332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Перемолотов » Медный лоб (СИ) » Текст книги (страница 1)
Медный лоб (СИ)
  • Текст добавлен: 20 мая 2017, 09:00

Текст книги "Медный лоб (СИ)"


Автор книги: Владимир Перемолотов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 21 страниц)

Перемолотов Владимир Васильевич
Медный лоб




Перемолотов Владимир.

«Медный лоб»

14, 5 авторских листов.


Если ты прямо с дня рождения неизвестно каким образом попадешь непонятно куда, это неприятно.

Если вдобавок ко всему, местный король планирует использовать тебя в своих матримониальных планах – это тоже терпимо.

Но вот когда ты понимаешь, что попал не в человека а в металлическую статую и теперь полностью бронзовый, а возвращение в свой мир зависит вовсе не от тебя... Вот тут поневоле задумаешься – что делать?



Глава 1

...И это называется день рожденья!

Тьфу...

Да если б не Машка – ноги бы моей тут не было!

Я стоял на кухне около окна, прислушиваясь к завываниям, что неслись из комнаты. Что-то неразборчиво выговаривающие женские голоса сплетались с мужскими, брякали колокольчики, заглушая стеклянный звон...

Господи! Ну что за идиоты!

Я отхлебнул из бокала, отвлекшись от происходившего за дверью.

Ну хочется вам острых ощущений – так идите на улицу, к ночному магазину, поговорите с теми, у кого денег на водку не хватает. Скажите им, что они лузеры... Хотя нет. Про лузеров алкаши могут не понять. Скажите им, что они просто дураки. Или Кутузовский проспект перебегите в том месте, где нет пешеходного перехода... Или вон – ночные электрички. Тоже масса адреналина, поверьте... За пантограф подержитесь...

А этим друг перед другом выпендриться нужно... Интеллектуалы, блин...

За дверью снова нехорошо завыли, возвращая мои мысли на кухню.

Во что это, интересно, Макс вляпался? "Белое братство" или еще что-нибудь повонюче?

Нет... До этого дня все днюхи у него нормально проходили, все было как у людей: и пива попить можно и с девчонками потанцевать и потрепаться. Нормальный, вменяемый парень. Только это все, оказывается, в прошлом.

Вот уж, считай, полгода как связался Макс с какими-то сектантами что ли... Все разговоры у него о сакральных тайнах, о духах и тонких планах. Знаем мы этот план... Пробовали по молодости.

Спрашивается, почему я сюда пошел, раз знал? Ответ прост как мычание. В этой куче сумасшедших вишенкой на торте присутствовала Маша... Моя Машенька.

Эх, если б не Машка!

Из-за тюлевых занавесок виднелся двор. Там стоял грустный столб, облепленный опавшими кленовыми листьями. Осень. Вот и я точно также грустил, пока её не встретил, Машу мою... И угораздило её попасть в такую компанию!

Я снова отхлебнул из бокала и качнул его, глядя, как пузырчатая белая полоска волной прокатилась по тонкому стеклу.

Во дворе проехала машина. Свет фар пробежался по стенам, высвечивая микроволновку, выключенный телевизор, кофемолку. Цивилизованный же человек! Не в деревне живет – в столице нашей Родины! Но – дурак... Дуракам тоже где-то нужно жить...

Это ж надо же придумать! Обязательное условие – вечеринка безалкогольная. Ни вина, ни пива, потому как самое главное в культурной программе – вызов духа для исполнения желаний именинника. Халявщики, короче. У этих сектантов даже правило такое – обязательно прийти без подарков и трезвым, а то, мол, ничего не получится.

Только я не из этих. Я и подарок принес и, поскольку в этом шабаше участвовать не собирался, то сделал для себя исключение – принес себе полторашечку пивка. Они – как хотят, тем более что магазин внизу все еще работает, а я – выпью за его здоровье. Оно даже дураку не лишнее.

Блин, да что ж они опять-то завыли...

Под вой из комнаты накатила тоска.

Спиритуалисты чертовы! Совсем они там умом двинулись.

Песни надо на дне рождения петь, да хоть частушки матерные, а не мантры стонать!

Видел я, как они готовились.

Тридцать шесть свечей, три из них – черного воска. Стол, расчерченный меловыми линиями... Идиоты. Понятно, что ничего не получится, но ведь искренне верят дураки, что получится! И что они тогда будут делать, если из мечты вдруг все-таки что-то да выйдет? Ну, идиоты и все тут... Лучше б на эти деньги телефон новый имениннику купили – все пользы было бы больше.

Я покачал головой, отхлебнул пива и только сделал шаг с кухни в комнату, чтоб посмотреть, чем там детишки балуются, как тут оно и случилось...

В разбившем тишину крике человеческого и на пол мизинца не набралось бы. Не могло человеческое горло выдать тот звук, что в меня вошел как шпага. Мозги отрубились и включились инстинкты.

В два шага я влетел в комнату.

Ребята, сидя вокруг стола с закрытыми глазами, покачивались, в такт какой-то неслышной мелодии. Что они там видели сквозь закрытые глаза – не знаю, а я – видел. Сквозь черноту лака, сквозь линии, только вот что белые, а теперь оранжевые, налитые огнем, на столешнице проступает чьё-то лицо...

Глаза сразу выхватили Машку. Она стояла в стороне и визжала. На белом лице глаза смотрелись угольно-черными провалами в никуда. Её клонило вперед, как раз к этим глазам, к огненным линиям...

Ах, чтоб вас всех четыре раза! Заработал клятый столик! Довызывались гады!

Я бросился к ней, не разбирая дороги. Прямо через людей, через стол, через свечи. Чтоб закрыть собой, защитить...

Тут меня и накрыло...

Оказывается, есть еще где-то в непознанных мирах неученые жизнью, те, кто хочет сесть кому-то на шею и свесить ножки. Пусть кто-то на него работает... Дураки.

Кто бы ни были эти сущности из иных миров, а что нахальства, что глупости им не занимать. Что ж... Впредь будут умнее.

Имперский маг Йорг усмехнулся, припомнив свою молодость. Сам ведь был таким когда-то, так чему удивляться? Кстати, надо будет присмотреться к этому многообещающему миру. Если там много таких, доверчиво ищущих контактов, то это чудесное место, где можно будет разжиться десятком-другим душ для своих дел. Такие всегда пригодятся.

Маг посмотрел на заполненную туманом пирамидку, встряхнул её. Внутри прокатилась волна жемчужного света. Чья-то душа теперь была в его полной власти, а это означало... Улыбка стала еще шире. Много чего означало, а в первую очередь – новые возможности. Вот наберет он еще десятка три таких вот заблудших и можно будет предложить их на обмен. Что говорить – товар хоть и не редкий, а всеж спросом пользующийся.

Вон у кого-то и арские талисманы хранятся, и амулеты древнего мага Щернцвотера Азалийского по сундукам рассованы, и Изойская Рукопись, а у него – ничего. Ну, почти ничего. Точнее кое-что, конечно, имеется, но как здорово, если б было всего и побольше.

Он завистливо вздохнул.

По всему судя, близились трудные времена, а значит, следовало проявлять осмотрительность и запасливость. Запас, как говориться, карман не тянет.

Он снова встряхну пирамидку и снова свет пробежал по его лицу.

Неспокойно было в мире.

Маги чувствовали, что там, среди богов, их покровителей, делящихся с ними силой, что-то происходит. То ли Небесные дела отражались тут, внизу, то ли Земные страсти как-то долетели до Неба, не понять было.

Если б были Боги простыми людьми, можно было бы сказать, что делят власть. Такое уже случалось несколько столетий назад, во времена юности нынешних королевств. Тогда одних богов сменили другие. Йорг вспомнил фрески Императорского дворца, рассказывающие как раз об этом времени. И вот, похоже, пришло время появиться новому порядку. Грядет передел силы, передел влияния. Каждый из магов, в конце концов, сделает выбор и примет чью-то сторону. Правильный выбор обещал преференции от того кто вскоре станет называться Единым. А всем остальным достанется меньше сил и возможностей. Если вообще что-нибудь достанется...

Зеркало в углу стола засветилось мягким желтым светом.

Аккуратно отставив пирамидку в сторону, он шагнул к нему.

Кому-то он понадобился.

Йорг поставил зеркало так, чтоб в нем отражалась пустая стена – нечего посторонним знать, что тут у него и как и коснулся завитка на раме. Мгновение – и в стекле проявилось знакомое лицо.

– Здравствуй, Йорг!

– И тебе долгих лет, – степенно отозвался имперский маг. Из зеркала на него смотрел старый знакомец – маг Гвидор.

"Как к месту, – подумал Йорг, незаметно для собеседника потирая ладошки, – вспомнишь лучик – вот и солнышко..."

То, что маг Шивергского сатрапа вскоре станет искать встречи с ним, он знал. Точнее предугадывал – все шло к тому.

Объяснялась его прозорливость просто. Сестра Императора совсем недавно вошла в тот возраст, когда её молодость и прелесть уже можно было поменять на политические выгоды. Империя, конечно, оставалась сильна, возможно, так сильна как никогда, но кто из властителей откажется стать еще сильнее? А возможность к этому имелась. В соседних с Империей землях расположились несколько королевств, герцогств и княжеств, но два выделялись особо: королевство Асмал и сатрапия Шиверг. Эти покрупнее и посильнее иных, а, породнившись с Императорским домом, так и вовсе увеличили бы свое могущество многократно. Так что для любого из них роль младшего брата при Империи могла показаться очень интересной. Да и сама Империя от этого тоже только выиграла.

Очевидно ведь, что став родней Императору, король Герк попробует прижать сатрапа Шереха, а Империя наверняка поможет своему новому родственнику, взяв за помощь землями или золотом. Итог тут ясен.

Однако с той же уверенностью можно будет говорить, что если принцесса окажется замужем за сатрапом Шерехом, то плохо придется королю Герку.

Это отлично понимали и король и сатрап, но сатрап, точнее его маг, оказался проворнее королевского мага Моригана. Этот тоже наверняка станет искать встречи, чтоб заинтересовать мага помочь своему королю, но он будет только вторым, а в этой ситуации, надо понимать – последним.

То, что первым оказался Гвидор, устраивало Йорга даже больше. Именно у Гвидора хранилась такая нужная ему Изойская Рукопись. Многое бы Йорг дал зато, что заглянуть в неё, а уж, если б удалось переписать...

Йорг зажмурился мечтательно, но быстро пришел в себя.

Нет таких добряков на этом свете.

– Ты как, по делу ко мне или просто о здоровье справиться? Если о здоровье, то все у меня в порядке.

Он выжидательно замолчал, пряча в уголках губ улыбку взрослого, распознавшего детскую хитрость.

– Дело. Конечно дело! Ты человек занятой. Не стал бы я тебя по пустякам беспокоить.

– Слушаю тебя.

– Дошло до нас, что твой Император подумывает о замужестве своей сестры. Это так?

– Да. Все верно. Ваши шпионы донесли до вас правду.

–Так зачем же дело стало?– бодро спросил Гвидор. – Давай-ка поженим сестру Императора на моем повелителе.

Несколько мгновений они смотрели друг на друга через стекло.

"Что ж, посмотрим, сколько ты готов заплатить за то, чтоб сатрапия продолжила существовать", – подумал Йорг, а вслух сказал, спокойно глядя поверх зеркала.

– А почему на твоем? У соседей тоже женихи есть. Не хуже. Вот король Герк, например. Или герцог Вонсейн. Каждый из них твоего сатрапа ничуть не хуже.

Уголок рта у мага дернулся.

– Император, вот раздумывает. Взвешивает. Совета спрашивает.

Главное он сказал.

– Ну а ты сделай так, чтоб выбор на нас остановился. Поставь свою гирю куда нужно.

Вот пошел нужный разговор.

– А какая мне от этого выгода?

Йорг нужное слово выделил голосом.

– Самая прямая, – не стал юлить гость. – Изойская Рукопись. Прав ты конечно. Женихи-то другие есть, может быть и не хуже, а вот Изойской рукописи у этих женихов нет. По нынешним временам – хорошее... Нет! Просто отличное приобретение.

– Между прочим, у асмальского королевского мага Моригана тоже, по слухам, хватает любопытных вещиц, которым, лучше бы лежать в моих сундуках.

– И что с того?

– Ничего, – пожал плечами Йорг и замолчал.

Гвидор не выдержав многозначительного молчания, выразил свою мысль недвусмысленным обещанием.

– Ладно. Если ты Императору поможешь правильное решение принять, то будет тебе Рукопись.

Не удивил, надо сказать. Все к тому шло... Политика – она такая. Безжалостная. Так что либо – либо. Хорошо, что в сатрапии это поняли. Получалось, что на Изойскую рукопись Гвидор сейчас выменивал существование сатрапии, как независимого королевства. Тут даже не ясно кто продешевил.

– Рукопись штука хорошая, – протянул Йорг, прикидывая, что еще под это дело можно стрясти с гостя. Это так явственно нарисовалось у него на лице, что Гвидор махнул рукавом халата.

– Не наглей. И этого тебе за глаза.

– За такую-то работу? Уговорить Императора? Для этого особенные слова понадобятся.

– Можно и без уговоров. И Императора уговаривать не придется...

–Это как? – удивился Йорг. У него мелькнула мысль, что его соперник предлагает сделать принцессу сиротой, но маг объяснил все по-своему.

– Я тут за тебя уже подумал, -признался гость из зеркала. -Там тебе, по большом счету, не так много и делать-то нужно.

Маленький человечек в зеркале принялся загибать маленькие пальчики.

– Первое – можно самого короля Герка прирезать. Нет жениха – нет и свадьбы. Верно ведь?

– Стой, стой, стой! – остановил его Йорг, сообразивший, что после первого неизбежно последует второе, не менее дикое. – Я тебе что, наёмный убийца?

– Зачем? Ты – маг, которому нужна Изойская рукопись, – пожал плечами маленький человечек. Гвидор, увидев согласие Йорга, сразу успокоился. – Остальное не важно. Это я просто прикидываю, что бы я на месте такого мага сделал.

Имперский маг почесал затылок, а Гвидор продолжил, так и не услышав более возражений.

– Второе – ну если первое не получится – рыцарей у него перебить. Всех.

– Как?

– Не знаю...

– А зачем?

– Да так. На всякий случай.

Голова за стеклом подмигнула.

– Вдруг на него кто войной идти захочет? Войска нет, значит, и королевства нет. А кому нужен жених без королевства? Ну и третье – выкрасть принцессу и выдать замуж за моего владыку.

Маг потряс для наглядности ладошкой, на которой осталось целых два не зажатых пальца, словно предлагал придумать еще несколько хороших способов решить это дело к общей выгоде.

– Ну, вот хоть одна здравая мысль, – прокомментировал имперский маг. – А сами этим заняться не пробовали?

– Тебе рукопись нужна?– поинтересовался Гвидор. – Вот ты и займись.

– Ладно. Я подумаю. Покушение учинить? – задумчиво протянул хозяин, не откладывая дела в долгий ящик. – Покушение это трудно. Во дворце у него чужих людей нет, да и про Моригана забывать не стоит. А вот в...

Он покусал нижнюю губу. Гвидор полагал себя хитрецом, предлагая все сделать ему, а самому остаться в стороне... Ничего у него не выйдет. Надо с него хоть какой задаток стребовать.

– Есть мысль у меня,– начал он. – Можно попробовать. Только мне для этого две вещи нужно: душа и заклинание из пока еще твоей Рукописи.

Он примолк, ожидая возмущения гостя, и получил его.

– Не жирно ли будет? Еще ничего не сделал и Рукопись тебе...

– Ну, это тебе решать, – пожал плечами Йорг. – Жирно или нет. Это просто нужно.

Гвидор в зеркале возмущенно тряхнул головой.

– Ты Рукопись можешь получить только тогда, когда принцесса станет нашей королевой. Не раньше.

– В этом случае я могу её вообще не получить...

Гвидор напустил на себя оскорбленный вид.

–Ты говоришь о задаче. Я предлагаю решение. Ты отказываешься. Я все верно говорю?

Йорг наклонился вперед, чтоб лучше слышать. Гость в зеркале не ответил.

– В таком случае принцесса вполне может стать не вашей, а соседской королевой... А потом, ну если это случиться, обязательно найдется кто-нибудь, кто скажет твоему сатрапу, что все могло бы быть иначе, что если б не твоя жадность... – прищурившись, хозяин посмотрел на человечка в зеркале. Молчание тянулось словно мед – тоненькой струйкой и неясно, прервется оно или нет.

– Рукопись не отдам, – наконец решительно сказал Гвидор.– Скажи что тебе нужно – покажу. Одним глазом посмотришь.

– Хорошо.

Это слово разбило какую-то стену меж ними.

– С душой-то сам разберешься? Или может одолжить тебе?– заботливо поинтересовался Гвидор.

Йорг презрительно выпяти губу. Ныне пойманная душа вполне годилась в дело. Как же все удачно получилось! Все один к одному!

– Ничего. Найду.

Теперь, когда решение нашлось, он стал деловит и спокоен.

Гость кивнул. Он тоже остался доволен разговором.

Зеркало замигало, свет в нем растаял.

Йорг поднялся потирая спину, прошелся по комнате. Что говорить – плату ему посулили более чем щедрую, но ведь и задачка стояла не из простых – одного властителя женить, другого – упокоить...

К сожалению, присутствовали нюансы.

У короля Герка, как повелось, имелся свой маг. Сильный. Ничуть не слабее его самого.

Маг вздохнул, в который уж раз пожалев о несовершенстве мира. Что ж... Если друзья несовершенны, то и противники не лишены этого качества. Мир – как все вокруг – штука несовершенная.


Глава 2.

...Когда я очнулся, то...

Это оказалось нечто вроде беспамятства, когда ты даже не понимаешь кто ты. Мысли водили хоровод вокруг одного и того же: кто я и где я.

Я не имел ни рук, ни ног, ни глаз. От неприличной паники меня спасла мысль, что если у меня есть память, значит, есть и я сам. Я мыслю, следовательно, я существую...

Через страх и злость я попытался понять, что тут вокруг меня.

Окружающая реальность начала проявляться как изображение на старинной фотобумаге – из темноты, из ничего с тихим шорохом, словно что-то осыпалось. Так. Уже хорошо. Значит и глаза есть и уши. Головы, правда, не чувствовал, но я был я и все-таки чем-то мог видеть и слышать. А раз так, то голова тоже есть. Только я её отчего-то не чувствую. Но ведь не может же так быть?

Секунда-другая и вот мир обрел плотность. Разумеется, ни Маши, ни комнаты. Хотя я, честно говоря, надеялся хотя бы на второе. Мысли побежали резвее. Я принялся искать объяснение случившемуся. Неужели умом двинулся или у меня горячка? Не-е-е-е-т. С полторашечки пива горячки не случается. Отравился? В пиво мне что-нибудь намешали? Не слыхал про такое. Пиво из конопли? Это в нашем-то магазине и за такие деньги? Смешно...

Я отбрасывал предположение за предположением, боясь дать волю фантазии.

Больничный наркоз? Да и не похоже это все на больничную палату. А на что это, кстати, похоже? Ни на что не похоже. Ничего не видно – темнота. А может быть это все сон? Ночь и я сплю?

Эта мысль примирила меня с действительностью.

А что я вообще помню?

Разум метнулся в прошлое. Машу помню... Вечеринку эту странную... Стол этот чертов помню, рожу на нем... Вот! Внутри похолодело. Неужели у них и впрямь получилось? Черт! Точнее Господи! Что-то все так-то... Получается, что действительно у них все вышло. Не так, но получилось!

Я припомнил рожу, что лезла в комнату через столешницу. Нет. Они точно дураки. Допрыгались. Довызывались. И я тоже дурак не меньше. Не знаю, кого они там вызвали духа или демона, а расхлебывать-то мне. Ладно. Собраться. Слезы и сопли вытереть. Потом как-нибудь поплачу, когда точно пойму во что вляпался.

Ну да ничего. Разберемся. Вот ночь кончится...

Словно услышав мои мысли, темнота передо мной стала вроде бы реже.

В ней засветились точки, похожие на далекие звезды. От этого мысли мои забились, словно рыбы в сети. А может быть, меня куда-нибудь в космос закинуло, и лечу я сейчас по круговой орбите?... Волна страха снова накатила и схлынула.

– Это мы еще посмотрим, – непонятно кому с вызовом сказал я. – Поглядим еще по разным дыркам.

Мысль о космосе так и не вышла из головы. Я попытался сложить огоньки в созвездие. Так, эдак... Все-таки школьный курс астрономии в голове еще где-то болтался, но никак огоньки не складывались во что-то читаемое. Ни ковш, ни птица.

Я хотел ущипнуть себя, но не успел – огоньки приблизились, послышались голоса, шаги...

Света стало больше. Впереди заколыхалось живое пламя. Его отсвет резанул глаза. Все-таки глаза! Есть у меня глаза! Вижу! Я не успел сообразить, на что похоже пространство вокруг меня как увидел краем глаза свою руку.

Не моя это рука.

Я ведь ни капельки не негр?

На этом открытия не кончились.

Я смог повернуть голову и смог увидеть большую часть себя – ноги, живот... Господи! Что это еще такое? Руки, плечи, живот... Все бугрилось рельефными мышцами. Культурист да и только. Молодой Арни Шварценегер. Кино снимают? Да какое, блин, кино...

Где я? Сейчас это интересовало меня более всего. Очень уж это все не похоже на квартиру, в которой празднуют день рождения. Колонны за спиной...

Храм?

Удивление от того что я попал неизвестно куда сменилось страхом от понимания того каким я стал.

Есть же в архитектуре такое слово... Забыл... Нет! Вспомнил! Каракатица! Нет! Кариатида! Получается я кариатида?

Страх стал еще острее.

Боясь, что эта мысль подтвердится, машинально опустил руку вниз... Слава Богу! Кариатида это женщина, а я, получается – атлант. Скосив глаз на руку, я полюбовался мрачной, даже на первый взгляд прочной как камень кожей. Хотя... Атлант-то стоит около стены и что-то там подпирает, а я стою просто так. На постаменте. Статуй? Может быть Геракл? Нет. Не он. Видывал я Геракла в музее.

Когда светом издали плеснуло на меня я, наконец, понял, что я – стальной или бронзовый. Чтоб удостовериться в этом я щелкнул пальцами и раздался мелодичный звон, словно камертон брякнул. Если кто-то видел скульптуру "Булыжник оружие пролетариата", то вот я был примерно то же самое.

"Стальной нарком Каганович! – подумал я. – Ой-вэй! Попадос!"

Свет факелов стал ярче, в воздухе поплыл дымок от горелого масла.

Несколько человек шли по длинному проходу, останавливаясь около каждой статуи. Секундная задержка и движение дальше. Когда они подошли ко мне, я не торопясь слез с постамента. Думал, удивлю пришельцев, но ошибся. Насторожились, но не удивились. Получается, такие как я, им не в диковинку. Уже хорошо. Один из них – старший, что одет побогаче – остался на месте, а другие, числом с полдюжины, с чем-то похожим на бердыши в руках, окружили меня.

Старший предостерегающе вскинул руку.

–Ты кто? – спросил он.

Я смотрел на них, не зная, что отвечать. Тем более что и у меня самого имелись к ним вопросы. Я вгляделся в него, вспоминая то лицо, что видел через линии на столе. Нет. Не он. Другое лицо... Что это значит? А ничего это не значит.

–Теперь и не знаю, – честно ответил я, пожимая плечами.– Только вот что был человеком. А теперь какой-то железный дровосек...

Как же это все у них получилось?

Вопрошальщик обошел вокруг меня с опаской, но без угрозы. Ну да... Я же действительно железный. Ну, возможно, бронзовый. Как начну руками махать... Полетят клочки по закоулочкам... Боятся, поди.

Я приободрился, усмехнулся.

Он поводил руками, словно я стал костром, а он – пришедшим с мороза путником.

– А-а-а!... – протянул человек, что-то явно для себя решив. – Неприкаянная душа. Как ты тут оказался? По чьему велению?

– Кто бы мне самому это объяснил, – зло сказал я. – Я б тому быстренько бы морду начистил. Где я вообще? И почему такой?

Я снова звонко щелкнул пальцами. Мой визави замолчал, решая какую-то задачу.

– Я на тебя веночек надену. Не возражаешь? – вкрадчиво предложил он.

– А что можно возразить? – мрачно поинтересовался я, глядя на мужиков с топорами. – Тут, я так понимаю, твои правила.

Веночек оказался красивой металлической поделкой. Где-то по краю мелькнула мысль, что у нас такие на кладбищенские оградки вешают, но я отбросил эту глупость. Красивая штучка уснастилась на моей голове. Мысли тут же сделались ясными, четкими, словно даль, рассматриваемая в просветленную немецкую оптику.

–Ты такой, потому что кто-то запихнул твою душу в эту статую. Человек это тело и душа. Обычно тело из мяса, а душа...

Я махнул рукой.

– Ладно. Дальше... Давай без этих подробностей. Как и когда меня обратно переправить можно?

– А назад ты вернешься только тогда, когда сделаешь то, что тебе твой хозяин поручил.

Вот это меня удивило больше всего. Хозяин! Какой хозяин? Собака я ему что ли?

– Хозяин? Откуда у меня хозяин?

Глядя на меня с все возрастающим интересом старший объяснил.

– Хозяин это тот, кто тебя сюда дернул, твоей душой распорядился...

– Сюда – это куда? На Марс что ли? – мрачно усмехнулся я. – Или тут Венера?

Узнавать правду было страшно, чувствовал я, что дело нечисто, но куда деваться-то? Если хочу попасть домой, то надо, хотя бы приблизительно представлять в каких местах гостевать приходится.

– Это королевство Асмал. Королем тут преславный Герк.

Он говорил это так спокойно, так буднично, что я не мог ему не поверить.

От этих слов в голове какая-то странная пустота образовалась. Какой-то своей частью я понимал, что он не лжет, но правда оказалась настолько запредельной, что верить в неё разум отказывался. Очень хотелось вскипеть, обозвать его лжецом, может быть даже подраться, но... Что-то меня остановило.

– Это где? – спросил я, не желая терять связь со своей действительностью. – Европа? Азия? Африка?

Он посмотрел на меня более внимательно, как целился.

– А-а-а-а! Так ты, милок, даже нездешний!

Руки снова взлетели, словно погладили меня. Видел я, как по телику экстрасенс какой-то ауру человеку диагностировал. Очень похоже. Глаза прищуренные, ладони как бабочки летают...

– Да.... Точно нездешний... И откуда же ты?

– Из Москвы.

Он наморщил лоб.

– Это королевство так называется?

– Столица страны.

– Империя? Королевство?

– Республика!

Мужчина головой покачал, словно говорил – "так я и знал". Он надолго задумался. Я осторожно тронул его рукой.

– Я назад хочу. Домой...

Надеюсь, это не жалобно прозвучало. Ноги мои подогнулись, опуская меня на постамент. Венок на голове, показалось, зашевелился. Я попробовал снять его, но дяденька остановил.

– Домой он хочет... Непросто это будет. Как тебя звать-то?

Я замешкался всего на мгновение, огляделся. От факелов хватило света, чтоб понять, что мы находимся не то в храме, не то в музее. Скорее всего, все-таки в храме. В темноте виднелись несколько постаментов, на которых стояли подобные мне фигуры – атлетического вида мужики. Кто-то с оружием, кто-то без. Если этот мужик не врет – а с чего бы ему врать – мир новый. Похоже, что магический. Очень может быть, что все, что напридумывали наши писатели о таких мирах, является как правдой, так и враньем. Однако зачем понапрасну подставляться? Кто-то там писал, что знание настоящего имени человека дает знающему власть над ним. Ну, а раз мир новый, а я в нем не такой как всегда, да еще и железный, то пусть тогда все начнется с нового листа. Если начнется... Кагановичем что ли назваться? Железным Наркомом? Хотя нет. Длинно слишком. Надо что-нибудь покороче... Оп-па! Нашел!

– Феликс. Зовите меня Феликс. Железный Феликс...

– Врешь, – мгновенно раскусил меня собеседник. – Ну да ладно. А меня Мориганом зовут. С возвращением тебе в любом случае придется подождать.

– Чего ждать?

– Вспомни, кто тебя так. Ты должен помнить. Не можешь не помнить...

Неожиданно голос его стал сверлом, ввинтившимся в мой мозг. Прозрачная ясность и холод, как в ледяном ручье. Мысли четкие, картинки ясные. Губы сами собой заговорили.

– Маг Йорг послал, чтоб убил я здешнего короля.

– Ты его знаешь?

– Нет.

– Ты этого хочешь?

– Нет.

– Это все, что ты долен тут сделать?

– Я должен еще разбить все алтари кроме алтаря Винсуса!

– Ну, понятно... Как ты тут оказался?

– День рождения у друга отмечали. Так там несколько уродов стали магией баловаться – демона вызывать, а я вмешался.

Несколько долгих секунд он смотрел на меня, перебирая объяснение случившимся странностям.

– А ты, часом, не пьян ли был?– спросил дядька. По говору очень он нашего участкового напомнил. Степана Михайловича.

– Да какой – пьян?– Я пожал плечами. -Так... Выпивши слегка. Полторашка пивка.

Он облегченно откинулся назад. Я видел, что у него в голове сложилась нужная картинка, он все понял и решение принял.

– Ну, тогда всё ясно. Окажись бы ты в тот момент трезвый...

Он покачал головой так, что понятно стало, что ничего хорошего трезвость и воздержание мне не принесли бы, что тут же и подтвердилось.

– Пришлось бы мне тебя убить...

Я ему поверил. Этот дядька вообще внушал доверие, да и те, что с топорами за спиной маячили, не зря там стояли.

– И ведь кого выбрал... – продолжил он.– Ничего не скажешь. Хитро придумал. Храм Всех Богов, а кто короля убил? А вот он и убил. Кто алтари разрушил? Вот он и разрушил. Как только рука поднялась...

На моих глаза настроение его дошло до отметки "радость". Явно любуясь, он обошел вокруг меня.

–Тогда так, – он пришел к решению. – Сейчас тебе немножко больно будет. Но ты потерпи.

– Э! Э!– я попробовал отодвинуться. – С чего это вдруг?

Он не ответил, а меня скрутило так, что я со звоном повалился на пол и потерял сознание.

Пришел в себя, правда, довольно быстро.

– Ну, ты гад, папаша... – выдавил из себя я. Боль отпускала, уходила куда-то, растворялась. Это доставляло невыносимое наслаждение – освобождение от неё. Он снял с моей головы венок, бережно завернул в тряпицу.

– Слушай, а флористика-то эта зачем?– я кивнул на украшение только что бывшее на моей голове.

– А он спалил бы тебя, если б ты всерьез врать начал,– спокойно объяснил новый знакомый.– А так – уверенность есть, что не врешь.

Мне стало немного обидно, но тут чужой монастырь. В него, как известно, со своим уставом не ходят.

– Ладно... Ты теперь про меня что-то знаешь. Хотелось бы и мне про себя кое-что узнать.

– Спрашивай. Что смогу – отвечу.

Я уселся обратно на постамент, оставив его стоять. Получилось нечто вроде маленькой мести.

–Так один вопрос всего меня интересует. Как мне отсюда выбраться? Ну, кроме как убив вашего короля.

Мориган нехорошо усмехнулся. Эдак самоуверенно.

– Короткий ответ прост – тяжело.

Я внутренне усмехнулся. Знал бы этот волшебник, сколько мне пришлось по магазинам работать, не стал бы связываться. Все эти уловки я наизусть знаю. Это ведь классическая работа с "тяжелым" клиентом.

– Но можно?

Чтоб не длить разговор сразу сделал следующий шаг.

– И не удивлюсь, что ты знаешь как. И даже догадываюсь, что ты предложишь мне отработать как-то, своё возвращение. Я прав?

Мой напор сбил его самоуверенность.

– А ты как думал? Там такие заклятья! Там только жемчугу полведра требуется. Караваном куда идти – и то деньги караванщику отдашь, да за верблюда... А я тут для тебя и верблюд и караванщик! Вот и считай...

Вот это уже лучше. Конкретика пошла. Раз предлагают считать, то значит, есть что именно.

– Придумаю я тебе как отработать. Есть у меня на этот счет мысли.

"Ну, шевели извилинами, – подумал я. – Я вот тоже подумаю..."

Вокруг нас стояли колонны, уходящие в темноту. Там, за стенами и колоннами, простирался новый мир. Неизвестный. Тот, в котором все можно было начать с чистого листа, забыв про работу охранником в универсаме, про неудачные попытки начать собственный бизнес и много чего другого. А тут, наверное, интересно... Если это не розыгрыш, то передо мной целый мир. Новый мир! И стать тут можно кем угодно. А уж потом вернуться. Я встряхнул головой. Э-э-э нет. Тут надо успокоиться и особенно рот не разевать. Знаю я такие места: вход бесплатно, выход – рупь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю