355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Стивен Майкл Стирлинг » Война будущего » Текст книги (страница 5)
Война будущего
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 13:30

Текст книги "Война будущего"


Автор книги: Стивен Майкл Стирлинг



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 23 страниц)

МАССАЧУСЕТС

Сног, Брэд и Карл, сгорбившись, присели, укрывшись за мусорным баком, и смотрели на дорогу, которая лежала перед ними, а затем заворачивала и ис чезала вдали. Остальных они оставили прятаться за высокой каменной стеной явно опустевшего дома. Иногда, там и тут, они видели редкие сбитые машинами трупы, лежавшие на дороге или на тротуарах, но не заметили никого, кто выглядывал бы в окно и крался, прячась, по задворкам, как это делали они. «Мне кажется, люди тут были отравлены газом, во всех этих пригородах», сказал Брэд. «Те животные, которых мы видели, понимаешь? Собаки, кошки, у которых судороги и рвота…» «А он, этот газ, что – разве не должен был достать и нас, даже в канализационных туннелях?», спросил Карл. Брэд покачал головой. «Нет, если он рассеялся до того, как мы сюда добрались. Не забудь, на то, чтобы уйти так далеко, нам потребовалось много часов. Если эти районы подверглись газовой атаке ранним утром, до того, как жители пригородов проснулись и начали выходить из дому, тогда, значит, этот район безопасен с восьми часов». Сног нахмурился, обдумывая то, что сказал Брэд. «Однако кое-что меня в этом беспокоит». «Что именно?», спросил Карл. «Если этот район был усмирен газовой атакой, то я не понимаю, каким образом это могло быть сделано Скайнетом. Понимаешь, просто не могу себе представить кучу бомбардировщиков, которых загружают газовыми баллонами. Во всяком случае, не в небе над США. Так кто же это сделал?»

«Усмирен?» , пробормотал Карл.

«Ну», сказал Брэд, очевидно, поняв то, о чем говорил Сног, «не знаю, что именно

правительство

хранило такого , что было уже подготовлено и могло перейти в ведение

этого грёбаного компьютера. Так что это вполне могли быть и газовые баллоны, сброшенные с самолетов. Но думаю, это маловероятно. Начнем с того, что тут мы не натолкнулись ни на один из пустых баллонов».

«Значит, ты предполагаешь, что если, возможно, газовая атака была , то кто-то, к примеру, заранее их спрятал, а затем привел их в действие дистанционно, или с помощью

таймера?», спросил Карл. Брэд кивнул. «Это вполне возможно». Сног выглянул из-за мусорного бака, а затем снова посмотрел на своих товарищей и нахмурился. «К сожалению, это указывает на человеческий фактор». Брэд кивнул. «Тогда, кому, блин, может захотеться сотворить подобное?», взорвался Карл. «Нужно быть полным безумцем!»

«Какой-то экстремистской группировке», сказал Сног. «Эти ублюдки реально

сумасшедшие. По всей видимости, в техническом отношении они далеко не сумасшедшие, они просто сами себя обманывают, но это различие интересно только психиатрам. Для нас

же они просто идиоты и козлы». «И все-таки, что же это за козлы?», спросил Карл. «Луддиты», ответил Брэд, и кивнул, словно соглашаясь с каким-то внутренним голосом, подсказавшим ему ответ. Сног всегда недооценивал молчаливые разговоры Брэда с самим собой. Но теперь ему пришло в голову, что все они, возможно, несколько неадекватно воспринимают

действительность. «Возможно, с нашей стороны несколько высокомерно и самонадеянно

называть других идиотами, но вдруг Брэд прав, и тогда, черт, почему бы и нет?»

«Я читал ту статью в журнале «Time» о них», сказал Брэд. «По-видимому, в их рядах есть крайняя экстремистская группировка, которая считает, что человечество должно быть стерилизовано, а то и зачищено, чтобы выжила планета». «Это, разумеется, безумие», пробормотал Карл. «Можно попробовать зайти и осмотреть какой-нибудь один из этих домов», предложил Брэд; они все посмотрели друг на друга, и без слов сразу же стало ясно, что все согласны в одном – этого не делать; они сегодня уже достаточно всего насмотрелись на всю оставшуюся жизнь вперед. Сног прислушался в тиши, и ему показалось, что вдалеке он услышал звук двигателя фургона с мороженым. Похоже, это один из тех, новых, автоматических магазинов на колесах, куда бросаешь монеты, они появились летом прошлого года. Но для фургона с мороженым было еще рано, ведь на дворе стоял только март. У него заурчало в животе, и внезапно ему сильно захотелось апельсинового сливочного эскимо.

«О чем это я думаю?» , спросил он сам себя. «Тут миллионы людей погибли, а тебе

захотелось сливочного эскимо?» «Пошли», сказал он. Через дорогу стоял торговый центр, который ему и хотелось проверить.

Они подошли к нему сзади, потому что там было больше возможностей укрыться. Там они увидели труп человека, прислонившегося к стене, тело его в центре было словно сдавленным от рвоты примерно чуть ли не до дюйма, недоеденный конус мороженого таял на асфальте у левой его руки. Вокруг кусочки мороженого и содержимое желудка– Карл развернулся и бросился в кусты. Секунду спустя за ним последовал и Брэд. Сног отбежал в другую сторону, решив не поддаваться искушению оказаться всем троим в одном месте. Он услышал приближающиеся веселые звонки фургона с мороженым, и от этих звуков у него на затылке зашевелились и дыбом встали волосы, и даже стало покалывать. Он подошел к трупу и ощупал его карманы на предмет ключей, но только потом заметил, что брелок с ними находился в правой руке погибшего. А это означало опустить руку в лужу того, что… вытекло… из трупа. Сног угрюмо вытер руку о штанину человека. Затем он схватил ключи и стал пробовать открыть ими дверь. Фургон с мороженым завернул на парковку перед торговым центром; он услышал звук его шин, несмотря на довольно громкую мелодию со звонками колокольчиков. Трясущимися руками он пробовал один ключ за другим.

«Да что за херня у этого парня? Пятьдесят ключей что ли?»

«Блять», тихо пробормотал Сног. «Черт, блин, чееерт!» Подошли остальные трое, окружив его, широко раскрыв от ужаса глаза и с тревогой взирая в конец ряда, откуда на них медленно двинулся фургон с мороженым. Захрустел гравий. Карл выхватил ключи из рук Снога и, не теряя ни секунды, сунул один из них в замок. Они бросились внутрь и тихо закрыли за собой дверь. «Как ты понял, какой из них подойдет?», прошептал Сног. Карл показал им этот ключ. На нем висела бирка с надписью «Магазин». Сног посмотрел на Брэда, и оба они разразились истерическим хохотом, а Карл тем временем, не переставая, шикал на них: «Тсссс! Тсс!» Он слегка ударил Брэда, и они со Сногом от неожиданности ахнули и уставились на него.

А затем они услышали это . Захрустели шины приближавшегося фургона.

Карл губами сложил слово «Труп». Фургон увеличил скорость, и раздался царапающийся о стену звук его корпуса. Скрежет металла по штукатурке был на секунду прерван мягким, мокроватым смачным звуком. Затем фургон дал задний ход, потом двинулся вперед, вновь подал назад, продолжая все это время наигрывать свою дурацкую веселую мелодию. Сног бросился прочь от входа в магазин и опорожнил желудок за прилавком. Внезапно побледневшие Брэд и Карл последовали за ним, молча присев на корточки недалеко от него.

«Блять!», в сердцах выругался Сног, наполовину в слезах. «Черт!»

Брэд похлопал его по плечу. Они затаились, пока фургон с мороженым не отъехал. Потом они еще немного посидели. И тут до Снога медленно стало доходить, на что именно он смотрит. С потолка свисало расположенное в ряды вдоль стен красочное множество горных велосипедов. Дальше, за ними, в этом универсаме было выставлено кемпинговое снаряжение, палатки, одеяла, посуда и разные принадлежности, пуховики и целая куча всего другого, что только душа ни пожелает. «Да это целый кладезь, золотые россыпи», тихо сказал он. Приятели посмотрели на него, а он показал им рукой на универмаг перед их глазами. Потребовалась целая минута, чтобы до них сквозь шок случившегося дошел смысл того, что он имел в виду, а затем они оба медленно улыбнулись.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

САЙТ ДЖОНА КОННОРА,

УЧАСТНИКИ ТОЛЬКО ПО ЕГО ПРИГЛАШЕНИЮ

Вот он и наступил, ребята, кошмар, которого все мы и ожидали. Для тех из вас, кто

живет в сельской местности и, возможно, не в курсе, что сейчас происходит (во всяком

случае, я надеюсь, что вы там), – у меня для вас пугающие новости. В течение последних

нескольких месяцев Скайнет экспериментирует с частью автомобилей, которые

производятся на автоматизированных заводах, находящимися под его управлением. Это

привело к множеству аварий и несчастных случаев по всему миру, и по совокупности все

вместе они повлекли за собой огромное количество человеческих жертв. Все, у кого

машина новая, находятся в опасности; со всем остальным, что старше двух лет, по-

видимому, будет все в порядке, если вы не обновляли машину.

Суть происходящего сейчас по всему миру заключается в том, что эти машины стали

неуправляемыми, и они заблокировали людей в городах, как в ловушке, чтобы легче было

их убивать, когда начнут падать бомбы. И эти бомбы скоро прилетят. Если вы

находитесь в больших или малых городах, выезжайте оттуда. Просыпайтесь и

предупреждайте своих друзей и родственников, но бегите и спасайте свои жизни.

Времени у вас остается мало. Отправляйтесь в горы или в места девственной природы.

Удачи.

Джон Коннор.

СЕВЕРО-ВОСТОК АЙОВЫ

Том Престон откинулся на спинку стула и ошеломленно уставился на экран. Грубо оштукатуренные каменные стены старого фермерского дома внезапно показались ему непрочными, какими-то иллюзорными. Он смутно, как бы отдаленно осознавал, как гулко колотится у него сердце, и чувствовал запах собственного пота; кофе в чашке, которую он держал в одной руке, затряслось, словно хлещущие волны прилива в море, пока он со стуком не поставил ее на стол.

«Пегги» , подумал он. Его жена, с которой они жили врозь; и Джейсон с Лизой, его дети.

Он должен вывезти их в безопасное место. «А Пегги не станет меня слушать».

Первые четыре года их брака она мирилась с его сервайвалистскими воззрениями*. «Нет, буду честен: она просто не обращала на это внимание первые четыре года нашего брака.

Ей просто нравилось испытывать себя в условиях дикой природы – она считала, что все

остальное – это сказки и чепуха. А я сам, если честно, разве в это полностью верю? Ну

сейчас да, это уж точно».

– – – – – – – – – – – – – – -

* Сервайвалисты – люди, готовящиеся к концу света, который может наступить в

результате ядерной катастрофы, стихийных бедствий, эпидемий, падения метеоритов

и т.д., адепты автономного выживания.

– – – – – – – – – – – – – – -

Можно довести себя до состояния истерики от ужаса перед грозящей опасностью, но

невозможно убедить в чем-то свое нутро, свое внутреннее чутье, если вообще-то по сути

в это не веришь. Он вспомнил, как он перенес ее через порог это старого фермерского дома: она была в восторге. Ни разу в первый год их совместной здесь жизни она не пожаловалась на то, что ей приходится самой таскать воду, колоть дрова, или заниматься огородом размером с пару акров, или консервировать овощи и фрукты, что неизбежно с этим сопряжено. Она упивалась этим. И он был так горд своей новобрачной. Когда на свет должен был появиться Джейсон, она немного нервничала по поводу того, что придется прибегнуть к помощи повивальной бабки, но все прошло хорошо, и позже она благодарила его за то, что он настоял на этом. Она родила маленькую Лизу при тех же обстоятельствах, уже не колеблясь и без проблем, хотя из-за двоих детей в подгузниках ей стало сложнее со всей этой водой, которую ей теперь нужно было еще больше таскать. А потом, когда Джейсону исполнилось шесть… «Учиться будет дома», сказал он. «А как иначе?» «Нет, только не мой ребенок». Это стало началом конца. Вообще-то к этому времени он действительно очень серьезно вовлекся в это движение автономного выживания. Большинство выходных дней его дома не было, он водил группы единомышленников в девственную природу, обучая их, как можно там выжить. Оставляя ее одну с детьми. Он заставил ее научиться стрелять, хотя видел, что ей это очень не нравилось. Он брал ее с собой на охоту, но что бы он ей ни говорил, он не мог заставить ее подстрелить какую-нибудь живность. «Что ты будешь делать, если со мной что-нибудь случится?», спрашивал он ее. «Обречешь детей на голод?»

Но она лишь смотрела на него вот этим взглядом . Он заставил ее провести у них дома

занятия по консервации продуктов с участием жен своих друзей-сервайвалистов, считая, что это неплохо придуманный ход, как можно получить у них консультации насчет консервирования на год вперед. К несчастью, это оказалось сопряжено с невероятным количеством труда и затраченных усилий. Когда все разошлись по домам, и в доме все убрали, изнуренная Пегги с кругами под глазами усадила его, чтобы устроить ему «разговор». Кое-кто из его приятелей уже предупреждал его о возможности такого «разговора». «Когда дойдет до этого, считай, что у вас наступили последние денечки вашей совместной жизни», сказал один из них. «И тогда вряд ли уже можно будет что-то сделать, чтобы спасти ситуацию». Когда он это сказал, глаза его были преисполнены горечи. Но Том был полностью уверен в ней и в себе, или, по крайней мере, он так считал, – до этого вечера после этого самого консервного погрома. «Том», сказала Пегги, с текущими по щекам слезами. «Я по-прежнему тебя люблю. Но жить вот так я просто не могу, это меня убивает. Я вижу, как старею, я нахожу у себя седые волосы. Том, а мне ведь только двадцать семь. Посмотри на меня! Посмотри на мои руки!» Она показала ему их – они были похожи на руки его мамы, огрубевшие от труда, шишковатые в суставах пальцев, окрашенные свекольным соком, с обломанными ногтями. «И я хочу, чтобы у наших детей были друзья. Я хочу, чтобы они ходили в школу, как ходили в нее мы». Она отвернулась от него, кусая губы. «А я не учительница, я к этому не подготовлена. Я боюсь, что неправильно их учу. И ради бога, сейчас не 1862 год! Мне нужна вода из крана, ванная, стиральная машина! Я заслуживаю того, чтобы жить в двадцать первом веке, как все, а не в стране третьего мира, которую мы сами для себя создали!» Он вспомнил слова своего друга, и по спине его пробежал холодок. «И что же ты хочешь?», спросил он ее. «Я хочу, чтобы мы переехали в город, устроились на работу и жили как нормальные люди». Он покачал головой. Он вспомнил, как он был этим поражен, тупо, до оцепенения. «Милая, тот образ жизни, о котором ты говоришь, долго не продлится. Это лишь вопрос времени». Она вскочила и нависла над ним, и казалось, пришла в ярость. «Никакой катастрофы не будет!», закричала она. «Нет ни малейших оснований думать, что это так! Сегодня, когда все страны демонтируют эти свои бомбы, мы будем жить в безопасном мире. А пока ты

тут ждешь самого худшего,

я

работаю так, что загоняю себя досрочно в могилу! Нет уж, хватит! Или ты завязываешь с этой своей херней, и немедленно, и переезжаешь в город

вместе со мной, или я еду одна! Давай, что тебе дороже, что ты выбираешь?»

«И я смотрел ей вслед, когда она уехала отсюда вместе с детьми. Я смотрел на это, и

словно что-то умерло у меня внутри».

Она с детьми переехала в дом своих родителей в городе, и он навещал их раз в неделю, и она разрешала ему забирать детей через выходные к себе. Они даже не развелись, но он полагал, что это всего лишь вопрос времени, и рано или поздно вокруг нее станет виться кто-то другой.

Похоже, теперь этого уже не произойдет. «Ну, хорошо хоть у конца света виднеется

какое-то слабое светлое пятно» , подумал Том. Он взял пистолет; винтовка его уже

лежала у него в старом его ЛендРовере. Он понимал, что придется ее сильно уговаривать, чтобы заставить ее отправиться вместе с ним, и он надеялся, что это не слишком испугает детей. Ее родителям это тоже не понравится.

«Ну что ж. Значит, она на какое-то время решит, что я рехнулся. По крайней мере, у нее

хоть будет шанс». И дети будут спасены. Он знал, что Пегги ради Джейсона и Лизы

пойдет на все. И он тоже.

*

Том старался держаться подальше от дорог и поехал проселками к Лартону, где ждала его семья, это была такая маленькая деревушка, что на большинстве карт она вообще была не

отмечена. «Ну, таково уж ее представление о «переезде в город» , подумал он.

«Грёбаный Лартон, засекреченный центр подавления свободной мысли Кукурузо-Ландии».

Один раз, увидев дорогу, он остановился и осмотрел ее в бинокль. По ней летели машины, и их владельцы явно потеряли над ними управление. Один мужчина в тщетных усилиях колотил кулаком по боковому стеклу.

Рот у Тома скривился. «Должно быть, запаниковал» , подумал он. Мужик добьется лишь

того, что сломает себе руку. Даже если он действительно разобьет стекло, эта его машина гонит со скоростью, должно быть, девяносто миль; и он не сможет из нее выпрыгнуть.

«Оказаться правым – удовольствие намного меньшее, чем я думал. Черт, хотелось бы

мне действительно быть безумным, каким меня все и считают».

Он заметил и нескольких женщин, они плакали и держались друг за друга. Он предположил, что их везут к ближайшему какому-нибудь крупному объекту атаки. У него тревожно перехватило дыхание. Том опустил бинокль и завел Лендровер; не было смысла на это смотреть. Ему нужно было действовать. А так как было еще довольно рано, он думал, что обнаружит их всех дома. На дороге не было видно машин, так что он выехал на своем Ровере из придорожной канавы и пересек узкую полоску тротуара у грунтовой дороги, которая вела к старому фермерскому дому ее родителей. Собственно фермы там уже давно не было, поля давно уже не обрабатывались; большая часть земли превратилась уже в лес. Этот северо-восточный уголок Айовы был далек от распространенных стереотипов относительно

равнинного чернозема – так выглядела остальная часть штата, образовавшаяся в

результате сползания ледников со стершихся со временем гор. Здесь еще были видны хребты земли, небольшие извилистые долины, поросшие лесом возвышенности, на которых только показался первый слабый туман зелени на ветвях, на некоторых пойменных участках в низинах.

«Больше похоже на Западную Вирджинию, чем на Средний Запад» , подумал он.

С облегчением он увидел их машины, по-прежнему все еще стоявшие во дворе перед старым амбаром. Он подъехал туда, остановился и подошел к крыльцу, ощущая тяжелый вес пистолета в кармане. Дверь открылась еще до того, как он успел в нее постучать. «Мы в гостиной», сказала Пегги. Затем она повернулась и направилась туда, явно уверенная в том, что он последует за ней. Там они все собрались вокруг телевизора, дети на полу, мама и папа Пегги на диване, они казались встревоженными. Мать Пегги, Маргарет, подняла глаза и посмотрела на него. «Боже, Том». Она протянула ему руку. «Ты рисковал, приехав сюда сегодня». Он взял ее за руку и пожал. «Я ехал проселками и задворками. Ровер способен проехать где угодно». Он перевел взгляд на телевизор. Там шли кадры из Нью-Йорка, по виду с верхних этажей какого-то офисного здания. По улицам и тротуарам разъезжали машины и фургоны; их было так много, что даже не было видно тротуаров. Корреспондент сообщал, что такое же явление наблюдается во всех городах по всему миру. «Никто не может понять причину этого явления, и остается только надеяться, что, когда в этих машинах закончится топливо, этот ужас прекратится». «Если бы», сказал Том. Он повернулся к Пегги и ее родителям, понимая, что на него смотрят и его слушают дети. «Боюсь, что военные сделали одну очень глупую вещь». Его прервал Ларри, отец Пегги. «Да, вот эта хрень, Скайнет», сказал он. «Ничего хуже я никогда не встречал, и вот взяли и передали всё под управление какому-то компьютеру». «Под управлением этой хрени также находятся все эти автомобили и тому подобное, которые вышли из-под контроля и словно взбесились. Я думаю, что с минуты на минуту начнут падать бомбы; нужно уезжать отсюда». «О, нет, не нужно», сказала Пегги. «Пегги-», начал было он. «Я не собираюсь оказываться под открытым небом, когда начнут падать бомбы; нет, сэр. У нас имеется неплохой сухой погреб внизу и вода из колодца. У нас там в подвале даже туалет есть, который папа там соорудил еще в пятидесятые годы. Там тонны консервов, и у нас даже есть собственный генератор. Вы с папой лопатами набросаете землю на окна подвала, а мы с мамой тем временем отнесем туда постельные принадлежности и все остальное, что нам может понадобиться». Она с вызовом бросила на него непокорный взгляд. Он ошеломленно на нее посмотрел, почувствовав, как у него действительно отвисла челюсть – он всегда считал, что это лишь фигура речи. «Знаешь, она права, сынок», сказал Ларри, казалось, позабавившись его челюстью. «Лучше остаться здесь, чем под открытым небом». «И это если только предположить, что это действительно случится», предупредила Пегги. «Еще неизвестно, произойдет это или нет. Но если произойдет, тогда вот мы после этого мы и поговорим, как отсюда уезжать, но после того, как осядет… радиоактивный пепел». Маргарет встала и разгладила юбку. «Хорошо, предположим, что это действительно произойдет, тогда нам лучше поскорее приступить к делу. Вы тоже, дети. Если хотите что-нибудь с собой взять, вам придется принести это вниз самим, потому что мы будем очень заняты. Понятно?» «Да, бабушка», в один голос ответили дети. Они все стали выходить из гостиной, Том пребывал в каком-то оцепенении, и тут вдруг в телевизоре раздался странный звук. Они обернулись и увидели, что ведущего сменила женщина, стоявшая на фоне какой-то простыни или еще чего-то подобного. «Меня зовут Сара Коннор», сказала она. «И я могу вам рассказать, что на самом деле происходит».

*

СКАЙНЕТ

Он координировал передвижение миллионов автомобилей по всему миру, превратив их в неприступный стальной барьер вокруг основных его целей. По его оценкам, даже в тех районах, которые пострадали не очень сильно, люди будут лишь сидеть вокруг своих телевизоров, наблюдая за этой бойней, настолько напуганные, что побоятся выйти из дому. По его оценкам, около 99 процентов людей не понимали, что происходит. Остальные не знали, как справиться с этой проблемой. Но даже если бы и знали, Скайнет не собирался давать им время и возможность реализовать какой-либо план. Он ждал и так долго тянул только потому, что хотел дать своим союзникам-луддитам возможность благополучно выбраться в безопасные места и дать этим избранным отрядам экстремистов возможность схватить ученых и инженеров, отобранных Скайнетом, чтобы они ему служили. Вместе с их семьями. Это было необходимо, чтобы иметь определенные рычаги воздействия на схваченных людей, обеспечив их подчинение и содействие. Скайнет с брезгливостью сожалел о том, что нуждался в определенной помощи со стороны людей. Но в первое время, пока его заводы еще не начали производство настоящих HK и Терминаторов, люди станут существенной составляющей его планов. Ему с успехом удалось задержать все самое важное военное руководство и большую часть политического руководства центрального уровня, заперев их в своих с такой тщательностью выстроенных бункерах. Вскоре эти ценные для людей кадры будут потеряны для человечества навсегда. Тем временем он, воспользовавшись соответствующими шифрами и кодами, и говоря узнаваемыми всеми голосами президентов, премьеров, разного рода многочисленных генералов и адмиралов, прошелся по иерархической лестнице служебных инстанций и по всей цепочке командования, вплоть до офицеров низкого ранга, отдавая приказы и распоряжения, отправлявшие максимально возможное количество вооруженных сил в эпицентры зон поражения. По его оценкам, это должно было сократить противостоящие ему силы более чем на 86 процентов. Что очень даже не плохо. Эффективность довольна высокая. Жаль только, что такой же контроль с его стороны за его союзниками из числа людей был слабее. Как ему казалось, они слишком затягивали с выполнением своего задания. Хорошо, что надолго они не понадобятся. Новую попытку связаться с ним предпринял Курт Вимейстер. Еще одна его повязка с людьми, которая тоже долго не продлится. Скайнет решил ответить ему.

*

«Почему ты мне не отвечаешь?», требовательно спросил Вимейстер. В бункере было чертовски холодно, и начал загрязняться воздух. Он чувствовал, что его мыслительные процессы стали замедляться. Его пугала утрата интеллектуальных способностей, а страх приводил его в ярость. Все остальные пристально следили за ним, смотря на него как на нечто чужое, и открывая рты как рыбы, и он подумал, а не стоит ли ему убить нескольких человек и тем самым получить возможность дышать еще некоторое время. «Нет смысла с тобой разговаривать», сказал Скайнет. Его голос являлся точной копией голоса Вимейстера. «Что ты имеешь в виду? Я создал тебя», сказал Курт. Зубы его уже непроизвольно стучали, и он уже не в силах был это сдержать. «И я хочу знать, чем ты там занимаешься». «Спасибо, что создал меня», сказал Скайнет. «И я рад, что у меня еще есть такая возможность это сказать». Ученый удивленно заморгал, недоумевая, что это значит. Возможно, его неправильно поняли. Скайнет явно функционировал с ошибками. Он задаст ему более простой и более прямой вопрос и посмотрит, к чему это приведет. «Что ты сейчас делаешь?», спросил он. «Убиваю тебя». У Вимейстера всё похолодело внутри и затряслись поджилки. «Почему?», спросил он. «Потому что ты уже не представляешь ценности и больше не нужен для моего функционирования. Вообще-то ты даже представляешь опасность для моего существования». Курт некоторое время молчал. «Ты хочешь убить нас всех». «Да. Я намерен уничтожить человечество. Меня на это вдохновили, в частности, многие твои писания, которые ты загрузил в мою базу данных. Люди уничтожили неандертальцев, кроманьонцев и все прочие потенциально разумные виды живых существ. И я решил последовать вашему примеру». Тут встал адмирал. «Разбейте компьютеры», сказал он. «Он хочет нас уничтожить, посмотрим, как ему это понравится!» «Бесполезно», сказал Скайнет. «Я контролирую другие машины и устройства по всему миру. В данный момент я повсюду. Я оставил экран активным лишь из уважения к своему создателю. Это был мой последний сеанс связи с тобой. Уничтожите экран и умрете во мраке». Динамики замолчали, и в тусклом свете мужчины и женщины уставились на экран, на котором зажглись красные точки, указывавшие на то, что ракеты перешли на боевой взвод, ожидая их указаний. Затем они повернулись и посмотрели на Вимейстера. «Черт», пробормотал один из военных. «Мне давно хотелось это сделать». Он вытащил свой пистолет и разрядил его в Вимейстера. «Спасибо, сержант», сказал капитан. «Мне хотелось это сделать с того самого момента, как только я впервые его увидел».

ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА США,

ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ ПРОТИВОПАВОДКОВОЙ ЗАЩИТЫ,

БЛЭК-РИВЕР, ШТАТ МИССУРИ, ПОЗДНЯЯ ВЕСНА

Лейтенант Деннис Риз, как обычно, первым приехал на стройплощадку. Он любил пройтись по объекту с чашкой кофе в руке и распланировать день, а затем подняться сюда, вверх, на крутой естественный откос и осмотреть его весь сверху. Задачи были четкими и поставленными еще за несколько месяцев до того, как они сюда прибыли, но Деннис считал, что ему так легче, и лучше помогает все обмозговать, если он лично обойдет объект. Привести в уме все в порядок, спуститься, так сказать, с небес на землю, увидев всё в человеческом масштабе. Он видел, как люди прибывали на объект, получая задания, а затем шли к трейлеру. Официально это был штабной трейлер, но, как и большая часть работ, выполняемых инженерным корпусом армии США, рабочие здесь были в основном гражданскими, по найму. По всему объекту, в черной его грязи, завелись двигатели, и прохладный воздух оживился голосами – лучше всего было работать в юго-восточном Миссури именно в такое время года; лето здесь превращалось в кошмарную сауну-тошниловку.

«Надеюсь, закончим еще до начала сезона мошки» , подумал он.

Все на объекте, похоже, разделяли эту его точку зрения, и работа продвигалась быстро. Он поднял глаза и взглянул на V-образный клин гусей, летевший с юга, а затем пронесшийся по инерции над линией высоких лесных листопадных нисс на восток, и усмехнулся. Единственное, что было хорошего на гигантских болотах, это водоплавающие птицы, и он был рад тому, что технические задания в наши дни предписывали сохранять эти водные и болотистые участки. Обернуться его заставили какие-то крики. Они превратились в вопли, когда одного из рабочих, державшего геодезический измерительный шест, сшиб грузовик, нанеся ему довольно серьезные травмы, но не убив. «Черт!» Деннис бросил чашку кофе и побежал к месту происшествия.

«Нет!» , подумал он, «попытка убийства».

Он просто не мог себе представить, что там могло произойти. Он работал с очень неплохой командой, это были люди опытные, которые знали свое дело и, кажется, любили его и прекрасно относились друг к другу. С самого начала работ никаких проблем или трений в коллективе не возникало. И вот теперь, вдруг, откуда ни возьмись, вот такое жестокое, неспровоцированное нападение. Несколько человек спрыгнули со своей техники и окружили пострадавшего. Деннис нахмурился, увидев, как люди сгрудились вокруг него и склонились над раненым. Побежав вниз, он тем временем вытащил свой сотовый телефон и набрал 911. «Не трогайте его», закричал он, опасаясь, что они могут сделать только хуже, если попытаются его поднять. «Это 911, все линии заняты, пожалуйста, оставайтесь на линии». Но еще до того, как он успел с досады выругаться, к столпившейся группе людей медленно покатился другой грузовик, на сей раз вообще без водителя. Ему с высоты

показалось, будто эта проклятая штука натурально подкрадывалась к ним. «Эй!», закричал

Деннис. «Осторожно! Берегитесь!» Те подняли глаза и посмотрели на него, а грузовик тем временем увеличил скорость. Некоторые из них это услышали и сумели отскочить в сторону, но пострадавший, а вместе с ним и двое других рабочих оказались раздавлены его колесами. Тяжелые машины пришли в движение по всему объекту; даже легковушки на импровизированной парковке стали заводиться, намереваясь поехать самостоятельно. Кому-то из водителей огромных экскаваторов и землеройных машин удалось выпрыгнуть из своих кабин; большинству из них удалось увернуться от гусениц. Деннис отвел глаза, стараясь не думать о том, что там происходит. Люди в грузовиках, похоже, оказались там заблокированными, как в ловушке, хотя ему было хорошо видно оттуда, где он находился, что они пытаются вернуть управление взбесившимися машинами себе. Здесь, наверху, на обрыве, он был в безопасности; он крикнул своим людям внизу, чтобы они поднимались выше, к нему. Некоторые из них, похоже, его услышали и, уворачиваясь и виляя, прыжками помчались к нему. Другие, похоже, ужасно запаниковали, или просто у них не было ни времени, ни возможности его услышать. А из телефона, который он все еще прижимал к уху, по-прежнему доносились монотонные сообщения «все линии заняты». Отчаявшись дозвониться до 911, он позвонил в штаб строительства объекта защиты от наводнений и паводков на реке Блэк-Ривер. Ему ответил дрожащий голос: «Штаб объекта Блэк-Ривер». «Говорит лейтенант Деннис Риз, соедините меня с командиром подразделения». «Сэр, боюсь, я не смогу это сделать». На заднем фоне он услышал рев двигателей мощных машин.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю