290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 2)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 81 страниц)

Главный больше не тот человек, каким был при прошлой жизни, у него началась новая жизнь и эту жизнь он ненавидел больше всего.

Жизнь Главного так и будет продолжать идти по бесконечной цепи, но пришлось смирится с этой ношей, пришлось принять то, что он родился в другом теле, но оказался не в том месте и не в том времени. Его душа поселилась в тело, которое подверглось экспериментам. Он всё ещё остаётся человеком, но с практически бессмертным телом и почти вечной жизнью.

От всего этого ему становится тошно.

Было бы здорово умереть от чьей-либо руки, но помирать так рано и помирать от руки слабого он не намерен. Пока не найдётся действительно равный ему соперник, он не умрёт. Не позволит себе умереть от руки слабака, каким бы страшным и огромным он не был.

– Я не должен отвлекаться, – сказал он себе, – я должен исполнить свою мечту и поразвлечься.

Главный взял себя в руки.

Больше эта паукообразная тварь, как он считал, не посмеет завладеть его разумом и заставить вспомнить прошлую жизнь. Он вошёл внутрь, запер за собой дверь и посмотрел в дальний, неосвещённый тусклым светом, угол камеры.

– Что тебе нужно? – Голос послышался в его голове, – Хочешь убить меня и съесть? Если и так, то значит тому и быть.

Главный помотал головой.

В комнате тихо, очень тихо. Не слышно собственного дыхания. Однако эта паукообразная тварь способная передавать информацию прямо в разум. Оно слишком сильное, наверное, поэтому Страх и решил избавиться от него. Понятно, почему он так его ненавидел, ведь оно заставляло его вспоминать прошлое, общалось с ним на расстоянии.

Придётся нелегко, учитывая всю мощь, которая содержится в этой твари.

– Я пришёл к тебе с предложением.

– С предложением? – снова этот голос в голове… нет… в разуме. Информацию оно отправляло в разум, а голос воспроизводился от самой информации. Запутанно, но подробно объяснить невозможно, – Если оно сыграет пользу, я согласна.

Главный ухмыльнулся. Страх куда-то подевался. Рядом с этим существом он чувствовал себя в безопасности, хотя это и неудивительно, ведь силы Страха не действуют на уровнях, границах или участках. Его владения – это туннель, где он властен над всеми.

– Я хочу поразвлечься. Ты можешь не согласиться, услышав мою просьбу.

В камере нависла тишина. Её нарушил головной паук, как называет их Страх:

– Говори. Я готова пойти на что угодно, чтобы выбраться отсюда.

– Ты залезешь ко мне в голову, вместе мы пройдём через раскол и я найду тебе нового носителя.

– Умно, – похвалило оно его, – Ты в курсе, что я могу захватить твой разум?

Главный улыбнулся, стал психически нестабильным.

– И какую пользу ты от этого получишь? – задал он встречный вопрос.

Снова молчание. И снова оно нарушило его:

– Никакой. Это будет бессмысленно, учитывая, что меня сразу раскусят.

– Не советую задерживаться с ответом, – Главный скрестил руки не отрываясь от угла, где находился головной паук, – Ты получишь то, чего так желаешь! Обзаведёшься носителем! Я знаю, какого это, терять память и возобновлять её из крупиц сознания! И ты сама понимаешь, что больше не можешь терпеть трубку, всунутую тебе в рот для поддержания твоей жизни. Но представь, ты получишь носителя и будешь жить спокойной, размеренной жизнью.

– Мог и покороче сказать. Я согласна. Несмотря на то, что я в очередной раз потеряю память, я согласна. Найди для меня достойного носителя, разум которого будет захватить легче лёгкого.

Главный кивнул и двинулся к углу. Он чувствовал, как аура головного паука нарастает, чувствовал как кровь стынет в жилах, стоило ему представить всю мощь, которая течёт в крови этой твари. Он опустился на одно колено, но не чтобы сделать предложение, а чтобы отсоединить головного паука от трубки жизнеобеспечения и взять его в руки.

– Я буду очень нежен с тобой, – ласково сказал он поднося её к своему левому уху, – Я хочу чтобы ты насладилась каждым моментом, проведённым в моей голове не отвлекаясь на приступы боли. Я хочу чтобы ты увидела всю мою жизнь, чтобы ты увидела, что делали со мной в младенчестве, как ставили надо мной эксперименты и как в последствии накачали до такой степени, что я стал одним из населяющих жителей этого мира.

Поднеся головного паука к уху, он, в облаке чёрного дыма, залетел ему в ухо.

Главный знал, что на это уходит половина всей энергии, но иного выхода просто нет. Останься она без трубки жизнеобеспечения на пять минут в жизни людей, то давно бы отбросила концы. Он не позволит этому случится, потому и дал возможность залезть к нему в голову.

– Твоя память поражает, – теперь голос отчётливо слышался в голове, – Любой вскрыл бы себе вены, поживи он твоей жизнью. Я очень хотела бы иметь такого носителя, как ты.

Главный восхвалил себя, поднял на пьедестал.

Задерживаться в этой камере он не собирался, поэтому быстро покинул её, запер, но прежде чем отправится к расколу, он проделал в двери дыру. Нужно хоть сделать ложные доказательства того, что объект сумел сбежать.

– Кажется я понимаю, почему ты хочешь иметь меня в качестве своего вечного носителя. От того что я не человек и не подобен жителям этого мира, ты не можешь потерять свою память. В этом плюс?

– Именно. Но я благодарна тебе и за будущего человеческого носителя. Почему ты это делаешь? Почему ты захотел освободить меня?

Главный прошёл во вторую границу, покинув первый участок.

Всем своим телом он ощущал присутствие на границе раскола, ведущего в мир людей. Он манил его, заставлял пройти через него, и, в последствии, прождав пятнадцать минут в мире людей, пропустить его обратно в Викрарь.

– Всё просто. Мне хочется поразвлечься. Страх дал мне шанс и я воспользуюсь им. Так как ты способна проникать в разум любого существа, я и подумал, что было бы здорово понаблюдать за жизнью человека, который станет твоим носителем.

– Понятно. До смысла докопаться трудно, однако возможно.

– Я чувствую раскол, – Главный ускорился, – Уже совсем скоро ты обзаведёшься новым носителем. Всё будет подстроено так, что ты сбежала из своей камеры и проникла в мир людей. Как долго ты проживёшь в мире людей на этот раз зависит только от тебя. Моя цель повеселиться, а твоя, как я понимаю, насладится новой жизнью.

– Подмечено верно.

Главный встал напротив раскола. Страх постарался создать его именно тогда, когда будет освобожден головной паук.

Весь мир застыл для Главного.

Только мысль о том, что ему суждено пройти через раскол, завораживала его разум. Конечно, через главный портал связывающий этот мир и мир людей ощущений перехода совсем нет, тогда как пройдя через раскол можно почувствовать, как ломаются кости и как они восстанавливаются, когда оказываешься в людском мире.

Главный засмеялся и прыгнул в раскол. То чувство, о котором он так давно мечтал, исполнилось. Все его кости сломались и восстановились. Такое сработает и с человеком. Он приземлился на ноги.

В глазах была тьма, но она рассеялась, и теперь Главный мог видеть что окружает его. А окружал его примитивный закоулок.

Грязь и мусор среди красных кирпичных стен.

– И где же я оказался на сей раз? – спросил он себя.

– Очевидно, что в России. Мой последний носитель жил именно в этой стране и я не спутаю её, уж поверь мне.

– Я тебе верю, – улыбнувшись он обернулся. Сзади был раскол. Удивительная особенность заключалась в том, что люди не способны его увидеть. Портал в их мир увидят, но никак не раскол. Человек может случайно войти в него и попасть в Викрарь, но случалось это крайне редко. Последний случай произошёл ещё в восемнадцатом веке, – Для начала я подберу тебе носителя. Ты говорила, что хочешь иметь такого, какого будет легче захватить, верно?

В ответ молчание.

– Молчание – знак согласия, – сказал Главный и выглянул из закоулка. Рядом, совсем рядом, была детская площадка. На ней играли дети, – Кажется я нашёл тебе носителя. Погляди.

Головной паук посмотрел на мир глазами Главного. Он делал это очень умело, ведь ему не раз приходилось использовать такую возможность.

– Дети?

– Именно, – на лице Главного выступила широчайшая улыбка, а сказал он с неизвестным для неё акцентом, – Ребёнок, которому стукнуло пять лет уже перестаёт быть малышом. Он становится самостоятельным. Их психическое развитие к пятилетнему возрасту уже обладает большим запасом знаний об окружающем мире, который сформировался благодаря их активности, стремлению экспериментировать и задавать вопросы. Не это ли прекрасная возможность проникнуть в его разум? Тебе не обязательно захватывать его сразу, ты не сможешь не переродившись и не сформировавшись взять управления над его телом в свои лапки. Он умрёт от твоего переизбытка информации. Сколько носителей ты помнишь? Сколько ты повидала и какой должен быть носитель, способный всё это, уместить в своей голове?

Недолго думая, головной паук решил согласиться. Если у него появилась возможность проникнуть в разум человека, то неважно какой он будет, главное что он есть.

– Но как я попаду ему в голову? Вокруг куча людей.

Главный подумал. Думал долго, пока его взгляд не упал на выброшенную кем-то бутылку. Идеальная возможность для того чтобы головной паук поместился в неё.

– У меня есть идея, – Он встал на одно колено, взял бутылку, – Всё что от тебя потребуется, это залететь в эту бутылку так, как ты залетела в моё ухо. После чего твой будущий носитель поднесёт горлышко к носу и ты влетишь в него. Договорились?

– На это тратится колоссальная энергия. Но мне ничего не остаётся как сделать то, о чём ты меня просишь. Главное сделай всё прежде, чем я иссохну.

Головному пауку ничего не оставалось как вылететь из уха Главного в облаке чёрного дыма и влететь в бутылку через горлышко. На всё про всё потребовалось не более пяти секунд. Казалось, что в бутылке витают не частицы головного паука, а тёмный напиток, больше похожий на кофе.

– Продержись как можно дольше, я постараюсь сделать всё быстро. Ты захватишь носителя и больше никогда не встретишь меня.

В ответ молчание.

Головные пауки не способны отвечать, когда находится в стадии размельчения своего тела на частицы.

Главный стремительно направился к детской площадке. Он подобрал для себя жертву, за которой будет следить. Он также чувствовал, что тот паршивец в чёрном, который изгоняет нечисть, положил на этого ребёнка глаз.

Долго задерживаться он не мог.

Люди косо смотрели на него. Находится в этом мире крайне неуютно, непривычно и скучно. Здесь нет такого воздуха, который есть в их мире. Резвящиеся дети отвлекали внимание родителей и никто не замечал одиноко играющего в песочнице ребёнка, мальчика, которому давно должно было исполниться пять лет.

Главный вспомнил себя в его годы. Он был таким красивым ребёнком, но стал таким страшным, когда отец избил его, сломал нос и вырвал семь зубов. Было больно, однако он терпел. Терпел и жаждал отомстить своему отцу. Он отомстил. Дал ему выпить снотворное и в последствии незамедлительно вырвал ему ногти, как на руках, так и на ногах.

Прекрасное было тогда время, жаль, что его не вернуть. Он присел на скамейку, прождал две минуты до тех пор, пока полностью не убедился, что на него и этого малыша никто не смотрит.

– Мальчик! – подозвал его Главный, – Эй, мальчик!

Мальчик лет пяти отвлёкся от сооружения песочной крепости и повернул к нему голову. Мальчик встал, но не хотел подходить. Мама учила его, что подходить к незнакомцам категорически нельзя. Он слушался свою маму.

– Что Вам? – спросил он детским неразборчивым голосом. Однако Главный разобрал.

– Пожалуйста, подойти сюда, – он показал ему бутылку, в которой находился головной паук, – Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого. Мне нужно, чтобы ты помог мне.

Мальчик медленно, но всё-таки направился к нему.

– Чем помочь?

Главный улыбнулся ему как можно шире:

– Я совсем не чувствую запаха. Мне очень больно от этого. Моё сердце так и обливается кровью. Прошу, поднеси горлышко бутылки к носу.

Не долго думая мальчик подошёл в плотную, сел на скамейку и взял из его рук бутылку. Его совершенно не пугало выражение лица этого странного мужчины. Если он попытается его украсть, то он закричит на всю площадку.

– Ладно, так и быть, – мальчик помотал головой, слегка ударил себя по ноге правой рукой, а левую с бутылкой подносил к носу.

Капельки пота выступили на лбу Главного. Он сжал кулаки. Главное чтобы он поднёс горлышко к носу и вдохнул частицы. Всё остальное паук сделает сам. Приживётся к его разуму и переродится, забыв свою прошлую жизнь. Медленно и не спеша мальчик наконец-то поднёс горлышко к носу. Перед этим он посмотрел на то, что по его мнению плавало внутри и глубоко вдохнул содержимое.

В этот момент головной паук моментально влетел через в его нос и мальчик закашлял.

– Ой! – по его щекам потекли слёзы. Весьма слабый, чтобы сдерживать свои эмоции, – Что вы дали мне?

– Ничего, – сказал Главный и улыбнулся ему, – Я выполнил то, что должен был. А теперь, если ты не против, я удалюсь. Не знаю когда, но мы точно с тобой встретимся. Я приду к тебе и посмотрю, как сильно паучок изменится.

– МАМА!!! – Мальчик закричал во весь голос. Он слез со скамейки и побежал к маме, что выходила из магазина. Он кричал ей, чтобы поспешила и чтобы разобралась с тем странным мужчиной, но стоило ему развернуться, как Главного уже не оказалось на скамейке.

Главный скрылся за деревьями, прибежал к тому закоулку и прежде, чем зайти обратно в раскол, который стал значительно меньше, он посмотрел на того мальчика. Он прекрасно видел его отсюда. Он улыбнулся шире некуда. Улыбка доходила до ушей. Его переполняла радость.

В нём заиграла страсть.

Теперь он сможет позабавиться.

– Вот твоя игра и началась, малыш, – сказал он, поднимая и опуская рот, не прекращая улыбаться. Он не мог перестать, – Теперь я посмотрю, как долго ты проживёшь в сознании. Я развлекусь твоими страхами. Жди меня, ведь однажды я обязательно к тебе вернусь.

Главный убрал улыбку со своего лица.

Переведя взгляд на небо, он отметил его красоту на фоне того мусора, в котором находился. Ничто не могло позабавить его так, как муки его жертвы. Он осуществил желание головного паука обрести для себя нового носителя и сам осуществил свою давнюю мечту.

Всё что он так долго хотел – это позабавиться.

Теперь его мечта исполнена и он может спокойно возвращаться через раскол в Викрарь, что, собственно говоря, он и сделал.

Прикрыв глаза и повернувшись, Главный шагнул в раскол. Он исчез в яркой, ослепительной вспышке и переместился обратно в свой мир.

Дело оставалось за малым. Осталось лишь дождаться того дня, когда понадобится навестить мальчика.

Главный дождётся.

Дождётся и придёт к нему.

====== Глава 1. Трудности и невозможное. ======

1

Однажды на земле кто-то сказал: «Жизни без боли и проблем не бывает.»

Задумывался я однажды о сверхъестественном, воспринимая это как обычные, примитивные выдумки людей, рассказы которых порой казались правдой.

Но я никогда не верил во что-то мистическое, считая, что это полный бред для маленьких детей. Да и нужны такие истории только чтобы запугивать ребенка по ночам, объясняя, что если он будет вести себя плохо, то ночью через окно в комнату залезет Бабай и утащит его в лес.

Меня тоже пугали, говорили, что ко мне ночью придёт домовой и начнёт рвать мне волосы на голове, пока я полностью не облысею.

Разумеется, это была неправда. Мне нагло врали, чтобы я вёл себя хорошо, а что было делать? Я был маленьким шестилетним мальчиком, который много чего боялся, но очень любил играть и носиться по всему дому, как угорелый.

Родителям это не нравилось, вот и решили со мной бороться таким образом. Правда, это особо не помогло.

Единственное, что могло меня усмирить – это телевизор, по которому показывали порой интересные новости.

Больше всего мне нравились новости про мистику и необъяснимые явления, про которые я очень внимательно слушал.

Приходя из детского сада, я садился возле телевизора и смотрел эти передачи, которые были очень даже захватывающими, как в какой-нибудь видеоигре. Но в более осознанном возрасте я понял, что всё это постановка. Однако смотреть всё равно было интересно, не смотря на то, что люди играли роли очевидцев перед камерой.

С две тысячи седьмого года в основном выпускали типичные, но интересные передачи, основанные на слухах и местных легендах. Некоторые сюжеты были так себе, в другие едва ли можно было поверить. Тогда таких телешоу было ещё очень мало, но со временем интерес к ним возрастал и становился навязчивым.

Так, спустя около десяти лет, на новом канале выпустили новую полномасштабную передачу, рассказывающую о необъяснимых случаях, происходящих не далеко от Москвы. Они происходили в Псковской области, в деревне Отрадное. В отличие от других шоу, эти истории казались чуть более реальными. И не смотря на то, что большого смысла для меня эти истории не имели, я продолжал их смотреть ещё год.

«Слухи», как теперь стали говорить, уже были не простыми. Как известно, безумие заразно. Чуть ли не каждый пятнадцатый человек рассказывал, что с ним происходили «такие вещи», были и те, которые говорили, что своими глазами видели, как машины ездили без водителя или поезда-призраки, приезжавшие на станцию намного раньше, чем планировалось по расписанию, и много других непонятных для мира вещей, которые люди не в состоянии объяснить.

Что же это? Обычная выдумка? Рассказы столь суеверных людей или видение психически больного человека, считающего, что иные вещи и вправду есть? Понять и поверить вряд ли получится. Но от себя могу сказать, что однажды я решил поменять своё мировоззрение и поверить во все эти рассказы. Тогда я и подумать не мог, как моя жизнь могла кардинально измениться, и не совсем в лучшую сторону.

А ведь всё начиналось хорошо… Не так ли?

2

Шёл восьмой час вечера.

Влад сидел за столом и решал очередную задачу для одного человека, который угрожал ему избиением, если Влад не выполнит за него домашнюю работу. Через пятнадцать минут он благополучно закончил с уравнениями, закрыл тетрадь и положил её в рюкзак.

Поднявшись со стула, он устроил себе маленькую разминку на две минуты, чтобы хоть как-то расслабить мышцы. Все кости хрустели, голова гудела, а желудок урчал.

Влад вышел в коридор, прихватив с собой рюкзак и держа его крепко за обе лямки, положил его на комод. Бывали случаи, когда парень вслепую закидывал его, а рюкзак падал на пол и лежал так, пока его кто-нибудь не поднимет. Иногда это были вернувшиеся вечером с работы отец или мать Влада, а иногда он сам, если заметит. Обычно он забывал смотреть, правильно ли положил рюкзак на комод, но не в этот раз.

Убедившись, что рюкзак не свалится, Влад схватился за живот. Урчал он так громко, что его можно было услышать в другой комнате. Мало ест восемнадцатилетний парень, совсем мало, потому выглядит слегка худощаво. Позавчера и вовсе ничего не съел и не выпил.

Но так бывает крайне редко.

Давай Пешков, ведь ты хочешь есть, так? Вспомни как тебя чуть не госпитализировали, когда в две тысячи четырнадцатом не ел и не пил больше недели из-за забастовки. А теперь соберись, тряпка, и иди поешь как следует! Сделай себе бутерброд, и сделай его пожирнее.

Голос.

Посторонний голос.

Странно, но порой этот голос, который вроде бы и не должен звучать в его голове, заставлял его задуматься, а не психически ли он больной?

Быть может, когда он ударялся головой обо что-то, и это каким-то образом вызвало у него в сознании странный голос?

Отрицать такое нельзя.

Влад весьма скептически относился к тому, что мог быть психически больным, однако полной уверенности, что он здоров, тоже не было. Именно поэтому он так упорно думал, как сойдёт с ума и изрежет всю свою семью, но прежде чем сделать это, сожжёт веки и разрежет щёки холодной сталью острого ножа. Это испортит желание.

Какое только желание?

Отличный вопрос. В то время, когда на улице бушевал ветер, хотя по новостям передавали, что ветра не должно быть и в помине, он услышал внезапный щелчок слева над головой. Влад осознал, что для него не так уж важно, сойдёт он с ума или нет.

И ты не сойдёшь с ума, пока окончательно это не узнаешь.

Внутри у него всегда звучали голоса.

Влад считал, что-то же самое происходит со всеми, но обычно люди говорят об этом не чаще, чем о биении сердца. В этом голосе не было ничего уютного. Этот голос был громким, звучал старо, но энергично. Сквозняк из нетерпенья охватывал его с ног до головы, а всё из-за странного голоса в голове.

Псих, подумал он. Я точно психически больной человек, но ещё не до конца это понял.

Влад решил не спорить со своим внутренним голосом, потому что насчет еды тот был абсолютно прав, и пошел в кухню, мечтая о бутерброде. Чувство присутствия голоса притупилось и практически исчезло, едва он дошел до стола, но это не значит, что голос исчез навсегда, вовсе нет. Этот голос ещё вернётся и не раз покажет себя, не раз упомянет о своём присутствии.

С детства, если не ошибаюсь, всё это и началось. – Подумал он. – Но детство моё на том и закончилось.

На самом деле детство Влада закончилось не так, как он описывал это в своей голове. Он представлял, что детство закончилось, его разум повзрослел быстрее, чем его рост достиг отметки в сто тридцать сантиметров. На самом же деле всё куда проще. Безусловно, разум его созрел раньше его сверстников, но не без помощи Голоса. Самовнушение и влияние того, другого, необъяснимого в его голове сделало его взрослее, сильнее сознанием, но никак не физически.

Давай же… – И снова этот голос. Отчётливее, но не на много. – Давай! Ты должен есть! Ты должен накормить себя, иначе пожалеешь, что родился на свет божий!

Почему ты не заткнёшься?!

И к его удивлению голос замолк, лишь стоило ему открыть холодильник. Только присутствие голоса давало о себе знать. С каждым мгновением оно угасало и угасало, пока совсем не исчезло из его головы, глубоко-глубоко затаившись в подсознании.

Глаза внимательно скользили по полкам в поисках сырного масла и обычного сыра. Найти их было той ещё проблемой, а вот нарезанный помидор нашелся без труда. Он достал ингредиенты своего незамысловатого перекуса, хлеб, сделал себе огромный бутерброд и с наслаждением откусил первый кусок.

– У-м-м! – Этот вкус. Он заставил его застонать от удовольствия. – Как вкусно!

Откусив ещё кусок он ударил левой рукой по столу. Как же было вкусно. А голос так и хвалил его за то, что послушался и решил-таки подкрепиться пищей.

Бесподобно. Такого он никогда в своей жизни не пробовал.

Но, попробует ли он что-то такое, что окажется в миллион раз вкуснее?

Хороший вопрос, но пока что на него нельзя ответить.

Пока нельзя.

Влад развернулся, отправил своё худощавое тело к выходу из кухни, но прежде чем выйти он остановился и откусил от бутерброда ещё немного.

Выключи свет, – прозвучало у него в голове и он сделал так, как голос его попросил.

Кухню окутало мраком. За окном больше не бушевал ветер, зато буря разразилась внутри Влада. Вечерняя трапеза на одного, хотя одним он вовсе не был, воодушевила его. Подпрыгивая он подумал: сегодня был отличный вечер, проведённый сначала за учебниками, потом за компьютером и после снова за учебниками, но уже для важного человека.

Думал он не долго.

Последнее чем он собирался себя занять – это новости по телевизору. Пульт от телевизора даже искать не пришлось. Влад уселся на диван поудобнее и включил плазму, как раз, когда на экране предстал толстый ведущий.

Политика.

Ужасно неинтересно, хотя его отец, Демьян, с удовольствием посмотрел бы, что происходит в мире на рассвете две тысячи восемнадцатого года.

– Ай, наверное, опять начнут всякие бредни говорить! – проворчал Влад сам себе, смотря на телевизор, но переключал, ожидая ночные новости.

Влад уже предвкушал, что новости не будут отличаться от тех, что выходил ранее, но делать было нечего, поэтому доев свой бутерброд, он расселся на диване, как король ожидая начало новостей.

– Сегодня в Самаре, в семь часов вечера, были найдены уже сто пятая и сто шестая жертвы неизвестного убийцы. Два мёртвых тела, мужчины и женщины, возрастом от двадцати до двадцати пяти лет. У одного и другого рёбра были сломаны, животы разрезаны, а внутренние органы были раскиданы по дорожной части, их заметили очевидцы. До сих пор неизвестно, как выглядит убийца, настоятельно рекомендуем не выходить на улицу в позднее время, ведь нельзя узнать, где произойдёт новое убийство. Теперь от грустной ноты перейдём к главным новостям дня…»

Влад выключил телевизор, не став слушать главные новости, которые для него не были интересны.

Он поднялся и пошёл на балкон, взяв с собой пачку сигарет «Честер» и зажигалку, которую он нашёл, когда они с семьёй только въехали в эту квартиру, лет, этак шесть назад, если не больше.

Выйдя на балкон, он погрузился во тьму. Влад практически ничего не видел, только макушки деревьев, освещаемых одним единственным фонарем. Остальные давно сломались, и этот тоже должен был давно отключится, но почему-то все еще работал. Он блекло-желтым освещал детскую площадку, на которой сейчас бегали несколько котов.

А они как обычно, – подумал про себя Влад, глядя на животных.

Влад посмотрел на звёздное небо, зажег сигарету, которую он вытащил из пачки прихваченную им перед тем, как выйти на балкон. Он, скурив пять сигарет, задумался об убийстве из сегодняшних новостей, которое произошло в городе, где он живёт со своими родителями.

В его городе уже не первый раз случаются разные странности, поэтому парень беспокоился о своих родителях, которые возвращаются поздно. Он часто просил их быть осторожными и нигде не задерживаться, потому что боялся, что может произойти что-то плохое.

Пожалуй, единственный способ обезопасить себя и свою семью – находиться в людных местах, где убийца не решится напасть. Это могло бы помочь, с учетом кровавого почерка преступника: он косил своих жертв, разбрасывая расчлененные тела направо и налево.

Влад оторвался от раздумий, посмотрел на часы и удивился. Было уже начало первого ночи, а он еще не лег спать, а ведь завтра в школу.

Докурив шестую сигарету, он выкинул окруки и пошел в ванную. Закончим с умыванием и чисткой зубов, он прошелся по всей квартире и выключил свет. В своей комнате он упал на кровать и долго вертелся, пытаясь найти удобное положение и уснуть. В конце концов он смог-таки погрузиться в сон.

3

В этот раз ему снилось, что он очнулся связанным на операционном столе, не понимая, где находится. В полностью чёрной комнате была лишь одна лампа над местом, где он лежал. Лампочка моргала и издавала треск, а горячие трубы, которые он смог разглядеть, явно подтекали.

Но самое жуткое, что он смог увидеть в комнате – разбросанные всюду останки людей. Пол был устлан человеческими конечностями: отрубленная рука, ноги, пальцы, гниющая голова, с зияющими дырами вместо глаз и рта, глазные яблоки, прибитые ржавыми гвоздями к стене, а сам стол был обшит человеческой кожей и обвязан венами, из которых до сих пор вытекала кровь.

Смрад забивался в нос и казалось даже через кожу Влад чувствует сладковатый запах гниения. Паника и страх охватили его, не давая осознанно воспринимать окружающую обстановку. В попытках высвободится, он яростно дергал руками и ногами, но удерживающие его оковы не поддавались, только сильнее впиваясь в кожу. Влад повернулся, чтобы проверить, что его удерживает, но заметил, что руки, закованные в ремни не его. Страх начал отступать и сменился недоумением. Он изогнулся еще сильнее и приподнял голову, чтобы рассмотреть все тело. Оно и правда было не его, словно он попал в шкуру кого-то другого.

Влад снова попытался высвободится, вытянуть хотя бы одну руку из жестких оков. Бесполезно. Силы, потраченные на напрасную панику и дергания, совсем его покинули. Из-за удушающего запаха гнили, усталости и обреченности, ему становилось все сложнее дышать. Внезапно до него донеслись шаги в коридоре и он почувствовал новый прилив ужаса.

Дверь комнаты тихо открылась.

Влад, прищурившись, посмотрел в ту сторону и увиденное сковало страхом его грудь, как стальные прутья.

В дверном проёме стояла связанная молодая женщина, но то, что стояло за ней, толком и человеком-то назвать с высеченной натяжкой сложно, а то и вообще невозможно.

Это «существо» было не меньше двух метров в высоту, вся кожа была покрыта плесенью и грязью вперемешку с кровью; глаза попросту отсутствовали, подбородка тоже не было, только верхняя часть челюсти с зубами, заострёнными, как самурайский меч; живот был разрезан, а внутренностей не было: ни сердца, ни лёгких, ни прочих жизненно важных органов, необходимых человеку; передняя часть черепа откололась прямо на глазах, когда девушка со всей силы ударила его своим затылком и на месте мозга в его черепе тоже ничего не было, только чёрная нить посередине, проходящая от одного уха к другому.

Этот сон не обрывался на части, как в каком-нибудь кино, а наоборот был невероятно реалистичен.

Создавалось ощущение, что все детали сна были попросту прорисованы от руки какого-нибудь свихнувшегося художника или на крайний случай эксцентричного мангаки.

Влад не отрываясь во все глаза смотрел на то, как оно поднесло девушку к горячей трубе, от которой исходил пар. Каким-то необъяснимым образом в руке существа появилась длинная верёвка, больше похожая на канат. Левую руку молодой девушки оно привязало к трубе, а правую прижало каким-то предметом, наверное, тяжёлым, раз она не смогла её даже поднять, после того как существо отошло. Гримаса боли исказила её бледное лицо, жар трубы обжигал ее, принося непрерывную боль, нарастающую с каждой секундой.

Существо издавало очень странные звуки, описать которые было просто невозможно. Они напомнили шум огня: гул, стрёкот и пощелкивания, порой громкие, а иногда совсем тихие. Эти звуки отражались от стен, пересекались друг с другом, превращаясь в жуткую какофонию.

Посмотрев в сторону лежащего на операционном столе Влада, Это подошло к нему. Существо пошарило под нижней частью операционного стола и вытащило длинный заостренный стальной кол и старый покрывшийся ржавчиной молоток.

От одного взгляда на эти вещи его прошило понимание, что монстр собирается с ним делать. Каждый волосок на его теле встал дыбом, сердце забилось сильнее, его бросило в жар, а потом в холод. Он задергался, попытался отползти, но ремни впились в кожу сильнее.

Оно приложило к руке Влада стальной заострённый кол.

Оно уже стало готовится ударить по колу своим молотком, чтобы вонзить его в руку парня, как девушка закричала. Кожа её левой руки стала раскрываться из-за горячей трубы, и, отвлекшись на это, оно решило связать её ещё одной веревкой, чтобы девушка не могла бы даже пошевелиться.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю