290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 34)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 34 (всего у книги 81 страниц)

– Я согласна, – подала голос Майер.

Влад сильно опешил:

– Ты слишком беспечна! – Взревел он. – А вдруг это ловушка?

Ходоренко помотала головой.

– Почему люди порой бывают такими глупыми? – Спросила она, хотя вопрос прозвучал риторически. – Если бы я хотела тебя убить, Влад, я бы уже сделала это. Я очень заинтересовалась тобой. Впервые вижу такого как ты, способного противостоять ауре своего Люклёра и стать ему обычным сосудом для поддержания жизни. Давай отныне станем друзьями и будет делится информацией.

Влад чуть не свалился со стула, увидев как она молниеносно протянула ему руку. Он сглотнул ком, допило свой кофе и косо глядя на неё пожал руку.

– Есть много разных Люклёров. По твоим глазам видно, что ты видел по крайней мере больше одной разновидности.

– В этом вы правы, – согласился он. Всё же вид Люклёров ограничивает не только одним, их куда как больше.

– Кто мы по-твоему?

Влад недолго размышлял над ответом. Ему потребовалось около трёх минут.

– Не могу сказать о тех кого не знаю, но мне кажется, что большинство из вас людоеды. Всё же вы не принадлежите этому миру.

– Очень интересно, – она встала со стула сунув книгу под мышку. – Но, Влад Пешков… – Снова пауза. – Люди не постоянны, и их сложно понять. Если будешь относится ко мне как к врагу и нападёшь на меня, то окажешься не в лучшем положении. Я долго стремилась очеловечится, и мне не хочется, чтобы люди знали кто я на самом деле. Не ссорься со мной.

Пройдя до двери она открыла её, остановилась и глянула на Влада:

– Следующую книгу приноси мне. Если тебя не будет в этом городе, то пиши мне на емейл. Мы можем и по нему общаться. Впрочем, ты знаешь что делать. Прошу меня извинить, но мне уже пора идти. Надеюсь, мы ещё встретимся.

Ходоренко вышла из кабинета, оставив Влада одного со своим Люклёром и пустыми руками без книги. Он чувствовал себя ограбленным, ведь без своей рукописи он чувствовал себя совсем иначе, чем с ней.

Беседа заняла меньше часа.

– Мы сделали это, так? – Влад не мог не нарадоваться своей будущей публикацией книги. – Она и мыло своё дала. Обалдеть. Можно сказать, что у меня уже есть редактор!

– Ты же сам слышал, что ты для него только бронза. Этот Люклёр, должно быть, много знает об этом мире. Но, я считаю, мы можем ему доверится и работать с ним.

Влад откинулся на спинку стула. Долго засиживаться в этом кабинете он не собирался, однако оставаться здесь на длительно время тоже.

– Почему ты его хвалишь? – Спросив Влад положил ногу на ногу, представляя как точно также будет сидеть на троне и расписываться в книгах своих фанатов. – Я должен подумать, что делать дальше.

– В смысле?

– Она врёт! Только и ждёт чтобы напасть на нас!

– Нет, – сухо ответила она, – ты сам слышал, что она хочет влиться в человеческое общество. И ей это удалось. Не думаю, что она станет есть людей.

Влад ухмыльнулся, встал со стула и подошёл к двери.

– От куда тебе знать, Майер?

– Просто знаю, – устало ответила она чуть ли не посапывая. – Я могу с уверенностью сказать, что она единственная кому и вправду можно верить. А ещё я знаю, что хочу спать.

– Ты всегда невовремя собираешься ложиться спать? – Устало спросил Влад.

Ответа не последовало.

Собравшись с мыслями он вышел из кабинета. Ходоренко он больше не встретил и никогда не встретить вплоть до последней ночи. Только женщина за регистратурой пожелала ему всего доброго. Он ответил ей взаимностью и вышел из здания редакции. Всё прошло как по маслу.

Дело в шляпе.

На этой радостной ноте он отбросил свою радость, вынул из кармана мобильник и набрал Олю.

– Не стоило мне так говорить, – сказал он сам себе. – Я должен извинится перед ней. Обязан выпросить у неё прощение.

Влад услышал только гудки, ничего больше. В первый раз ему не получилось дозвониться. Во второй и третий тоже. На четвёртый раз он уже не пошёл и сунул свой телефон обратно в карман. Отойдя от здания редакции на шестьдесят с небольшим метров он всё никак не мог вспомнить название того СТО о котором ему поведала Оля.

Всё что он мог сделать, так это попросить помощи у прохожих.

С первой же попытки ему удалось выявить полезную информацию.

Автовек находился в более чем девяносто метров от поворота на Садовую улицу. Он узнал это от пожилой женщины, очень пожилой. Ей было не меньше восьмидесяти лет. По первому взгляду он понял, что ей за восемьдесят. Не акцентируя на этом внимания он устремился по Советской улице.

Не смотря на утренние тренировки и недавнюю перестрелку он был полон сил и энергии. Усталость конечно давало о себе знать, но только в качестве исключения. Он такой человек, который сначала делает ошибки, говорит что не нужно, а только потом просит прощения. Иногда прощение даётся трудно, стоило лишь ему вспомнить о том, как в тринадцать лет пытался выпросить у отца прощения из-за того, что он сжёг его паспорт.

Было больно. Больно от ударов ремнём по голой заднице.

Выпросить прощения он смог, но всё равно на этом ничего не закончилось. Он и дальше делал в своей жизни ошибки, и, к сожалению не всегда получается выпросить прощения. Вопросить прощения у умерших невозможно, разве что можно навязать себе то, что вы прощены и на этом успокоится.

Сейчас же ему восемнадцать, но ошибки он совершает до сих пор. Неосознанно или осознано значения не имеет, всё и всегда сводится к одному.

Выпросить прощение.

Он знал что сможет выпросить у Оли прощения. Да, что уж там, выпросит так настойчиво, что она в момент намокнет и прижмётся к нему как к самому любимому человеку на всей планете. Она такая девушка, которая простит своего любимого человека стоит ему лишь попросить у неё прощения.

Именно этим Влад и собирается воспользоваться. Он надавить на самое сокровенное и сделает её своей девушкой, как бы прискорбно это не звучало и плевать ему теперь на какого-то Антонова. Ему удалось выжить после перестрелки и не остаться подстреленным как кролик в лесу.

Медленно, но верно он меняется, становится сильнее духом.

Случись с ним такое во время пожара в школе, то он давно бы погиб зажавшись в угол.

Пытаясь ускорится он чуть не врезался во внезапно вышедшего из-за угла дома под номером шесть старика.

Вовремя остановившись и дав ему пройти он только услышал гадости в свой счёт. Ну, а чего собственно он ещё ожидал. Хоть в этом городке мало людей, но к каждому кому не подойдешь услышишь про себя гадости и маты.

Впрочем, ничего нового.

Старик шёл как улитка.

Махая своей тростью он чуть было не вышиб Владу зубы. Дважды за день он мог потерять зубы, но каждый раз ему удаётся оставить их в целости и сохранности. Кто знает, что было бы с ним лишись он своих зубом. Наверняка вставил бы новые, надёжные и очень дорогие. Он может позволить себе вставить золотые зубы если на то пойдёт.

Медлить нельзя.

Машину Оли могут уже совсем скоро починить и она укатит куда подальше от него. Почему? Почему спрашивается он бежит за ней? Неужели совесть всё-таки взяла своё и теперь ему приходится страдать из-за боли, что она ему причиняет?

Возможно, но маловероятно.

Он бежал. Бежал быстрее. Бежал ещё быстрее.

Увидеть Олю и извинится перед ней, вот что он хотел больше всего и будет неоднократно думать об этом как о цели всей своей жизни.

И вот, когда осталось совсем ничего до этого СТО он увидел…

Увидел её автомобиль, что чинил один толстяк. Не делая акцент на его присутствие он огляделся. Он хотел найти Олю.

Нашёл.

Она сидела на лавочке, с опущенной вниз головой. Она была похожа на сжавшегося котёнка, боявшегося посмотреть на мир, что окружает его. Не медля он двинулся к ней, но уже заметно сбавив шаг.

Перейдя на бег он всё думал: как же получше перед ней извинится.

Думал он долго, но времени для решения незамысловатой загадки не хватило. Он подошёл к ней практически вплотную.

Осталось только сесть рядом.

Он сел.

– Оля! – Он сказал тихо, почти шёпотом.

– В… Влад? – Она подняла голову, посмотрела на него выплаканными глазами.

Оля на сей раз была весьма впечатлена, что Влад пришёл к ней после того что сказала. Она понимала, что раз он сказал держаться от него подальше и всё равно пришёл к ней, то, это означает, что она ему не безразлична.

– Прости меня, пожалуйста! Я не хотел говорить тебе лишнего!

– А, так это и моя вина тоже.

– Ладно. Прости, всё из-за меня. Получается, у тебя от меня сплошные проблемы, чёрт! Только не говори, что я, на самом деле, одна ходячая катастрофа.

Влад схватился за голову.

– Осенило? Честно говоря, я не понимаю, за что ты передо мной извиняешься, но лучше не говори так. Брать вину на себя – это слишком благородно, и совсем на тебя не похоже.

– О, – Влад закивал, – В-вот как, значит…

– Вынуждена признать, с тобой бывает трудно иметь дело, и ты постоянно действуешь мне на нервы, когда не понимаешь очевидного. И твои благие намерения, по типу держаться подальше от тебя, часто производят обратный эффект. Но, в конце концов, это лишь доказательство того, что ты присматриваешь за мной, верно?

– Н-ну да, – согласился он. Слова о том что он действует ей на нервы были обиднее некуда.

– Знаю. Я всё понимаю, правда… – Она положила руку ему на плечо, – лучше, чем ты думаешь. Поэтому, пожалуйста, имей больше веры в себя, хорошо?

Влад кивнул.

Увидев грусть на лице Оли он понял, что совсем не нужен ей и что разговор этот не возымеет никакого положительного действия.

Всё было напрасно, подумал он и встал со скамейки. Так зачем же я вообще пришёл сюда?

– И, я опять всё испортил. Видимо мне тут одному до смешного весело, однако совсем в другом ключе. Понимаешь, рядом с тобой мне так хорошо, что я видимо, чувствую себя полным эгоистом, который одновременно делает всё только для себя и геройствует для других. Хочешь, давай забудем друг о друге на всегда, а? Если подумать, то очевидно, что я не создан для тебя и потому тебе со мной не весело.

Влад отошёл на шаг, склонил голову.

– Прости…

Только он хотел было уйти, как Оля словно из транса вышла. Стоило ей посмотреть на уходящего человека, которого любит всем сердцем и подумать, что ей пришлось бы забыть о нём… Ни за что на свете! Она не собирается забывать его, как, впрочем говоря и он тоже.

– Постой! – Оля вскочила со скамейки, схватила его за руку и не желая отпускать потянула назад. – П… п… по правде говоря, я тоже всегда так думала! Прости, что всё это время вела себя как озабоченная! Ведь я… я… я хочу побыть с тобой ещё немного!

Глаза Влада расширились. Не каждый раз услышишь такое от той, что вечно пытается такое скрыть.

Скрыть правду.

Обернувшись он подошёл ближе. Её руки, как никогда тёплые и его, как всегда холодные слились воедино. Он держал её за руки, прислонил к подбородку. Они встретились взглядом. От такого поворота Оля раскраснелась, однако Влад выглядел более сдержанным и уже не таким эмоциональным.

– То, что ты говорила раньше, противоречит тому, что ты говоришь сейчас… – Он смотрел ей прямо в душу. Его холодные, но в то же время тёплые и заботливые глаза не давали ей расслабится. Они одновременно пугали и завораживали её, заставляя полностью отдаться чувствам. – Знаешь, Оля… иногда ты говоришь мне такие вещи, которые делают меня очень счастливым, но… твои слова? Где и сколько в них правды, в которую я могу верить?

В этот момент Оля заплакала.

– Влад, прости меня. Прости за то что произошло. – Её голос срывается, и теперь она говорит обрывочно.

– Оля… – тихо шепчет ей Влад. Он шепчет нежно, словно боится ненароком испугать её или даже навредить. – Оля… – произносит он ещё тише, осторожно касаясь пальцами её подбородка, щёк.

Оля поднимает голову. Её красные опухшие глаза, подрагивающие губы, длинные, ещё не высохшие дорожки от слёз – всё это заставляет сердце Влада сжаться от боли. Сжаться до такой степени, от чего создаётся ощущение, что всё – конец близок.

– Я услышал тебя… Оля. – Имя, произнесённое парнем, окончательно сносит крышу.

Слёзы новым потоком льются из её глаз. Она хочет остановить всё это и просто уснуть в крепких объятиях Влада прямо на скамейке. Хочет чувствовать невероятно приятный запах, касаться пальцами его мягких прекрасных волос. Но сейчас она была способна только плакать, а ведь ей так не хотелось быть слабой при нём. Нет! Он не должен знать её такую: беспомощную, беззащитную, лишённую своей привычной гордости. Не должен!

– Прошу, не плачь. – Влад попытался отвлечь её от ненужных мыслей. – Я рядом с тобой. – Он медленно проводит ладонью по щеке, стирая остатки слёз. Его большой палец замирает в миллиметре от её губ, а после он касается их. – Слёзы у девушки – это нормально. Оля, не нужно бояться показаться передо мной слабой. Ты очень сильная. – Он наклоняется над ней, опаляя кожу на её щеках своим горячим дыханием. – Я знаю это как никто лучше. – Его губы совсем близко. Оля закрывает глаза, отдаваясь во власть этому парню, что пришёл к ней невзирая на то, что не хотел видеться с ней.

В отличие от других поцелуев, этот было сладок.

Мимолётные и совсем детские прикосновения его губ сменяются дерзкими и даже напористыми. Его рука притягивает Олю за талию, прижимая ближе к себе. Он не желает отпускать её. А когда её тонкие руки неуверенно обвивают его шею, парень понимает, что не отпустит её никогда. Его тошнило от самого себя. Но Влад ничего не мог с собой поделать.

– Оля. – тихо прошептал Влад, отстраняясь. Прости меня. – Он убирает руку с её талии и прячет её в карман, чтобы спустя пару секунд вытащить обратно.

– Почему? – Заикаясь, спрашивает Оля. – За что ты извиняешься?

– За многое! – Резко выдыхает Влад, крепко прижимая к себе Олю так, что ей становится трудно дышать. Но его лицо, уткнувшееся ей в плечо, говорит само за себя: ему страшно. И его страх намного больше её. – Но я не смогу бросить тебя. Я не хочу тебя терять. Я не разрублю наши узы, что окутали нас. Ни за что не разрублю, Оля! – Влада начинает трясти, и теперь уже Оле приходится обнять его и медленно поглаживать по спине, словно утешая и ограждая от всех бед. – Но я клянусь, что всегда буду рядом. Я не оставлю тебя. Ты веришь мне, Оля? – Он отрывает своё лицо от её плеча и смотрит на неё. И правда: глаза, полные печали.

– Я верю тебе. – Облегчённо пробормотала Оля, вновь ощущая запах, который уже давно стал родным. Запах своего любимого. – Я тоже никогда не оставлю тебя, Влад.

В этот момент к ним подошёл толстяк, почёсывая затылок одной рукой он успел незаметно сфотографировать их другой.

– Эй, девушка! – Толстяк немного повысил голос. – Я это… э… машину вам починил.

Парочка отстранилась друг от друга. Они раскраснелись, стоило им лишь взглянуть друг на друга вновь.

Бабушка, сидевшая на скамейке улыбалась как можно шире.

– Эх, эта подростковая любовь! – Он захохотала. Вспоминая о своих молодых годах она всё никак не могла нарадоваться новоиспечённой парочке.

– Девушка… э… ну, это… вы заплатили заранее так что езжайте теперь на все пять сторон и не заставляйте меня ждать!

Оля кивнула. Стоило ей ступить на шаг вперёд как тут же её ноги подкосились. Как и в прошлый раз, в номере гостиницы. Но в этот раз Влад не заметил этого. Он не заметил как Оля падала на землю.

Заметил он только в последний момент.

– Оля!!! – Он подлетел к ней, так, будто ангел. – Моя вина! Не подумал я, что мои слова так вскружат тебе голову.

Оля упала на землю. Её одежда в момент покоричневела от песка. Очень уж неловкий момент, когда трое, а то и более людей смотрят на то, как ты отряхиваешься от грязи в которую угодил из-за неряшливости, вызванной сильной взволнованности от горячих слов любимого человека.

Влад, как мужчина поднял Олю взяв её на руки.

В этот момент её сон, который она видела ещё при первой встречи с ним словно воплотился в реальность.

– Большое спасибо за починку автомобиля, – сказал Влад толстяку, но она почти не слышала его слов. Она представила себя принцессой, которую он спас от лап смерти.

Оля была уверена, что в самый роковой момент он придёт к ней и спасёт. А затем, сольются воедино и по прошествию времени поженятся и заведут ребёнка. Ей хотелось дочь. Она уже подобрала для неё хорошее имя. Алина. Алина Пешкова, очень складно звучит. К тому же у неё благородное имя.

Стать мамой вот какова её главнейшая цель.

Подойдя к автомобилю Влад, придержав её на себе одной рукой, а второй открыв дверцу слева от водительского сиденья усадил на мягкое местечко. Он улыбнулся ей и захлопнул дверцу.

Обойдя автомобиль он сел за водительское сиденье. На права он не сдавал, но научится водить всё-таки не так сложно как казалось. Много раз, когда он с кем-то ездил на автомобиле он часто смотрел на то, как её ведут, что делают для того чтобы на ней ездить.

Заведя машину Влад тронул её с места.

Чувствовалась неуверенность, но он смог взять себя в руки и без должной на то подготовки продолжить везти автомобиль своей любимой.

Пока Влад вёл машину, надеясь что его не остановят где-нибудь у дороги люди в синей форме Оля всё думала: Быть может, мне не стоило этого говорить… Быть может, мне лучше было промолчать… Но что сделано, то сделано…

Оля, как и Влад знали, что здесь уже ничего не исправить…

Горячие слёзы ручьями лились по её щекам. Тело содрогалось крупной дрожью. Хотелось выть и кричать. Ей хотелось спрятаться там, где никто не услышит, где никто не найдёт и где можно побыть одной.

Побыть собой.

Однако лишь один человек не давал ей это сделать. С того самого момента, когда их глаза встретились спустя длительное затмение, продолжительностью в более чем десять лет. Он заставил её продолжить свою жизнь.

И, она решила, что будет жить ради него.

– Влад… – одними губами прошептала она. Казалось бы, что все её слёзы уже должны были закончиться, но нет. Солёная жидкость потекла из её глаз с удвоенной силой.

Оля могла бы просидеть в своей машине ещё очень долго.

Вечно весёлый, озорной взгляд его глаз, в которых всегда плясали огоньки радости, погас.

Глаза Влада будто потемнели. В них не было ничего, кроме грусти, боли и обеспокоенности. Он уже выехал на Октябрьскую улицу. Время пролетело слишком быстро. Даже в книгах так не делают, но всегда можно сделать исключение.

Влад теперь действительно волновался за Олю после того, что она ему наговорила.

Внутри всё похолодело.

С трудом подняв взгляд на парня, Оля шумно сглотнула. Все слова, что всё это время крутились в голове, мигом превратились в огромный ком, застрявший где-то в горле.

– Влад, я… – это только и смогла выдавить она, – я… – перед её глазами всё размылось из-за новой порции слёз, – я поступила, как… как… Как последняя дура!

Ничего не сказав, Влад положил правую руку ей на плечо и нежно приобнял, стараясь вложить в эти объятья все свои чувства, тогда как второй рукой и взглядом он не обделял дорогу.

Ведёт он осторожно, как самый прилежный ученик водительской академии.

Оля, тихо всхлипывая, прошептала:

– Скажи мне хоть что-нибудь… – почувствовав приятный родной запах, исходящий от Влада, Оля лишь сильнее прижалась к нему.

Влад и по совместительству её первый парень, вздохнул, и, улыбнувшись, сказал:

– Ну что я могу тебе сказать? Все мы совершаем ошибки. Все мы так или иначе грешны, Оля. Я совершенно не злюсь на тебя, ведь знаю, что ты говорила от чистого сердца.

Они продолжили молча сидеть в обнимку очень долго, не говоря ни слова. Просто наслаждались моментом. Неожиданно для них обоих Влад отстранился влево. Он увидал машину, остановившуюся у дороги. Это была та самая машина.

Жирдяй и Удовенко сидели в ней, попивали кофе.

К счастью они не обратили на него внимания. Очень повезло, что они снова чем-то отвлеклись и сама судьба не позволила им сделать так, чтобы они остановили их и конфисковали машину. А ведь здесь они могут и так, не то что в других городках.

Медленно, словно спрашивая разрешения, парень наклонился, приближаясь к лицу темноволосой.

Проезжая табличку с надписью ОКНИ Оля будто окаменела. Она просто замерла, боясь пошевелиться. Влад остановил машину. Остановил на том месте, где было видно озеро Крессы. И, пока она окаменелая, сидела и не шевелилась, Влад времени не терял. Он уже практически касался губами её губ и вдруг остановился, вопросительно посмотрев на неё. Та едва заметно кивнула, что было дял него зелёным светом. Не медля ни секунды, он жадно впился в податливые губы Оли, но не забывал о нежности. Он прижал возлюбленную к себе, положив руку на талию девушки и придерживая её за подбородок.

Оля более умело отвечала на поцелуй, оставив руки на груди Влада.

Поцелуй длился бы вечно, однако всё рано или поздно заканчивается.

Так закончился и воздух в их лёгких. С трудом переводя дыхание, они всё же осмелились взглянуть друг на друга.

Щёчки Оли покрылись густым румянцем.

Влад же был не менее красным.

Сдерживать свои эмоций намного сложнее. Какой уже раз они целуются? Они и сами забыли, как и забыли бы люди за просмотром телевизора или за прочтением книги.

Опустив взгляд, Влад покраснел ещё больше.

– Оля… – тихо, почти шепотом проговорил он, – Мои чувства… – он замялся, – они взаимны?

Уголки рта Оли показывали строго вверх.

– Пффф… – Она изо всех сил пыталась сдержать смех, но увидев реакцию своего любимого, всё же постаралась взять себя в руки. Она ответила ему только тогда, когда он снова завёл машину и поехал дальше. Она ответила, стоило ему пересечь табличку с надписью ЛОМЫГИНО. – То есть, то что сейчас произошло тебя не на какие мысли не наводит?

Влад радостно заулыбался, словно маленький мальчик, которому только-что подарили конфету, которую он так давно желал.

В порыве эмоций он надавил на газ и уже через пять минут доехал до знакомого им обоим поворота.

– Ну что, будем прощаться? – Спросила Оля.

Влад улыбнулся ей, посмотрел прямо в глаза.

– Оля, зачем ты сказала это? – Он не переставал улыбаться. – Знаешь, Оля, я не хочу, чтобы ты меня забывала. Потому что ты для меня больше, чем просто друг. Ты не такая как все. Ты особенная. Я до сих пор не могу забыть нашу встречу с того момента, когда я мог быть сбит насмерть. Мы посмотрели друг на друга, и во мне заиграли какие-то необычные чувства. Я тогда не мог этого объяснить, да и не задумывался об этом никогда. Я бы и в книге такое не написал. Но сейчас я похоже знаю, что это… Я всегда волнуюсь за тебя. Ведь, если я потеряю тебя, то я не знаю как буду жить дальше… Оля, я люблю тебя… – Последняя фраза далась ему слишком тяжело. У него было такое чувство, что он сказал это на одном дыхании.

Оля молчала, но потом посмотрела в глаза Влада.

– Тупица, я тоже тебя люблю, – ласково ответила она. У парня резко округлились глаза и он хотел было снова поцеловать её, но оставил поцелуй на потом.

– Приятно слышать это, – он тронул машину с места, поехал по дороге прямо.

– Куда ты едешь?

Оля по началу не поняла, куда он завернул, но чуть погодя поняла…

– Ты хочешь ко мне?

Влад раскраснелся.

– Ну, да… – Он ответил неуверенно. Ему хотелось закончить день так, как не закончил бы никогда раньше. – Хочу побыть с тобой на едине. Ты ведь одна живёшь, верно?

– Да.

Оля улыбнулась, чмокнула его в щёчку и скрестила руки на груди. Она примерно догадывалась, что случится, когда они приедут к ней домой. По правде говоря, ей самой хотелось чтобы всё о чём она мечтала произошло.

Время прошло быстро, намного быстрее.

Влад гнал сто двадцать километров в час. Оля подсказала где нужно свернуть. Он свернул именно там где она и сказала.

Проехав около пятидесяти метров он увидел один единственный дом. Да что уж там, целый особняк. Белый. Он и представить не мог, чтобы Оля одна жила в этом доме. Этот дом произвёл на него незримое впечатление. Весьма красивый и в то же время очень старый.

Вся его старость скрывалась за отличной работой строителей, которые выполнили свою работу на ура.

Ворота автоматические. Это здорово.

– Большой однако домик, – сказал он и заехал на участок, когда ворота полностью открылись.

– Всё равно жить в нём одна сплошная проблема, – с недовольством заговорила она. – Мне кажется, что в этом доме есть призрак.

Влад приподнял брови, сильно удивился. Хотя призрак не так страшен в сравнении с Люклёрами.

– И почему ты не переедешь?

– Хочу переехать, – Оля сказала мечтательным голосом. Она представляла как уедет из этой чёртовой деревни вместе с любимым человеком. – Когда ты уедешь?

Влад задумался, затем ответил:

– Точно сказать не могу, но предположительно недели две я здесь пробуду.

– Знаешь, – она замялась. – Я… я хочу поехать с тобой.

– Со мной?

– Да, деньги мне переведут родители. К тому же они будут рады, что я поселюсь рядом.

Влад улыбнулся и открыв дверцу вылез из машины. В этот момент он почувствовал, как у него закружилась голова. Майер. Это она вызвала у него боль.

Влад, я чувствую странное излучение.

Какое? Зачем ты проснулась, вали спать дальше!

Ты не понимаешь, с этим домом что-то не так. Он излучает неизвестное мне излучение. Уходи и поскорее.

Проклятье!

Быстрее, я не хочу ждать. Это излучение заставило меня проснутся.

Влад согласился уйти. Всё равно он уже довёз Олю до дома. Увы, но заняться с ней сексом он не сможет. Хотел, очень даже хотел, но видимо не судьба. Если бы не эта Майер, то всё завертелось бы совсем иначе.

Закрыв дверцу он пошёл к воротам. Оля посмотрела на него и подбежав, схватила за руку:

– Ты куда?

– Мне нужно идти, Оля.

– Но, ты ведь хотел посидеть у меня. Я сделала что-то не так?

Влад положил руки ей на плечи:

– Я могу придти к тебе завтра, договорились?

– Ладно, – она отошла на шаг. – Но, только при одно условии.

– Каком? – Полюбопытствовал Влад.

– Ты поможешь мне с одним делом, о котором я расскажу завтра.

Оля протянула ему руку. Влад улыбнулся, пожал. Он невольно вздрагивал от болей, что Майер причиняла ему. Он терпел, терпел как мужчина. Нужно перестать чувствовать боль, как бы сложно это не было.

– Обязательно помогу, Оля. – И, он поцеловал её в губы.

Оля улыбнулась. Чуть ниже живота всё горело, прямо пылало пламенем. Очень уж ей хотелось заняться любовью, но видимо не сегодня. Переживать ей не о чем. Она знала что очень сексуальная и дружеский секс не помешает их дальнейшим отношениям.

– До завтра, – сказала она и взяла ключи, которые Влад передал ей. – Подходи ко скольки хочешь. Я буду ждать.

– Договорились… – Последнее что он сказал перед тем как выйти из её участка. Дверь, рядом с воторами было открыта, что весьма удивило его, поскольку жить в таком доме и не записать дверь, как-то опасно что-ли.

Майер уснула. Она совсем обалдела как считал Влад. Испортила такой день. Он и так конечно был весьма насыщенный, ведь сегодня произошло не мало судьбоносных трудностей через которые он сумел пройти. Главное, чтобы его не нашла полиция. Вдруг какие-нибудь улики всё же остались, не сгорели к примеру.

Быть может, всё что угодно.

Странное излучение о котором заикнулась Майер заинтересовало его. Он загорелся желанием раскрыть причину этого излучения. И, уже завтра он узнает это. Узнает все секреты её особняка и возможно лишится своей девственности. Она довольно сексуальная как он считал и бросать её не собирается не под каким предлогом.

Плевать ему на Вику. Она для него никто, лишь обычная одноклассница, сидящая с ним за одной партой. Единственное что ему в ней нравилось, так это её фигура. Было бы чудесно если её формы передались бы Оле. От этого она стала бы ещё привлекательнее и возможно, захотел бы пожениться на ней.

Всё это лишь мысли, мечты, желания. Они связаны в его голове. Они были связаны лишь до тех пор, пока он не добрался до своего дома. На самом деле, лучше бы он остался у Оли, потому как зайдя на участок его главной проблемой для того чтобы пробраться в свой же дом стало отсутствие ключа от входной двери.

Другие двери ведущие внутрь дома были закрыты, потому войти в дом так просто не получится. Очень уж невовремя совпало время, когда дом закрыт из-за отсутствия его деда, ушедшего на работу в свою давно полюбившуюся школу охранником. Он точно ушёл, поскольку даже после десяти минут непрерывного постукивания в дверь он не удосужился подойти к двери и открыть её.

Вероятность того что он снова начал пить слишком низка. Его деду весьма легко от чего-то отвыкнуть если появится желание.

Получается, что в дом ему не попасть пока дед не вернётся с работы.

– И что же мне делать? – Спросил он себя, надеясь, что ему ответит Майер.

Майер к его большому разочарованию не соизволила ответить, потому как сладко спала и не беспокоилась о проблеме которая постигла её носителя.

Обойдя дом со всех сторон он уже было совсем отчаялся, присел к турнику и посмотрел на небо. Медленно его взгляд опускался всё ниже и ниже, пока не остановился на втором этаже дедовского дома. О чудо, подумал он глядя на второй этаж, там, где выходило его окно в комнате. Окно в моей комнате открыто! Увы, но это единственный способ благодаря которому я смогу попасть в дом. Ничего уж не поделаешь.

Резко встав с земли он немедля побежал за дом. Много раз, когда ему приходилось обходить дом его деда он неоднократно замечал, что под окном, прямо под водоотливом лежит деревянная стремянка. Ею можно воспользоваться и с её помощью залезть в окно второго этажа.

Влад обежал дом.

Стремянка была не в лучшем виде. Но это неважно.

Главное чтобы она выдержала его когда будет подниматься по ней по ступенькам.

Взяв в руки деревянную стремянку и перед тем как вернутся к своему окну на втором этаже Влад краем глаза глянул на то место, где однажды закопал свои вещи. Перекопанная им земля всё-таки заросла травой и это очень даже хорошо.

Пройдёт ещё много лет перед тем как кто-нибудь выкопает его одежду, но скорее всего к тому времени он уже отойдёт на тот свет.

Сделав всё что нужно для использования стремянки Влад приставил её с стене насколько это возможно и поднявшись на первую ступеньку, дабы выяснить, сможет ли она выдержать его вес.

Первая ступенька выдержала. Последующие также выдержали его вес.

Подняться на второй этаж труда на самом-то деле не составило.

Влад залез в окно и наконец-то оказался внутри дома. Он хотел было лечь на кровать и выспаться, но ему всё никак не давало покоя то, что Лёха так ни разу и не ответил на его звонки. Конечно беспокоится не о чём, потому как нужно боятся как бы чего Лёха не учидил там, куда собственно говоря уехал.

Да что уж там, он и вовсе не сказала куда поедет.

Вполне возможно что Лёха вступил в криминал и продаёт наркотики наркодилерам, но эту мысль Влад быстро выкинул из своей головы.

Закрыв окно и сев на край кровати он решил снова позвонить Лёхе. Он думал, что на этот раз ему ответят. Думал он зря. Никто не перезвонил и никто не ответил ему. Узнать где сейчас Лёха практически невозможно. Одному Богу известно, где это упырь сейчас находится. Делать собственно говоря нечего. Всё что ему нужно было сделать, давно сделано.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю