290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 81)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 81 (всего у книги 81 страниц)

Прежде чем Влад сможет заблокировать следующий удар, Коффер за долю секунды решил продолжить свою атаку. С громким металлическим звуком их клинки орудий столкнулись, распространяя его на всё свободное пространство сада.

Кофферу пришлось отойти на несколько шагов от удара, чтобы не потерять равновесие, но Влад так просто не сдавался, он нанёс следующую удар. Его Кукри прошёл бы сквозь грудь Коффера, но он ловко увернуться от бушующей атаки.

Влад отлетел на пару метров, когда Коффер с размаху ноги ударил его в живот. Он не успел встать на ноги и принять исходную стойку, как его противник наступил к контратаке.

Теперь решало лишь время.

Коффер быстро сообразил, что Влад находится в невыгодном положении и нанёс быстрый удар. У Влада не было времени отреагировать и вернуть своё Кукри в исходную позицию. Он быстро приняв решение, подбросил Кукри и ударил по его рукоятке ногой. Удар выдался очень удачным.

Лезвие Кукри стремилось к шее Коффера. Скорость была высочайшей, но враг спокойно разрезал его на две ровные половинки, одним лишь взмахом меча.

– Ты – слаб. – Это первое, что Влад услышал от своего врага, но не последнее.

Влад уже понял, кто из них двоих выйдет победителем, а кто проигравшим. Он прекрасно понимал, что его противник намного сильнее Ястлова и Авишу вместе взятыми, но также и во многом их превосходит. Сейчас, Коффер использует только десять процентов от всей своей силы, когда как ему приходится использовать все сто.

Сравнение в силе и опыте бросается в глаза. Даже очень.

А тишина между ними переросло в напряжение.

Влад поднялся с земли и приопустив голову резко бросился к стене и уверенно чувствуя себя на ней, побежал по ней в сторону Коффера. Он знал, что победить не получится, но можно хотя бы попытаться сделать хоть что-то.

Коффер с легкостью увернулся от летящего на него тела, спокойно схватив его за шкирку и отбросив к стене.

Твою ж… я просто не могу к нему подступиться. Он с лёгкостью парирует все мои атаки. У меня нет и шанса на победу. К тому же, я слишком истощён ещё после битвы с Авишу. Но что же мне делать? Тянуть время ещё дольше? Или просто убежать?

В теле Влада практически не осталось регенеративных клеток и меч Коффера смог достать его пару раз. В конце концов он так и не смог стать таким противником, каким его хотел видеть сам Коффер после неудачных попыток его атаковать.

В глазах Коффера Влад настолько проникся сочувствию к Люклёром от чего сам же пострадал. Всё из-за того, что он решил оставить себе одного, и более того, пойти против избавления от него, когда предоставлялась такая возможность. Он злился? Или просто сожалел об этом? Он так и не смог понять его с полуслова.

Влад старался оправдать всего его ожидания, но несмотря на это, Коффер не выражал ни сомнений, ни замешательства.

Он и сосчитать не мог, сколько ещё раз пытался атаковать его в полную силу, однако сам Коффер не изъявлял желания заканчивать битву за несколько секунд. Влад подумал, что причина, по которой в творчестве – будь то картины или книги – из раза в раз проскальзывают одни и те же образы, не в том, что эти образы особенно удаются авторам, а в том, что они страдают глубочайшим комплексом неполноценности.

И кое-что неполноценное в Коффере Влад-таки заметил.

Кофферу это почти незаметно, но в его защите есть одна брешь. От меня – слева, слабое место. А у Коффера его правая сторона – это слабое место. У него в этом месте задержки реакции, и поэтому следующей атакой я попаду ему кулаком прямо в голову!

Влад сорвался с места, только подбежал к Кофферу и замахнулся кулаком, как тут же, его кулак был остановлен красными регенеративными клетками. Коффер даже не моргнул. Не проявил ни единой эмоции. Он просто смотрел, как его противник в соло проигрывает.

– Дерись всерьёз. – Коффер отсёк Владу по локоть левую руку. Влад понял, что его реакция и умения не смогут достигнуть цели. Враг слишком силён.

Коффер один точным ударом проделал в его животе сквозную дыру и откинул на несколько метров. Влад выплевывал изо рта горячую кровь во время полёта. Он спиной ударился об землю и закашлял.

Всё потеряно. Я потерял руку. Новая не отрастает. Что теперь я буду делать не имея под рукой ни оружия, ни руки? Умру или продолжу сражаться? Второй вариант был бы правильнее.

Влад поглядел на Коффера, поняв что тот живёт в своём мире. Хотя в остальном он являлся гениальнейшим из всех. Коффер супер-сильный, недосягаемый.

Влад и не был с ним хорошо знаком. Он ничего о нём не знал, однако, предположил, что среди других Вистов Коффер несомненно большой пример для подражания.

Обычным смертным Коффера не понять. Он держится особняком. Пустой. Сильнейший из всех в своём мире. Как вакуум, не дающий никому дышать. Иногда кажется, что с ним тяжело сблизиться. Он слишком жесток. Но многим было интересно узнать о том, о чём он вечно думает. Каждый кто обсуждал его, всегда говорил, что не понимает его. И всё же он слишком холоден ко всему.

Влад представил его в роли своего отца, хоть и старше почти на две сотни лет.

Ничего не сможет помочь мне встать на ноги и продолжить бой. Я принял решение, а точнее сразу понял, что сил у меня больше не осталось для дальнейшей битвы. Всё моё тело почти не слушает меня. Мне просто не достаточно сил и регенеративных клеток… из-за этого… не могу защищаться… не могу восстановиться… не могу уклониться или убежать… лишь мысли… мысли о смерти… и так, в абсолютно односторонней резне, он рвал и кромсал меня на куски, снова и снова.

Сознание понемногу покидало его.

Меня больше беспокоит то, смогли ли сбежать Вика и остальные люди до наступления? Я надеюсь, что они в порядке, ну, достаточно теперь или ещё нет? Я выиграл достаточно времени, возможно теперь пришло время и прощаться с своей историей. Конец уже предрешён. Знаю, что я действительно неисправим. Неуклюж. Нерешителен. Слабый в душе. Это всё… про меня…

Чувствуя, как едва не откинул ноги, он наконец-таки понял, насколько искажённую картину он видел. Майер, и остальное связанное с Люклёрами, они всегда были лишь тем… что он сам породил в своём подсознании. Ему хотелось встретить людей, которых прежде видел и хотел встретить, а их слова, которые также хотел услышать, навес не золота, а бриллиантов.

Лёха наверняка остановил бы меня, зная, что я иду на верную смерть. Но мне просто хотелось жить. Каким же я был глупцом всё это время.

Коффер подошёл к нему, схватил за шкирку и поднял на ноги. Он сломал их точными ударами ногой и усадил на поломанные коленные чашечки. А схватив его за волосы он посмотрел ему в глаза. Холодными и полными отчуждённостью, говорящие, что конец неминуем.

– Здесь очень красиво. – Глядя на Коффера сказал он. Влад перевёл взгляд на залитые его кровью цветы.

– О, я тебя понимаю. – Холодно согласился Коффер сжимая волосы Влада в кулаке. Он также поглядел туда куда смотрел Влад, а затем, посмотрел вверх. – Над нами идёт дождь. Когда я нахожусь под землёй, я не знаю какая снаружи погода. Моё чувство времени сильно притупляется. Но по звуку воды я с лёгкостью догадываюсь, что идёт дождь, и, он скоро кончится.

– Что тебе нужно?

– Мы в цветущем саду, самом таинственном месте под Самарой. – Сказал он докоснувшись до крови Влада. – К эвакуационному выходу ты не пройдёшь. Никто не пройдёт. – Его язык, кончик языка слизал с его пальцев кровь. – Моя цель – убить тебя. – Тут его пробрало до мурашек. Кровь не человеческая, но и не другая. – Но знаешь, я никогда не встречал человека, способного на равных противостоять мне. – Он подумал, что Влад больше походит на полу-виста. Группа была пятой, та, которая может быть только у полу-вистов – Ты хорош, Влад Пешков. – Это имя и фамилия, как он подумал не очень то и подходят ему, стоило бы поменять её. – Я не ожидал, что ты настолько силён. – Он поглядел на него ещё раз, узнав в нём самого себя в начале карьеры в Оэргии. На доли секунды он решил и не убивать его, а оставить в живых. Но, если и был вариант оставить его в живых, способ был лишь один. – Прощайся с жизнью.

Коффер поднял свой меч и секунды три размышлял, оставлять ли Влада в живых или убить его. Он выбрал. И замахнулся.

2

Психика Влада пошатнулась на столько, что перед его зрительным взором, цветущий сад, превратился в детскую площадку. Это то место, где когда-то давно он и Лёха впервые встретились. Он прекрасно понимал, что Лёха всегда хотел делать всё ради других. Это его как в раз-таки и подкосило на верную смерть.

Благодаря этому он вечно помогал ему, когда страдал при этом сам. Он, как и Влад притворялся, что заботился о других, но всё это было ради него.

Всё-таки, я и Лёха не такие и разные как думал прежде, но почему-то дошло до меня это, только сейчас.

Лёха так усердно скрывал свои проблемы, от чего Влад попросту не замечал этого. Его родители погибли, у него никого не оказалось кроме друга, поэтому он и проводил с ним всё своё время и посвятил себя самого тем, кто был рядом с ним. Конечно Лёха не был добрым человеком. А был трусом. Боялся одиночества. Влад тоже. Ему не хотелось кого-то защищать, ему хотелось защитить лишь себя. Хотел, чтобы мама вернулась к жизни, читая её записку.

Влад играл в жизни шутом-одиночкой. Просто он не хотел, чтобы это ребёнок, живущий в его подсознании и заменивший Майер был один.

Люди, живущие в туннелях предсмертных агоний, пьют воду оттуда. А вот жизнь его в этот момент, уже темнеет. Он вёл себя за руку, словно пытаясь заполнить дыры в собственных воспоминаниях, его скорого лишения головы, даже не зная куда, он, и его детский образ шли вперёд. По небу больше не плыли облака как прежде.

Влад знал, что будет с ним, когда проснётся в следующий раз в следующей жизни.

– Влад, тебе нравится мамочка? – Спросил у него его детский образ.

– Да. – Быстро ответил Влад глядя на свой детский образ.

– Она потрясающая женщина. – Его образ улыбнулся и крепче сжал ему руку. – Всегда старалась заработать побольше денег невзирая на собственное самочувствие и помогала людям, нуждающимся в её помощи. – В этот момент с его щёк скатывались горькие слёзы. – Знаешь, когда я тоже вырасту и стану совсем взрослым… Я хочу также помогать всем вокруг, как делала это мама.

– Прости, мне жаль… – Влад заплакал. Настолько сильно, что мог заполнить целый бассейн за несколько часов – Это всё моя вина. – Он сел на землю и взялся за обе руки себя маленького – Из-за меня ты… – Умер, чуть не выговорил через слёзы Влад – Как же я мог так поступить с тобой? – Он винил лишь себя. Винил за то, что изменился и стал другим, практически не тем, кем был раньше – Это всё я виноват Влад.

– Знаю, мы одна личность, разделённая на две половинки… – Улыбнувшись ответил его образ. Он рос прямо на глазах. – Всё хорошо. – Его рост всё остановился на одном метре ста семидесяти четырёх сантиметров. – Ты не раз спасал меня, да? Именно ты сражался за меня, слабака. Я нисколько не злюсь, спасибо тебе за всё, что сделал для меня. – Выросший на глаза образ, обнял его. – Этого я не забуду.

– О, я же столько раз был с мамой, но так и не попросил её, рассказать о её любви ко мне. – Влад глядел на себя самого одним глазом, а другим видел всё происходящее в цветущем саду. Меч медленно, но верно устремился к его шее. Всё сокращая и сокращая дистанцию. – Но, теперь всё слишком поздно! – Заявил он, вытирая слёзы. – И пока моё сознание обращается в прах, я внезапно вспомнил тот день. Я увидел в своём отражении подделку, и вспоминая теперь, я не знаю, что это значило. Я сделал всё, но большего от меня не требовалось. Мама, я уже скоро буду с тобой… ведь я уже совсем… то, что невозможно.

3

Глаза Влада вновь видели всё происходящее в цветущем саду. Коффер опускал своё меч всё ниже и ниже к его шее. Скоро всему придёт конец и, кажется, история Влада Пешкова окончится именно на этом моменте. Для него всё окончится здесь и сейчас, дальше всё это продолжаться просто не может.

– Скажи спасибо! – Крикнул Коффер, отрубив ему голову.

Последнее что Влад успел увидеть, это его собственное тело, поставленное на колени и падающее затем на землю. Холодный взгляд Коффера, быстро переменявшийся в добрый и даже сочувственный, но что самое главное, перед его глазами показалась Майер, внезапно проснувшаяся, но переходящая на сторону Виста. Это поразило его, но поражение – так поражение, думал он перед тем, как его голова ударилась об пол и его лицо с открытым ртом застыло в холодной безжизненной гримасе.

Влад так и не смог постигнуть всего того, что испытывают обычные люди. Он больше не тот Влад, его вообще больше нет в этом мире, лишь тело напомнит об нём. Начнётся новая эра для человечества. Она изменится в ближайшие годы.

Конец был неминуем, он отсрочивался всё больше, но как ни крути он наступил, прекратив эту игру.

Конец произошёл – Влад проиграл, борясь за жизнь, но так и не постигнув счастья.

====== Эпилог. ======

1

Последняя страничка книги была написана. Тот кто писал эту книгу, с облегчением выдохнул и лишь сейчас мог спокойно откинуться на спинку стула и поразмыслить над своими будущими книгами. Фантастическими. Удивительными. Бестселлерами.

Сколько ещё я буду находиться в этом месте? Вытащит ли меня кто-нибудь от сюда или нет?

Маленькая комнатка на четыре квадратных метра. Это место в котором он жил уже более четырёх месяцев, стало для него родным обиталищем, где ему не с кем поразговаривать или побеседовать. В этой комнате он живёт в своих вымышленных мирах меча и магии.

Последнее, что он помнил, это, как заставили его, написать шестьсот страничный роман об истории одного приключенца, попавшего в другой мир.

С этим заданием он справился на отлично.

Ему всегда хотелось написать собственную книгу и он написал, стоило лишь отдать её его спасителю и та разойдется тиражом в несколько миллионов копий по всему миру двухметровых существ.

В этот момент его снова постигли смутные воспоминания, которые заставили его аж прослезиться. Ему вспомнились те события, произошедшие после боя с мистером Коффером, ставшим для него кем-то вроде попечителя. Именно он и приказал ему написать роман.

Он схватился за голову, зарыдав от боли, разрывающей его мозг.

2

– Здравствуй, – сказал ему двухметровое существо. – Тебя привели сюда, так как ты хороший экземпляр. Теперь, чтобы ты офиально стал одним из нас, ты должен пройти обязательный курс лоботомии, так его называют в другом мире.

– Но для чего? – Спросил он.

– Я первый из всех, кто придумал и прошёл этот курс. А пройдя его, ни разу не пожалел! – Существо ухмыльнулась. – Тебе больше не нужно жить своим прошлым. Я проведу курс только чтобы ты забыл кое-то. То, что навсегда искоренит из тебя всё ненужное.

Двухметровое существо усадило его на операционный стул и взял в свои руки длинный нож. Его он всадил ему в череп. Он к счастью тогда ничего не почувствовал.

– Я забуду лишь свою прошлую жизнь? – Спросил он.

– А ты знаешь свою прошлую жизнь? – Задало существо ему встречный вопрос.

– Нет, – ответил он и закусил губы до крови. – Извините. На самом деле мне… как-то немного что-то вспоминается. Будто искры пролетают перед моими глазами и говорят мне, что за воспоминания я потерял.

– Ничего, – засмеялось существо. – Эти искры больше не появятся. Они исчезнут, станут невидимыми для тебя.

В тот момент он перестал что-либо чувствовать ещё больше. И в это же мгновенье он потерял память.

3

Он отчётливо помнил, как проснулся в своём исковерканном подсознании, кратко и с малым перебоями в сердце чувствуя, как что-то скребётся в его голове. Этого места он не знал и решил просто ждать. Да, именно это он и сделал, просто решил присесть на белый пол с трещинами и ждать.

Вокруг него всё стало пропадать и исчезать. Тем самым всё закрепощённое в его голове, все его оставшиеся кроме этого воспоминания, попросту исчезали прямо у него на глазах.

Перед ним были словно мониторы, на которых и были все эти воспоминания. Но в тот самый момент, когда он хотел также пропасть к нему подошёл маленький мальчик с белоснежными как снег волосами.

Не теряя и минуты мальчик взял его за руку и посмотрел ему в глаза. На его лице появились капельки крови, а из его внезапно красивых зелёных глаз, ставшими полностью чёрными потекли горькие слёзы печали, зная, скоро для него настанет неминуемая смерть, которую ещё можно спасти.

– Кто ты? – Спросил он глядя на него. Ему было почему-то очень жаль этого мальчика, а глядя ему в лицо казалось, что что-то в нём есть знакомое.

– Я был тобой, – сказал ему мальчик и тут же зарыдал, прижавшись к груди. – Не убивай меня! Не дай волю своему сознанию стереть меня!

Он помнил, что в тот момент не смог скрыть своей жалости к тому мальчику и встал на колени чтобы обнять его. Тело мальчика содрогалось так, будто он замёрз до костей. И он сказал ему:

– Не забывай меня!

Он не сдерживал тогда своих эмоций при таком печальном моменте, но осознавая безысходность такой ситуации для мальчишки, знающего что он умрёт, сам решил заплакать у него на глазах. Он понимал, что мальчик не хотел умирать, ему хотелось жить. Почему-то именно это понятие пробило его на слёзы.

– Я тебя не забуду! – Он ещё сильнее обнял беловолосого мальчика пообещав и самому себе, что никогда не забудет его и будет помнить о нём. Всю жизнь.

А после, всё исчезло, кроме воспоминания об этом мальчике.

4

По сей день он не почувствовал каких-либо изменений, но вот воспоминания о своей прошлой жизни потерял полностью, почти безвозвратно.

Единственное что не давало ему покоя, это его бьющееся сердце, бившееся с двойной силой, когда пытался что-то вспомнить. Много мыслей крутилось у него в голове на протяжении четырёх месяцев проведённых в этой комнате с одним стулом, столом, кроватью, пишущей чёрными чернилами ручкой и более тысячи листов, шесть сотен из которых были исписаны.

Больше ему нечем было заняться. Ему дали задание. Он непрекословно приступил выполнять его.

Днями на пролёт он писал свою книгу, всё больше и больше утопая в себе самом. Его психика стала ненормальной. Он то и делал что писал, а потом перечитывал свою же книгу. Так он перечитал её около двух тысяч раз, запомнив абсолютно всё сюжетные повороты, диалоги, действия и прочее.

Текст я написал таким лёгким для чтения, что даже ребёнок спокойно поймёт суть написанного. Большего я не мог сделать. Текст улучшить уже не получится, так как ничего другого кроме своей книги я прочесть не могу. И даже сейчас, когда книга полностью закончена я решил перечитать её ещё раз чтобы вновь насладиться своей рукописью в шесть сотен страниц.

Скорость его чтения стала высокой. Один взгляд и одна страница была уже им прочтена. Он также решил посчитать скорость своего чтения. Правой рукой держал свою книгу, а левой каждую секунду до шестидесяти клацал по столу, тем самым считая время.

В итоге ему подвластно прочесть семьсот тысяч четыреста пятнадцать слов в минуту, что побило бы рекорды среди всех тех, кто по крайней мере читает не лучше его самого. И всё. Больше кроме этого ему делать нечего.

– Как же мне одиноко… здесь… в этой комнате…

В эту секунду он неожиданно уловил звуки приближающихся к нему шагов. Они настолько въелись ему в уши, что заставили взять ручку и её обратной стороной воткнуть внутрь левого и правого уха. Боль стала ужасной. Он чувствовал её как ни кстати. Но уши, а точнее слух ушей восстанавливался вновь и вновь.

Не в силах продолжать лишать себя слуха он закричал на всю комнату. Его приобретённые психические расстройства дали о себе знать.

– Эй! – Вскрикнул он подбежав к двери. Ему хотелось хоть с кем-то поговорить и эта потребность сделало из него настоящего психа. – Там есть кто? Пожалуйста выпустите меня отсюда! – Его голос стал жалким. Он так жалко просил о том чтобы ему открыли дверь и его выпустили наружу. – Умоляю! Мне здесь одиноко! Мне нечего делать!

Дверь комнаты распахнулась.

Яркий свет ослепил ему глаза и несколько секунд он не мог видеть, так как зрение на протяжении четырёх месяцев привыкло к полной темноте.

В дверном проёме стоял мужчина в плаще. Он не мог разглядеть пришедшего, потому, на инстинктивном уровне, сорвался с места и побежал к нему. И как только зрение привыкло к свету, он понял, кто к нему пришёл. Оказывается это был никто иной, как мистер Коффер, которому обязан всем тем, что имеет.

– Мистер Коффер! – Закричал он преклонившись перед ним. – Выпустите меня от сюда! Мне не хочется здесь находиться! Мне надо кого-то спасти… Этот кто-то, что-то имеет от меня, понимаете мистер Коффер?

– Увы, – тихо произнёс он и схватил его за горло подняв чуть выше себя. – Ты не сможешь кого-то спасти. Я убил из всех.

– ЧТО! – Он не мог поверить в это. Его сердце само направляло и говорило ему, что он должен, нет обязан кого-то от чего-то спасти, быть рядом, выполнить обещание. – Но как? Нет почему, ведь все они… Нет! Не может быть…

Коффер разжал руку. Ему не было жаль этого отброса. Но он сам лично взялся за его воспитание, став единственным кто решил это сделать в тот роковой момент.

– Я пришёл к тебе не за этим – Коффер говорил тихо. Его голос, должен быть на вес золота. Настолько он красивый, не сравнимый ни с одним другим наипрекраснейшем голосе – Ты четыре месяца сидел здесь один, в полном одиночестве. Я наблюдал за тобой, когда ты спал. Как думаешь зачем я сюда пришёл?

Он не знал что и сказать. Он так долго ни с кем не общался, что совсем не знал как дальше строить диалоги. Но он взял себя в руки и решил ответить.

– Я… – Он прохрипел как старик пытающийся что-то выкашлять. – Я не знаю.

– Тебе нужно имя. – Утвердительным голосом заявил Коффер.

– И-имя?.. – Он был удивлён. Его травмированная психика не дала ему нормально воспринять всё сказанное Коффером. Ему и своё имя уже давно не известно, что же говорить о новом.

– В рамках реабилитационной программы ты будешь назначен на должность Сотрудника Первого Класса организации Оэргии. – Коффер прикрыл дверь и присел на корточки чтобы получше разглядеть беднягу, которого он в скором будущем превратит в лучшего Сотрудника Оэргии. – Ты не можешь жить без имени. Скажи, какое имя ты хочешь?

– Имя… – Вновь повторился он глядя на Коффера. Его внешность также не превосходна в сравнении со всеми красавцами и красавицами во всём мире. – Разве кто-то выбирает себе имя сам?

– Наш Глава Раукуяши, решил оставить этот вопрос тебе, – ответил Коффер.

– Но, я понятия не имею… – Сказал он правду. – Я и персонажам книги не мог придумать имена. Только клички и прозвища. Что можно говорить о своём?

– Выбери два значения любых понятий, которые ты знаешь.

– Владеющий и камень, – это именно те понятия, которые закрепились в его памяти и до сих пор. Ему казалось, что эти понятия могли раскрыть ему его прошлое имя и фамилию, но память не давала сделать это.

Коффер привстал и подошёл к столу, взяв окровавленную ручку и белый листок бумаги, впечатляясь тому, что он помнит значения понятий своего имени и фамилии, закреплённой с ним с самого рождения. Раз так, то ему придётся попросту убрать от его имени последнюю букву Д, убрать из фамилии три последующие буквы, значащиеся как Пеш и последние три буквы Ков поставить после Вла и присоединить к нему.

По итогу у него получилось новое имя. Коффер написал его на листочке и показал ему.

– Как насчёт Влаков? – Поинтересовался у него Коффер.

– Вла-Ков? – Повторил он своё новое имя. – Ну… – Он немного подумал и решил оставить его себе. – Мне нравится! Оно такое хорошее! Спасибо мистер Коффер.

– Прекрасно, – он отложил листочек обратно на стол и взял толстую рукопись Влакова. – Ты так много написал?

Влаков посмотрел на Коффера. Он искренне улыбнулся. Его чувство, такое странное, будто отдавало любовью к любимому. Рядом с Коффером он чувствует себя в безопасности. А его психические расстройства пропадают на глазах.

– Да, – радостно отозвался Влаков, глядя на Коффера. Его глаза засверкали. – Я писал эту книгу все четыре месяца! Я сегодня закончил! Вы хотите прочесть её?

– Конечно, – улыбнулся Коффер протянув Влакову руку. – Ты выполнил моё первое задание. Теперь у меня не осталось сомнений, что ты не выполнишь следующее.

– Знаете, – обратился к нему Влаков крепко взявшись за руку. – Я рад, что могу вот так с вами разговаривать. Ничего другого мне и не надо… Я очень счастлив!

Коффер остановился у порога и склонил голову.

– И ты счастлив, – сказал он, – и тебя не смущает тот факт, что я убил твоих родных?

– Я не знаю того меня, который жил той жизнью… – Влаков пошёл следом за Коффером, решившего пойти дальше. – Поэтому, почему бы не начать жизнь с чистого листа. Вы ведь спасли меня, дали мне право на жизнь.

– Да, – согласился он подметив это. – Именно я дал тебе право на новую жизнь.

Коффер улыбнулся. Он решил повернуться к Влакову и посмотреть на него, как на своего ребёнка, или, вернее сказать, сына. Ему всегда хотелось иметь что-то своё, что могло бы развиваться и совершенствоваться у него на глазах.

– Вы чего? – Спросил Влаков.

– Нет, – быстро разорвав радость и убрав улыбку с лица, произнёс Коффер. – Ничего такого, выбрось из головы. Пойдём за мной. Ты провёл здесь достаточно долго, чтобы оставаться дольше положенного.

– Я долго здесь пробыл, – улыбнувшись сказал Влаков. Он вышел из комнаты в которой провёл больше четырёх месяцев, глядя на то, как Коффер закрывает дверь. – Я сбился со счёта, потерялся в пространстве времени, но я знал, что вы придёте за мной.

– Правда? – Коффер закрыл дверь. Её замок со щелчком закрыл дверь. – Ну, спасибо, что дождался меня. Ладно, теперь мы можем идти, скоро ты поменяешься и станешь лучшим Сотрудником этой организации. Под моим полным контролем.

– Я буду стараться! – Выкрикнул Влаков, отдав честь. – Ради вас мистер Коффер!

Коффер снова улыбнулся и положил ладонь ему плечо, идя вместе к лестнице, ведущей на первый этаж Оэргии. Он был уверен, что сможет вырастить из Влакова настоящего бойца, способного биться с ним на равных.

– Тогда давай поспешим, – приободрил его Коффер. – Я хочу со многими тебя познакомить.

– А они станут моими друзьями? – Полюбопытствовал Влаков, надеясь что услышит утвердительный ответ, который утроит его с полна.

– Несомненно, – Коффер оправдал всего его ожидания. – У тебя будет много друзей Влаков, а теперь идём. Мне предстоит ещё зачислить тебя в ряды наших Сотрудников.

– Да! – воодушевлённо восцликнул Влаков. – Я рад, очень рад что выбрался из той комнаты.

Коффер промолчал, глядя на него. Он понимал, что вся ответственность теперь лежит только на нём и ему ни в коем случае нельзя дать Влакову умереть или сойти с верного пути. Теперь всё изменится.

Узы связали их как отца и сына.

С этими узами они будут вместе жить в Викраре. В мире где живут Висты.

– Мистер Коффер, – обратился он, ступив на первые ступеньки лестницы.

Коффер посмотрел на него, спросив:

– Да?

– Вы ведь позаботитесь обо мне?

Коффер кивнул.

– Я обещаю, что позабочусь. Если ты не пойдёшь против меня.

– Я никогда не пойду против вас.

Влаков укрыл лицо от ярчайшего света, когда Коффер открыл дверь, ведущую в главный холл.

Коффер прошёл в холл и обернувшись к Влакову, сказал:

– Я рад это слышать. Ты первый, сказавший мне такое.

Влаков не сдержал слёз и, заплакал. Он уже обрёл для себя счастье. И с этим счастьем продолжит жить.

Время покажет, проснётся ли его внутреннее я или нет.

КОНЕЦ


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю