290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 20)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 20 (всего у книги 81 страниц)

Закрыв входную дверь на ключ Влад отошёл от двери и направился к калитке. Этот путь Влада сопровождали звуки строительных работ соседей живущих напротив. Они строили для себя новую баню по белому, так как баня по чёрному была старой и многие брёвна уже давно отсырели и начали гнить.

В этой деревне жизнь идёт своим чередом.

Всегда можно на что наткнуться, как на мистическое, так и на что-то более родное к сердцу, чего не могут воспринять или принять люди, приехавшие из города. Конечно и сам Влад к ним относился, но он как в ра-таки такой человек, который может спокойно ко всему относиться и воспринимать как должное. Это всё из-за избиений Антонова, криков матери и многое другое, что в корне изменило маленького двенадцатилетнего мальчугана в более или менее не до конца сформированную личность.

Влад уже давно обошёл препятствие в виде калитки, направившись после этого по дороге, ведущей к первой части деревни, так как именно в том месте, если ему не изменяет память в чаще леса находиться домик Саида, к которому ему собственно и нужно.

Он вдохнул полной грудью и отправился по дороге к первой части.

В самом начале, когда он и Лёха только приехали сюда он не замечал, как повсюду слышаться различные шумы, в виде строительных работ соседей, звуков природы, ветра, и всё то, что теперь слышит и поспринимает как должное, пытаясь особо не обращать на это внимание. Ему захотелось пробежаться до домика Саида и не медля он стал двигаться чуть быстрее, да что там, намного быстрее чем тогда, когда его учитель по физкультуре несколько раз заставлял его поднапрячь булки и бежать куда быстрее своих сверстников одноклассников, но так как раньше он вёл полусидячий образ жизни, изредко выходя из дома чтобы сходить в школу, магазин или просто прогуляться, давно в прошлом.

Сейчас, нынешний он совсем другой, чем тот, что жил исключительно ради достижения как собственных, так и целей других людей никоем образом с его несвязанными. Теперь он решил сам для себя, что больше не будет решать проблемы тех, кто избивает, издевается или заставляет его делать их просьбы.

Отныне никто ему не указ, до того времени пока его мама не ударит его по шее и не заставит выполнять домашнюю работу по дому.

Просьбы его матери это лишь маленькое отступление. Ей лучше не стоит перечить, иначе обычными ударами по шее не огребёшься. До сих пор парень удивлялся, какая сильная у его матери воля и как трудно сломить её, если ты не обладаешь сверхвозможностями в психологии, чтобы вовремя успеть надавить на какую-нибудь больную точку и заставить её замолчать или того хуже заплакать.

Редко когда Владу доводилось видеть свою мать плачущей. Он и сам не помнит, когда в последний раз видел её с мокрыми от слёз глазами.

Последний раз она плакала, когда подвернула ногу и целый месяц пролежала в больнице.

В этот момент она и Влад выходили из продуктового магазина. И лишь на мгновенье ему удалось запечатлеть своими глазами то, как медленно стекает пол лицу его матери горькая слезинка от боли.

Отринув все мысли он продолжал бежать. Он бежал как можно быстрее чтобы сильнее поднапрячь свои мускулы и быстрее выдохнуться чтобы повсеместно улучшить свою дыхательную систему, которая и так улучшилась после того, как он перестал курить. И правда, его выносливость возросла куда больше.

Особенно после того раза на свалке, хотя акцент можно было сделать на том, что у него просто появился огромный прилив адреналина, прибавивший ему несколько минут почти не чувствующей усталости.

Пересекая границу второй части деревни и перейдя на первую путь до домика Саида был не таким и долгим.

Влад посчитал, что если идти шагом от пересечение первой и второй части деревни к его дому, то время займёт минут этак, тридцать или тридцать пять, а если же бежать, то путь сократиться до двадцати минут, прежче чем он успел добраться до леса.

Дом родителей Лёхи он уже давно прошёл следом. Он не хотел заходить к нему без причины, да и его лучше не беспокоить после того, что не так уж и давно между ними произошло. Сейчас он глядел на тропинку ведущую прямиком к домику Саида. Она была узкая и не очень протоптанная. Её накрывали опавшие листья, ветки и различный мусор в виде пивных бутылок или конфетти, вероятно оставленные после праздников или дня рождения. Ну, это не тот лес, поэтому на вряд ли тут будут какие-нибудь вакуумные черви подумал он перед тем, как зайти в чащу леса.

Он зашёл в чащу и пока шёл прямо по тропинке ведущую в саму глубь чащи, он размышлял о том, как бы лучше спросить Саида об различных аномальных вещах, которые нередко можно увидеть в различных средствах массовой информации. Хотя Саид человек старый и сам сможет об этом поговорить в открытую, поделившись интересными фактами.

После всех его раздумий тропинка почти закончилась и уже виднелся старый домик Саида. Медленными и уверенными шагами он стал приближаться к дому.

Каждый шаг становился тяжелее. Казалось, что кто-то не хотел его вновь пускать в дом этого странного и порой очень загадочного старика. Но он дошёл и стоял прямо перед дверь в которую сразу же постучался.

Он постучал. Подождал. Нет ответа. Он решил опять постучал. И опять никакого ответа. На третий раз, его кулак еле сумел докоснуться до деревянной двери как вдруг его спросили:

– Кто там? – Это был голос Саида. Он был хриплым, но очень уж воинственным что ли.

– Э… – Влад и не знал что сказать, но взяв волю в кулак собрался с мыслями – Это я Влад. Помните вы говорили, что я мог к вам придти в гости и поговорить по поводу паранормальных явлениях, окутавшие эту деревню?

– А, это ты Влад, – его голос резко переменился, став похожим на хриплый.

Странно, но после того как Влад сказал что это он, Саид быстро поменял собственную речь с которой он общается и стал совсем на себя не похожим, однако это хороших ход запутать некоторых людей, которые не очень то и могут определить голос своего знакомого человека.

Саид открыл дверь и поглядел на Влада.

– Здравствуй, Влад, – сказал он. – Как твои дела?

– Да так, нормально. – саркастически улыбнувшись ответил Влад.

– Ну, ты скажи, чем помочь тебе, – быстро перейдя к сути разговора сказал Саид пропуская Влада в своё старое пристанище.

Влад зашёл в дом. Его окутали воспоминания о его последнем посещении в этом месте и честно говоря, это очень уж помешало ему проникнуться некой атмосферой этого старого дома, но он попытался не обращать на это внимание, снимая с себя свои любимые кроссовки.

– Хочу чтобы вы рассказали мне о паранормальных вещах, происходящих в этой деревне, – Влад говорил прямо и старался не запинаться, зная, что Саид воспримет всё как должное и расскажет ему обо всём о чём он только хочет узнать.

– Предлагаю пока что дружно посидеть у меня в гостиной. – Саид положил ему на плечо свою ладонь и медленными шашками они направились к гостинной, где в прошлый раз он сидел вместе с ним и его другом Лёхой за чашечкой чая и булочек – Как тебе идея?

– А знаете, что… – немного подумав сказал Влад, оказавшись полностью уверенным, что Саид накормит его чем-нибудь вкусным – Я согласен. – Он представлял как вновь сядет за стол приземлившись своей задницей на мягкий диван и начнёт есть вкусные пирожки Саида – И так много чертовщины творится, а тут есть такая хорошая возможность мирно посидеть и поговорить.

Они вместе вошли в гостиную.

Сев за стол Саид легонько ударил себя по голове и отправился на кухню за разными вкусностями для пришедшего к нему гостя.

В последние дни он часто тратить своё свободное время на выпечку или на чтение книг.

Действительно, а что же ему ещё делать в престарелом возрасте?

Саид вернулся с полной тарелкой пирожков в руках. Он странно улыбался пока подходил к столу и разделил двенадцать пирожков по шесть каждому. Этого Влад и хотел, ведь он знал что Саид заранее приготовил что-нибудь вкусное и просто выжидал того момента, когда к нему кто-нибудь придёт.

– Это вы всё приготовили? – спросил Влад схватившись за первый попавшийся под его руку пирожок.

– А кто ж ещё то мог? – задал он встречный вопрос – Я живу уже давно один, у меня, конечно, есть родственники, но их мало. В основном я убиваю время приготовлением чего-нибудь съедобного.

–Ладно, – сказал Влад – опустим эти мелочи и перейдём к делу. Скажите пожалуйста, что вы знаете об аномальностях этой деревни.

– Знаю много и при этом достаточно осведомлен о многих тайнах, – серьёзно заявил Саид немного удивившись резкой холодности со стороны очень молодого по сравнению с ним собеседника. – Что именно ты хочешь узнать?

– Откуда в этой деревне появились все эти существа? – прямо сказал он опустив брови вниз, показывая свою якобы холодность. Хотя она действительно присутствовала.

– Это очень хороший вопрос. – Сказал Саид встав на ноги. Он подошёл к комоду и открыв ящик взял из него толстую тетрадь, имевшую девяносто шесть листов – Слишком точный ответ дать не смогу, так как до сих пор не знаю всех подробностей.

– Мне будет достаточно того, что вы сможете сказать. – Влад внимательно посмотрел на тетрадь в руках Саида, отходящего от комода и садящегося за стол.

– Ну, тогда прочти всё написанное мною в этой тетради… – Саид протянул ему свою тетрадь и ждал, когда собеседник возьмёт её. Он взял не моргнув глазом – В ней ты найдешь ответы на многие вопросы, касательно того, от куда здесь появились эти странности.

Влад внимательно посмотрел на тетрадь всё никак не желая открывать её, но не долго думая его интерес взял над ним верх и он открыл её. Его взгляд пал на первую страницу тетради, полностью исписанной корявым подчерком, который не так уж и легко прочитать. Но как бы то ни было он решил, что раз ответы на его вопросы находятся в этой тетради он должен прочесть всё написанное Саидом и полностью довериться тому, о чём информирует содержимое.

Моя история.

Не знаю с чего бы и начать.

Много чего произошло в моей жизни за более чем два с половиной века и мысли, которые я хочу излить на листе бумаги излишне много. Хочу полностью написать о всех ключевых и важных аспектах моей долго жизни, конца которого я так и не узнаю.

Начну пожалуй с того дня который по истине запомнился мне той злосчастной ночью, которую не могу забыть и по сей день.

Дом построенный моим отцом Абросимом до сих пор стоит на своём законном месте с 1752 года, почти тогда, когда я был рождён на свет. Да-да, не удивляйтесь если нашли этот дневник спустя два с половиной века, может чуть больше, но не суть.

В 1772 году, спустя двадцать лет после моего дня рождения я впервые стал замечать, что слышал странные вои.

Я слышал этот ужасный вой с чердака.

Многие годы, я всё никак не мог решиться и пойти проверить, что же там происходит. Мне не хватало смелости для этого, а больше всего странно то, что этот вой слышу только я, а мои родители почему-то нет? Я просил, чтобы они проверили чердак, но они говорили что там никого нет, кроме всякого барахла. Я сомневался в этом и не верил сказанным словам моих родителей, но вскоре я сам провел, его ночью спустя месяц от непрекращающихся воев.

И надеялся, что смелости для этого у меня хватит.

Изначально, поднимаясь по лестнице на чердак я подумал, что просто, много тут на фантазировал, якобы у нас в доме на чердаке живёт монстр.

«Всё, поднимаюсь» – сказал я себе, поднимаясь по лестнице на чердак. Но, когда я поднялся, увидел по всюду кровь, будь я проклят если бы сразу знал, от куда там столько крови. Неужели, здесь кого-то убили, в это поверить было очень трудно, почти невозможно, но спустя несколько секунд в луже крови, я разглядел какой-то шар, или это был камень. Подобрав его, послышался вой. От него, я поскользнулся об кровь и упал с чердака на первый этаж дома.

Вся жизнь пролетела перед глазами.

Я упал прямо на голову, но каким-то образом всё обошлось, мне даже не было больно. Что тогда произошло из-за чего в спешке побежал к умывальнику не помню, очень уж давно все эти события произошли. И первым же делом, как написал ранее, я пошёл к умывальнику, чтобы отмыть эту штуковину от крови…

Но отмыв кровь, я всё равно не мог понять что это такое, но решил всё-таки оставить этот камень.

С тех пор прошла целая неделя.

Звука на чердаке я больше не слышал, но вместо этого, мне стали снится очень странные сны: как я хожу по странному замку.

Каждый раз, когда мне это снится, кажется, что мне снится это в первый раз, но это не правда. Каждый раз, когда я дохожу до зала, слышу, как кричит женщина из подвала. Но, в подвале этого замка, кричит не женщина, а существо которое заманивало меня к себе. Этот сон снится мне каждую ночь, поэтому все те дни, я не стал записывать всё происходящее со мной в свой дневник, сохранившийся у меня и по сей день. Ведь не у меня одного есть кошмары, что обычно сказал нормальный человек, зная, что сны снятся не только ему, а всем. Но я знал что это не просто сон, а что-то более важное. Из-за всего этого, мне не хотелось спать, так сказать появилась фобия на сны и приходилось использовать бессонницу.

Раньше, мне нечего подобного некогда не снилось. Но с тех пор, как я нашёл этот камень, всё изменилось. Но связаны ли все эти странные сны с тем камнем я тогда не знал…

Но хотел найти ответ.

Ответ или что-то вроде того себя долго не прятал. Уже на следующий день после того случая с фобией случилось такое, во что я просто не мог поверить и до сих пор бы не поверил.

Прогуливаясь по лесу, я наткнулся на волка и сильно испугался. Я стал отходить назад, а он стал приближаться, скаля зубы и рыча на меня. От волка мне не убежать, как думал я. Помню, как он рывком набросился на меня, вцепившись своими зубами в мою руку. Мне было адски больно…

От такой боли мои глаза закрылись, а после волка уже не было, когда я их открыл. Он словно пропал, будто по волшебству.

Я встал с земли и скорее побежал к себе домой. Удивило это меня не на шутку и прибежав домой, направился к умывальнику, чтобы сунуть руку под холодную воду. И тут, я увидел, что тот подобранный мною камень на чердаке, начал светиться. Не размышляя я схватил его со стола, и не мог понять, сплю я, или нет, или вижу это на самом деле. Ведь моя раненая рука стала дрожать…

И я выронил камень из рук, увидев что моих ран, как и вовсе не было.

Мои глаза чуть не выпали из орбит от увиденного. Похоже этот камень был волшебный. И я решил, что никому о свойствах этого камня не расскажу.

Вместо этого спрятал его, и использовал лишь в крайних случаях.

За те два месяца, после встречи с волком произошло много чего ужасного.

Я тогда подумал, что начинаю сходить с ума от частых использований того камня. И так думал до того дня, пока не увидел своих мёртвых родителей. После смерти родителей, мне конечно же не верилось в то, что их убили! Так, как их, никого больше не любил, по крайней мере я так думал. Но после их смерти я заметил, что за мной охотятся какие-то неизвестные мне люди в два метра ростом.

Одетые в плащи и с оружием в руках они желали догнать меня, когда я был наиболее открытым для их нападения. Я думал, что погибну в 1772 году, но думая об этом в самый последний момент, практически перед тем как меня настигли двухметровые люди, лишь чудом я смог спастить, не сам, конечно, мне тогда помог некий бессмертный мудрец. Он держал в своих руках длинный меч. Им он и отрубил тем тварям головы. И, после их смерти мудрец предложил мне отправиться вместе с ним, так как теперь у меня больше не будет нормальной жизни.

Поверив ему, отправился в след за ним, предполагая, что он многое знает и смог бы помочь мне справиться с проблемами.

Дальнейшая судьба пошла своим чередом. В 1772 году, после того как мудрец спас меня мы пришли к его дому.

Изначально я считал, что глупо было бы жить в пещере далеко за городом, но потом поменял своё решение. Разговаривали мы о многих вещах. Его речь туманила разум, казалось, что он не человек вовсе.

Изложение его мыслей было бесподобным, ведь он так ясно выражал их от чего у меня пробегали мурашки по телу. Не от страха конечно, а от заинтригованности и желания услышать то, что он скажет после последней фразы. Но единственное, что слишком уж отпечаталось у меня в памяти стал разговор о неких Вистах. С них поподробнее опишу, если получится конечно, ведь я не писатель и не умею образования. Мудрец говорил, что эти существа – это Висты, живущие в другом измерении под названием «Викрарь». О их кровавом и безжалостном Короле, жаждущем превратить мир в хаос, а людей превратить в таких же Вистов.

А после того, как я спросил его:

– Почему я слышу странные звуки, которые другие не слышат?

И он ответил:

– Каждые сто лет Висты находят проклятого человека, к числу которых принадлежишь и ты. Они отдают ему сердце Короля, если понимают, что человек проклят, а также проклятые люди живут гораздо дольше остальных людей.

От этого его рассказа мне становилось не по себе…

Какие-то Висты и их Король, жаждущий своей мести, верилось с трудом, но увидев тогда тех двухметровых Вистов, сомнений у меня не осталось…

Долгие годы мы провели в лесу. Его пещера была именно там если мне не изменяет память. И все эти годы мы усердно тренировались, а если быть точнее, то тренировался лишь я, а он напротив тренировал меня. Учил базовым техникам боя, стрельбе из лука, бою с холодном оружием и многому из того, что пригодилось мне и сейчас, в мои то годы, я особой усталости не чувствую, и мог спокойно выполнить всё то, чему он меня обучил тогда.

Я очень благодарен ему.

Мудрец стал для меня вторым отцом, хоть и был страше меня на пол сотни века. Но глядя на него не скажешь что ему тогда было за семьдесят. Хоть и проходило много лет, наша дружба крепла, но рассказать о камне, который мне удалось сохранить с 1772 года не мог, боялся, что он заберёт его у меня и уйдёт вместе с ним в неизвестном направлении, оставив меня в пещере.

Но знаете, тогда я не особо то и задумывался о некоторых вещах, а очень зря.

Почти позабыв то, что произошло тридцать лет назад в 1772 году я постепенно отходил о мысли самоубийства, которое пришло ко мне давным давно.

Было лето 1802 года.

Мне уже исполнилось семьдесят лет, а мудрецу было куда-ка больше чем мне и он сам говорил, что давно позабыл свой возраст, но придерживался на тот момент возрасту, который в 1802 году мог получится с 1678 года, то есть ему за сто лет. Через многое мы вместе с ним прошли, поубивали кучу Вистов и также исследовали странности, паранормальные явления о которых в двадцать первом веке особо никто и не поверил бы. Мы действительно стали как отец и сын, но до тех пор, пока не произошло следующее.

Висты выследили нас и готовились нанести ответный удар за всех тех, кто погиб от наших рук. Страх переполнял меня, и мудрец это понимал. Он пожертвовал собой ради меня, но прежде чем рассказать о потайном ходе в пещере, сказал, что мне следует отправится подальше от города, куда-нибудь за город, где поменьше людей, и где Висты не смогут найти меня.

Тогда я послушал его, и сделал всё в точности, как он и сказал.

Я не мог так просто проститься с ним летом 1802 года, но через слёзы оставил его умирать. После той ночи его судьбы мне не получилось узнать, то, что произошло с ним дальше, я не знал. Что ж, Мудрец говорил мне, чтобы я далеко уехал, и уехал туда, где нет особо людей. Такое место мне получилось найти…

Спустя более чем двадцать лет.

Итак, остановился я на том, что решил отправиться в долгий путь чтобы найти место, которое находится далеко далеко от того места, где я вместе с Мудрецом жил.

Первым городом на моём пути в 1822 году стал поистине великий Санкт-Петербург. Этот город воодушевил меня, поразил своими масштабами и заставил остаться в нём на пять долгих лет. Я много чего помню и до сих пор.

Во-первых этот город в 1822 году был хоть и меньше по размерам, сравнимыми с нынешними, но раньше было лучше.

Улицы были чище.

С людьми можно было нормально пообщаться, практически на любые темы.

Странно конечно, что за две сотни лет, если округлить, многое поменялось. Сейчас всё не то, но что это я тут решил разглагольствовать? Уж лучше расскажу я, а точнее напишу о том, чего мне удалось добиться за те пять лет, прожитых в Санкт-Петербурге.

Пришёл то я в него практически ни с чем.

Меня взяли на работу в местную фабрику.

После время летело очень быстро.

Многие с кем я общался тогда, спрашивали, сколько мне лет, но по чистым понятиям людей для того времени они не восприняли бы мой возраст всерьёз, как никто из людей даже в наше время. Я не мог сказать что мне уже семьдесят полных лет, поэтому решил солгать им не покраснев. Сказал, что мне двадцать лет и после этого никто не спрашивал меня о моём возрасте, хотя было несколько раз, но это в качестве исключения.

Первый год прошёл как говорят, как надо! И действительно.

Я заработал приличную сумму и смог купить себе квартиру не далеко от Императорского Царскосельского лицея, основанного в 1811 году. Скажу честно, мне тогдашние квартиры от нынешних не очень то и нравились, ведь раньше хоть и было лучше, но всё-таки без отопления и стеклопакетов в зимние пара жилось не очень хорошо. Конечно отходя от темы жилища я возвращался к теме, которую на тот момент называли загадочными убийствами, когда мне вспомнился тот день, когда Мудрец пожертвовал собой.

Навеяло воспоминаний о прошлых днях, тренировках и всего прочего.

Я не удивился этому.

Обычный человек не смог бы убить нескольких сотен человек, находящихся в нескольких километрах друг от друга. Это были Висты, но в то время я мог не беспокоится и продолжать работать на заводе.

Город очень большой и они всё равно бы не нашли меня в нём.

Второй год прошёл чуть хуже.

Зарплаты понижали, а цены за проживания в квартирах и домах повысили до заоблачных высот. Всё из-за того, что людей стало очень уж мало.

Висты хорошо постарались. Перебили за год своего пребывания в городе больше двух сотен тысяч человек.

Большие потери, но мне если честно было на это откровенно плевать. Слезинки не проронил. Чёрт с ним, так как все свои слёзы я выплакал после побега из пещеры Мудреца и ничто не заставило бы меня вновь пустить мужские скупые слёзы, но я очень заблуждался, хоть и не думал, что заплачу спустя век.

Третий год принёс ещё больше проблем. Зарплаты урезали вдвое и денег практически не хватало за оплату квартир и домов, поэтому большинство граждан уехали из Санкт-Петербурга и перебрались в Киев.

Естественно жертв стало ещё больше, а умелых рук становилось всё меньше. Это сильно отразилось на устроительстве различных сооружений, но как ни крути я поделать ничего не мог. До моего ухода оставалось ещё два года. И за эти два года я накопил около пяти сотен рублей и мне этого хватило бы лет этак на двадцать если не больше. Деньги я бережно хранил и несколько монет с 1824 года у меня сохранились и по сей день.

Лежат в бардачке возле моего письменного стола.

Четвёртый год ознаменовался самым ужасным годом восемнадцатого века. Погибло ещё больше людей. Со временем Висты смогли выйти на меня ближе к его концу, но им не удалось добраться до меня.

Я был умён. Перехитрил их когда они ворвались на фабрику и целенаправленно искали исключительно меня, а всех попавшихся на их пути людей, просто разрывали на пополам, дабы утолить свой голод.

В тот момент вместе со мной в маленькой комнате прятался мой друг.

Мне нечего не оставалось как ударить его по голове бутылкой от вина и переодеть в мою одежду. Его одежда подошла мне под размер. Тот камень я везде носил с собой, сделал как кулон на шее и никто не обращал на него внимания. Хоть я и не знал, чувствовали ли Висты запах этого камня, но на всякий случай я протер им по своей одежде надетой на моём друге, и после выпрыгнул на улицу через маленькое окошко.

Я подвернул ногу, но камень быстро восстановил его, практически моментально. После этого случая я отправился к самому краю Санкт-Петербурга, который в те года только начал стоится. А ту фабрику после той ночи закрыли навсегда. О ней нет в интернете ничего дельного, просто нарекли всё несчастным случаем и закрыли дело о расследованиях неизвестных убийц.

А пятый год шёл медленно, на столько, что хотелось поскорее убраться из города. После побега из фабрики обо мне написали-таки в газете. Меня разыскивали и приставили в убийствах ста семидесяти человек с которыми я был сам лично, хорошо знаком.

Скрывался я под недостроенным мостом, а во время зимы делал что-то на подобии иглу в которую зарывался и спал до тех пор пока не проснусь, глупо написал, но как я уже ранее писал, напишу ещё раз для особо одарённых. Я не имею образования и не знаю хорошего толка в повествовании. Вообщем, после смерти ещё семидесяти тысяч человек я не выдержал и решил-таки уйти из этого города, отправившись в путь далёкий.

За пять лет я накопил семьсот рублей и мне хватило этого на долгие годы.

С 1827 года всё пошло по именной.

Вся моя жизнь катилась к чертям.

Вечные прятки от Вистов одна стар не чернели моё терпение. Мне ничего не оставалось как идти всё дальше и дальше. Лишь в семьдесят пять лет я начал замечать, что не старею.

Многие люли которых я встречал на улицах обращались мне на: молодой человек, а не старый или пожилой. Но мог ли я считаться для того времени пожилым, не знал, так как не особо и задумывался об этом. Единственное что меня беспокоило, так это то, что мне некуда было податься.

Доходило порой до абсурдного.

Я работал на свалках, выгребал мусор в пределах Киева. С него многие километры прошагал до Москвы и уже от туда добрался до Твери, где нашёл хорошее место для отдыха. Многие дома там были заброшены и в один из них я смог заселится. Дом стал моим и тогда я имел хоть какое-то имущество.

В этой деревушке я много с кем познакомился. Некоторых родственников друзей знаю до сих пор, но меня то они навряд ли знают, так как не видели меня ни разу.

В Твери я прожил сорок лет. Очень много.

Я сам не замечал как быстро летело время. Возможно всё было связано с тем, что работал я там, где время летит как ракета в космос на скорости двадцати трёх махов. Мне исполнилось 115 лет. Вероятно на тот момент я стал долгожителем, ведь не многие обычные люди могли прожить столько лет. До сих пор не могу понять, почему мне удаётся так долго жить.

Из-за чего именно я стал проклятым, как говорил мне Мудрец. Кто или что проклял меня?

Этим вопросом я очень долго задавался в свободное от работы время. Год за годом я всё больше погружался в беседу с самим собой, рассуждал когда я умру, но повсеместно приходилось отлынивать от этой беседы и продолжать жить дальше.

Многие хотели бы прожить 115 лет, но мне от этого становились тошно. Хотелось уснуть и на следующее утро не проснуться, как это обычно бывает, люди устают от жизни. Я тоже уставал, очень сильно, но вот покончить жизнь с самоубийством я не мог, так как не мог навредить себе. А просить кого-то у меня язык не поворачивался. Так не долго ли и коротко ли я дожил до 155 лет и решил уехать из Твери.

Висты снова вышли на мой след, чего я не ожидал.

Что ж, когда я наконец-таки нашёл то место, о котором мало кто знает мне захотелось остаться в нём до скончания моих лет. Это была деревня с достаточно богатой историей и не весьма мистической, но об этом чуть позже, уж прочтите меня старика за это.

Я помню, как приехал в эту деревню очень и очень давно, но не так чтобы слишком давно, но прилично для человека, который смог бы прожить чуть больше века.

Город назывался Новосокольниками.

Тихое глухое местечко идеально подходило для странствующего путника.

Приехал я в неё ещё за 22 года до первой железнодорожной станции, построенной в 1901 году. После этой постройки многие железнодорожные пути отходили именно от этого места.

Но тогда и деревень-то особо не было, только несколько деревянных домов, стоящих недалеко друг от друга. Это сейчас есть старые Новосокольники и новые, а раньше это была маленькая деревушка. Это нисколечко не смутило меня, а наоборот заставило отправиться в будущее Отрадное.

Путь преодолённый мною с моего дома, построенного моим отцом и до этой деревни очень большой. Я заработал около тысячи рублей и все свои сбережения копил в коричневой бутылке.

Горлышко позволяло проскальзывать монетам внутрь себя, но до самого края я так и не накопил, изрядно потратившись на одну вещь. И после моих долгих скитаний в Новосокольниках я отправился по длиннющей проезженной дороге до деревни Отрадного. Я то добрался до начала деревни, но в поисках домов очень долго бродил по огромному лесу. На них я наткнулся через несколько часов после блужданий по лесу.

Первым и последним мои местом остановки стал маленький одноэтажный домик, который смог пережить, ну если выражаться более конкретно, то он разрушился, а я чудом не попал под его обломки.

В нём жила молодая девушка семнадцати лет.

Эх… Если бы люди хорошо разбирались в любви, то в нашем бы нынешнем мире никто-бы не ссорился и не ругался. Все жили бы как интеллигенты семнадцатого и восемнадцатого века от куда и я был родом.

Помню, встретил её на маленьком крылечке. Её глаза как сапфиры, а фигура настолько прекрасна, что для нынешнего времени и не найти таких девушек.

Душа у неё была добрая, это я понял сразу.

Я представился ей своим именем и сказал о том, что мне некуда податься, а родители мои погибли очень и очень давно. Они погибли действительно давно, даже не сочетать уже сколько дней прошло. Мне пришлось соврать о том, что умерли они около пяти лет назад, а дом в котором мы жили отобрали помещики. И знаете что, у неё, оказывается, была похожая ситуация с родителями. Они умерли, когда ей было двенадцать лет, всех подробностей не раскрыла. Она, если можно так сказать, взяла меня к себе под крыло и вскоре мы стали парой несмотря на то, что мне на тот момент было уже 155 лет, хотя выглядел я на все 20.

Похоже процесс старения слишком медленный, но с одной стороны это очень даже хорошо.

Спустя определённое время, прогуливаясь по лесу в поисках грибов я начал замечать, что в нём изо дня в день происходят какие-то странности.

Возвращаясь обратно в деревню я поспрашивал некоторых людей, они рассказали, что эта деревня была кем-то проклята, и теперь здесь водятся разные мистические существа. В это я сразу же поверил, если вспомнить Вистов, которые не нашли меня когда перебрался в Отрадное.

Проклята она была старой ведьмой, которая наслала на всю деревню Отрадное разных существ, начиная от обычных вакуумных червей и заканчивая трёхметровыми чудищами в несколько раз сильнее, быстрее и кровожаднее любого обычного человека. Я поверил и верю до сих пор в эту историю, так как, на мой взгляд, такая история действительно могла существовать. И несмотря на то, что в этой деревне были такие вот существа которых я видел собственными глазами, продолжил жить в ней вместе с моей девушкой, которая благополучно приютила меня.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю