290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 53)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 53 (всего у книги 81 страниц)

Видимо в столовой или перед уроком решил заскочить к охраннику. То было только счастьем для многих. Урока нет, учителя нет, значит можно бездельничать, включить музыку в колонке и танцевать под реп.

Такое уже было. И не раз к тому же, поскольку есть в классе такие весельчаки, что любят проводить время с пользой не относящейся к уроку. Например Соколов. Он отчаянный тип, хоть и ведёт себя как тихоня. Один раз пригласил всех одноклассников, за исключением Антонова к себе домой. Его родители при деньгах. Купили ему квартиру и каждый месяц платят налоги в районе десяти тысяч рублей. Вот только не знают они, чем их сыночек занимается.

А занимается он тем, что круглыми сутками, если на то есть время крутит вечеринки. Ему очень хочется стать диджеем, и идёт в правильном направлении.

В настолько правильном, что ему как-то раз предложили устроить концерт в актовом зале по окончанию девятого класса. Он устроил. Стал настоящим молодцом. Сейчас же он записал два диска. Один трек называется «Эта игра как чехарда», а второй «Все расстояния сумею пройти», оба хорошо восприняты музыкальными критиками.

Человек, что нашёл свою цель в жизни.

Влад хотел записать пару треков, но как-то не срослось.

Голос не певучий.

Расстраиваться не о чем, потому проще забыть о своей тогдашней мечте. Хотя и мечтой это назвать нельзя, обычным увлечением.

Соколов решил всё-таки достать колонку, хотел было включить её и послушать музыку закусывая под неё чипсами и газировкой, что у него в рюкзаке, как тут же дверь распахнулась и в кабинет вошёл Герман Михайлович.

– Только попробуй у меня! – Грозно бросил он Соколову. – Вот только попробуй включить свою колонку. Хочешь чтобы я забрал её и отдал в руки родителям?

– Нет… – Соколов убрал колонку обратно в рюкзак. – Нет Герман Михайлович!

– Так-то! – Скрестив руки учитель закрыл за собой дверь, прошёл до своего стола и посмотрел в рапортичку. Его глаза расширились.

Все ожидая худшего затихли.

– Пешков! – Вскричал он. – Почему ты прогулял первый урок?

Влад стал со своего места:

– Простите Герман Михайлович. У меня возникли трудности.

– Какие такие трудности? – Учитель сел за свой стол, тяжело вздыхая. – Тебя не было две недели. Я конечно понимаю, у тебя произошли перемены в жизни, но это не значит что ты можешь пропускать занятия. – Он сделал паузу. – Садись Пешков, и чтобы такого больше не было!

Влад кивнул, сел.

– К тебе Чернышёва это тоже относится. – Сделав хмурое лицо Герман Михайлович достал из ящика коробку с мелом. Она лежала под комиксом его любимых авторов. – И вот что ещё. – Он кинул взгляд на Асламова. – Асламов! Ты в курсе какие у тебя оценки по Истории?

Асламов с презрением посмотрел на него.

– Нет, а что? – Он расселся как король. Ему за это ничего не будет, потому как бесполезно с этим разбираться. Ему много раз делали замечание, один раз, в классе, этак, пятом вызвали родителей, но положительного эффекта на него не повлияло. Он как сидел королём, развалившись на всю парту, так по сей день им и остаётся.

Герман Михайлович ударил кулаком по столу.

Удар был таким громким.

Человек шесть вздрогнули, а ещё пять почувствовали, как по спине пробежали мурашки. Те ребята, что сидели на последних партах не обратили и внимание, продолжая сидеть в телефонах или играя в крестики нолики. Да, в них до сих пор кто-то играет.

Удивительно, но это факт.

– У тебя два выходит! Оболтус! – Он показал ему журнал с отметками. – Мне об этом ещё Данильченко сказала, когда шёл рядом со столовой. Когда ты возьмёшься за ум?

– Да ладно вам, Герман Михайлович! – Соколов махал ему рукой, мол, всё хорошо и будет ещё лучше. – Я выпрошу у неё три. Вы же меня знаете.

Герман Михайлович покачал головой.

– Я то знаю тебя очень хорошо. До сих пор я не понимаю, как ты умудряешься выходить сухим из воды. Вообщем, сегодня же подойти к ней и возьми задания. Уже конец второго триместра. Ты услышал меня?

Соколов широко улыбнулся, показал одобрительный жест, мол, всё он сделает.

– Я услышал вас.

– Услышать ты меня услышал, но смог ли понять услышанное?

На этот вопрос Соколов ответить не успел, поскольку времени уже не оставалось. Разговор и так отнял от урока минут пять, если не больше.

Открыв ящик Герман Михайлович достал стопку чистых листов А4 и бланки с заданиями. Перед каникулами обязательно стоит провести сложную контрольную работу. Ему порой нравилось проводить её.

Тишина в классе.

Кто-то пытается списать, а кто-то держась за голову и чуть ли не рвя волосы пишет какую-то белиберду. Не повезло, что ему достался очень слабый класс, который к тому же не потерял ни одного ученика. За семь лет преподавания в этом классе, прибавилось только восемь человек.

Последние два, это Чернышёва и Беляев.

Однако все они не шибко умны.

Отличники в классе, только Влад и староста класса. Их знания почти сравнялись, но преимущество всё ещё за Владом, поскольку тот имеет при себе умнейшего Люклёра. Майера.

Способную решить всё что угодно, будь это сложнейший пример или создание новой теоремы. Она уже создала новую теорему. Теорему Майера в математике, но ей лучше не пользоваться, потому как все примеры решаются на раз и два, а значит и думать особо для точного решения не придётся.

– Ребята, сегодня у нас контрольная работа. Уже пятая в этом месяце.

Герман Михайлович раздал листы А4 и бланки на первые парты, а от них, цепочкой, раздались остальные. Так намного удобнее, когда число определено на весь ряд и ходить по всему классу не приходится.

Слишком уж он постарел.

А ведь ещё в тысяча девятьсот девяносто пятом году он был как огурчик.

Момент его старения, полученный им от самовнушения произошёл ещё в начале двухтысячных. Он сделал бы всё что угодно, чтобы провести день, когда ему было только двадцать лет.

Задания были сложными. Для кого-то слишком, а для кого-то не совсем.

В них было ровно тридцать заданий и каждое сложнее предыдущего.

– Всё, решайте! – Приказал учитель и достал из ящика свой любимый комикс. – После звонка сдадите работы и катитесь на перемену.

Все, кроме святой троицы закивали.

Обращение учителя к ним всегда подавалось, как дрессировка собаки, причём не всегда удачно. Порой доходит до абсурдного, вот учитель объясняет всем теорему по математике, как тут же выдаёт контрольные и самостоятельные работы.

Настроение у его учеников сразу падало, а у него возрастала радость и полное спокойствие, вплоть до умиротворённости за прочтением комиксов или книг, одну из которых ему удалось уцепить в одном книжном магазинчике. Первая книга семнадцатилетнего писателя Даниила Цицарии, рассказывающая о истории ученика-неудачника, по воле судьбы оказавшегося в лапах внеземного существа, пришедшего в этот мир дабы отомстить существам, превзошедшим всё человечество.

Завязка романа зацепила его и любовь к творчеству молодого писателя, ставшего популярным после выпуска своей первой книги возросла. С огромным ожиданием он ждёт новую работу этого писателя. Вторая книга написана, как заявил сам автор, но ещё не успела издаться.

Все его работы, точно увидят свет как бестселлеры.

Открыв комикс, Королёв, Дёмин и Дубровин достали телефоны из карманов. У них был свой бизнес, не обретший особой популярностью с самого начала, когда он только зародился. Они покупали дешёвые телефоны в магазинах. Затем разбирали их и собирали совершенно новые.

Основная проблема заключалась в контактах и их припаивание к модулям других контактов.

Сначала никто в этом не разбирался, но по стечению времени и набранному опыту у других производителей стали выпускать действительно хорошие телефоны. Так и была создана их маленькая компания по производству телефонов, которая приносит им приличную сумму от продаж. И, у них всегда есть куча собранных телефонов. Чтобы использовать их не покупая они просят одну сотню.

Обычно этим они занимаются в классе, перед уроком или во время его проведения.

Спрос для того чтобы войти в интернет и списать, велик. Очень велик, потому как все любят списывать и получать положительные оценки не напрягая свои извилины.

С этим ничего не поделаешь.

В мире есть те, кто может учится и хочет стремится к большему, а есть и те, кто ради получения желанной тройки готов пойти лёгкими путями.

По истечению пяти минут Влад заметил, как Вика начала решать первый номер. Медленно, да и неправильно к тому же. Она решала первые пример по теореме Пифагора, когда как стоило решать по теореме Фалеса.

Вмешиваться он не стал, оглянулся и мысленно попросил Майер помочь ему.

Влад немного отстал по учебё, почти забив на неё. К счастью все эти уравнения с лёгкостью решит Майер.

Попросив её она одобрительно согласилась. Казалось, что ей, решение примеров только в радость. Оно и не удивительно, ведь просто сидеть в голове и считать зайцев не так интересно, как приступить к решению тысячи примеров. Если припомнить, что ей подвластны все знания, то неудивительно, почему она с легкостью их решает не тратя и пол минуты на мысленный разбор, перед тем как приступить к работе. Это заслуживает похвалы. И, если бы Люклёры действительно могли бы сосуществовать с человечеством, то не прошло бы и двадцати лет, как по земле летали бы машины, а Марс был бы колонизирован и пригоден для проживания.

Влад знал ответы на многие задания, в том плане, что ему бы не составило проблем решить их, но за чуть более долгий промежуток, за который Майер умудрилась бы решить не одно, а целых пять заданий. Он был рад, что у него есть уникум в голове. С её помощью он много достиг, много познал и сблизился до дружеских отношений.

Мысли о любовных отношениях у него тоже были. Один вопрос состоял в том, может ли человек оплодотворить Люклёра или может ли сам Люклёр сделать подобное?

Странные вопросы порой всплывали в его полной фантазии голове, но они имеют место быть. Если такое возможно, значит в этом мире нет ничего невозможного.

На самом деле, половой акт людей всегда схож и почти не меняется. А вот с Люклёрами можно было бы позабавится, если только предоставится такая возможность. Нельзя исключать и тот факт, что они также как и люди способны продолжать свой род.

Вот только вопрос: каким образом они делают это?

Ответа Влад не знал. Он и не хотел знать, возможно ли всё то о чём он подумал или это обычный бред. Сейчас он был сосредоточен на контрольной работе.

Отдав власть над своим телом Майер он лишь следил за тем, как его левая и правая рука, одновременно решают задание. Левая писала первое задание, а правое второе и так до тридцатого. Эти уравнения были разминкой для Майер.

Скорость решений поразила его. Она решала без остановки, отвлекаясь исключительно на мгновенное прочтение задания. Её скорость чтения за пределами человеческих возможностей. Как бы человек не пытался улучшить навыки своего чтения он никогда не дойдёт до уровня Майер или глупого Люклёра в частности.

Навряд ли что-то способно превзойти ум Люклёров.

Майер решила тридцать заданий в течении десяти минут и после окончательной достоверности во всём написанном, хоть это и не имело смысла, поскольку решения были идеальными она обратилась к Владу, сказав, что всё решено и можно идти сдавать. Она отдала контроль над телом ему, а сама в ожидании поудобнее устроилась в его подсознании.

Как ни как, а силы она потратила.

Не много конечно, но сонливость ощущается.

Пока остальные не решили и десяти заданий Влад поднял руку.

Учитель обратил на него внимание, положив комикс в ящик.

– Да, Пешков? – Спросил он.

– Я всё написал. – Влад собрал все листочки. Листы для черновиков были исписаны, а бланки заполнены с идеальными ответами. – Можно сдать?

– Ты так быстро решил? – Герман Михайлович был удивлён, так как в первые за все тридцать шесть лет которые он преподает в школе видит такое быстрое решение задач, весьма сложных к тому же.

– Контрольная была лёгкой, – Влад собирался было встать и подойти к столу чтобы сдать работу, однако учитель сам проявил инициативу и подошёл к нему.

Герман Михайлович внимательно посмотрел на него. Думал, что он списал.

Но ничего необычного не заметил. Он взял работу, сверился с ответами на своём листочке и с шоком прошёл к своему столу. Ни разу, ни разу он не видел чтобы человек так быстро всё решил.

Идеальные ответы Пешкова просто не поддаются ни логичному ни научному объяснению. Создавалось ощущение, что он пришёл из будущего чтобы показать людям на что он способен. А способен он явно на многое, раз смог решить сложнейшие задачи, в количестве тридцати штук за менее чем пять минут.

– Пешков ты не списывал?

– Нет учитель. – Непринуждённо ответил Влад и откинулся на снику стула. – Мне бы что-нибудь посложнее, да вот только задач таких не найдётся. Могу я теперь отдохнуть?

Учитель кивнул.

– Можешь, – сказал он сухо, перебирая в голове вариации быстро решения задач. На их решения, на идеальное решение он потратил больше часа, это ещё учитывая, что его знания лишь немного превосходят знания Пешкова. – Ты удивляешь меня всё больше и больше Влад. Молодец, что тут сказать. Собственно говоря, от тебя такое ожидаемо.

Влад одобрительно кивнул и прикрыл глаза.

Звонок прозвенел через семнадцать минут.

Большинство одноклассников Влада, решили лишь девятнадцать заданий, когда как остальная масса, состоящая из троечников и двоечников решила только одиннадцать. Из всех выделился как сам Влад, так и Вика.

В последнее время она стала учится лучше. Видимо решила-таки взяться за голову и поразмыслить над своим будущим.

Хорошее решение, поскольку уже совсем скоро школьные дни подойдёт к своему решающему финалу и настанет момент, когда твой выбор определит, какой будет твоя дальнейшая жизнь.

Нехотя одноклассники Влада поднялись со своих мест, сдали работы и вышли из кабинета. Влад хотел было подойти к Вике, но не мог. Он понимал, что она до сих пор в обиде на него, а значит и мешаться ей под глазами не стоит.

Перемена это – пора свободы. Ограниченной, но всё-таки свободы от нудной зубрёжки гранит наук.

Решив выйти из класса Влад подошёл к окну, присев на подоконник и погряз в раздумьях. Весь урок он думал, как извинится перед Викой.

Времени у него хватило, пока Майер решала задачи. До сих пор у него мало догадок. У него было ощущение, что он забыл как это делается.

Забыл, как нужно извинятся.

Утонув в потоке раздумий он выплал только тогда, когда краем глаза заметил движение. С одной стороны, справа от него была толпа школьников, с другой она. Вика.

Влад отошёл от подоконника.

– Вика. Прошу, выслушай меня. – Сказал он и ступил к ней.

Остановившись она посмотрела ему в глаза.

Вспомнила, как спокойно он выбросил котёнка и нисколько не пожалел о своём поступке.

Разговаривать с таким человеком она не может.

Пока не может.

Сможет только тогда, когда настанет подходящий момент и когда воспоминания поблекнуть в пучине забытия. И всё произошедшее, связанное с котёнком забудется. Лишь мельком будет всплывать, как страшный сон.

Вика хотела было сказать ему, но открыв рот не смогла. Она прикусила губы, развернулась и пропала из виду, когда к нему подступила новая толпа школьников.

Все они помешали ему увидеть, куда она ушла.

– Похоже не сегодня, – сказал он давая школьникам пять. – Пусть отдохнёт от меня немного.

Его слов не было слышно.

Школьники заполонили весь этаж. Кричали, просили дать им пять или расписаться в тетрадке. Он давал им пять, и расписывался в тетрадях, при этом чувствуя себя настоящей школьной звездой.

Чувствовал себя ею до тех пор, пока не настал роковой момент.

Внезапное обращение Майера.

– Влад.

– Чего тебе Майер?

– Рядом мой сородич.

– Что! – Влад опешил, повернулся направо и зашагал по коридору, пока школьники не спускали с него глаз и шли следом. – Неужто тот Вист подослал его? Он хочет меня убить?

Влад вышел на лестничный пролёт. Дабы школьники не последовали за ним он запер за ними дверь. На каждом этаже была дверь через которую можно было попасть на лестницу. Закрывалась она на засов, что весьма кстати. Он закрыл её и спустился на уровень между вторым и первым этажом.

– Я не чувствую в нём намерений убивать.

Влад ухмыльнулся, мол, конечно. Эти твари созданы лишь для того чтобы убивать людей.

– Это потому, что он не знает, где его цель. Мы должны ударить по нему первыми.

Минута тишины.

– Скажу честно, этот сородич, чем-то отличается от остальных. – Она пыталась уловить хоть какие-то намерения своего сородича, но безуспешно. Единственное что она чувствует на данный момент, это его присутствие в ста метрах. – Я никогда не чувствовала что-то подобного.

Майер вылетела из его уха в облаке тёмного дыма, приземлилась на коленки Влада.

Влад сжал кулаки. Ему что-то не нравилось, но что именно не знал. Сейчас он был больше похож на маленького карапуза, пытающегося найти на тот или иной вопрос однозначный ответ.

– Что ты сказала?! – Прорычал Влад. Он внезапно разозлился. Воспоминания о тех тварях, что пытались убить его, останется с ним навсегда. Эти воспоминания пробуждают в неём зверя.

Майер приставила к его рту тентаклю.

В этот момент парень почувствовал себя странно. Действие Майер удивило его и возбудило одновременно.

– Успокойся! – Вскричала она и высвободив из тельца вторую тентаклю ударила ею его по щеке. – Нам так нужны лишние неприятности?

Влад понял ошибку. Ему не стоило так кипишить из-за прихода в его школу ещё одного Люклёра.

– Прости, Майер… – Он успокоился, погладил Майер по головке. – Так что нам делать?

– Встретится. В людном месте. А поскольку вокруг тебя вертятся дети он не нападёт.

Влад присел на подоконник, вдумчиво обдумав идею Майер.

– Встретится? С ним? – Не ожидая такого от Майер он скрестил руки. – Он враг человечества!

– Ты не можешь знать это наверняка, – сказала она дельную мысль, от чего Влад мигом умолк. – Я же сказала, что он отличается ото всех, кого мы встречали. Он обнаружил нас и насторожился. Теперь неспеша приближается. Он относится к группе умных Люклёров. Умный и осторожный.

– Открытый к диалогу? – Влад криво улыбнулся, восприняв всё сказанное как белиберду. – Что за бред ты несёшь?!

Сзади к ним по лестнице медленно поднимался Люклёр. Влад слышал его шаги, но не обращал внимания, поскольку всё его внимание было заострено на Майер.

– А вот и он.

Влад поднял голову.

Перед ним стоял парень, лет двадцати на вид.

Одет он был в школьную форму.

Сверху чёрная рубашка с жилеткой того же цвета, а снизу тёмно-серые брюки.

Волосы были седого цвета, лоб закрывала чёлка. Длинна волос около десяти сантиметров. Стиль волос прямой. А их внешний вид волос был явно прилизанным. Глаза чёрные. Форма их глубоко посаженная. Его глаза отличались от обычных. Они были холодные и неживые. Впрочем, это неудивительно, раз в его голове есть Люклёр, готовый в любую секунду выпотрошить его тело.

– Здоров. – Остановившись сказал он тихо. – Влад Пешков, правильно?

Влад резко встал. Его глаза налились кровью от гнева.

– А ты ещё кто?! – Бросив оскал он скрестил руки.

– А я тебя совсем другим представлял. Не таким крепким. – Он приложил руку к подбородку.

– Что в школе забыл? Зачем сюда припёрся?

– Моё имя Валерий Беляев, решил на этом имени остановится. – Ответил он глядя на него и Майер. – Сперва, я решил с тобой… – Он сделал паузу, внимательно оглядел Майер. – Хотя что там, с вами обоими подружится.

Влад отступил на шаг, вытянув руку назад к Майер она зацепилась за неё и запрыгнула на голову. Ожидать можно чего угодно. Намерения убивать можно скрыть, но не настолько же правдоподобно? Майер не знала чего ожидать, потому высвободила четыре лезвия, держа их наготове.

Беляев и глазом не моргнул. Он протянул руку.

– Что? – Влад был крайне удивлён. Он никогда бы не подумал, что человек которого контролирует Люклёр предложил бы ему дружбу. – Стать моим другом? Думаешь я вот так поверю тебе?

В этот момент прозвенел звонок.

Беляев обернулся, услышал, как толпа школьников разбежалась от запертой на засов двери. Никто им бы не помешал разобраться друг с другом.

– Ой, мне нужно спешить. Не подскажешь, где тут двести третий кабинет?

– Двести третий. – Влад словно просиял. Он понял, что Беляев теперь, будет учится в его классе, что не может радовать. Эта тварь не может быть среди людей. Её надо уничтожить. – Ты перевёлся в мой класс?

– Твой? – Беляев развернулся к нему спиной. – Видимо так.

Владу ничего не оставалось как провести его к кабинету. Чувство настороженности играло как никогда злую шутку.

Ожидать можно чего угодно.

Вдруг, согласившись провести его к кабинету он в мгновенье ока развернётся обратно и отсечёт голову?

Может быть и такое, а может и не быть. Но, быть на чеку нужно всегда.

Глядя на молчаливого Беляева он попросил Майер залететь ему обратно в голову. Она сделала это, опасаясь, что её сородич атакует в самый неожиданный момент. Не проронив и слова Влад поднялся на второй этаж.

Беляев шёл следом.

Чувство опасности не покидало его.

Он открыл дверь, вышел. Никого в коридоре не было. Была абсолютная тишина, за исключением включённой колонки Соколова. Видимо совсем страх потерял, раз посмел включить её после запрета учителя.

Проведя Беляева до класса Влад с сомнением посмотрел на него, хотел было пригрозить ему, чтобы ни к кому не лез, но его опередил учитель.

– Пешков! – Вскричал он. – Опять опаздываешь!

Влад перевёл взгляд с него на учителя.

– Извините. Я не просто так опоздал. Помог новенькому найти кабинет.

Герман Михайлович посмотрел на Беляева. Чем-то этот взгляд насторожил его, заставил усомниться. На миг он почувствовал, как туманится его разум, как всё в глазах перевернулось вверх дном и возвратилось в нормальное состояние. Положа ладонь на дверную ручку он протёр веки.

Помассировал виски.

Всё нормализовалось.

– Беляев, правильно?

– Да, учитель.

– Ну, чего стоим-то, пройдём в класс. – Сказал он и открыл дверь.

Соколов выключил колонку.

Остальные расселись по своим местам.

Только Беляев появился на глазах всего класса, все девочки, за исключением Вики, окрестили его тем ещё красавцем. Пацаны напротив, засомневались в нём, считая, что он опасный тип. Опаснее самого Антонова, который в данный момент не присутствует в школе.

Влад прошёл от двери, сел за своё место и всё никак не мог откинуть тревожные мысли о Беляеве. Он внимательно слушал как он себя представлял. На миг, ему вспомнился тот самый день, когда он впервые пришёл в этот класс.

Время берёт своё и теперь настал черёд Беляева. Говорил он спокойно, слишком монотонно. Явно врал, поскольку не может его история быть настолько радужной. С детства жил в Самаре. Учился на отлично. Говорил, что его спокойствие связано с его специфичным характером и враждебным отсутствием эмоций. Проще говоря, болен Алекситимией. Пару слов сказал о родне, а затем учитель показал ему свободную вторую парту в первом ряду от двери.

– Ладно, с приветствием закончили, теперь приступим к уроку. Химии у вас нет, потому сегодня я поднял вам урок. Короче, после четвёртого урока чтобы вас здесь не было, всем ясно? Переоделись после физкультуры и мигом ушли.

Все, кроме Влада, Вики и Беляева одобрительно закивали.

Урок был не длинным. Скорее всего связанно это было с тем, что Влад всё время следил за Беляевым и не заметил, как быстро прошло время. В основном он то и дело что что-то писал в своей тетради и поглядывал на доску. Умная тварь, подумал про себя Влад. Очень умная, раз так хорошо влилась в компанию и не подаёт виду.

В тетради Влад ничего не написал.

Учитель зря только время потратил, пока мелом чертил на доске треугольники, круги и тому подобное предварительно заглядывая в учебник дабы не совершить ошибку.

Отчитывать его он не собирался, помня о предыдущем уроке, где он показал на что способен в полной мере. То что Пешков не писал Герман Михайлович знал, но не он один не слушал его, а потому, в последние десять минут урока уселся за свой стол, достал из ящика почти дочитанный им стостраничный комикс и сказал ученикам чтобы те собирали вещи и готовились мигом по звонку прибежать в физкультурный зал, там переодется и вместе с учителем выйти на улицу, где у них пройдёт урок.

Так всё и произошло.

Не успел звонок прозвенеть, как тут же, со скоростью молнии все, кроме Вики, Влада и Беляева подорвались со своих мест. Им очень хотелось поскорее закончить этот день и уйти домой.

Неудивительно.

Особенно, когда подходит зимние каникулы. Конечно таковыми зимними они не будут, зато появится двухнедельных отдых. Этого ждёт вся школа. Как учителя, так и школьники.

Когда толпа выбежала из класса, а Герман Михайлович поставил ноги на стол Вика вышла из класса, то и дело думая о поступке Влада. Она не могла забыть о нём. Может её обида совсем не из-за того что он выбросил котёнка в урну, а из-за того, что он забыл что такое человечность? Скорее да, чем нет. Именно поэтому она и обиделась на него.

Девушка стремительно зашагала за толпой бегущих одноклассников, когда как Влад только вышел из класса и последовал за ней. Он не спускал глаз с Беляева, шедшим за ним следом.

Шёл он с холодным лицом, безэмоциональном. Конечно же, ведь в его голове Люклёр.

Влад обращал внимание не только на присутствие Люклёра в голове этого человека, сколько на его мотивы и цели, что он преследует. Разобраться бы ещё в том, кто подослал его. Не мог же он придти сюда по воле случая и сразу выйти на него с предложением стать другом? Не мог. Но знать наверняка нельзя, а значит придётся разобраться в этом.

Единственный способ, почему он пришёл в школу, это узнать у него самого.

Идея отличная как Влад думал, но получится ли у него выявить из него информацию? Это он и должен выяснить. А пока он лишь косо поглядывал на Беляева и неспеша добрался до раздевалки.

Возникла проблема.

Шрам который проходил у Влада от низа живота до грудной клетки вызвал бы подозрения у его одноклассников. Он мог вызвать подозрения и раньше, когда Влад вышел в школу после трёхнедельного отдыха, но там были свои проблемы, по типу отсутствия физрука. Отсутствовал учитель по одной причине.

Уезжал к семье.

По этому делу, уроки в их классе снимали или поднимали, если урок по физкультуре не был последним. Сейчас он последний и что самое главное он есть.

Урок есть и он будет проведён.

Влад зашёл в раздевалку.

Запах тот ещё.

У девочек точно лучше, потому как у них навряд ли воняют носки так, как воняют они у Савельева.

Господи, этот жирдяй так воняет что помереть охота. Ему конечно ничего не противопоставишь, но и просьбы поменять носки и вылечить грибок бессильны. Он тот ещё упёртый баран которых поискать нужно. Только это помогло Владу быстро переодеться, пока всё внимание было переключено на Савельева.

Никто и не подумал позарится на его шрам, да и навряд ли смог.

Парень забился в угол раздевалки, подальше от подозрительных глаз. Чувство что на тебя все смотрят не покидает его, а его всемирная школьная популярность лишь подлила масла в огонь. Он вышел из раздевалки только тогда, когда вышел Беляев.

За ним нужен глаз да глаз.

Так решил и физрук.

– О, новенький?

Беляев хотел было уйти, но по воле случай развернулся и ответил:

– Да, я новенький. Валерий Беляев.

Физрук рассмеялся.

– Вот умора! Такая фамилия, так ещё и рожа у тебя как моей тёщи!

Взгляд Беляева изменился. Глаза, сверкнули под светом от лампочки. Он с презрением посмотрел на учителя.

– Вы будете сравнивать меня со своей тёщи? – Голос стал другим. Он не любил когда его с кем-то сравнивают и очень скоро он покажет себя в действии. – Учитель, который ведёт себя с учениками неподобающе, так ещё и подшучивает над ними? Это не может остаться без внимания.

Физрук хотел было принять захват и по дружески схватить его под мышку, но как-то несвезло. Его тренировки в армии не показали своего результата. Только он коснулся Беляев, как тут оказался схваченным за руку. Беляев вывернул её, от чего физрук пискнул, издав звук, более похожий на вой собаки.

– Ты чего, новенький?! – Он пытался вырваться из мёртвой хватки, но безуспешно. Ему просто не хватило сил. – Ты как с учителем обращаешься!

Беляев тихо, почти шёпотом сказал ему на ухо:

– Не стоит вам с кем-то сравнивать меня. Вы всё уяснили?

Физрук кивнул.

Беляев отпустил его руку, посмотрел на Влада и вышел из зала.

– Твою ж, да что он себе позволяет? – Он положил руки на бока. – В скорости ему конечно позавидуешь, но он действительно быстр. Так ловко вывернул мне руку, я и заметить не успел как он оказался у меня за спиной… – Последовала пауза. Он посмотрел на Влада. – А ты Пешков? Ты видел как он ловко проделал этот трюк?

– Видел, – ответил он непринуждённо. – И видел отчётливо.

Только физрук отвлёкся на свой мобильник, что зазвонил у него в кармане он вытащил его, ответил на звонок и посмотерл на место, где стоял Пешков. Его уже не было.

Пропал будто его и не было.

Почесав затылок он зашёл в тренерскую дабы поговорить по телефону и после, провести урок в его любимом классе.

Переодевшись, одноклассники Влада спустись на первый этаж. Тем временем когда они сидели в холе в ожидании прихода физрука парни поглядывали на девочек.

В их классе много девственников. По рассказам тех, кто уже занялся любовью они исчерпали только одно: мир смотрится по другому. Им хотелось узнать, как после первого полового акта они посмотрят на мир.

Неужели секс так сильно меняет мужчину?

Девственники этого не знали, но очень хотели узнать.

Засматривались они на их попы. У кого-то весьма внушительные размеры, чего нельзя сказать о их груди. У всех девочек она маленькая, кроме одной.

Вики.

У неё и грудь то что надо и ножки и попка.

Парни восхищались ею, но не могли раскрыть своих чувств, так как знали что она с Пешковым. Кто-то думал, что это слишком. Чтобы така красавица досталась такому как он. И одним из таких был Якунин. Он то и дело пялился на неё.

Влад сидел рядом, смотрел он на Беляева, сидящего напротив, но перевёл взгляд на Якунина, когда тот положил правую руку на то самое место, где солдат встаёт по утрам. Он посмотрел на него.

Затем посмотрел туда, куда были направлены его глаза и не сильно удивился.

Смотрел он на то, как Вика, что была к нему задом, а к девочкам передом, что-то обсуждая между собой нагибалась. Каждое её движение пробуждало в нём страсть встать, подойти к ней и стянуть её ласины. Он уже представил как стягивает их, как медленно снимает трусики и входит в неё. Ему больше хотелось в её попку.

Видно, что она качает её, от того и внушительный размер, манящий кого угодно.

У Якунина встал. Только теперь это было заметно отчётливее. Не зная куда податься чтобы не видели его позора он резко встал и направился в туалет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю