравагантную мантию. Их заклинания разносили помещение вдребезги, и мужчина почувствовал, как его охватывает давно остывший азарт. Магические формулы становились более серьёзными, но противник явно не собирался сдаваться. Кровожадность застилала разум. Хотелось растоптать этого Дамблдора и поставить на колени для удовлетворения собственного эго.

Он упивался боем, когда его внезапно окликнули. Мальчик-который-выжил…ждал его? Эмоции неожиданно схлынули, оставив вместо себя удивление. Пространственное заклинание, всплывшее в голове, заставило старика застыть во времени. По правде говоря, он просто захотел покрасоваться перед пареньком. Тот, по всей видимости, очень вдохновился зрелищем.

Себастьян мог бы перемещаться намного быстрее, но Поттер и так бежал на пределе своих сил. И мужчину это поражало. Мальчишка не ныл и не жаловался. Хотя сам он вряд ли догадывался, что «любимый директор» нежно приложил его Круциатосом. Выглядел юноша не очень, но тот только молча стискивал зубы и двигался дальше.

Снейп с остальными детишками уже были на месте. И почему их неожиданно стало больше? Темный костлявый фестрал покорно подчинился его воли, и он пристроился у него на спине. Лорду дементоров было интересно, поедет ли парень с ним или напроситься к профессору? Чужая рука решительно ухватилась за его протянутую конечность. Гарри оказался сидящим на лошади перед ним. Ощущение тепла чужого тела отозвалось чем-то давно позабытым внутри. Повинуясь внутреннему порыву, он резко придвинулся ближе ко второму всаднику и обхватил руками, замыкая того в своеобразные объятия. Когда мужчина дёрнул поводья, животное послушно рвануло с места, унося их в дебри леса.

Когда-то подобным образом, Экриздис катал Адриана. Его одногодка, забавный паренек с огненно-рыжими кудрями, голубыми глазами и веснушками. Тот переехал со своей бабушкой в Британию, когда ему исполнилось шестнадцать лет. Себастьян, сперва с презрением отнесся к новому соседу. Глупый, постоянно улыбается…дурачок и только. Он наследник древнего рода, умный, начитанный, богатый – не ровня какому-то оборванцу. Так продолжалось довольно долго, пока однажды они случайно не столкнулись с ним на поляне в лесу. Он часто любил читать книги в тени старого дуба, там, где никто не мог помешать ему. Рыжее недоразумение, внезапно появилось перед ним, вытаращив на него свои голубые глаза. Себастьян презрительно скривил губы, собираясь сказать какую-то колкость, но тот вдруг, улыбнувшись, протянул ему маргаритку. На вопрос «зачем», паренек ответил «потому что ты красивый». Сейчас мужчина и сам не знал, почему в тот день взял цветок. Они с Адрианом стали неразлучны: с утра и до вечера молодые люди проводили время в компании друг друга. Дружеский интерес постепенно сменился романтическим. И вскоре они стали любовниками. Экриздис тогда впервые осознал, что его больше привлекают юноши, нежели девушки. Это знание не показалось ему каким-то странным или мерзким. Идиллия в отношениях длилась полгода, пока об этом не узнал отец. Тот случайно застал их целующимися в беседке. После очередного «урока воспитания» долго саднили ребра, и он с трудом вставал с кровати. Но гораздо больнее было в душе… Старик сделал все возможное, чтобы избавиться от «друга» сына… Больше Адриана Себастьян никогда не видел… После этого череда пассий и симпатий сменяла лица, но в его душе ни для кого из них не было места.

Магический купол закрыл им проход. Мужчина вскинул горящий взор на стену и зло выкрикнул заклинание. Образовавшейся бреши было достаточно для побега. Все участники мероприятия поспешно перебрались на другую сторону. Гарри стоял на страже, пока остальные не будут в безопасности. В их компании Снейп считал себя лидером, Экриздис оставлял место командира за собой, а Поттер плевал на них обоих, одним махом разрушая все их планы. Дементор с досадой наблюдал, как того хватает какой-то ублюдок. Он уже собрался спуститься к тому, но парень категорически отказался от помощи. Руки чесались приложить одноглазого прицельным заклинанием, но Себастьян понимал, что мальчишке не хватает практики и ему пришлось сдерживать себя. Неожиданно объявился еще один беглец. Белобрысый паренек отвлек на себя громилу, хотя и пострадал, напоровшись на торчащий сук.

Зачем тянуть эту обузу с собой? Похоже ответ на этот вопрос известен только одному Поттеру. Неохотно втягивая подбитого подростка, он закипал от злости. Мальчишка подбирает сирых и убогих, как слепых котят из жалости. Насколько он помнил, этот слизеринец не раз подставлял героя, причиняя тому конкретные неудобства. Экриздис без угрызений совести бросил бы врага, в назидание за все сделанное…

– Я – не ты! Если так хотелось, то мог и меня там оставить, ведь реально я тоже обуза. Но ты не сделал этого! Знаешь в чем разница между нами? Ты нянчишься со мной исключительно из-за сделки, а я помог Малфою просто так, потому что не умею бросать других в беде. И все.

Мог. Действительно мог. И сделал бы это, не раздумывая, при других обстоятельствах. Но шанс встретить такой объект для исследований после этого равнялся бы нулю. Себастьян в глубине своей черной души был уверен, что Поттер единственный, кто способен снять его проклятие. Как тот это сделает, он не знал. В последний раз чувство раскаяния Экриздис испытывал в детстве, когда балуясь разбил мамину любимую вазу. Отец на это раздраженно закатил глаза и со злостью процедил, что «только у такой клуши, как она, мог родиться такой несносный ребенок». Мама тогда бережно прижала его к себе, молча вынося все оскорбления. Когда мужчина ушел, она тихо заплакала у окна, а он пытался ее утешить, обещая больше никогда ничего не бить. Наверное, Элизабет Экриздис была единственным человеком в этом мире, который действительно его любил. Но мама была слишком слабохарактерной, чтобы противостоять деспотичному отцу… Жаль.

Мальчишка попросил у него прощение, чем окончательно удивил. Признавать свои ошибки мужчина не умел, считая свое мнение едино правильным. Поттер выглядел устало. Мокрые встрепанные волосы, лихорадочный румянец из-за побега на щеках, резко контрастирующий с бледностью лица. Завершали весь этот образ огромные зеленые глаза, которые виновато смотрели на него – чудо, да и только. Он неожиданно подумал, что тот превосходно смотрелся бы на каком-нибудь балу в 15 веке. В голове вертелась нелепая мысль: « А парень весьма симпатичный!», но в тоже время в реальности их разговор нагло перебили. Каждый из детишек норовил представиться, и Себастьян впервые был рад, что капюшон надежно скрывает его раздраженное лицо. Но вспомнив, что воспитание он получил от лучших учителей манер, дементор решил проявить вежливость. Ему было все равно, как звали этих людей – единственный человек, который вызывал в нем интерес, стоял рядом с ним, спрятав руки в карманы, и, кажется, разделял его чувство досады. Остальные, казались, здесь и сейчас лишними.

– Откуда у тебя эта штука на голове?

Вопрос застал Экриздиса врасплох. Корона Повелителя тьмы – древний артефакт, который он получил, принеся на алтарь мрака не одну невинную жертву. Омытая кровью, та служила доказательством могущества и власти темного мага. Дементоры и прочие существа, отмеченные тьмой, склоняли перед ним голову, подчиняясь приказам. Но корона так же была и вечным напоминанием о его проклятии. В момент, когда он надел ее на голову, Моргана, без суда, вынесла ему свой приговор. Но говорить об этом Гарри лорд не хотел, в конце концов, между ними нет еще ни грамма доверия. Мальчишка не спешил открыть ему свою душу, да и он сам не был готов рассказать о своем темном прошлом.

– Мы сегодня гадали на Прорицании с помощью зеркал…

Серьёзно? Себастьяну захотелось рассмеяться в голос. Гадалки и предсказатели, которые часто забавляли знать на приемах, все как один твердили ему о счастливом будущем. Он будет любить и будет любим, разделив свое сердце с одним человеком на всю жизнь. Такая судьба возможно и прельщала глупых и наивных юношей и девушек, но явно была ему не по вкусу. Экриздис не верил в существование любви до гроба. Его больше привлекало могущество и власть, чем наличие рядом другого человека. К тому же эти речи были шаблонами, которые говорили всем. В его случае они точно не сбылись…

– Я видел в отражении какого-то мужчину. Пепельные волосы, собранные в хвост, почти черные глаза, старомодный бархатный костюм и точно такая же корона на голове… Ты с ним случайно не знаком?

Дементору показалось, что давно остывшее сердце в груди пропустило удар. Себастьян знал одного единственного человека, который подходил под описание… И это, он сам! Любимый костюм подарила ему мама, в честь Рождества. Портной, приехавший накануне праздника, чтобы снять мерки для ее платья, привез с собой новые образцы тканей. Среди них был и чисто черный мягкий бархат. Женщина внимательно окинула его взглядом и, улыбнувшись, посмотрела на сына. Спустя неделю, в красивой коробке вместе с бальным платьем, ему привезли костюм. Камзол был украшен золотыми вензелями и такого же цвета пуговицами. Простые черные брюки и высокие сапоги из нубука. Когда он вошел в гостиную, мама радостно запорхала вокруг него, одетого в новую одежду. Перед праздничным приемом, она, отпустив служанку, сама расчесала ему волосы и собрала в хвост с помощью атласной ленты. Себастьян любил, когда мама пропускала его пепельные пряди через свои пальцы. Ей единственной было позволено это делать…

– И кто он, если не секрет?

– Я…

Слова дались ему с трудом. Дементор многое отдал бы, чтобы посмотреть на свое настоящее человеческое отражение. С момента своего проклятия, он никогда не подходил к зеркалам. Но честь лицезреть его облик выпала Поттеру. И почему, собственно говоря, именно ему? Возможно, они действительно предназначены друг другу судьбой… Стоит признать, что хроническое невезение мальчишки и тут не подкачало. Экриздис никому бы не посоветовал связываться с ним. Парень, вынырнув из портала, посмотрел на него неверящим взглядом. «Да, Гарри, я бы тоже не смог бы сопоставить «это» с тем, кого ты видел в зеркале» – невольно подумал он. Видимо тот решил, что мужчина опять остроумничает. Себастьян и рад бы пошутить, но не в этом случае. Обличье злого духа явно никому не принесло бы веселья. Поттер обводил его задумчивым взглядом снизу вверх. Скорее всего, ему было трудно осознать, что увиденный им незнакомец может быть жутким дементором. Вопросов мальчишки Экриздису точно не избежать…

Над человеческим поселением вился дым. Светало. Пробудившиеся жители начинали топить печи. Тем утром в деревню пришло шестеро людей и одно, закутанное в плащ, существо…

========== Часть 6 ==========

Деревня встретила их тишиной, которую периодически разбавляли крики петухов. Маленькие узенькие улочки были выложены каменкой. Через полукруглый мост протекала крохотная речушка. Жители лениво открывали ставни, и с интересом рассматривали неожиданных гостей в столь ранний час. Поселение было небольшим и уютным. Гарри с восторгом осматривал аккуратные кирпичные домики, крыши которых были укрыты старинной глиняной черепицей. Они ютились друг возле друга так, что сложно было понять, где начинается один, а где заканчивается второй. Возле каждого здания находились палисадники, засаженные гиацинтами и фруктовыми деревьями, на которых уже начали распускаться почки. Кое-где проклевывалась молодая трава, разбавляя черное полотно земли своей зеленью. Люди, спешившие с утра по своим делам, радушно приветствовали путников, и парень не мог не ответить им тем же. Поттер невольно задумался о том, что он с радостью поселился бы в таком месте. Купил бы просторный дом, и засадил участок перед ним виноградом и лилиями… Простота такой жизни не могла не привлекать.

Но несмотря на душевную идиллию от созерцания красоты, один червячок настойчиво продолжал грызть его изнутри… Рядом с ним, незримой для магглов тенью, двигался Себастьян, и только Мерлину известно, сколько усилий он потратил, чтобы не бросать на того заинтересованные взгляды… Тысяча вопросов вертелась на языке, но спросить парень тогда ничего не успел. Снейпу надоело их ждать, и тот громко заявил, что «когда они доберутся до Азкабана, то смогут вдоволь намиловаться друг другом». Он ощутил, как щеки начали гореть от стыда. Ему хотелось провалиться сквозь землю, и подросток тысячу раз пожалел о том, что втянул зельевара в эту авантюру. Ребята, после слов профессора, непонимающе уставились на них с Экриздисом, и юноша, вздохнув, поспешил к ним. В голове у него до сих пор не укладывалось, как тот, без сомнения, красивый мужчина в зеркале докатился до жизни в обличии дементора. «За убийство людей…» – услужливо напомнило сознание. Но сколько нужно было убить, чтобы, в прямом смысле, перестать быть человеком? Сейчас Гарри весьма сожалел, что слишком мало знал о магическом мире. Лорд был прав, говоря, что его познания весьма скудные. В отличие от Гермионы, он никогда не брал дополнительных заданий и, увы, был нечастым гостем в библиотеке. Пребывая в раздумьях, парень не обращал внимания на то, что кто-то тайно наблюдает за ним.

Деревня неожиданно закончилась, переходя в широкую степь. Вдалеке виднелись одинокие деревья и скалы. Снейп вывел их на небольшую полянку, надежно скрытую кустами можжевельника. По другую сторону от нее пролегли болота, на которых еще остались прошлогодние побеги камыша. Путники устало расположились на поваленном дереве, которое, по всей видимости, принесли сюда местные жители. Рядышком с ним виднелся и след от костра.

– Нам нужно выбрать время и место для аппарации, – произнес зельевар, доставая карту из кармана. Никто из их компании никогда раньше здесь не был, потому они абсолютно не ориентировались на местности.

– Почему мы не аппарировали из Хогвартса? – поморщившись, спросил Малфой. Видимо пешие прогулки для слизеринского «принца» были в новинку. Но нужно отдать должное, хорек не ныл и не возмущался, молча переставляя ноги.

– Ну, во-первых, Азкабан защищен силовой магией, и переместиться туда без приглашения невозможно! – ответил профессор, недовольно посмотрев на крестника. Гарри подозревал, что мужчина до сих пор злился на того. – Во-вторых, если бы мы так сделали – нас тут же отследили бы по магическому следу.

– Тогда у меня вопрос, а как мы туда доберемся? – неожиданно раздался голос Гермионы. Девушка окинула всех присутствующих задумчивым взглядом. – Насколько мне известно, больше двух человек за раз переместить нельзя…

– Мы не рассчитывали на то, что нас неожиданно станет больше, – мрачно изрек Снейп, отрывая взгляд от карты. – Все вопросы к мистеру Поттеру!

– Эй, я тут не причем! – недовольно пробурчал он в ответ. Сейчас все как всегда свалят на него.– Себастьян существует какой-то способ переместить нас в Азкабан всех разом?

– Пространственная телепортация, – коротко ответил тот. Гарри, к своему стыду, не знал, что это такое и с чем его едят. Спросить он не решился – выставлять себя полным идиотом перед друзьями не хотелось. – Весьма затратное заклинание, в плане подготовки и энергии, но в нашем случае это единственный доступный вариант.

– Тогда нужно добраться вон до тех скал. Там мы точно не станем привлекать к себе внимание магглов, – коротко ответил зельевар, подымаясь на ноги и пряча пергамент в карман мантии. – Выдвигаемся.

Ребята поспешно собрались и нацепили на себя рюкзаки. Профессор и Себастьян шли впереди, обсуждая что-то свое. Гарри, неожиданно для самого себя, впервые за время побега оказался в компании друзей.

– Да… Не о таком я мечтала, нарушая школьные правила! – весело протянула Гермиона, пристраиваясь рядом с ним и подхватывая под руку. – Гарри, расскажи, наконец-то, в чем цель нашего мероприятия?

– Мы направляемся в Азкабан, чтобы вытащить оттуда Сириуса, – коротко ответил Поттер. На самом деле, в глубине души, он не очень был рад присутствию друзей. Парень и сам не был уверен, выгорит их дело или нет. А ребят в дальнейшем могут ждать серьёзные передряги.

– Гениальный план, – язвительно выплюнул Малфой, поправляя ремень на плече. Подросток бросил на него недовольный взгляд, тот ответил ему тем же.

– Что тебе не нравится, Хорек? – Рон всегда реагировал на слизеринца, как бык на красную тряпку. И сейчас друг яростно сжимал кулаки, в предвкушении драки.

– Потому что только такому тупице, как ты, Уизли, он кажется хорошим, – презрительно ответил Драко. – Вытащить то вы его, с помощью этого лорда, сможете, а дальше что? Министерство вряд ли обрадуется такому раскладу и сделает все возможное, чтобы вернуть Блэка назад. Геморрой теперь нам обеспечен.

Парень задумался. Как не было бы досадно, но белобрысый прав. Когда Сириус окажется на свободе, то все начнут охоту на них. Скорее всего, им с крестным придётся исчезнуть из страны. Но вот что делать с ребятами и Снейпом? Последнему не повезло больше всех: Дамблдор – с одной стороны, Волан-де-Морт – с другой. Малфои и Уизли могут попасть под трибунал за пособничество. Но ведь еще и Себастьян… Вряд ли ему смогут причинить вред, но ведь и у него есть слабое место…наверное.

– Я тебя с собой не звал, – протянул подросток, вспомнив, что так и не ответил слизеринцу. – Я вообще не понимаю, зачем вы за нами увязались?

– Гарри Поттер, да у тебя на лбу было написано «Я что-то замышляю». Если ты не помнишь, то мы были на суде и видели то, что там происходило, – как всегда зачитала нравоучительную лекцию Гермиона. – Сколько я тебя знаю, ты никогда так просто не сдаешься. А потом ты начал пропадать по ночам, и я боялась, что ты наделаешь глупостей. Мы с Роном следили за тобой в ту ночь, а потом…сам знаешь.

– Ясно, – похоже, не быть ему шпионом. Он настолько погрузился в подготовку к побегу, что абсолютно позабыл об осторожности. Скорее всего, директор тоже это заметил. – С вами понятно, а ты что здесь забыл, Малфой?

– Я пошёл вечером к крестному. Но тот буквально выскочил передо мной и чертыхаясь побежал куда-то. – Неохотно ответил тот. «Ну, прямо чудесное стечение обстоятельств!» – скептически подумал Поттер. – Ну, я и пошёл за ним, все равно делать нечего было. А там, в Главном зале, Дамблдор тебя и Северуса Круциатосом приложил. Я понял, что дело плохо. Хотел уже отца вызвать, когда появился тот дементор. Они начали с директором драться, а вы побежали, ну я и последовал за вами. Мне даже пришлось уговаривать фестрала, чтобы отвез меня.

– Вы хоть понимаете во что вмешались? – иронично спросил юноша. Любопытство – жуткая вещь. Хорек и Гермиона кивнули, а Рон помотал головой. Наблюдая за ними, подросток невольно улыбнулся.

– Мы-то да, а вот как ты умудрился втянуть в это дементора? – неуверенно протянул Драко, бросая на него заинтересованный взгляд. Рассказывать о Себастьяне он не собирался. Парень лукаво улыбнулся и пожал плечами, чем вызвал нескрываемую досаду у друзей.

Они болтали о пустяках всю дорогу. Слизеринский «принц», на удивление, оказался весьма неплохим собеседником. И даже Рон заявил, что тот «нормальный чувак». Снейп и Экриздис уверенно пробирались по скалистой местности, и Гарри не сразу заметил, что последний периодически поворачивал голову в его сторону. Стараясь не обращать на это внимание, парень, помогая взбираться подруге, попутно осматривал окружающую местность. Невысокие каменные валы, поросшие мхами, чередовались с одинокими соснами и дубами. Прохладный ветер неприятно обжигал лицо, но они проворно продолжали пробираться дальше. Профессор остановился на одной из равнин, и вопросительно взглянул на лорда. Тот коротко кивнул.

Пространственная телепортация требовала начертания магической печати. Под чутким руководством дементора все, без исключения, принялись с помощью палочек старательно выводить незнакомые символы. В какой-то момент парень отвлекся на крик ястреба, который пролетел над ними в небе, но тут же почувствовал, что кто-то схватил его за руку. (Хорошо, хоть подзатыльник не дал)

– Для тебя, как я успел понять, не существует понятия «концентрация», Гарри, – иронично произнесли ему на ухо, и направили палочку на другой участок круга. – Если будешь отвлекаться, то отправишь всех не в Азкабан, а к инферналам в ад.

– А какая разница между ними и дементорами? – пытаясь сосредоточить внимание на магии, спросил подросток. Экриздис, по его мнению, сейчас скорее мешал, чем помогал. Поттер уже давно заметил, что стоит тому появиться в поле зрения, как он тут же переключал все свое внимание на маячившую черную тень.

– Большая. Инферналы – это ожившие трупы, которые питаются человеческой плотью, а дементоры – неупокоенные духи, рацион которых ты и сам знаешь, – сообщил ему Себастьян, и к его досаде, отпустил руку. – Сосредоточься, Гарри.

Печать была готова. Выглядела она внушительно. Основу составлял большой круг, щедро расчерченный письменами, внутрь которого был вписан шестиугольник. В его центре находилась звезда Давида, в каждом углу которой разместилось по одной сфере. Каждый из них должен был занять отведенное место, чтобы телепортироваться. Все неуверенно переглянулись между собой. Профессор заявил, что «мы и так задержались, нужно поторапливаться». Под его недовольным взглядом ребята осторожно ступили на территорию магического круга, и разместились в специальных участках. Зельевар удовлетворительно кивнул и вопросительно посмотрел на него. Парень уже подошёл к границе, когда…

– Задержать их! – выкрикнул знакомый голос и швырнул в Снейпа заклинанием. Одноглазый мракоборец на этот раз был не один. Подросток рывком достал палочку и запустил Остолбенеем в какую-то рыжую девушку. Экриздис одним взмахом уложил троих противников с помощью своего темного искусства.

– Нужно уходить! – выкрикнул юноша, прикрываясь щитом от очередного заклятия. Ребята, побросали вещи на пол, и тоже собирались вступить в бой…

– Адеско Файер! – резко выпалил кто-то, и Гарри в ужасе наблюдал, как проявляется чужая магия, полыхнув неестественным светом. Всех, кто находился на равнине, на время ослепило.

– Тесеус – ты идиот! Всех приказано взять живыми! – яростно выкрикнул громила с повязкой, приходя в себя. Бой продолжился.

Адское пламя попало на границу круга для телепортации, и, встретив магическую преграду, подожгло его. Он с паникой осознавал, что Рон, Гермиона и Малфой, которые находились там все это время, оказались внутри ловушки. Его самого в последний момент оттащил назад Себастьян, крепко перехватив рукой под грудью. Снейп пытался отбиваться от троих мракоборцев, которые яростно сыпали заклинаниями.

– Нам нужно им помочь, – завопил Поттер, силясь рассмотреть хоть что-то сквозь бушующее пламя. Оно было слишком плотным, и глаза от непривычки неприятно жгло. В противовес жару от заклятья, от чужой конечности веяло резкой прохладой.

– Нет времени, нужно уходить, – ответил хриплым голосом дементор, в попытке тащить его за собой. Подросток упирался со всей силы, невзирая на то, что Экриздис был крупнее.

– Они мои друзья! – пытаясь ударить удерживающего его лорда локтем, процедил парень. Тот, кажется, намертво прикипел к нему, не обращая внимания на сопротивление. – Мы должны их спасти!

– Мы? Они для меня ничто! К тому же по уговору – я должен защищать тебя и Снейпа, остальные там не числятся, – с досадой произнес тот, запуская заклинание в противников зельевара: двое выбыло. – Не глупи, Гарри, я смогу аппарировать вас двоих в Азкабан.

– О чем ты вообще говоришь! – ошарашенно вскрикнул он. Чужие прикосновения казались мерзкими, впрочем, как и слова. – Да отпусти ты меня!

Подросток с огромным усилием вырвался из хватки дементора и, минуя оставшегося противника, ринулся к друзьям. Те, похоже, пребывали в бессознательном состоянии, так как не отвечали на его зов. Поттеру ничего не оставалось, как выбить брешь в огне с помощью водяной струи. Образовавшегося прохода хватило, чтобы он, не жалея себя, вытаскивал ребят через него наружу. Адская магия нещадно обжигала открытые участки кожи, глаза слезились от напряжения. Прямо над его головой бушевало пламя, сзади раздавались чьи-то крики, но ему было все равно. Последним он вытащил Малфоя, который, к его нескрываемой радости, что-то бормотал о «тупых гриффиндорцах».

Замешкавшись, парень не успел вовремя отодвинуть руки и адское пламя, не сдерживаемое заклинанием, упало прямо на них. Невыносимая боль мгновенно заполнила тело, вышибая все мысли из головы. Гарри, закусивший губу до крови, чтобы не закричать, сквозь мутную пелену увидел перепуганное лицо Снейпа. Тот, наконец-то, оглушил одноглазого громилу и поспешил прийти к нему на помощь. В следующую секунду, кто-то стремительно схватил его за пылающие, в прямом смысле, ладони. Пламя медленно затухало, под действием какой-то неизвестной магии. Себастьян… Парень нервно сглотнул, ощущая металлический привкус во рту, и посмотрел на свои неестественно красные руки, на которых появлялись волдыри. В голове неожиданно стало пусто, звуки затихли, и на периферии ускользающего сознания ему показалось, что кто-то кричит «Гарри». Последнее что он помнил, как чьи-то конечности подхватывает его обмякшее тело, а затем резко наступает темнота…

Пробуждение было неприятным. Его знобило то ли от пережитого стресса, то ли от лежания на влажной холодной земле. Руки при каждом движении отдавали нереальной болью, и он старался не смотреть на них. Чуть в стороне лежали друзья, закутанные в наколдованные пледы. Профессор сидел на поваленном дереве и смешивал какие-то ингредиенты. Вид у него был измученный, видимо мракоборцам удалось не раз задеть его. Сейчас ему явно не хватало лишней пары рук. Кое-как поднявшись, стараясь не опираться на ладони, он поспешил к тому.

– Я помогу, – хриплым голосом сказал парень, придерживая колбы с зельями, которые все время норовили съехать. Сейчас подросток понимал, зачем Снейпу понадобилось столько запасов.

– Тебе бы полежать… Гарри, – удивленно ответил тот, окидывая его внимательным взглядом. Наверное, вид у него был не очень, потому что профессор поджал губы и отвел глаза.

– Как они? – наблюдая за уверенными действиями мужчины, спросил он. Его всегда поражало мастерство учителя, который колдовал в классе над котлами.

– Магическое истощение. Они пытались сдержать пламя заклинаниями. – Неохотно произнес зельевар, доставая из сумки еще и банки с мазями. – Я должен поблагодарить тебя…за Драко.

– Не стоит. Вы бы поступили также, – помотав головой, прошептал юноша. Воспоминания об разговоре с дементором эхом отозвались в голове. Они для него все «ничто». Гарри внезапно остро осознал, что зря затеял все это. Друзья пострадали из-за его самоуверенности и неосторожности. Нужно было сразу отговорить их от участия. Он глупо понадеялся на то, что Экриздис поможет им, но тот видимо и не собирался этого делать. Сделка – единственное, что имело для лорда значимость, а ему просто повезло (или нет?) быть ее частью…

– Ты не поможешь мне перевязать их раны? – из раздумий его вывел голос Снейпа, который к тому времени уже склонился над Гермионой. Поттер кивнул и принялся осторожно окунать полоски ткани в зелье. Тот, после осмотра, заявил, что состояние у них стабильное, и это не могло не радовать подростка.

Когда с перевязкой было покончено, парень устало опустился на землю, привалившись спиной к дереву. Последние события вымотали его не только физически, но и морально. Профессор, пристально осмотрев результаты своей работы, подошел к нему.

– Поттер! Это конечно не мое дело, но я бы на ваш…твоем месте не доверял этому лорду Экриздису. – Серьёзно произнес Снейп, смачивая плотный бинт в заживляющей мази. Приятный ментоловый холод немного унял боль, а обожженные руки постепенно приобретали более нормальный цвет. Гарри облегченно выдохнул.

– Я ему и не доверяю, но без его помощи в Азкабан нам не попасть, – устало ответил юноша, наблюдая за манипуляциями зельевара. Возится с ним как…отец. – Вы слышали наш разговор?

– Да. Вы переговаривались слишком громко, – произнес мужчина, тщательно перематывая его конечности бинтами. Он реально ходячее невезение и это тому доказательство. – Что тебя с ним связывает?

– Сделка. Магическая сделка. – Неохотно сказал подросток. Распинаться перед Снейпом о клятве не хотелось, да и вряд ли тот сможет понять мотивы его поступка. Он подписался на весьма сомнительные условия договора, но, увы, забыл, что дементор попросту истолкует их по-своему. Его обставили вокруг пальца, как наивного дурачка.

– Не думаю, что Блэк обрадуется, когда узнает, что ты связался с лордом дементоров, – поморщившись и устраиваясь рядом под деревом, отметил тот.

– Я знаю. Профессор, он ведь раньше был человеком, – переведя взгляд на собеседника, произнес Поттер. – Что нужно сделать, чтобы стать вот таким?

Снейп задумчиво потер подбородок. Он несколько минут бездумно смотрел куда-то в землю, будто стараясь что-то вспомнить. Напряженное лицо неожиданно расправилось – похоже, того осенила догадка.

– Проклятие Морганы, – коротко выдохнул мужчина.

– И что это такое? – с неприкрытым интересом спросил парень, и выжидающе посмотрел на сидящего рядом.

– Я не знаю всех подробностей, но в магическом мире оно считается самым страшным наказанием. – Настойчиво смотря куда-то вдаль, сказал зельевар. – Все Темные Лорды были по-своему прокляты. Не лез бы ты в это, Гарри… Пора будить остальных.

Юноша проводил того взглядом. Мысли не давали ему покоя. То, что Себастьян далеко не праведный человек, он понял уже давно. За показной учтивостью и участливостью скрывались эгоизм и равнодушие. Даже если бы их всех убивали у того на глазах, он и пальцем бы не пошевелил. И сегодняшнее происшествие, как нельзя лучше, продемонстрировало истинные намерения мужчины. Когда тот схватил его в попытке оттащить, Поттеру захотелось оказаться, как можно дальше от дементора. Прикосновения, к которым он привык, показались ему жутко неприятными в тот момент. Казалось, что из него вынимают душу, и если бы парень согласился на предложение сбежать, то потерял бы ее навсегда. Лорд, по условиям сделки, хотел знать все о его эмоциях, но понимать их явно не собирался. На лицо внезапно упала чья-то тень – Себастьян. Гарри одарил того мрачным взглядом и упрямо поджал губы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю