290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 45)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 45 (всего у книги 81 страниц)

В такие моменты это напоминало ей о своей довольно непростой и в тоже время очень странной жизнью.

Странность была в том, что в свой жизни она не раз видела такое, что в корне существовать или быть на этой земле не должно. Как-то раз, видела она странное существо в чёрном одеянии, с крыльями как у ангела, но те были синими и когтистые пальцы. Настолько это было странно, что просто затмевало собой её непростую жизнь, какой была почти всегда. Непростая жизнь, это то с чем живёт она всю свою жизнь.

Мать работала проституткой, а отец грузчиком, лишь к её половой зрелости всё наладилось, но мягко говоря не очень. Единственное, что было для неё наиболее родным и хорошим в кое-то веке, это малоизвестный писатель, которому сейчас семнадцать лет и который пишет фантастические книги, с головой окунавшие её в его сюжет. Об этом она думала сейчас, пока не могла говорить с рядом сидящим пассажиром и будет думать потом, лет десять и двадцать спустя. Но именно сейчас, напоминание о её жизни чуть было не отразилось на её эмоциях, что могли бы вызвать грусть и печаль, от которых её и так давно тошнит.

Влад думал только об отце и ни о чём другом. Его не волновало ни что, даже Вика, оставленная им в Самаре. К неё он особых чувств не питает, больше к Оле, так как она была ближе всех к нему, когда ему нужна была помощь и точно также помогал ей. А с Викой всё иначе, так как с ней он общался не много и они не был друзьями детства, что неоднократно заставляло его отказаться от времяпрепровождения с ней как можно скорее, ведь с ней ему некомфортно и, возможно, неприятно.

Общение с ней это что-то с чем-то, и не в хорошем смысле, а в самом что ни на есть плохом. Ну не питает он к ней тёплых чувств и точка. Особенно сейчас, когда с ним стало что-то не так и даже время, что могло бы быть проведённым с Олей показалось бы ему обычно встречей, не очень приятной и не лучше нормальной.

Молча сидели они ещё минут десять, пока поезд не остановился, не наполнил себя новыми пассажирами, что переговаривались между собой и покрывали друг друга матом и не тронулся бы дальше в путь, так как именно в этот момент, когда слух Влада опознал удивительное качество звука от движения колёсных пар за тонированным стелком, практически не пропускаемым любые звуки извне он спросил:

– Ты случаем не знаешь, сколько сейчас время?

Девушка взглянула на свои наручные часы, посмотрела время и ответила, тихо и ровно:

– Два тридцать. Поезд прибудет к Всеволожску через часа три не меньше.

Влад кивнул.

– За подробную информацию спасибо. И это… извини меня, я был слишком груб с тобой. Надеюсь ты за это на меня не злишься?

Девушка слегка засмущалась, слыша голос Влада, что казался для неё воинственным и таким отчуждённым. Хотя более он читался как стратегический, не подпускной, что-то вроде того как ей показалось. Она сочла это как за комплимент и думала, что этот парень вовсе ни какой-то там зверь с силищей, что таится в его жилах, а обычный парнишка, который просто скрывает своё истинное «я» за маской.

Главное чтобы не в белой маске, так как видала она, что делали люди в белых масках.

– Не за что, – тихо ответила она. В голосе её, пронесли нотки благоговения. – Может поговорим? Делать мне всё равно нечего, да и вам скорее всего тоже.

Влад покосился на неё. Он вздохнул, но решил, что поговорит с ней. Ему нельзя много думать об отце и прививать к трагедии по истине ужасные исходы, что только могли бы существовать в его подсознании. Потому, чтобы не забивать свою голову о проблемах, которые в скором времени и так постигнут его, как только увидит своего отца и тот расскажет ему о том, что произошло он решил отвлечься. Всё же, свои проблемы можно отложить и на второй план, да и к тому же до этих проблем ещё стоит доехать.

– Знаешь, а давай. – Согласившись Влад улыбнулся, но улыбка его, была настолько неестественно, от чего совсем не вписывалась в местный антураж, если так можно сказать. – Для начала, скажи, как тебя зовут?

– Даша. – Ответила она с полной уверенностью в себе. Почему она раньше не заговорила с ним, сама не знала, но ей нравилось что парень проявил инициативу и заговорил первым. – А тебя?

– Максим, – представился ей Влад. Он прекрасно понимал, что врать плохо, но и без лжи в этом мире не выжить. Он специально назвал себя другим именем, поскольку не мог доверится этой младой особе, которая подставила его перед учителем. – рад знакомству. Так ты поехала во Всеволожск чтобы встретиться со своим другом? Вернёмся к прошлой теме, что была не закончена.

– Да, вы правы. – Подтвердила его слова Даша. – С Даниилом я давно не виделась. Он как-то помог мне однажды и после недлительных встреч предложил мне прочесть его рукописи. Я предложила отнести их в редакцию, он сделал это и рукопись его, была принята. Недавно, буквально вчера он пригласил меня и я не отказалась. А что у вас? Почему вы поехали во Всеволожск? По вам так и видно, что что-то случилось.

Влад склонил голову не желая пока и думать о тех вещах, что с лёгкостью затмят его разум и рассудок его помутнеет. Первое что он сделал, так это ущипнул себя за палец, да с такой силы, что сумел порвать кожу. Боли он не почувствовал, что весьма странно, учитывая его болевой порог, который оставлял желать лучшего.

Кровь полилась маленьким ручейком по ногтю указательного пальца, где собственно и была порвана кожа. И дабы это не заметила Даша он быстро убрал руку, спрятал за рюкзаком.

– А ты весьма внимательная, раз поняла это. – Лестно отозвался парень глядя на Дашу. – Да, у меня кое-что случилось, но говорить об этом я не стану, это личное и никоем образом не должно касаться других.

Даша весьма удивилась такой манере речи и пришла в некий экстаз, что навеивал ей только том, что хорошего она смогла повидать за те свои годы, что провела в глухой деревушке, где в тысяча девятьсот тридцать восьмом году произошла кровавая жатва и выжил из одной родословной семьи лишь её новорождённый девушка, что сейчас работает машинистом. О нём ей вспоминать не хочется и подавно, как собственно и о всех своих близких, но это уже совсем другая история.

– Может, я могла бы вам чем-нибудь помочь?

Влад подумал и ответил:

– Да, в полне возможно. Мне нужно узнать, где находится больница во Всеволожске.

– Я буду только рада помочь. – С улыбкой на лице отозвалась она. – Ты помог мне, а я помогу тебе.

– Взаимно.

Последующие три часа они беседовали о многом. Из всего много Влад скрывал не мало секретов, а Даша напротив, не сторонилась предосторожности и говорила обо всём что только можно. Ей хватило трёх часов для того чтобы рассказать о своей жизни в глубочайших подробностях. Она рассказала настолько много о себе, что невольно задумаешься: а когда же она свой рот-то закроет? Хотя то, что она рассказала о себе всё, может ли как-то повлиять на неё в будущем? Ведь каковы причины того, что нельзя рассказать о личной жизни друзьям?

Существует суеверие, говорящее само за себя, что никогда и ни с кем не стоит обсуждать свою личную жизнь или личную жизнь другого человека. Хотя слово нельзя понятие очень растяжимое… но и на такой вопрос найдётся простой ответ.

Вообщем не рекомендуется рассказывать своему окружению подробности своей собственной жизни, потому, что у каждого человека, не важно какой он и кем является есть внутри своего сознания или подсознания свой, сокровенный план или скажем сценарий собственной жизни, проще говоря её построения, и план собственной судьбы, а потому, когда человек высказывает в форме рассказа, намёка, или же полнамёка о себе, то собственные планы, мечты и личностные желания своему оппоненту, будь то родственник, доверенное лицо в виде друга, подруги или ещё кого-нибудь, то этот сценарий автоматически переписывается невзначай и узнать об этом приходится только тогда, когда всё пошло не так как хотелось, планировалось или желалось. На самом деле это всего навсего то жизненный факт и из-за его повторения и одинаковости в последствиях, в жизнях разных людей вероятно и появилось подобное поверье или суеверие, но если уж говорить конкретно, то нельзя говорить о своей личной жизни кому-либо, потому, что сценарий личной жизни автоматически перепишется. А вот на энергетическом уровне вы обедняете свою же жизнь, расплавляетесь, распыляетесь. Если кто-то спрашивает о вашей личной жизни, лучше ответить в двух словах, не вдаваясь в подробности. Не зря же личная жизнь имеет такое название, что она именно личная, а не общественная.

Вот про обсуждение интимных деталей своей жизни лучше действительно промолчать.

Слушая рассказы о личной жизни других людей, вы невольно можете перетянуть их проблемы на себя, сами того не заметив. А всё потому, что любую информацию о вас, после используют вам же во вред.

Хорошую или плохую – это не важно.

Они найдут как.

Влад подумал, что первое, это зависть. Не всегда мы, люди, с друзьями делимся негативной стороной нашей личной жизни, бывает, что мы хвалимся своим замечательным мужчиной, своими умными детьми и высоким финансовым положением, а это редко у кого не вызывает зависти думал он ведь зависть – своего рода сглаз или даже порча наверное, если у того кто завидует сильная энергетика. И мы не заметив этого сразу, потом не поймём откуда же на нас вдруг начнут сыпаться неприятности. А второе как он считал это: если кому-то жалуетесь на свою личную жизнь – это не просто слова.

Он задумался и позабыл о своей первостепенной цели.

– Влад. – Обратилась к нему Даша. – Пока мы не приехали, можно я задам тебе вопрос?

Влад кивнул.

– Валяй.

– Стоит ли рассказывать людям, которых я не так хорошо знаю о своей жизни? Или могу ли рассказать об этом своим друзьям?

– Знаешь ли ты, что по-настоящему бескорыстная дружба – это большая редкость? – Задал он встречный вопрос, а после продолжил: – Дать ценный совет и поддержать по-настоящему, смогут только настоящие друзья, которые ничего не потребуют в ответ на свою дружбу. А таких в этом мире уже не так просто найти. Поэтому если ты расскажешь о своей личной жизни ненастоящим друзьям, то: они начнут завидовать тебе, что негативно скажется не только на них, но и на тебе самой, а также они начнут давать советы, но не чтобы помочь тебе, а чтобы, например, нанести непоправимый вред.

– И какой я должна быть чтобы не прогадать наверняка?

– Тебе всегда нужно быть собой и слушать только себя. – Влад вздохнул глядя на приоткрывающийся за деревьями Всеволожск. – Только так ты и сможешь сделать свою жизнь счастливой. Конечно я не заставляю тебя слушать мои советы, но принимать решения ты должна сама.

– Ничего. Ты так чётко и ясно ответил на мой вопрос, от чего все мои сомнения отпали. Тебе точно можно доверится.

– Ну я не более чем теоретик, – съехал Влад не признавая свой ум, – потому всё что я сказал может нести разную степень из всевозможных вариантов событий. И вот что ещё… не важно какой человек кажется для тебя доверчивым, всё равно самый близкий тебе человек может пойти против тебя. Со мной такое было, и на своём примере я не советовал бы и тебе верить мне.

В этот момент поезд остановился. По громкоговорителю прозвучала до боли запоминающаяся фраза: осторожно двери открываются. Не факт что ни один человек на земле не пользовался услугами поездов чтобы добраться до того или иного места в кратчайшие сроки и не смог бы не запомнить всего две фразы.

– Ладно, – сказал Влад мгновенно встав на ноги. Сидящая рядом Даша не сразу заметила как он встал, а потом, когда тот открывал двери вагона. – Идём пока стоим.

Даша быстро встала с места и направилась вслед за Владом.

– Хорошо! – На повышенном тоне согласилась она идя за ним.

Выйдя из поезда Влад остановился на месте глядя на большой торговый центр.

Даша встала рядом с ним и теперь они уже вместе глядели на него. Она не понимала зачем он смотрит на этот центр, ведь в городе от куда он приехал таких домов не мало, но не торопя его в лишний раз решила дождаться, когда он образумится, выйдет из транса и продолжит идти дальше. Но Влад продолжал стоять пока не сказал:

– И куда дальше?

– Для начала нам нужно спуститься с платформы и от Всеволожского проспекта, 72В пойти прямо. Почему ты просто стоял на месте?

– Думал. – Честно ответил он развернувшись к Даше. Так слегка смутилась – Я размышлял, что же мне делать дальше. Без тебя мне не справится, и я очень благодарен тебе что ты решила мне помочь.

– Это мелочи, поверь. – Она развернулась от него и медленно направилась в сторону лестницы, что спустит их на Всеволожский проспект. – Нам не стоит задерживаться если у тебя дела. У меня они тоже есть, потому пошли скорее.

Влад не стал спорить, ведь ему и не зачем спорить. Он пошёл вслед за ней. Говорить ему не хотелось, и так наслушался о жизни Даши, что согласилась провести его по городу к отцу. Сейчас не о чём разговаривать, так как нужно действовать, и действовать немедленно.

Дойдя до конца платформы, когда поезд загудел и поехал дальше в путь по железной дороге Влад и Даша спустились по лестнице, прошли вдоль двух билборд и завернули налево переходя дорогу по пешеходному переходу около маленького магазинчика Лига Ставок.

Пока они шли по пешеходному переходу Влада слегка удивила жизнь людей живущих в этом городе, так как здесь всё были абсолютно не такими как в Самаре, здесь всё куда лучше. На всём кольце было куча магазинов. Вот тебе Универсам около пешехода на Константиновской улице, 134. Мясная лавка на другой стороне улицы, где рядом расположились аптека, салон связи, великолукский мясокомбинат ювелирный ломбард и много другое, куда можно спокойно зайти и что-нибудь для себя да и приобрести. Мало того, пройдя чуть дальше по Всеволожскому проспекту слева стояло здание 220 Вольт, в котором продавалась отличная кухонная техника и рядом ещё несколько магазинов. Вообщем, здесь можно купить всё что душе угодно. Всё-таки жаль что Влад живёт не здесь, а в Самаре. Но и Самара лучше чем ничего, с этим уж не поспоришь.

Всеволожск не переставал удивлять Влада своим многообразием магазинов.

Пройдя на достаточное расстояние от станции около торгового центра на их пути встретилось ещё много магазинов. Таких как: Смайл на семидесятом проспекте, маленького магазина объединяющий в себе аж четыре разных под магазинчиков и некоторых аптек. Больше всего Влада удивила церковь на шестьдесят четвёртом проспекте. Зелёная.

В религии он разбирается не очень, но как-то раз в школе проходил основы религии. Было это в четвёртом классе. Именно тогда он и узнал об этой церки, но не знал где именно она находится. А ведь оказывается Троицкая церковь на шестьдесят четвёртом проспекте находится во Всеволожске.

Идя дальше по главному всеволожскому проспекту Влад заприметил сеть книжных магазинов Буквоед. По пути назад, когда он с отцом или без него, это зависит от случая, обязательно зайдёт в этот магазин и прикупит несколько книжек, что прочтёт сидя за столом. И, больше ничего интересного, кроме разве что второй недостроенной церкви Влад не заприметил.

Дальше путь состоял исключительно на быстрой ходьбе.

Даша не всегда поспевала за ним, но он сам не очень-то и желал останавливаться дабы она догнала его, потому стремительно шёл вперёд.

Только на перекрёстке Всеволожского и Октябрьского проспекта Влад остановился чтобы дождаться зелёного сигнала на светофоре на сорок четвёртом проспекте. Даша ударилась ему в спину, но он ничего не почувствовал.

В общем числе боль это и не хорошо и не плохо. На самом деле боль это обычный инструмент при помощи которого наш организм контролирует сам себя, так как в конечном итоге все сигналы с нервных окончаний, сигнализирующие о боли, идут в мозг. Но есть способы, помогающие этот сигнал прервать, ликвидировать на разных стадиях его прохождения. К примеру, принимая таблетки от головной боли мы просто притупляем восприимчивость нервных окончаний и сигнал от них в мозг просто не уходит. Хотя с одной стороны недостаточное поступление крови в головной мозг, то есть сама причина головной боли, устранена не будет. А приняв анальгин люди препятствуют прохождению сигнала о боли по нервам и он в мозг не приходит, хотя причина всё равно устранена. Но в том редком случае если он всё-таки пришёл в отдел головного мозга, то можно притупить восприимчивость самого головного мозга к приему сигналов боли. Это и банальный алкоголь и наркотические анальгетики. Поэтому причин по которым человек не чувствует боль много.

Механизм боли многоступенчатый. И что самое главное неизвестно прервался он у того или иного человека на каком-то этапе или этот человек прервал его самостоятельно. Главное это, всё-таки, мозг. Ведь те, кто умеет управлять своими чувствами не чувствуя боли ходят по горящим углям, спят на гвоздях, протыкают свое тело различными предметами, прыгают с парашютом. Но Влад отдельная тема.

Неизвестно от чего, но боль притупилась у него окончательно.

В этот момент, когда Влад думал об отце и Даша пододвинулась к нему поближе светофор показал зелёный сигнал. Парень моментально подался вперёд на что девушка не успела отреагировать, но вовремя успела ухватиться за его чёрную куртку.

– Что такое? – Спросил у неё Влад, развернувшись.

– Можешь идти не так быстро?

Влад цокнул глядя на неё.

– Ты разве не помнишь о чём я говорил тебе? – Вздохнув спросил Влад. – Мне нужно спешить. И я не могу останавливаться по каким-то там пустякам. Мне не важно поспеваешь ты за мной или нет, для меня сейчас самое главное добраться до больницы.

– Ты всё-таки слегка проблемный. – Прямо заявила она.

Влад не стал слушать Дашу и двинулся дальше ещё быстрее. Он хотел только одного: встретить своего отца в каком-бы состоянии он сейчас бы не был. От улицы Заводская, что начинается у магазина где продают суши Влад прошёл до дома купца Н.Н. Хомякова. Раньше он много раз слышал эту фамилию, и оказывается его дом также находился всё это время именно в этом городе. И прошёл путь до тридцатого проспекта, от которого можно было пойти дальше или же свернуть на пешеходный переход к Юбилейной площади, где часто проводят концерты. А пойдя дальше Влад глядел направо, увидел Токио-Сити и продолжил идти ещё быстрее, с каждым шагом увеличивая свою скорость передвижения. Именно в этот момент он почувствовал, что с лёгкостью может контролировать свою скорость, но понять почему он научился так делать не смог.

Главная достопримечательность понравившаяся Владу, был памятник В.И. Ленина на перекрёстке Всеволожского проспекта и улицы Плоткина. Он остановился чтобы повнимательнее рассмотреть памятник великого Российского революционера, а после, вместе с Дашей двинулись дальше, выйдя на Колтушское шоссе. Им всего-то нужно дойти до перекрёстка с Дорогой Жизни.

Главным ориентиром, как сказала Даша являлось самое высокое здание во Всеволожске высотой в двадцать четыре этажа. Именно к нему-то он и направлялись.

Путь будет не близким.

Больше одного километра придётся преодолеть чтобы добраться до больницы где лежит отец Влада. Сам Влад не остановится ни перед чем чтобы увидеться с ним, потому зашагал ещё быстрее.

Лёжа в своей кровати на третьем этаже в палате двести двенадцать Демьян первым делом оглянулся. Он почти не помнил того что произошло вчера вечером, но прекрасно понимал, что все его залатанные раны подтверждают всё то, что произошло вчера на карьере.

– Гм… – Демьян посмотрел на свои часы. Они к счастью водонепроницаемые, потому вода им не помеха. Хорошо ещё то, что они не разбиты. Стрелки идут – значит работают. – Сейчас, восемь часов ровно. И как я чёрт возьми оказался здесь? Ничегошеньки не помню.

Он потел было встать, но вовремя остановился, почувствовав острую боль в районе левой руки чуть выше запястья. В ней была игла от капельницы, а сама капельница стояла в двадцати сантиметрах от его кровати. Ему ничего не оставалось как просто лежать на кровати и ждать, когда к нему заявится медсестра или же медбрат.

Минут пять спустя, когда Демьян более или менее оклемался ото сна к нему в палату зашёл медбрат. Он хотел было сказать: и где же тебя чёрт возьми носило! Я чуть со скуки не умер! Даже газеты рядом не положил! Но вовремя закусил губу.

– Демьян Пешков, как ваше самочувствие? – Медбрат подошёл к его кровати. В руках он держал записную книжку, скорее всего надобной ему ради того чтобы ничего не забыть, так как газету положить он-то забыл.

Демьян, поморщился, хотел накричать на него, но успокаивал себя тем, что скоро всё должно закончится.

– Нормально, вроде как? – Неуверенно сказал он приподняв подушку чуть повыше для большего удобства. – Что-то произошло? Где я?

– Вы сейчас находитесь в больнице. – Медбрат отложил записную книжку и вытащил из своего кармана маленький фонарик. Он посветил им на глаза Демьяна, понял, что с реакцией на свет всё отлично и убрал его обратно в карман.

Демьян протёр веки, потому как не любил чтобы его трогал кто-то другой кроме его жены или родственников. Он глубоко вздохнул и внимательно пригляделся к бейджик что был прикреплён к халату медбрата. Александр Ивлев, вот что было на нём написано. Отчество отсутствовало, но не суть.

– А сколько я здесь уже лежу? – Поинтересовался Демьян глядя на Александра. Он потерял счёт времени, да и телефона под рукой не оказалось, потому узнать время или день он не мог.

– Вы пролежали здесь уже три дня. – Сухо ответил Александр что-то записывая в свою записную книжку. – Когда вы только-только к нам попали, врачи предполагали что вы пали в кому. К счастью для вас, ваш организм оказался сильнее и вы всего навсего пролежали три дня без сознания. Я заходил к вам ближе к восьми часам, но сегодня припозднился и не надеялся, что увижу вас в сознании.

Демьян был шокирован данным известием. Он три дня пролежал без сознания, а за это время с его женой могло что-либо произойти, да и ещё в незнакомом городе.

– Когда меня выпишут?

Александр цокнул.

– Не раньше двух недель.

– Двух недель?! – От этого Демьян почти было разозлился. – Быстро приведите ко мне моего лечащего врача! От вас я ничего хорошего не дождусь!

В этот момент Александр достал из кармана джинс мобильный и ответил на входящий звонок. Минуты две были потрачены на то чтобы он наговорился с кем-то и только потом, совершенно спокойно ответил Демьяну:

– Приехала полиция, они хотят с вами поговорить.

– Твою ж, ещё их мне не хватало! – Прямо заявил Демьян. – Пусть заходят.

После разрешения Демьяна Александр направился к выходу.

Выйдя из палаты к ней подошли двое полицейских. Александр сообщил им что Демьян согласился на разговор и они могут проходить, что они собственно и сделали войдя в кабинет.

Первым был Евгений Удовенко самолично взявшийся за это дело. Он молчал стоя у двери, только кашлял чтобы о нём не забывали. Второй полицейский тем временем сел на против кровати Демьяна на мягкий стул.

Вторым был Вадим Лукашин, который был направлен начальством для выяснения обстоятельств произошедшей трагедии во Всеволожске. Демьяна Пешкова он не знал, и о том что тот также как и он работает в полиции, потому считал его обычным гражданским которому он задаст обычные и примитивные вопросы, которые он задаёт почти всегда когда сталкивается с подобными делами.

– Здравствуйте Демьян. – Мягким тоном поприветствовал его Вадим глядя на Демьяна. – Перейдём сразу к делу. Вы не против?

– Ещё бы я был против, – отмахнувшись ответил Демьян. Он посмотрел на Евгения. – Привет Евгений давно не виделись.

Удовенко не ожидал, что о нём кто-либо вспомнит. Обычно его вспоминают лишь чтобы какую-либо работу быстрее разрешить, а тут к нему обратились не по работе. Это удивляло его больше всего.

Кашлянув ещё раз он сказал:

– Здравствуй Демьян. Рад встречи, хоть и при таких странных обстоятельствах.

Вадим обернулся к Евгению, сузил глаза и заставил его замолчать.

– Итак, – указывающие произнёс Вадим обернувшись к Демьяну, – начнём с того, что мы побывали в отеле, в котором вы с женой останавливались. Мы также обследовали карьер, на котором произошла трагедия.

– Нашли что-нибудь?! – Отчаявшись спросил у него Демьян. Он знал что с Сашей могло что-то случится, но надеялся, что она просто сейчас спит у них в номере и дожидается его.

– К сожалению нет, – слегка опустив голову ответил ему Лукашин. Ему было жаль Демьяна, ведь его жена так же погибла месяц назад при участии неизвестной твари, а ещё смерть его сестры и матери оставило большой отпечаток. Вообщем своего горя он и врагу не пожелает. – Днём двадцать третьего числа, тогда ваша жена была убита?

– Убита? – Неуверенно будто сам себя спросил Демьян. – Мне от куда знать? Она не могла быть убита!

– Давайте не будем использовать лирические отступления, а приступим к делу. – сказал Вадим достав листок на котором были описаны действия произошедшие буквально пару дней назад.

Демьян ошеломлённо ударил себя по щеке чтобы придти в чувства. Он думал, что это просто обычный сон, но ударив себя он не проснулся. Его израненное тело всё также находилось в больничной палате, а возле него был следователь Вадим Лукашин и Евгений Удовенко.

– Ладно, – он не знал что и сказать, это было единственное что пришло ему в голову.

Вадим перелистнул пару листов чтобы найти подходящую тему и найдя её начал зачитывать:

– В тот день, когда вы вместе с женой стояли у разрушенного дома на карьере, что-то произошло и вы ненароком упали с карьера прямо в воду. Вас понесло на северо-запад, где вас заметили пару человек. Они позвонили в больницу и пока вас везли вы говорили о том, что ваша жена погибла. Всё же верно?

Демьян невольно поёжился на месте, вспоминая те мгновенья, что стоили ему жизни.

– Да, – подтвердив сказал он – по-моему всё было именно так… – Он сделал паузу – Но тело моей жены, вы нашли его?

– Ваша жена жива – Ответил Вадим чем озадачил Демьяна увидев на его лице полную неразбериху, которая возможно также творилась и в его голове.

– Что, но как? – Не понимая сказанного спросил Демьян. Он был в шоке услышав о том что его жена сейчас жива. Его памяти наконец-то получилось вернуть потерянную тремя днями ранее информацию о происшествии на карьере и только теперь, когда его глаза расширились он вспомнил, как голова его жены пролетела рядом с ним. Отчётливо вспомнил.

– В тот день когда вы упали с карьера, ваша жена вернулась в отель «Олимп». Менеджер отеля рассказал нам, что ваша жена сказала о том что вы скоро вернётесь, но так как вы не возвращались долгое время, он лично решил проверить, на карьере вы или же нет. И он нашёл вашу жену одну. Однако она будто не узнала менеджера отеля и прошла мимо него. В отеле она сказала что вы поехали домой один, а она останется в отеле ещё на пару дней. Это без сомнения была ваша жена.

Демьян схватился за голову пытаясь разобраться во всём сказанном со стороны следователя Лакашина расследовавшего это дело. Он не мог поверить ни единому слову, ведь собственные глаза не обманешь, но к сожалению и прошлого не воротишь.

– Нет, это просто невозможно. – Уверенно заверил себя Демьян глядя на Лукашина и Удовенко.

– Демьян, я понимаю, что вы многое пережили, – опустив голову Вадим положил на плечо Демьяна свою ладонь, – но вы потеряли сознание и возможно, вам всё это лишь показалось.

Демьян разозлился не на шутку. Он пихнул Вадима и убрал его руку со своего плеча. Сейчас он находился в глубочайшем непонимании и кто тронет его получит по щам.

– Это был не сон! – Вскрикнул он. – Я не могу ошибаться в этом!

Удовенко положил ладонь на свой пистолет и подошёл чуть ближе. Он прекрасно понимал что его знакомый не станет набрасываться на полицейского, просто у него произошли некоторые невзгоды, которые стоит преодолеть и забыть.

– Демьян твоя же жизнь застрахована, может ли быть так что в этом виновна твоя жена? – Быстро оценив ситуацию спросил его Удовенко. Он пристально смотрел за каждым его движением.

– Что ты хочешь сказать! – Возмутился Демьян от услышанного. – Хочешь сказать, что она сама скинула меня с карьера?!

– Я не совсем так выразился Демьян, послушай…

Демьян отвернулся и взмахнул правой рукой.

– Уходите, не хочу вас видеть! – Прокричал он озлобленно глядя на двух следователей.

– Простите за то что побеспокоили, – ответил ему Вадим встав на ноги. – Думаю, вы достаточно выслушали. Пока что отдыхайте, но знайте, что дело ещё не закончено. Мы ещё свяжемся с вами.

Демьян промолчал не сказав и слова. От такого действия Вадим Лукашин вместе с Удовенко вышли из кабинета оставив его, одного в больничной палате. Он не мог поверить в то, что его жена мертва или же, что она сама скинула его с карьера в воду.

Думал он долго, но так и не знал что делать дальше. Сейчас, его больше всего интересовало то, что сейчас с его сыном. Где он? Что с ним? И придёт ли он к нему? Знает ли о том, что его мать возможно мертва? Всё это ему предстоит выяснить только в том случае, если Влад, идущий к нему по улицам Всеволожска придёт в его палату.

– Что же теперь будет? – Спросил он себя.

Демьян неожиданно для себя зевнул и уснул, что собственно очень похоже на него, когда он валится с ног после работы и засыпает как только его голова коснётся подушки. Зато, у него появится время чтобы отоспаться, это ещё не упоминая то, что он пролежал без сознания больше трёх суток.

Как только его сын придёт к нему он первым же делом запнётся не зная что и сказать, а потом, скорее всего расплачется приняв смерть жены как должное.

Пройдя весь маршрут от Колтушского шоссе Влад вместе с Дашей направились к пешеходному переходу по Дороге Жизни. Влад много читал об этой дороге. Она славилась тем, что во время Великой отечественной войны по ней перевозили баржи в которых содержался груз, да и в принципе она являлась единственной магистралью по которой блокадный Ленинград через Ладожское озеро был связан со страной. Также примерно за пятьсот с лишним дней блокады до её прорыва, было эвакуировано более миллиона человек.

Зелёный сигнал горел достаточно чтобы и старики с палочками успели бы перейти Дорогу Жизни по пешеходу. Перейдя дорогу Влад сглотнул ком. Он не знал что будет говорить своему отцу, и что он сам скажет ему когда увидит. Именно сейчас Влад снизил скорость.

Даша, что была сзади него запыхалась пока гналась за ним вплоть до пешехода рядом с больницей.

Влад повернулся к ней.

– Вот и она! – Обрадовавшись сказал Влад. – Большое тебе спасибо Даша. Думаю, здесь наши пути уже расходятся.

Влад хотел было пойти дальше, но Даша схватила его за руку. Он повернул к ней голову.

– Погоди, – сказала она, – где ты сегодня заночуешь?

– В больнице скорее всего. – Твёрдо ответил Влад.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю