290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 55)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 55 (всего у книги 81 страниц)

Влад ещё долго стоял возле Ташкентской улицы смотря Оле в след. Он не винил себя за то что сказал, ему было честно говоря наплевать, расстроилась Оля или нет. Для неё главное безопасность, особенно, пока жив Беляев.

С холодным лицом он развернулся и перешёл дорогу по пешеходному переходу, направившись после к трамвайной остановке.

Сегодняшний день был не лёгким, он был изнуряющим и нудным, потому, единственное желание Влада заключалось в том, чтобы приехать домой и улечься спать.

Завтра, его ждёт день не лучше это. И, он был уверен что так оно и будет.

Оля шла заплаканная. Она не могла поверить в то, что Влад больше не хочет с ней видится. Её просто не верилось что это возможно, ведь он был почти всегда рядом с ней, мог поддержать, как сегодня к примеру от этого ненормального.

После разговора с Владом она направилась в сторону близлежащего метро.

В городе было одно её любимое метро с одной линией, начинающейся от Средневолжской и заканчивающейся на Школьной. Её дом располагался возле Ярославской улицы, рядом со сто тридцать четвёртой школой.

Ехать долго, но помочь ей скрасить это ожидание помог один знакомый ей человек. Не совсем конечно знакомый, но тот у кого в голове явно не порядок.

За ней следом шёл Беляев.

Она почувствовала это ещё тогда, когда разошлась с Владом разными путями. Узнала она об этом, когда использовала свою способность. Хоть она и была напугана, она всё равно продолжала иди к метро пешком, а не бегом.

К тому же беспокоится не о чем, если быть в людных местах. Этот чёрт не тронет меня пока вокруг есть люди, подумала она слегка ускорив шаг от волнения. Мне нужно скорее сесть в метро и не дать ему узнать где я живу. И почему я вечно во что-то вляпываюсь?

Беляев шёл не быстро.

Дистанция на которой он следил за ней, составляла около ста пятидесяти метров. После того как Пешков прогнал его он отошёл на достаточное расстояние чтобы не быть замеченным. Он знал, что Оля всё равно когда-нибудь да и уйдёт от Пешкова, и, он оказался прав. Как только они расстались он начал действовать. Если он решил кого-то убить, то ни остановится не перед чем. Как с той мамой и её сыном. Ему хотелось поесть, потому он и безжалостно убил их.

Зайдя за угол дома Оля свернула с Алма-Атинской улицы на право, перешла пешеходный переход у автобусной остановки и не теряя и секунды перешла на бег. Некоторые глядели на неё с презрением, особенно старики. Не обращая на них внимания она сломя голову бежала по тротуару Олимпийской улицы. Ей сейчас не хватало своей ласточки, потому как бегать она не любит, да и спортом особо не занималась.

Глядя назад она увидела Беляева. Он шёл медленно и спокойно, но как только заметил её с расстояния восьмидесяти метров, бегущую напротив пятьдесят третьего дома заметно ускорился.

Теперь он шёл не медленно, а намного быстрее.

Полубег.

Оля не могла допустить чтобы этот гад добрался до неё и попыталась бежать ещё быстрее. Это было трудно, в какие-то моменты больно от того что кололо в левом боку, но всё же это было терпимо.

Она держалась до последнего.

Пробежав следующий дом, под номером сорок пять она немного сбавила скорость.

Ноги уже гудели, видимо не стоило последние три года ездить исключительно на машине. И, приняв это за большущий факт она надеялась, что Беляев не успеет добраться до неё пока не добежит до станции.

Сейчас каждая секунда на счету.

Нельзя останавливаться. Она бежала и бежала, бежала и бежала сломя голову, толкала прохожих переняв такую привычку от брата и свернула налево у сорок первого дома. Не останавливаясь она продолжила бежать, но значительно медленнее.

Силы на исходе, но преследователь всё настигал и настигал её по пятам.

Оля бежала без остановки по дворам. Она сделала недолгую передышку.

Затем, набрав побольше воздуха она побежала наискось между сорок третьим и тридцать девятым домом. На лавочке, стоящей посреди деревьев сидели две старушки.

Обратив внимание на бегущую девушки они закричали ей в след, покрывая трёхэтажным матом. Она не знала почему на неё обращают внимания старики.

Глядя на них она показал средний палец, послала их куда подальше и продолжила бежать.

Станция была уже совсем рядом.

Небольшое здание построенное возле железной дороги и была станцией.

Девушка бегом поднялась по лестнице на платформу и пробежала в самый дальний конец. Она оглядывалась назад, надеясь что Беляева нет по близости, хотя здесь он навряд ли что-то да и сделал бы ей. На крайний случай она будет кричать.

Рядом будка, а в будке сидел охранник, и именно его она и позовёт на помощь, нагло наврав о том, что Беляев домогался к ней.

Всё зависит от ситуации и эмоций. Если у девушки их чересчур много, значит, кто-то вероятней всего поверит в её слова о домогательстве.

Не оборачиваясь она так и бежала, пока не врезалась в человека. Она ударилась весьма сильно.

В глазах всё плыло, аж звездочки появились. Она явно перенапряглась, покуда ещё и кровь бы не пошла.

Отступив назад она потёрла лоб.

– Ум-м-м… – Издала она, прикрыв глаза.

– Ол… Оля! – Послышался знакомый ей голос.

Оля открыла глаза и подняла голову.

Человек, в которого она врезалась был намного выше её. Выше, чем Влад, но не выше её отца. Она на мгновенье обрадовалась, увидев человека, который доконает её сильнее, чем парень, что следит за ней на расстоянии пятидесяти метров.

Беляев не с машины вышел.

Добежал весьма быстро до неё, вот только ближе подходить не стал.

– Миша?! Что ты тут делаешь?

– Хотел узнать, нет ли поблизости этого Пешкова! – Грозно прорычал Антонов. – Он так достал меня!

В этот момент Антонов обнял сестру. Он любит её и не даст в обиду, но он знал, что неспособен защитить её так, как сделал бы это Пешков. Ему до сих пор не верится что Пешков каким-то невообразимым образом сумел поднять его и кинуть как камень на крышу гаража.

Опустив голову он посмотрел на Беляева, что стоял от них в пятидесяти метрах.

Заподозрив не ладное он решил преподать урок этому гаду, от которого скорее всего и убегала его сестра. Да, он тупой, но заметил, что его сестра сделала зарядку, вспотела и чуть ль с ног не валилась. Беляев получит по заслугам подумал он и злобно оскалился.

– Эй, почему он пялится на меня?! – Взъелся Антонов глядя на Беляева. Он прекрасно знал что это его новый одноклассник, но этот тип слишком подозрительный.

Оля отступила на шаг, повернулась, увидела преследователя совсем близко. Он смотрел на неё, а не на её братца, готового в любую секунду подраться с ним.

Антонов слегка толкнул сестру и направился к Беляеву. Оля схватила его за руку, но остановить его у неё не получилось. Он шёл, а она пытаясь упереться ногами о землю каталась по нему:

– Стой, не надо идти к нему!

– Помолчи сестра, хоть раз в жизни! – Отрезал он толкнув сестру ещё сильнее. – Я могу драться, с кем захочу! Езжай домой, тебе не стоит здесь оставаться.

Оля стояла как вкопанная не в силах что-либо сделать. Она просто смотрела на то, как её младший братец напролом идёт к Беляеву.

Пережевала ли она, вот в чём вопрос. Если ей было не страшно, когда рядом был Влад, а он куда как меньше по массе, то и со своим братом ей страшно быть не должно. Этот танк побьёт почти любого кого захочет.

Беляев получит по заслугам. Она развернулась и побежала к железной дороге. Поезд уже прибыл.

Оставались считанные секунды прежде чем двери закроются и поезд отправится в путь.

В последний момент она ускорилась, забежала в вагон.

Услышав закрытие дверей она быстро развернулась и посмотрела на брата, почти подошедшего к Беляеву. Чем закончится данная стычка ей уже не узнать, поскольку поезд тронулся и поколесил по железной дороге к следующей станции. Ей стоит надеяться, что с её братом ничего плохого не произойдёт, а то кто знает, на что же способен этот Валерий Беляев.

Антонов нехотя подошёл к Беляеву с намерение побить его. Как обычно. Ему хочется драться, хоть и получил давным давно по заслугам от Пешкова. Но, Беляев не Пешков и навряд ли настолько же силён.

Подойдя к Беляеву Антонов покосился на него, спросив:

– Чё ты на меня пялился?

Беляев и глаз не поднял, глядя как двери вагона закрылись за Олей и поезд тронулся с места.

– Я смотрел не на тебя, – спокойным и сдержанным голосом ответил Беляев. Он упустил свою цель. – Я смотрел на ту девушку.

Антонов рассмеялся:

– Так значит. Знаешь, нам надо поговорить с глазу на глаз. – Он положил на него руку, немного сжал и повёл за собой. Сегодня, ему точно посчастливится огрести.

– Поговорить со мной с глазу на глаз?

Антонов повёл его к туалету.

Именно там он и изобьёт этого подонка.

В туалете камер нет, к тому в общественном. От того что в нём ужасно воняет в него обычно никто не заходит, что только сыграет на руку. Никто из людей на них внимания не обращал, в том числе и охранник, сидящий в своей будке и попивающий горячий кофе. Он ухмыльнулся, подвёл Беляева с собой к двери в общественный туалет и открыл дверь.

Беляев не испытывал и капли эмоций, что собственно бесило Антонова, поскольку его бесят люди, не умеющие выражать эмоций. Он отпустил Беляева, закрыл за ним дверь и прошёл чуть дальше, стоя к нему спиной.

Единственное о чём сейчас он думал, так это о том, как бы получше вдарить кулаком этому гаду, посмевшему следить за его сестрёнкой. Он придумал. Медленно повернётся, оскалится и врежет ему кулаком по животу, затем собьёт с ног и на последок пару раз ударит в лицо, чтобы уж наверняка.

Вот только собравшись исполнять свой план в действия, он и не думал, что Беляев атакует первым.

Отступив на шаг назад Антонов чуть не закричал от неожиданности.

Кулак Беляева прилетел ему в грудь.

Удар сильный, тут уж не поспоришь. Хоть у него и был накаченный пресс, этот мелкий гад пробил его. Он схватился за живот и принял на себя десять точных ударов по лицу.

Беляев разбил ему губу, выбил три передний зуба, два верхних и один нижний, а также сломал нос.

Упав на пол Антонов тяжело дышал.

Всё произошло настолько быстро, что он и глазом не успел моргнуть. Если Пешков бился с ним, особо не применяя свою скрытую силу, то Беляев напротив. Ещё никогда его так сильно не избивали.

Последний и решающий удар последовал ему между ног.

Неимоверная боль.

Прямо по яйцам.

Свернувшись калачиком Антонов завопил от боли.

– Ублюдок! – Испытав злость выкрикнул Беляев. – Ты что-то хотел сказать мне, да? Тебе повезло, что я попросту не хочу поднимать шумиху. Но учти, если ещё раз полезешь на меня с кулаками… – Он поднял с пола свой рюкзак. – Убью!

Антонов поднял на него глаза:

– Точно псих… – Прошипел он терпя боль. Лицо гудело, кровь лилась из носа и губы. Он обшарил свои карманы, нащупал телефон и позвонил в скорую помощь.

В этот раз без посторонней помощи не справится. Да, сегодня он проиграл от того что просто не ожидал получить удара от своего врага, но завтра после уроков в школе снова заявится к нему, вот только с ним будет вся его банда.

Вместе-то они смогут преподать ему урок.

Влад поднялся по лестнице на второй этаж, открыл дверь и вошёл в квартиру.

Снимая обувь он услышал посторонние голоса, доносящиеся из кухни.

Медленно подойдя к двери Влад посмотрел на троих человек сидящих за столом. Его отец как всегда сидел у окна, а ещё двое, это Евгений Удовенко и Вадим Лукашин. Чёрт бы побрал этим тварей, подумал про себя Влад. Отец посмотрел в его сторону, когда дверь чутка приоткрылась и Влад немедленно скрылся в тени коридора. Он открыл дверь в свою комнату кинул рюкзак на постель и улёгся рядом.

В этот момент Майер отсоединилась от его черепа, практически моментально.

– Ты проснулась? – Влад улёгся поудобнее чтобы получше рассмотреть Майера.

В ответ молчание.

– Ну что? – Влад развёл руками в стороны. Он не знал почему Майер пристально смотрит на него.

– Та девушка… – Майер пыталась вспомнить Олю. Она сама удивилась тому, что не смогла вспомнить её. Провал в памяти. Это нормально. – Оля, кажется.

– Да… – Ответил Влад. – По-моему она может чувствовать присутствие других Люклёров.

– Я разве не говорила? Держись от неё подальше, иначе она меня заметит.

Влад скривил лицо от злости, но в эту же секунду успокоил себя. Он не понимает что творится с ним. Тогда, когда он обидел Олю он не особо-то и прижался значением: а стоило ли так говорить? Но сейчас, во всём произошедшём он винил только себя, только он виноват в том, что обидел её, сказав что не желает больше видится с ней.

– Она не будет в опасности из-за своей способности?

– На счёт этого не переживай. В любом случае мои сородичи ещё не знают об этом.

– Может, стоит просто рассказать ей о тебе? – Влад запнулся как только Майер высвободила из своего тела тентаклю.

– Нет! – Вскричала она глядя на Влада. – Это только доставит мне неприятностей!

Влад ожидал услышать это. Он лёг на бок и сказал:

– Бездушный монстр!

– Бездушный? – С подтекстом повторила она, превратилась в облако тёмного дыма и залетела в нос парня. Как в тот раз.

Влад понял её намёк, ведь не только она является бездушным монстром, но и он сам стал таким. Он стал намного холоднее, чёрствее. Это сделало из него нового Люклёра.

От всего этого уже не избавится.

Ему придётся довольствоваться тем, что имеет.

Демьян увидел своего сына, но не стал заострять на этом внимания. Он долго и нудно беседовал с Евгением Удовенко и Вадимом Лукашином. Ему не терпелось выставить их за порог своей квартиры к чёртовой матери, дабы в свой выходной он мог отдохнуть.

Начальник сжалился над ним и поменял его местами с другим сотрудником, что прямо сейчас ловил трёх обезумевших бандитов, ограбивших сегодня утром банк.

Двое белых и одного чёрного.

Он внимательно слушал то, что ему рассказывали двое следователей. Но вот он никак не мог ожидать, что двое законопослушных полицейских, со связями с правительством предпочли вместе промолчать о существовании Люклёров. Он был в шоке. Да, правительство должно знать обо всём раньше всех, но не затягивать же душераздирающий ответ на многочисленные вопросы граждан о том, кто на самом же деле убивает сотни людей по всему миру.

– Неужели вы не можете рассказать о них обществу? – Демьян, будь он президентом или каким-нибудь политиком, осведомлённым в существовании Люклёров, заявил о них как можно скорее, ведь общество должно быть готово к правде. С ответом временить не стоит.

– К сожалению мы не можем рассказать об этом людям, – Лукашин младший знал что в мире творится кавардак, но напрямую рассказывать о них обществу будет не лучшим решением. Он придерживался своего мнения на этот счёт, не зря же его и Евгения направили напрямую в секретное сообщество по борьбе с внеземными существами. Теперь их статус выше любого полицейского, их сделали следователями, а это уже многого стоит. – Всё очень серьёзно. Мы не хотим вызвать панику, а массы людей и так уже не спокойны, они и без того сильно напуганы этими зверскими убийствами в последнее время.

– И что? Дело так и будет стоять, пока сотни людей гибнут каждый день?!

Лукашин помотал головой, мол, конечно же нет.

– Мы пока не можем найти их, – спокойно сказал Удовенко. – Но также ничего хорошего не выйдет, если предаться гласности. Да, мне жаль твою жену Демьян, но вероятно уже более ста тысяч человек стали жертвами этих тварей. Не ты один страдаешь от потери близкого человека.

Демьян ударил кулаком по столу:

– Но если правительство позволит этому продолжится?!..

– Конечно же нет – Осведомил его следователь Лукашин и вытащил из своей папки белый лист А4. Он передал его Демьяну. – Пожалуйста взгляните на рисунок. И скажите, это точно похоже на то, что вы видели.

Демьян покосился на него, перевёл взгляд, внимательно осмотрел рисунок. Его чуть удар не схватил. Перед своими глазами он представил свою жену, что подчиняется влиянию некого существа с длиннющими тентаклями и больше не может подойти к нему и обнять осознанно.

Больше он никогда не сможет почувствовать её прикосновения.

Глядя на рисунок, нарисованный явно профессионалом он передал его Лукашину, не в силах смотреть на подобное. От одного взгляда на этот рисунок, в его памяти появляется образ его давно умершей жены.

– Это оно… – Выдавил Демьян передовая рисунок.

– Ясно, – сказал Лукашин и внимательно присмотрелся в рисунок. – Так значит, они могут умело переходить из одного тела в другое. Что ж, ладно думаю нам пора идти.

– Вы вот так просто уходите?

– Мы не просто уходим Демьян, – сказал Евгений глядя на настенные часы. – Мы проводим дела не только с тобой. Есть и другие семьи с которыми мы контактируем и информируем. И, поскольку ты работаешь в полиции, ты больше осведомлён в наших делах.

– Понятно, – тихо произнёс Демьян. – Когда выйдите, захлопните дверь. Она сама закроется.

Следователи кивнули и молча вышли с кухни.

Выйдя из квартиры они, как сказал им Демьян предварительно захлопнули дверь.

Раздался щелчок.

Дверь закрылась.

Демьян не мог смириться с тем, что только что ему сказали эти двое, поэтому ему не помешает поддержка родного сына.

Он позвал его сразу после того, как гости покинули его квартиру.

Влад зашёл на кухню по просьбе отца. Он чувствовал каждое его вздыхание и стуки сердца. От биения сердца у него по всему телу пробежали мурашки.

– Влад, сядь! – Скомандовал ему отец. – Я хочу сказать тебе правду.

Напрягшись Влад живо сел за стол.

– Никому не говори об этом. – Его отец сказал об этом на полном серьёзе. – Други люди не должны знать.

Влад кивнул:

– Хорошо…

Демьян с презрением посмотрел на него.

– Понял? Даже своим друзьям!

– Да. – Уверенно сказал Влад.

Демьян глубоко вздохнул. Он закрыл глаза и посмотрел на сына. Ему не хотелось скрывать правды, его совесть доконает его если он не скажет что должен. Его сын должен знать с чего начался весь этот кавардак.

– Ты, возможно, не поверишь мне. И я знаю, это сложно понять. Надеюсь ты поймёшь меня.

Демьян начал говорить, но Влад знал всё наперёд. Он молчал, ни словом не обмолвившись о Майере или Ярославе. Его отец знал лишь крохотную часть правды, но Влад продолжал согласно кивать своей головой. Он ни разу не упомянул о случившимся с ним. Он не хотел втягивать отца в эту войну. Наконец, его отец в самый первый раз, рассказал, как на самом деле умерла его жена…

– На этом всё, – его отец встал из-за стола, подошёл к шкафчику и взял из него бутылку коньяка. – Если я понадоблюсь… – Он прошёл рядом с Владом, положил руку ему на плечо. – Ты, просто постучись ко мне в дверь.

Влад молча кивнул. Как только его отец ушёл он резко встал, сжал кулаки до крови, чуть не сломав пальцы и стремительно направился к себе в комнату. Он не мог принять правды. Ему не хотелось вспоминать о маме, ведь воспоминания о ней, он хотел оставить во Всеволожске. Если бы у него была возможность стереть свои воспоминания, то он отдал бы всё что угодно чтобы забыть о своей матери.

Есть только один вариант, как можно забыть о ней.

Убить Майера, содержащую в себе половину всей его памяти.

Влад отправился спать, и ему было неважно.

Разговор с отцом, был последней каплей. Ему через многое пришлось пройти сегодня, и не факт, что завтра всего этого не повторится. Он пообещал себе, что не сдастся на половине пути из-за проблем, а встанет и продолжит идти дальше.

Только время покажет, что будет дальше. И, с какими трудностями ему придётся столкнутся на сей раз.

Беляев добрался до своего дома раньше, чем скорая успела приехать к Антонову. Он окрестил этот день, как самый ужасный из всех предыдущих.

Пройдя метров семьдесят от светофора по Ставропольской улице он повернул направо. От дороги шла еле заметная тропинка. Не успел он и ступить на неё как вдруг почувствовал на себя чей-то взгляд.

Обернувшись, он вздохнул.

Сзади был тот самый незнакомец.

Под гущей прохожих он выделялся неоднократно, как в фильмах, где главным лицом фигурируют только действующие персонажи, а остальные, ходят по улицам для оживлённости заднего плана.

Пытаясь не обращать на незнакомца в плаще внимания Беляев развернулся и пошёл дальше. Сейчас у него нет желания с кем-бы то ни было вести беседу о Пешкове. Он стремительно зашагал к своему дому. К обычному и ничем не примечательному дому, разве что построен он был ещё давным давно.

Незнакомец двинулся следом на ним.

Беляев, хоть и не чувствовал страха от того что за ним кто-то идёт, но ему становилось не по себе. Да, он намного сильнее всех людей вместе взятым, и этому незнакомцу он мог бы дать хороший отпор, но справится с ним будет не так просто. Кажется, что этот чёрт просто прикидывается слабым, а на самом деле имеет такую силу, о которой позавидовали бы подобные ему и сами Люклёры.

С ним шутки плохи.

Оказавшись во дворе Беляев подошёл к парадной двери, открыл на распушку и собирался было захлопнуть её, но не успел.

Незнакомец силой схватил дверь за ручку и не дал ей закрыться.

В этот момент Беляев ощутил исходящую силу незнакомца вставшего на его пути. Было крайне сложно не заметить, как легко он дёрнул дверь на себя чуть не вывихнув ему руку.

– Как дела? – Открыв дверь на распашку незнакомец двинулся следом за Беляевым.

– Бывало и лучше. – Беляев косо посмотрел на него и продолжил идти дальше. Дойдя до лестницы он дополнил: – Всё в порядке. Хотя еду достать сложно, и верить тебе я пока не собираюсь.

Незнакомец положил руку на перила и незаметно для Беляева оказался на третьей ступеньке:

– Дело твоё, – бросил он. Беляев обошёл его слева и продолжил подниматься по лестнице. – Веришь или нет, но ты всё равно согласился помочь мне, не так ли?

Беляев закатил глаза.

Поднявшись на второй этаж он медленно донёс себя до своей двери.

Открыв дверь он прошёл внутрь. Он опять попытался закрыть перед его носом дверь, но снова сил на то чтобы закрыть её у него не хватило.

Незнакомец медленно открыл дверь без особых усилий.

Беляеву ничего не оставалось как не впустить его в свою квартиру.

Незнакомец широко улыбался, что весьма неестественно смотрелось со стороны. Больной на голову, а сила превосходит силу всего человечества, не хило, подумал про себя Беляев пропуская его в квартиру.

– Почему ты такой недружелюбный? – Спросил он его. – Закрытый.

Беляев не посмотрел на него, снял обувь, положил рюкзак на комод и прошёл на кухню.

Незнакомец не переставал улыбаться. Он, не снимая обуви, которая была чистой проследовал за Беляевым на кухню.

– Может, ты хоть что-нибудь скажешь?

Беляев почти незаметно кивнул и обошёл стол:

– Я кажется понял что не так с Люклёром Пешкова. – Сказал он выдвигая стул. – Каждый день он впадает в спячку на пару часов. И, мозговые излучения становятся очень слабыми.

– Тебе известна причина?

– Понятия не имею, – отмахнулся Беляев сев за стол. Он посмотрел на незнакомца. – Возможно, человеческий организм берёт вверх над Люклёром.

– Это не мыслимо! – Вскричал незнакомец. Глядя на Беляева он тоже присел за стол выдвинув стул. – Неужели такое возможно? Люклёры гораздо сильнее людей. Но, ты всё равно должен будешь наблюдать за ним.

– От этой слежки у меня одни только проблемы.

– От проблем может помочь телевизор, – незнакомец указал на него пальцем.

Беляев посмотрел на плазму слева от стола и глубоко вздохнул:

– По телевизору вечно идёт один только бред. Ничего полезного черпнуть нельзя.

Незнакомец рассмеялся и увидал пульт в другом конце комнаты, встал из-за стола, направился к мягкому дивану, на котором и лежал сам пульт. Он чувствовал себя как дома, хоть и в человеческом мире ему не так комфортно. Ему всё равно что подумает о его самоличности Беляев. Похоже, что он вообще не пользуется половиной того, что находится в его доме.

Большинство вещей покрыто толстым слоем пыли, а окна настолько грязные, что лет десяти не хватит чтобы вымыть их как надо.

Взяв пульт незнакомец уселся на мягкий диван. Он удивился когда посмотрел на пульт. На нём было неописуемое количество кнопок.

– И зачем людям только нужны эти кнопки? – Спросил он сам себя. Но Беляев посчитал его слова обращением к нему. – На какую вообще нажимать надо?

– На красную, – тихо прошипел Беляев.

– Спасибо. – Поблагодарил его незнакомец и нажал на красную кнопку.

Телевизор слава богу включился. Он показал программу на которой идут новости. Половина репортажа уже прошла, но вот репортажем это и не назовёшь. Больше походит на любительское телешоу. Из людей был оператор, что снимал двух человек. Больше никого и не было в ракурсе съёмки.

Незнакомец поудобнее уселся на диване, а Беляев посмотрел на телевизор. Он и не знал что этот телик работает, потому как вообще не притрагивался к нему за последние четыре года его пребывания здесь.

День был не тяжёлый, самый обычный.

Можно и расслабится заключил Беляев глядя на телевизор.

– Головорезы! – Восцликнул ведущий программы. Он был одет во всё чёрное, а именно в чёрную рубашку и джинсы. Ещё на кармашке его рубашки был прицеплен значок. – О них знают многие.

– Кто это? – Спросил ведущего толстый мужчина в очках. В руках он держал сигару.

– Я не знаю. – Ответил ему ведущий. Он взял в руки записную книжку и сзади появилась карта всей России. Она состояла из зелёных и красных цветов, больше похожие на обозначение штатов, как в Америке. – Дети говорят, что встречают их по всюду.

– Монстры что ли? – Толстый мужчина затянулся, выпустил пар.

Глядя на записную книжку ведущий долго не мог сказать и слова. Он пытался что-то разглядеть, даже глаза прищурил. Это заметил как Беляев, так и незнакомец, ворвавшийся в его дом без приглашения. Пока на фоне без остановки играла отвратительная музыка ведущий наконец-таки нашёл строчку или предложение с которого стоит начать. И кто только смотреть такое может?

– Каждый день всё больше и больше детей говорят об этом!

– Никогда не поверю! – Он скрестил руки держа губами сигару.

На карте ведущий показал наиболее опасные города России. Их было не мало.

– Согласно исследованию, упоминания о них было зафиксировано во всех городах страны.

– Ну и кто они такие? – Задалася вопросом толстый мужчина, вновь глубоко затянувшись сигарой. – Пришельцы с космоса?

Ведущий широко улыбнулся.

– Головорез более подходящий термин! – Ведущий приподнял бровь, ухмыльнулся и сел за стол выставив на него ноги. Свою роль ведущего он играет на ура, с этим уж не поспоришь. – Их волосы превращаются в длинные щупальца! Это может и не так уж и страшно. Глаза и нос у них просто для вида! Только для вида… – Он встал на ноги, нагнулся и достал откуда-то снизу тонкую белую дощечку. К ней был приклеен рисунок. на нём Беляев и незнакомец разглядели странной формы лицо с щупальцами, совсем не похожее. Одно враньё да и только. – На это рисунке показано, как они выглядят на самом деле.

Толстый мужчина снова затянулся, держа наготове новую сигару:

– А вы не преувеличиваете? – Спросил он глядя на рисунок. – Эти твари разве могут существовать? И вообще, что всё-таки значит это слово головорез?

– Так, называют их люди. Они вероятно, больше всего похожи на самую известную из сестёр Горгон, Медузу. – Ведущий тяжело вздохнул пытаясь принести соболезнования. На самом же деле было заметно, что он выдавливает из себя эмоции и сожаления. Он больше походил на одного известного Главного Куратора в игре умов, в тысяча девятьсот девяносто пятом году. – Многие уже видели этих монстров и сообщили о них в полицию. Кажется, мы наконец нашли тех, кто совершал зверские убийства.

– Большое дело! – Восцликнул толстый мужчина. – Но мне всё ещё не верится что они существуют. Для нашего мира это очень странно!

На этом моменте незнакомец выключил телевизор, слишком уж много воды и несуразицы несли эти двое, особенно сам ведущий, что вовсе и человеком не являлся. Надо же было ему, попасть в эту вселенную и совсем не вызывать людей подозрений о том, что он не человек, а существо, которому очень нужно внимание и всеобщая известность от которой он питает своё тело.

Незнакомец отложил пульт и перевёл взгляд на Беляева:

– Люди такие глупые.

– Но если так пойдёт и дальше, они могут раскрыть наш вид. – Беляев сказал это с опасением. Это единственное о чём он переживал так сильно за всю свою жизнь. Быть раскрытым людьми.

– Нет… – Тихо произнёс незнакомец, почти прохрипел. – У них нет серьёзных доказательств.

– Нас всё равно будут преследовать, даже если мы исключим из своего рациона их вид. Ты хочешь, чтобы мы были маленькими и жалкими созданиями?

Беляев нахмурился. Никто ещё не вызывал у него таких эмоций.

– Хватит так переживать. – Посоветовал ему незнакомец.

– Я хочу знать наш смысл существования! – Чуть ли не прокричал во весь голос Беляев глядя на незнакомца в плаще. – Почему мы живём?

– Ответ прост, – улыбнувшись незнакомец закинул ногу на ногу. – Люди – яд на этой земле. Они отравляют её каждый день. А вы – противоядие. Вам нужно очистить эту землю от людей настолько, насколько это возможно. Всё должно быть в пределах разумного. Я это начал четырнадцать лет назад, а вы покончите.

Беляев впервые улыбнулся:

– Значит, тело в котором я живу тоже яд?

– Возможно. Но твой яд совсем другой… – Он встал с дивана и открыл окно что было рядом. – Ты и сам отличаешься от других Люклёров. Есть те, кто содержат в себе исключительно память носителя, есть те, кто сливается с определённой частью организма носителя, а есть те, кто сливается с ними полностью. Но они не такие как ты. Ты изначально был в этом теле. И оно не яд. Ты Люклёр, в человеческом обличие. Ты можешь делать всё тоже самое что и твои сородичи. Высвобождать свои клетки всем своим телом. О тебе почти ничего нет в базе, хоть и прожил ты двадцать с лишним лет. Удивительно, что ты вообще родился. Вероятность того, что женщина сольётся с Люклёром в половом акте слишком низок, почти невозможен. Но, на живом примере ты доказал, что невозможно возможно. Ты, то, что невозможно. – И, он спрыгнул с окна.

Беляев ещё долго думал над его словами. Он знал что отличается от всех людей населяющих этот мир. Он мог то, что не могли люди и даже Люклёры.

Высвобождать тентакли из самого тела носителя.

На это способен только он.

И никто больше.

Именно этим он и отличается от всех. От истины он решил даже поверить этому незнакомцу и отправился в то место, куда можно пройти только по специально карточке. Пока он раздумывал о своей особенности ему захотелось есть, что неудивительно, ведь ему помешал Пешков насладится его новой жертвой, а ещё и тот здоровяк, видимо тот самый, кого нарекли главным задирой всего класса.

Скитаясь по улицам города он долго искал то самое место о котором говорил незнакомец в плаще. Но он всё равно сумел найти его, потому как адрес в помощь.

По адресу он вышел к лесу.

Неудивительно что такое место находится в скрытом месте от лишних глаз. Он шёл быстро, желал отведать человечины. Только добравшись до того места он напрочь забыл о том, что произошло когда он вошёл внутрь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю