332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ребекка Ли » Принцесса-беглянка » Текст книги (страница 17)
Принцесса-беглянка
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 01:59

Текст книги "Принцесса-беглянка"


Автор книги: Ребекка Ли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 17 страниц)

– Полагаю, вы и есть тот самый Виктор? – с вызовом проговорил Адам.

– Собственной персоной, – ответил князь. – А вы, стало быть, Адам Маккендрик… – Он перевел взгляд на Джиану. – Прими мои поздравления, кузина. Ты чуть не переиграла меня.

– Я и в самом деле тебя переиграла! – закричала Джиана. – Мы с Адамом только что обвенчались!

– Ну и что?

С этими словами князь Виктор направил на кузину небольшой серебристый пистолет.

Адам тотчас же попытался прикрыть принцессу, но Виктор с угрозой в голосе проговорил:

– Стой на месте, иначе я убью ее.

– Ты не сможешь ее убить! – крикнул Адам. – Она тебе нужна!

– Была нужна, – ответил князь. – Пока я не познакомился с твоей очаровательной сестрой. А теперь мне нужна только государственная печать Каролии – больше ничего. Отдай ее мне.

– Но при чем здесь моя сестра? – спросил Адам.

– Твоя сестра очень похожа на принцессу, ты не находишь? Издали ее вполне можно принять за Джиану. Так что в Каролии я представлю ее как мою кузину. К счастью для меня, алтарь собора в Кристианберге находится слишком далеко от церковных скамеек. Невеста же будет в вуали, поэтому никто не заметит подмены. И никто ничего не узнает. Какая разница, в конце концов, – эта или другая? Всем это безразлично.

– Зато мне не безразлично, – заявила Джиана.

– И мне тоже… – всхлипнула Керстин.

– Не имеет значения, – сказал Виктор. – Потому что ты, Джорджи, к тому времени уже будешь мертва. – А ты, – он взглянул на Керстин, – будешь делать то, что я скажу, потому что ты в моих руках.

Увидев, как Виктор взвел курок пистолета, Адам замер, затаив дыхание. И в тот же момент Вагнер пришел на помощь хозяйке – бросившись на князя Виктора, пес вцепился зубами ему в руку.

Воспользовавшись ситуацией, Адам тоже кинулся к Виктору.

Князь выстрелил в собаку, и Вагнер жалобно заскулил; к счастью, пуля лишь задела его. Вторая пуля угодила в плечо американца.

– Адам!.. – в ужасе вскрикнула Джиана. – Вагнер!..

Отбросив пистолет, Виктор выхватил меч и закричал:

– Ну, иди же сюда, мистер Маккендрик! Я изрублю тебя на куски!

– Я не вооружен, – ответил Адам. – Это будет нечестный бой.

Виктор покосился на Максимилиана.

– Дай ему свой меч.

Лорд Гудрун вопросительно взглянул на Адама, и тот кивнул.

– Дайте мне ваш меч, Макс.

Старик протянул свой меч Адаму, и молодой американец, посмотрев на стоявшего чуть поодаль О'Брайена, проговорил:

– Если со мной что-то случится, не забудь о своем обещании, Мерфи. – Повернувшись к Виктору, Адам сказал: – Что ж, начнем.

Хотя дуэли были запрещены английскими законами, в Шотландии на это смотрели сквозь пальцы.

– Если ты готов умереть, то начнем, – ответил Виктор. Князь вышел из дома на лужайку, и Адам последовал за ним. Взглянув на друга, он сказал:

– Отведи Джиану в безопасное место.

– Нет! – крикнула Джиана, но О'Брайеи сделал так, как велел Адам.

– Пойдемте со мной, мэм, – сказал Мерфи. – Адам должен быть уверен, что с вами все в порядке. Иначе он не сможет защищаться.

Принцесса возражала, но О'Брайен не слушал ее. Подхватив принцессу на руки, он отнес ее в винный погреб, после чего вернулся за всхлипывающей Керстин и за раненым псом. Максимилиан же остался наверху, чтобы наблюдать за дуэлью.

– Ах, Вагнер! – вскрикнула Джиана, когда О'Брайен уложил пса на каменный пол.

Сняв с себя пиджак, Мерфи подложил его Вагнеру под голову. А Изабель принялась осматривать его рану.

– Он непременно поправится, ваше высочество, – заверила она – Это просто царапина. Наверное, пуля отскочила от ребра.

Молча кивнув, Джиана подбежала к маленькому подвальному оконцу.

– Отдай мне печать, Маккендрик, – приказал Виктор. – Тогда вы с кузиной умрете быстро и без мучений.

– Ничего у тебя не получится, – заявил Адам.

– Не сомневайся, я непременно убью вас, – процедил князь. – Сначала твоя очередь. Учти, я опытный фехтовальщик.

– Очень рад за тебя, – ответилАдам. – А вот стрелять из пистолета ты не умеешь, – добавил он с усмешкой.

Адам не был новичком в фехтовании – во время своего путешествия он не раз упражнялся в этом деле. Однако сейчас ему впервые предстояло сражаться настоящим мечом – и не до первой крови, а до гибели одного из противников. Он прекрасно знал, что Виктор его не пощадит.

– Что ж, выбирай себе секунданта, – сказал Адам.

– Пусть будет Маршфельд, – ответил князь, и Маршфельд вышел вперед, принимая на себя роль его секунданта.

– Я бы на твоем месте был поосмотрительнее, выбирая себе друзей, – заметил Адам, покосившись на мужа Керстин.

– А я буду секундантом Маккендрика, – сказал граф Баском.

– Защищайся! – крикнул Виктор и сделал выпад. Меч князя тут же рассек сюртук Адама. А несколько минут спустя у него уже было с десяток ранений, но все, к счастью, несерьезные.

«О Господи, – думал Адам, – лучше бы мы стрелялись». Он был метким стрелком, и в этом случае у него было бы гораздо больше шансов на победу. Но даже если бы он погиб… Уж лучше быть застреленным, чем изрубленным на куски.

– Эй, Адам! – крикнул лорд Баском. – Не пытайся его атаковать. Уклоняйся. Уходи от удара. Слушай мои команды. Укол! Защита! Ложный выпад! Смена положения!

Баском громко выкрикивал команды, пытаясь предвидеть все движения и действия Виктора.

– О'Брайен, сделай же что-нибудь! Виктор его сейчас убьет! – в отчаянии закричала Джиана.

Принцесса почувствовала, что больше не сможет наблюдать за дуэлью; она знала, что Адам вот-вот умрет у нее на глазах. Изловчившись, Джорджи выхватила у Мерфи из кобуры пистолет и, прицелившись, спустила курок. Пуля слегка задела бедро Адама, и Джиана в ужасе вскрикнула, увидев, что нечаянно попала в мужа.

– Проклятие… – проворчал Адам, поморщившись. Но тут вторая пуля угодила Виктору в плечо, и тот взвыл от боли. Джиана же чуть не захлопала в ладоши от радости. Она навела пистолет на Мерфи и сказала:

– Сейчас же выпустите меня отсюда.

– Не могу. – О'Брайен покачал головой. – Адам убьет меня за это.

– А если вы не выполните мой приказ, то вас убью я, – заявила принцесса. – Неужели вы не видите, что Адам долго не продержится?

Руки Адама были скользкими от крови. Когда же меч выскользнул из его пальцев, он подумал: «Теперь все кончено…» Увы, он не оправдал ожиданий Джианы, и сейчас ему придется заплатить за это жизнью. Слава Богу, что у него есть верный друг. О'Брайен позаботится о Джиане, он сделает все возможное для того, чтобы она заняла престол.

Главное, что Джорджи сейчас в безопасности… О, что это?! Ведь она ужасно рискует!.. Адам увидел, что Джиана бежит по лужайке с пистолетом в руке.

– Посторонись! – крикнул Баском, поднимая с земли меч Адама.

Адам отошел на несколько шагов, и Баском тут же отразил удар Виктора, потом еще один. Нанося третий удар, Виктор все же перехитрил графа и ранил его в плечо.

– В сторону! – закричал Адам, предупреждая отца, когда Виктор занес над ним свой меч.

В следующее мгновение Адам выхватил из кармана пистолет и спустил курок. И тотчас же прогремел второй выстрел – спустила курок и Джиана. Но они так никогда и не узнали, кто из них двоих застрелил князя Виктора.

Истекая кровью, Адам брел по лужайке, направляясь к двери гольф-клуба. Его с обеих сторон поддерживали граф Баском и Джиана.

– Ах, Адам, дорогой, ты ранен, – говорила принцесса.

– Да, ранен, – сказал он с усмешкой и тут же поморщился от боли. – Ты ведь стреляла в меня, Джорджи.

– У меня пистолет выстрелил сам собой, – оправдывалась принцесса. – Я же стреляла первый раз в жизни.

Адам тихо рассмеялся.

– Как ни крути, а ты все равно стреляешь лучше своего кузена. – Он взял Джиану за руку и надел ей на большой палец государственную печать Каролии. – Я люблю тебя, моя принцесса Джорджи. И буду любить всегда. Я пойду за тобой хоть на край света и буду сражаться за тебя до последнего вздоха. Пока не умру.

– Ты не умрешь, милый. Мы не дадим тебе умереть.

* * *

– А как дела у чудовища? – спросил Адам, лежавший в своей спальне в охотничьем домике.

Изабель, делавшая ему перевязку, ответила:

– Он поправляется, сэр.

Адам усмехнулся и пробормотал:

– Теперь я, пожалуй, разрешу ему спать на моей кровати.

– Думаю, что не стоит, – сказала Джиана.

– Но этот храбрец спас нам обоим жизнь, – заметил Адам. – Кстати, у князя Виктора было какое-то кольцо, очень похожее на печать. Он собирался убить нас обоих и выдать Керстин за принцессу. Полагаю, что в этом случае ему даже не понадобилась бы настоящая государственная печать. – Взглянув на О'Брайена, Баскома и Керстин, стоявших у его кровати, Адам сказал: – Спасибо тебе, Мерфи, за то, что защищал мою жену.

О'Брайен пожал плечами.

– Я защищал ее до тех пор, пока ей не вздумалось защитить тебя.

Адам улыбнулся другу, потом повернулся к сестре:

– Как ты, Керстин?

– Хочу развестись с Маршфельдом, – сказала она. – Мечтаю сделать это как можно скорее.

– Уверен, что это можно устроить, верно, сэр? – Адам вопросительно посмотрел на лорда Баскома.

– Конечно, – кивнул граф.

– Спасибо за то, что был моим секундантом, и за то, что спас меня от смерти.

– Я дал тебе жизнь, и я не мог допустить, чтобы князь Виктор отнял ее у тебя, – ответил Баском, и тут же с улыбкой добавил: – Не мог же я не заступиться за Благодетельного Барона…

Адам досадливо поморщился.

– О Господи!.. Значит, и ты уже знаешь об этих проклятых книжонках?

– Разумеется, – кивнул граф. – Именно эти рассказы и привели меня в Неваду. Я прочел о приключениях Благодетельного Барона и понял, что мне непременно нужно с тобой встретиться. Только с титулом барона вышла промашка. Как мой сын, ты должен носить титул виконта. Виконт Кеннисбрук. Однако Благодетельный Виконт звучит похуже, чем Благодетельный Барон.

– А как на это смотрит твоя семья? – с вызовом спросил Адам. – Если ты мой отец, то, стало быть, я в каком-то смысле незаконнорожденный. Ты ведь не забыл, что я родился в результате брака, который впоследствии был аннулирован? Насколько мне известно, внебрачные дети не наследуют титулы своих отцов.

– В моей семье одобряют мое решение, – ответил Баском. – Жена умерла шесть лет назад, а дочери… – Граф пристально посмотрел на сына. – У тебя теперь появились еще две сестры. У обеих уже есть свои дети. Именно мои дочери настояли на том, чтобы я тебя разыскал и сделал все, как положено. Когда умерла жена, я оформил необходимые документы, чтобы сделать тебя своим законным наследником. Нравится тебе это или нет, но ты теперь виконт Кеннисбрук.

– Я так и знал! Все время подозревал, что ты, Адам, – проклятый английский лорд, – со смехом проговорил О'Брайен.

– Ошибаешься, приятель. Не знаю, кто ты на самом деле, но я Адам Маккендрик. – Пристально посмотрев на графа, Адам добавил: – И я знаю, что моего отца звали Бенджамин Маккендрик.

– Я и есть Бенджамин Маккендрик, – ответил лорд Баском. – Маккендрик – моя фамилия. Я стал виконтом Кеннисбруком только после того, как мой отец унаследовал титул графа Баскома. А я стал графом Баскомом одиннадцать лет назад, когда мой отец скончался.

Адам ненадолго задумался, потом сказал:

– Когда мы с тобой впервые встретились, никто и знать не знал о Благодетельном Бароне.

– Но я знал, – с улыбкой ответил Баском. – Потому что эти романы выпускает одно из моих американских издательств.

– Так это ты Джон Дж. Букман?

– Нет. Это литературный псевдоним одного из моих редакторов. – Баском подмигнул Керстин. – А я – тот, кто платит за такие красивые и занимательные истории. В одной из таких книжек рассказывалось о моем сыне, о котором я ничего не знал. – Баском снова улыбнулся. – Если не веришь, спроси у своей сестры, и она подтвердит мои слова. И мне очень хотелось бы познакомиться с тобой поближе. Не возражаешь?

Адам помедлил с ответом. Джиана же проговорила:

– Поверьте, сэр, Адам простит вас. Но для этого ему потребуется время. Кроме того, нашим будущим детям обязательно понадобится любящий дедушка. – Джиана обняла лорда Баскома.

– А ты что скажешь? – Граф посмотрел на сына.

– Хотя это будет не так-то просто, но я постараюсь тебя простить, – ответил Адам.

– Вот и хорошо, – кивнул Баском. Адам же вдруг рассмеялся и сказал:

– Не могу же я не простить человека, который превратил меня в Благодетельного Барона и помог мне завоевать любовь принцессы. – Адам протянул графу руку, и глаза отца и сына наполнились слезами.

– Что ж, на сегодня достаточно, – сказала Джиана, выпроваживая всех из комнаты мужа. – Адаму нужно отдыхать. Кроме того, у нас с ним медовый месяц.

Когда молодые супруги остались вдвоем, Адам спросил:

– Так что ты говорила насчет медового месяца? – Он обнял Джиану. – И при чем тут отдых?

– Ты ранен, и тебе необходим отдых.

– Да, ранен. – Адам поцеловал жену. – Но если ты, милая принцесса, пообещаешь хорошо обо мне заботиться, то я мигом поправлюсь.

Адам и Джиана отпраздновали еще две свадьбы и провели еще два медовых месяца. А потом поселились во дворце в Кристианберге, столице Каролии.

Вторая церемония венчания состоялась в небольшой часовне в Балморале через два дня после дуэли. Присутствовали ее величество королева Англии, маркиз и маркиза Темплстон, граф и графиня Рамзи, маркиз и маркиза Эверли, граф Баском и леди Маршфельд, а также вся прислуга из Ларчмонт-Лоджа, не считая солдат королевской гвардии, доставивших жениха и невесту в Балморал.

Второй медовый месяц молодые провели в замке Балморал. Они очень редко бывали в это время на людях, предпочитая побольше времени проводить наедине друг с другом.

Третья брачная церемония состоялась через четыре месяца после первой, и проводилась она в соборе Святого Винсента, в Кристианберге. Это было событие государственной важности, обставленное по всем правилам дворцового этикета и королевского протокола, со всей пышностью и помпой, то есть так, как и полагалось в таких случаях.

На этой свадьбе веселились тысячи подданных Джианы, короли и королевы, принцы и принцессы, герцоги и герцогини, а также главы государств, приехавшие из многих стран. Были, разумеется, мать и отец жениха и его сестры со своими семьями.

Шафером на всех свадьбах был Мерфи О'Брайен, а подружкой невесты – Бренна Меллер. Проводил церемонию архиепископ, и толпы горожан задолго до этого собрались у собора, чтобы услышать, как будут обмениваться брачными обетами ее высочество принцесса Джиана Виктория Элизабет Мэй и Адам Маккендрик, виконт Кеннисбрук и Благодетельный Барон.

По окончании церемонии молодые супруги отправились в Лейкен, где и провели большую часть медового месяца, отдыхая от многочисленных торжеств.

Супруги и в самом деле нуждались в отдыхе, потому что сразу же после свадьбы началась подготовка к коронации принцессы Джианы.

Адам продал Мерфи О'Брайену таверну в Куин-Сити, а также гостиницу. Однако с Ларчмонт-Лоджем Маккендрик расставаться не захотел – ведь этот охотничий домик принадлежал семье его отца на протяжении столетий. Ларчмонт-Лодж превратился в знаменитый клуб, известный всем любителям гольфа. Но на один месяц в году охотничий домик закрывался. Потому что каждый год в августе туда приезжали Адам с Джианой, а также их родственники и друзья.

Эпилог

Принцесса королевской крови княжества Сакс-Валерштайн-Каролия вполне заслужила счастье во всей своей дальнейшей жизни. Она завоевала любовь и уважение всех своих родных и подданных. Она надежда своей семьи и своего народа, и ее будущее исполнено любви и счастья.

Принцип и правило № I королевского этикета принцессы Сакс-Валлерштайн-Каролии, по распоряжению его высочества Адама Первого, принца-консорта ее высочества принцессы Джианы, 1875 год

Дворец в Кристианберге, Каролия Год спустя

Адам Маккендрик, закончив записывать свои предложения по внесению поправок в закон о правах карольских женщин, отложил бумаги в сторону. Действующий закон мог устроить разве что тирана, а Адам им никогда не был. Взяв со стола доставленный Максимилианом пухлый фолиант в синем кожаном переплете, Адам полистал его немного, потом вдруг пробормотал:

– Черт возьми, что это такое?

– О чем ты? – спросила Джиана. Она сидела на постели среди подушек, держа на руках новорожденную инфанту, Каролину Александрину Маргарет.

Адам показал ей книгу.

– Ах, это?! – Принцесса рассмеялась. – Это сборник правил королевского этикета княжества Сакс-Валлерштайн-Каролия. Те правила, которых я должна придерживаться.

– Боже правый, какое убожество! Почему ты не рассказала мне об этом раньше, милая?

– Не хотела огорчать тебя, дорогой. Я ведь прекрасно помню, как тебя возмутил закон о правах карольских женщин.

Адам и впрямь возмутился, узнав, что в Каролии права принцессы ограничиваются, если она выходит замуж.

– Дорогая, ты ведь наследная принцесса. По логике вещей, у тебя должно быть больше прав в своей стране, чем у меня. И только по той простой причине, что ты женщина, ты этих прав не имеешь. Разве справедливо? Я намерен это исправить, Джорджи.

Джиана погрозила мужу пальцем.

– Но если ты ограничишь свои права на меня, то тебе это, наверное, не понравится.

– Я не собираюсь ограничивать свои права на тебя, только конституционные. – Адам подошел к жене и поцеловал ее в шею. – И я намерен воспользоваться своими правами на тебя, как только ты этого пожелаешь.

Джиана лукаво улыбнулась, Адам же тем временем продолжал:

– Так вот, Джорджи, я решил довести это дело до конца. Чтобы наша малышка Алекс, когда вырастет, не беспокоилась из-за того, что может потерять власть, если пожелает выйти замуж. Я хочу, чтобы она была спокойна на сей счет.

– Я тоже этого хочу, любимый. – Джиана прильнула к мужу и поцеловала его. Временами принцессе не верилось, что ей так повезло с Адамом Маккендриком. Она простила своего кузена за то, что тот совершил, и молилась за его душу точно также, как молилась за покойных родителей. Ведь если бы не Виктор, если бы не его жадность и жажда власти, она никогда не встретила бы Адама и он не подарил бы ей такого чудесного ребенка, как Алекс. Да, Виктор совершил ужасные преступления, за которые ему придется ответить перед Господом. Однако ей, Джиане, можно его поблагодарить.

– Джорджи!

– Что?

– Дорогая, ты ведь понимаешь, как важно то, что я только что сказал?

Принцесса снова улыбнулась.

– А ты, дорогой, понимаешь, как важно то, о чем я только что подумала?

– О чем же ты подумала?

– Я думала о тебе и Алекс. О том, как сильно я тебя люблю. И еще я думала обо всем, за что должна благодарить Бога.

– Знаю, милая, – сказал Адам. – И поэтому нам надо либо переделать каролийский закон о правах женщин, либо издать новый свод законов для принцев-консортов.

– Если хочешь, давай сделаем и то, и другое.

Четыре дня спустя, на церемонии в честь коронации ее высочества Джианы Виктории Элизабет Мэй, принцессы Сакс-Валлерштайн-Каролии, и в честь рождения наследницы ее высочества, принцессы Каролины Александрины Маргарет Маккендрик из династии Кеннисбрук-Маккендрик, его высочество Адам, принц-консорт, объявил народу Каролии, а также своим родным и друзьям, что закон о правах каролийских женщин будет пересмотрен с целью ограничения власти мужа над наследной правительницей княжества.

– Наследной принцессе, – заявил он, – будет предоставлено исключительное право мудро и с любовью управлять страной, своими подданными, а также своим мужем. Особенно – с любовью, – подчеркнул он. – Потому что любовь для всех мужей и принцев – это благословение Господне, ведущее к спасению.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю