332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Сергей Костин » Мегаклон » Текст книги (страница 11)
Мегаклон
  • Текст добавлен: 5 октября 2016, 23:05

Текст книги "Мегаклон"


Автор книги: Сергей Костин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 25 страниц)

11

Анд проснулся от грубого толчка в плечо. Он открыл глаза и рывком сел. Подняться на ноги ему не позволила длинная палка, которая уперлась ему в грудь. Палку держал один из десяти синтов, окруживших друзей плотным кольцом. Анд посмотрел вокруг в поисках ножей и обнаружил их в руках незваных гостей. Анд растолкал Рина и Гы.

Один из синтов показал жестами, что теперь можно встать. Синты произносили фразы на разных языках, но ни один из них друзья не знали. Поняв, что договориться они не смогут, синты мягко, но настойчиво стали подталкивать их к середине острова. Друзьям пришлось подчиниться.

Далеко идти не пришлось. В нескольких сотнях метрах находился округлый вход в гору. По еле заметной тропинке синты вошли внутрь. Внутри было темно, идти приходилось, ориентируясь на светлое пятно впереди. Пятно оказалось таким же округлым отверстием, как и вход. Но дорога здесь обрывалась. Туннель выходил к водоёму с идеально прозрачной водой. В диаметре водоём имел не меньше пятидесяти метров. От пола туннеля поверхность водоёма отделял какой-то метр. Со всех сторон поднимались отвесные стены скал.

Синты оставили друзей у деревянных перил и поспешно удалились. Друзья смотрели на гладь воды, на солнечные зайчики на поверхности. Как вдруг вокруг что-то изменилось. Эффект присутствия был настолько силён, что друзья крутили головами на триста шестьдесят градусов.

– Моё тело находится на дне водоёма, – сначала у синтов начинал вибрировать низ живота. Затем вибрация поднималась вверх, в голове она накладывалась сама на себя, и появлялся голос.

– Кто ты? – выкрикнул Рин, стараясь спрятаться за спинами друзей.

– Гуманоидные синты называют меня Голос. Просто Голос.

– А на самом деле ты кто? – не унимался Рин.

– Что именно ты хочешь узнать?

– Кто ты!?

– Кто бы ты ни был, пожалуйста, измени форму общения с нами. Такой формат очень не приятен, – вмешался в беседу Гы.

– Так лучше? – теперь голос звучал на самом краю восприятия.

– Так слишком тихо. Чуть громче.

– Так?

– Так оптимально, – ответил Гы. Теперь голос звучал, так как обычно в голове возникают мысли.

– Обычно гуманоиды не проявляют неудовольствия, когда я разговариваю с ними. Ведь вы гуманоиды?

– Да, мы гуманоиды, – ответил за всех Анд. При этом он положил руку на плечо Гы, видя, что тот несколько замялся.

– Пусть гуманоиды, мне всё равно. Что вы хотите?

– Что мы хотим? – переспросил Рин.

– Ну, конечно, вы. Это же вы ко мне пришли, а не я к вам.

Друзья недоумённо переглянулись. Затем Рин вышел из-за спин друзей и спросил:

– Сначала скажи кто ты?

– Опять! Существо, какой смысл ты вкладываешь в свой вопрос? – в ментальном поле голос прозвучал на два тона выше, чем предыдущая беседа.

– Не ори, – сказал Анд.

– Просто я хотел, чтобы на мои слова обратили больше внимания, – голос звучал по-прежнему.

– Мы гуманоиды. Загружены в синтов. – сказал Гы. – Последние время нас насильно удерживали ящеры. Во время столкновения ящеров с горилоидами мы бежали. Мы шли, не придерживаясь какого-то направления, и набрели на это место. У нас не было цели встретиться с тобой, тем более что до последнего времени мы не подозревали о твоём существовании.

– Синты всегда что-то просят у меня. Поэтому я и спрашиваю, что вы хотите от меня.

– И ты всегда выполняешь всё, что они просят? – спросил Рин.

– Почти всегда. К тому же, в большинстве случаев просьба одна. Как можно скорее вернуться домой.

– То есть ты просто убиваешь синтов? – подключился к беседе Анд.

– Так вы в курсе? – опять вопрос на вопрос.

– Мы в курсе, – сказал Рин.

– Я делаю то, о чем они просят. И не за просто так. Чтобы получить желаемое, синты должны какое-то время поработать на меня. А чего хотите вы?

– Мы бы хотели продолжить свой путь.

– Вы можете продолжить свой путь. Я не буду вам мешать. Но сначала мне бы хотелось, чтобы вы поделились со мной информацией.

– А что мы получим взамен? – спросил Рин.

– Как с вами трудно разговаривать. Я думаю, что информацию будет логично обменивать на информацию.

– Хорошо, – согласился Рин. – Что ты хочешь узнать?

– Всё, что с вами приключилось.

Рин начал рассказывать с самого начала. О том, как они очнулись в бараках. Как горилоиды учили их летать на планерах. Как они захватили судно ящеров. Здесь Рин не стал подробно описывать способности Гы. Дойдя до того места, где друзья встретились с моллюсками, Рин остановил рассказ.

– Пока хватит. Теперь твоя очередь. Скажи, что находится вокруг зарослей хвощей? – спросил он.

Какое-то время стояла тишина. Затем Голос ответил:

– В той стороне, где восходит солнце, доминирующий вид – ящеры. Не те, с которыми сражались горилоиды в небе. Более примитивные. Они везде носят с собой громоздкое холодное оружие. Далее по ходу движения светила, поля, где растут синты. Дальше территория под контролем горилоидов. Дальше…, теперь твоя очередь.

Рин продолжил свой рассказ. Он совсем не упомянул о моллюсках. По его версии выходило, что друзья каким-то чудом выбрались из гигантского леса, где с одной стороны были ящеры, а с другой горилоиды. Затем Рин довольно правдоподобно описал мнимое крушение их судна и знакомство с элтами. Здесь Рин опять остановился и предложил Голосу продолжить описание местности.

– Дальше обитают остатки расы, с представителями которой я не встречался. И, похоже, встретиться не придётся, какая-то неизвестная сила их почти полностью истребила. Дальше живут синты. Они загружены личностями. Но все они с разных миров, хотя говорят на одном языке. Зачем моллюски собрали разных гуманоидов в одном месте, я не знаю. Теперь ты.

Рин рассказал, что он с друзьями работал землекопом. При этом ни словом не обмолвился об Элил. Дальше из его рассказа следовало, что их взяли в рейд в качестве приманки для синтов. Последние события описывались Рином со стопроцентной достоверностью.

– Дальше ты, – сказал Рин.

– Дальше я не знаю.

– Ты врёшь! – возмутился Рин.

– Не больше, чем ты.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Я же не знаю, какая часть из твоего рассказа, правда.

– Зачем мне врать?

– В любом случае…, – Голос замолчал.

Друзья немного постояли, но Голос больше не говорил. Они вышли по тоннелю наружу. Им ни кто не препятствовал. Они направились к ложбине, в которой ночевали.

– Куда они все подевались? – Спросил Рин, ни к кому не обращаясь.

– Никого нет, и ножей наших тоже не видно, – сказал Анд. – Гы, что ты обо всём этом думаешь?

– Ничего не могу сказать. Существо очень мощное, если такое определение применимо к живому. Все его мысли экранируются. В первые минуты общения я мог понять, что голос идёт со дна водоёма, но позже это понимание исчезло. А вот нас он изучал довольно тщательно. Вплоть до рентгеновского излучения. Одно могу сказать точно – Голос пытался взять нас под контроль. Но легко это ему не удалось, а настаивать он не решился. Очевидно, Голос понял, что наши синты модифицированы моллюсками. До этого момента Голос легко подчинял себе синтов. Ситны, которые живут на острове, находятся с Голосом в постоянной связи. Он видит их глазами, слышит их ушами, говорит…

– Понятно, понятно, Гы. Ты описал довольно кошмарное существо. Так ты понял, куда нам нужно идти? – спросил Рин.

– Если Голос говорит правду, то идти нужно туда, где живёт исчезающая раса. Думаю, что это работа элтов. Считаю, что нам надо торопиться. Когда я попытался в ответ просканировать его сознание, то получил мысленный разряд тока. Это было предостережение.

– Ты прав, Гы, нам стоит поспешить. Будь моя прежняя шерсть на месте, сейчас бы она стояла дыбом, – сказал Рин.

Друзья почти добрались до своей ложбинки. Они вышли из-за валуна и увидели, как «Пожиратель» передними колёсами выбрался на остров из зарослей хвощей. Судно дёрнулось и остановилось. Трап с грохотом упал на каменистую почву. По трапу плотным потоком побежали воины. Вдруг со стороны возвышенности в них полетели быстрые упругие струи воды. Воины как кегли повалились на землю. Анд оглянулся, но успел лишь заметить, как с вершины исчезает что-то чёрное и гибкое.

На палубе появился предводитель ящеров. Свесившись через фальшборт, он что-то яростно протрещал. Воины поднялись с земли и быстро исчезли внутри «Пожирателя». Трап поднялся, закрыв собой проём. Судно вздрогнуло и медленно покатилось назад. Когда колёса оказались в зарослях, оно снова рывком остановилось.

На палубе, сияя металлическими доспехами, появился предводитель. Он взобрался на фальшборт, держась одной рукой за канат, застыл как статуя. Затем он выхватил из-за пояса меч, взмахнул им над головой и что-то проревел в сторону острова.

– Что происходит? – спросил Рин.

– Они угрожают друг другу, – ответил Гы. – Теперь они торгуются. Голос просит у ящеров одно из летающих созданий. Предводитель просит…, не могу понять что.

На долгое время наступила тишина. Ничего не происходило. Друзья сочли за лучшее оставаться за валуном. Вдруг в полной тишине раздался удар трапа о землю. К трапу со всех сторон спешили синты. Вернее, спешили не все, а только те, кто вёл пленников. Сами пленники совсем не хотели попасть на судно, населённое свирепого вида воинами. Они сопротивлялись, впрочем, достаточно вяло.

Анд обернулся на звук. Оказалось, что поглощенные событиями друзья не заметили, что происходит у них за спиной. Они были окружены десятком синтов. В сторону беглецов топорщились длинные палки. К двум из них крепились ножи. Ударами палок, друзей погнали в сторону трапа.

У трапа друзей схватили гурхи и зашвырнули внутрь судна. Когда их проводили мимо конструкции птеродактилей, там поднялся страшный гвалт. Затем один из ящеров свалился вниз. Он раскрыл крылья у самой палубы, чудом не разбившись. Птеродактиль сделал круг над судном, он собирался вернуться на своё место. Вдруг он затряс зубатой головой и снова стал падать. На этот раз координация была быстро восстановлена. Ящер несколькими сильными взмахами набрал высоту и уверенно полетел прочь от судна.

Вскоре друзья оказались в колесе. Щёлкнула плётка и они перешли на следующую ступень колеса. «Пожиратель» привычным рывком тронулся в путь. Рабы автоматически шли вперёд, озабоченные лишь тем, чтобы не упасть между ступенек адского колеса. Вместе с синтами здесь находились горилоиды и элты. Соперники на воле, здесь они не вспоминали о вражде. Иногда они даже помогали друг другу подняться с колен.

Монотонный ритм отуплял. Казалось, что прошла целая вечность с тех пор, как друзья попали сюда. Гы старался держаться ближе к друзьям. Он переместился так, чтобы оказаться между Рином и Андом.

– Не бросайте меня, – сказал он.

Ответить не удалось из-за свистнувшей плётки. Удар, предназначавшийся Гы, достался Анду. На голове и плечах у него появился светлый след. Такие следы украшали почти всех, кто шёл в колесе. Анд согнулся от боли, но прикоснулся к руке Гы. Весь долгий день друзья следили за Гы. Как только они замечали, что глаза у того становятся стеклянными, кто-то их низ брал Гы за руку и легонько тряс.

С заходом солнца со ступенек всё чаще и чаще стали срываться элты. Гурхи остановили колесо. Под щёлканье плёток рабов выгнали из колеса. Какое-то время они находились на палубе. За это время колёса заполнились новыми рабами. Защёлкали плётки и «Пожиратель» снова двинулся в путь. Мрачными коридорами толпа измученных рабов добралась до знакомого помещения. Рабы поели из деревянных корыт, попили оттуда же воды и повались на пол.

Дни слились в один серый поток. Днём колесо, ночью сон. Друзья продолжали следить за Гы. В какой-то момент Анд осознал, что необходимость заботится о Гы, ему самому сильно помогает.

12

Наконец, «Пожиратель» приблизился к концу своего путешествия. Стояло ясное утро. Дневная смена только что приступила к работе. Птеродактили подняли гвалт, их возбуждение росло. Затем они дружно снялись с места и унеслись вперёд. Прошло довольно много времени, но птеродактили не возвращались. Теперь возбуждение предалось гурхам. Несколько воинов полезли на надстройку птеродактилей. Достигнув верхней площадки, воины возбужденно затрещали и стали показывать лапами куда-то вперёд. Воины спустились вниз, их плотным кольцом обступила команда сухопутного крейсера. Когда рассказ был окончен, на судне начали наводить порядок. Палубу скребли деревянными лопатами. Из внутренних помещений выносился мусор. Когда судно привели в порядок, гурхи занялись собой. Они чистили своё оружие и амуницию.

На горизонте появился небольшой холмик. По мере движения судна холмик рос в размерах, но очень медленно. Понадобился целый день, чтобы стали видны детали. Это было циклопическое сооружение. Высокая стена, сложенная из необработанных каменных блоков. Камни не скреплялись раствором, и местами просветы между ними были сквозными. На равном удалении друг от друга в стене находилось несколько высоких башен. Из центра сооружения поднималось ещё недостроенное здание. Его оплетали строительные леса. Средневековый замок – самое точное название этому сооружению. Анд вспомнил, что Гы рассказывал ему о гурхах. Фарха устанавливала строгие правила к размерам и форме замка в зависимости от титула предводителя. Очевидно, фарха не допускала наличия защитного поля, его и не было. Над стенами замка поднялись чёрные точки. Сбившись в плотную тучу, они ринулись к «Пожирателю». Птеродактили практически закрыли солнце, проносясь над судном. Хлопанье кожистых крыльев стало просто оглушительным. Но неприятности на этом не кончились. Молодёжь сделала разворот и снова помчалась к судну. Их целью была горстка командиров во главе с предводителем, стоявшая на носу «Пожирателя». Птеродактили выстроились в ряды и стали пикировать на воинов. В нижней точке пике они открыли пасти, вниз полетели камни. Воины пытались закрываться щитами. Но камни сыпались сплошным потоком и вскоре ящеры попадали на палубу. Они закрывали головы лапами, вопя от боли и ярости. Наконец, у птеродактилей закончились камни. Молодёжь сделала ещё несколько кругов над «Пожирателем» и улетела к замку.

После налета судно представляло собой жалкое зрелище. Палубу завалило камнями и щепками от разбитых конструкций. Повсюду свисали обрывки канатов. «Пожиратель» остановили, команда вновь взялась за деревянные лопаты. Рабам в колесе представилась возможность отдохнуть. Они сели на ступеньки и молча смотрели в пол. Анд в который раз мысленно поблагодарил моллюсков за то, что они создали синтов такими выносливыми. Когда последствия нападения птеродактилей устранили, судно снова двинулось в путь. На подступах к замку хвощи отсутствовали. Причина была проста. Растения вырубались, как только они появлялись из земли. Этим занималась целая армия синтов под присмотром гурхов.

«Пожиратель» остановился в нескольких метрах от стены. Вблизи огромные стены замка производили просто подавляющее впечатление. Казалось, что они заслоняют собой весь мир. Рабы облегченно вздохнули, когда гурхи скомандовали остановиться. Отдышаться не дали, всех выгнали из колеса. По дороге к трапу к тем синтам, что были в колесе, присоединялась ночная смена. Под щёлканье плёток рабов загнали в широкие ворота замка. Дальше, не давая опомниться, всех затолкали в обширные клетки, пристроённые к стенам. Стена клетки, которая выходила во двор замка, была построёна из брёвен. Крышу перекрывали такие же брёвнышки, на них лежали высушенные хвощи. Клетки тянулись в половину окружности замковой стены. Их плотно забили синтами и другими существами.

Солнце садилось, в клетках началось оживление. Узники перемещались ближе к бревнам. Вскоре по доскам, настеленным вдоль клеток, заскрипели деревянные тачки. Из них синты выливали уже привычную хвощовую кашу. Корыта стояли через равные промежутки по всей длине загона. Голодные рабы не успели разобрать кашу, как в корыта полилась вода. Собратья по несчастью спешили быстрее справиться со своей работой, чтобы не нарваться на удары плетью. Несмотря на толкотню и неразбериху, каши и воды хватило всем. Друзья почувствовали сытость в желудках. А когда освежились несколькими глотками воды, немного приободрились. Синты стали укладываться спать. Как и на судне, они прижимались к соседу животом к спине и немного сгибали ноги в коленях. В такой паркет вместе с синтами охотно укладывались и элты и горилоиды.

– Не бросайте меня, – тихо прошептал Гы. Очевидно, паркет напомнил ему события на «Пожирателе».

– Не бойся, Гы, мы тебя не бросим. Наверное, такой способ отдыха позволит не замерзнуть ночью. Ведь нам придется спать практически под открытым небом. Как ты считаешь, Анд?

– Пожалуй, ты прав, но мне бы не хотелось, чтобы ко мне кто-то прижимался, особенно сзади.

– Я тоже не в восторге от этого. Моё воспитание не допускает такого тесного телесного контакта с незнакомцами, но синты существа бесполые. Даже если в них загружен разум, – сказал Рин и первым подал пример товарищам. Он лёг рядом с последним синтом, согнул ноги в коленях и прижался к нему.

Рядом с Рином устроился Гы. Анд повторил движения друзей. Проваливаясь в сон, он почувствовал, что сзади к нему кто-то прижимается. Вдоль клеток всю ночь сновали гурхи. Физиология ящеров не позволяла им быть такими же активными ночью, как и днём. Гурхи, проходя мимо клеток, вели древками копий по брёвнам. Было не понятно для чего они это делают. Для того чтобы подбодрить себя или для того чтобы пугать синтов. Впрочем, на рабов эти звуки не производили особенного впечатления, они спали.

Лишь только солнце поднялось над горизонтом, в замке началось оживление. Гурхи бросились к клеткам и копьями стали будить рабов. Похоже, что в побудке принимало участие всё население замка. Ящерам доставляло огромное удовольствие сбивать с ног ещё сонных синтов. Они громко обсуждали особенно ловкие удары. Когда обитатели клеток проснулись, наружу вывели небольшую часть рабов. Им предстояло накормить и напоить остальных. Вскоре по доскам заскрипели деревянные тачки с кашей и водой. После завтрака те, кто уже давно жил в клетках, чтобы не дожидаться неприятностей, стали подтягиваться к выходу. Но двери не открылись. Тем временем на площади перед недостроенным зданием синты начали складывать доски и неотесанные стволы деревьев. Из досок гурхи соорудили помост метра в три высотой. На небольшом расстоянии от помоста вкопали столб. Как только синты сложили деревья между помостом и бревном, их загнали в клетки. Гурхи двинулись к центральному зданию. Внутри замковых стен повисла тревожная тишина. Перед дверью гурхи сели на землю. Более знатные и крупные сидели впереди. Менее знатные и, соответственно, менее крупные позади. И так в порядке убывания. Пока в последних рядах не оказались самые молодые воины. Их отличал более светлый оттенок зелёной чешуйчатой кожи. После долгого ожидания массивная дверь цитадели медленно открылась. На ступени вышел король всех гурхов. Существо было гораздо крупнее других ящеров. Даже предводитель «Пожирателя», который встал на встречу Великому Гурху, уступал ему в росте. Великий Гурх имел почти чёрную шкуру. Его голову и позвоночник покрывал ярко-красный гребень. Было не понятно, что это. Украшение, или гребень имел природное происхождение. Великий что-то коротко щёлкнул.

– Зачем вы здесь? – перевёл Гы.

– Великий Гурх. Я Трет, Большой Гурх. Вчера я вернулся из похода. Я захватил много рабов. В том числе и тех, кто не сможет принять фарха.

– Ты проверял?

– Да, я проверял. Они потеряны для фарха. Собственности у них нет, но они могут послужить истинным служителям фарха, – последовала пауза, затем Трет продолжил. – Дай нам Чёрного Судью.

Над площадью вновь повисла зловещая тишина. Наконец Великий Гурх изрёк:

– Смертный может ошибиться. Чёрный Судья – никогда. Я дам вам его. Но помните, всех, кого он вернёт живыми, будут жить, и следовать фарха вместе с нами. Все, кто останется в нём, пойдут на пользу гурхам. И не забудьте мою долю.

Великий повернулся и прошествовал в цитадель. Через некоторое время воины поднялись с земли. Они пошли следом за Великим Гурхом. Какое-то время ничего не происходило и рабы стали потихоньку переговариваться. Напряжение, которое держало всех в оцепенении, понемногу отступало. Но вот в темноте цитадели началось движение. Затем послышался скрежет – воины что-то тащили. По обе стороны от массивных ворот появились знатные гурхи, они с усилием тащили за собой толстые канаты. Ящеры друг за другом продолжали появляться из мрака. Рабы вновь испуганно замерли. Затем они отошли подальше от решёток. Гурхи тянули и тянули. Первые, кто вышел из дверей, уже достигли помоста. Среди рабов напряжение нарастало. Вскоре послышались болезненные вскрики. Кричали те, кого живая масса придавила к стенке. Все хотели оказаться как можно дальше от того, что вскоре появится.

Канаты натянулись и стали как струна. Гурхи сильнее уперлись ногами в землю, поднатужились, зашипели ещё громче. Канаты подались, из дверей на каменные ступени вылетел закопчённый котёл. Столько металла в одном месте друзьям ещё не приходилось видеть. Котёл покачивался из стороны в сторону и тихонько гудел как колокол. Это был низкий звук, в какой-то момент переходящий в неслышную вибрацию. Она проникала в каждую клеточку любого живого организма. Вибрация поселяла в рабах ужас, который лишал воли и мыслей.

Первыми пришли в себя горилоиды, сбившись в кучу, они обнимали друг друга и жалобно поскуливали. Элты, напротив, старались держаться друг от друга как можно дальше.

– Мы не вкусные. Мы не вкусные, – лихорадочно шептал Рин.

Тем временем, следом за котлом на ступени вылетел Великий Гурх. Он, в отличие от котла не остался там, а продолжил движение. Как чёрный смерч он метался между воинами и шипел, разбрызгивая слюну. Анд готов был поклясться, что видел, как из-под когтей ящера вылетают искры. Его глаза яростно горели, его острые зубы оставили отметины на каждом, кто оказал непочтение Чёрному Судье. Наконец, Великий посчитал, что виновные получили достаточное наказание. Он подошёл к котлу и раскинул лапы, как будто хотел обнять его. Это ему не удалось, котёл был просто огромен. Ящер постоял так с раскинутыми руками у котла и величаво удалился в сумрак цитадели.

Когда высокое начальство удалилось, гурхи вновь оживились. Они некоторое время зализывали раны, в буквальном смысле слова, а затем вновь взялись за дело. Они повесили котёл на перекладину между столбом и помостом. Выстроившись в цепочку, стали наполнять его водой. Гурхи спешили, и вскоре котёл должен был наполниться.

– Что это за бред? Вы что, собираетесь нас сварить? Мы что, по-вашему, еда? – элт кричал во всю мощь легких. Он тряс деревянные прутья и всё больше впадал в истерику. – Немедленно освободите нас! Мы разумные существа!

Очевидно, гурхи и в самом деле считали другие расы всего лишь едой. Они замерли с вёдрами в руках. Как будто человек занятый своими делами на кухне, вдруг услышал требования колбасы из холодильника отпустить её на волю. Замешательство ящеров быстро прошло. Из цепочки вышел молодой гурх, поднял с земли копьё и направился к клеткам. Взбунтовавшегося элта пытался оттащить от прутьев его друг. Но не успел. Гурх подошёл к клеткам, сделав выпад копьём, и пронзил обоих. Элты рухнули на землю.

Вскоре котёл наполнился. Гурхи разожгли под ним огонь и ринулись в клетки. Из рабов они выбирали элтов и горилоидов. Гурхи превратили поход в клетки в весёлое развлечение. Палками они избивали всех, кто подвернется им под руку. Когда горилоиды и элты вывели наружу, в клетках много синтов остались лежать на полу без движения.

Большой Гурх с головы до пят натёрся какой-то грязью и стал абсолютно чёрным. Надев на голову ярко-красную хламиду, он двинулся вокруг котла. По ходу движения он подпрыгивал и клацал зубами, совершая ритуальный танец. Так он ходил по кругу, пританцовывая, пока над котлом не появился пар.

С рабов стали срывать одежду и затаскивать по помосту наверх. Сопротивления уже ни кто не оказывал. Все были морально подавлены и, похоже, смирились со своей участью.

Большой Гурх что-то прошипел, и первый раб полетел в котёл. Раздался истошный вопль. Остальных смертников охватила паника. Они пытались бежать. Ящеры были к этому готовы. Они хватали рабов, затаскивали их на помост и швыряли в котёл. Вопли ужаса и боли стояли над замком.

– Традиция употреблять в пищу врагов…, – начал пояснять происходящее Гы.

– Гы, заткнись! Если я от тебя услышу хотя бы слово, то сверну тебе шею! – оборвал его Рин.

Гы замолчал. Он стоял у решётки и наблюдал за происходящим. Пожалуй, он был единственным из рабов, кто наблюдал за этим. Остальные отвернулись лицом к стенке. Многие зажимали уши руками. Даже незагруженные синты не могли на это смотреть. Они, вместе со всеми стояли лицом к стенке, иногда прикасаясь руками к своим товарищам по несчастью, как бы ища поддержки.

Вскоре крики смолкли. Похоже, что Чёрный Судья не нашёл достойных следовать фарха. На площади началось пиршество. Отвратительное чавканье и рычанье звучало до самого заката.

День подходил к концу. Синты, измотанные большими эмоциональными нагрузками, укладывались на землю. Незагруженные пытались устроить свой обычный паркет, но это им не удалось. Не хватало места, потому что рабы старались держаться подальше от решётки. Каши в этот вечер не было. Но об этом никто не вспомнил. Наверное, никому бы не полез кусок в горло. Может, всем кроме Гы. Наконец, длинный день закончился, и наступила тишина.

Утро началось с криков. Гурхи будили рабов полюбившимся способом – палками и копьями. Когда с едой покончили, всех выгнали из клеток. После отдыха и тёплой каши вчерашний день казался кошмарным сном. Тем более что на площади не было ничего, чтобы напоминало о вчерашней вакханалии. Гурхи убрали и котёл и помост.

Рабов согнали в одну большую толпу и погнали к выходу из замка. «Пожиратель» стоял на прежнем месте. На нём кипела работа. Жёлтые синты предавали мрачному нагромождению дерева весёлый, даже праздничный вид. Удар плетью по спине вернул Анда к собственным проблемам.

Рабов подвели к обширному котловану. На его краю горкой лежали корзины, сплетённые из молодых побегов хвощей. Синты, которые уже знали что делать, похватали корзины и стали наполнять их глиной. Те, кто впервые оказался у котлована, следовали примеру бывалых. Работа была простой, даже пустые синты быстро разобрались, что к чему. Тем не менее, гурхи проявляли недовольство. Плётки щёлкали не умолкая.

Корзины были без ручек, и нести их было очень неудобно. Часто они выскальзывали из рук, и глина высыпалась на землю. На несчастного тут же набрасывались с плётками. Синту под градом ударов приходилось быстро собирать глину.

– Ничего не напоминает? – спросил Рин, когда они шли назад к замку.

– Мне нет. А на что это, по-твоему, похоже? – ответил хмурый Анд.

– Примерно тем же самым мы занимались у элтов.

– Ну, не скажи. Там я за весь день так не уставал. А здесь мы не прошли ещё и половину пути до замка, а я уже с ног валюсь. А кормили нас элты просто по-королевски. И вкусно и разнообразно.

– Я с тобой согласен. Но я же не говорю, что мы здесь делаем то же, что и у элтов. Я говорю, что мы добываем ту же самую глину.

– Похоже, что это самый распространенный строительный материал.

– У элтов организация труда была лучше, – вмешался в разговор Гы. – Я заметил, что многие синты набирают корзины не полными. Это резко снижает эффективность труда.

Анд посмотрел на синтов, идущих по соседству, и понял, что Гы прав. Свист плётки снова вернул Анда к действительности, он потёр след на руке и сказал:

– И с плётками у элтов над нами никто не стоял.

– Это верно, – поддержал его Рин. – Похоже, элты были абсолютно правы, отказавшись от рабского труда. Один Робус, прекрасно со всеми нами справлялся. А здесь целая армия надсмотрщиков, а корзины наполовину пусты. К тому же, за надсмотрщиками следят другие надсмотрщики, – Рин кивнул в сторону.

Анд посмотрел в указанном направлении. Гурх более темного окраса и высокого роста бил своих младших сородичей толстой палкой. Удары он сопровождал злобным шипением, при этом показывал лапой на синтов. Когда начальник закончил распекать подчиненных, он фыркнул и удалился. Гурхи недолго приходили в себя и зализывали раны. Им было на ком отыграться. Началось массовое избиение. Ящеры больше не казались разумными существами. Они остервенело избивали всех, до кого могли дотянуться. Друзьям повезло, они находились рядом с теми синтами, которые уже давно жили в замке. Они заметили, что когда гурхи вышли из себя, некоторые синты легли на землю, прикрыв головы корзинами. Друзья последовали их примеру и избежали самых сильных ударов.

Когда гурхи выбились из сил, движение продолжилось. На месте избиения осталось несколько тел. Гы посмотрел на скорченные тела и сказал:

– Для чего они это делают? Такое неэффективное использование трудовых ресурсов невозможно объяснить.

– Это называется эмоция злость, – сказал Рин.

– А ты испытывал такую эмоцию? – спросил Гы.

– Все когда-то испытывают злость, но в моём обществе считается дурным тоном проявлять её. Даже по отношению к рабам.

– В твоём обществе есть рабы? – удивился Анд.

– Конечно, есть. Рабы есть везде.

– В моём обществе тоже есть рабы. Но у нас это является преступлением, – сказал Анд. – Если рабовладельцев ловят, их судят и сажают в тюрьму.

– Ну, это если существо стало рабом в случае насилия, как мы. В таком случае рабство, конечно, преступление. А если, например, ты проигрался в азартную игру, а платить тебе нечем. Что тогда? Или если ты убил кого-то, как ты рассчитаешься с родственниками?

– Если у нас совершается убийство, то убийцу сажают в тюрьму.

– А за менее тяжёлое преступление?

– Тоже сажают в тюрьму, но на менее длительный срок.

– И что? А если убит кормилец семьи? И у него остались дети? Что толку детям и их матери от того, что убийца где-то там сидит? – Рин перехватил корзину удобнее, отдышался и продолжил. – У нас преступника осуждают в присутствии всей общины. Объявляют его прегрешения и то, что он должен сделать во время своего рабства. Срок, за который он выполнит то, что ему обязали, как правило, не имеет значения. Раб по-прежнему живет своей жизнью и в удобное для него время выполняет повинность. Единственное отличие от других – это белый платок, повязанный ему на шею.

За разговорами обратный путь прошли незаметно. В замке рабы высыпали глину в огромную кучу за цитаделью. Гурхи не дали им передохнуть, они защёлкали плётками и погнали уставших синтов обратно к котловану.

– Вам не кажется, что гурхи испытывают ещё какие-то эмоции кроме злости, когда бьют синтов? – спросил Гы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю