290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 47)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 47 (всего у книги 81 страниц)

Интересно, что у мужчин такими ориентирами чаще всего становятся кафе, рестораны и рекламные щиты.

А у женщин – магазины одежды, косметики и дамского белья, что честно говоря не удивительно, и об этом знает каждый замужний мужчина, ждущий своих женщин около кабинки для переодевания.

Влад направился прямо по коридору, остановившись у палаты отца.

Единственное его желание, так это не увидеть его мёртвым, лежачем под одеялом так, будто просто спит. На самом деле этого он боялся больше всего. Если это произойдёт он больше не найдёт смысла для жизни. Он положил руку на дверную ручку, медленно и не спеша нажимал на неё чтобы отпустить до самого низа, и, сделав это, тихонько открыл дверь.

Минута молчания.

Было достаточно одной лишь минуты чтобы понять, что его отец жив и здоров, читая свою любимую газету. Он с облегчением вздохнул и прошёл в палату, закрыв за собой дверь.

– Привет папа, – поздоровался он с ним. Он прошёл к его койке и сел напротив, там, где стоял стул. – Как ты себя чувствуешь?

Демьян посмотрел на него отвлёкшись от газеты.

В этот период, когда ему практически нечем заняться он предпочёл читать исключительно газеты, поскольку сам приверженец старой привычки узнавать о том что происходит в мире благодаря газетам. Сам он думал, что плохие привычки – это проблемы психологического характера человека.

Частое моргание веками, постоянное покашливание, потирание рук, пошмыгивание носом, употребление слов-паразитов – всё это, как он считает, являются плохими привычками, от которых каждый мог бы избавиться, если бы конечно заставил контролировать самого себя. Но вот что же говорить о хороших привычках? Для Демьяна это и так ясно, ведь чем больше таких привычек, тем приятнее сам обладатель такого богатства. Ему всегда бывает приятно, когда мужчина подаст руку, чтобы помочь не только даме, но и любому человеку, которому намного труднее с чем-то справится самостоятельно. Когда выходя из кабинета в полицейском участке, его пропускают входящие, а не пытаются оттереть в угол. Он счастлив, что уходя на работу и встречая вечером жену с работы, они обязательно друг друга целуют, не забывая взглянуть в глаза. Но теперь, когда его жена погибла, он понял, что это их бывшая семейная хорошая привычка, никогда не становящаяся при этом привычной.

– Привет сынок. – Отложив газету ответил ему отец. Его улыбка была настоящей, любящей, а не такой как раньше. Раньше он как будто одевал на своё лицо маску, а это скорее всего потому, что он усердно работает и не даёт себе отдохнуть. Но сейчас он отдыхает и его чувства стали настоящими. – Я нормально.

Влад указал на газету:

– Что читаешь?

– А, да так, – махнув рукой ответил Демьян. – Читаю про вчерашнюю трагедию в Соликамске. Говорится, что шахтёры застряли в шахте на глубине трёх сотен шестидесяти четырёх метров. Это произошло вчера.

– Вот как.

Владу было плевать на жизни других. Сейчас его больше всего волновало состояние отца, находящегося в огромной опасности, ведь враг может быть где угодно, и кем угодно, хоть и так понятно что он в голове его матери. Ему плевать и не плевать одновременно, но предпочтение всё же отдаёт первому. Почему же ему плевать на остальных людей, на чувства тех, что потеряли близких, совершенно не понимая их проблемы? Вот он думал, что иногда делал всё так, чтобы не обидеть, как бы помягче обходиться с людьми, но понимал, что все это самообман. Например, он мог бы спокойно сказать Оле, что она некрасивая или глупая, если так считает. И также, может сказать, что сегодня будет ей изменять с другой, более красивой девушкой чтобы избавится от неё, а также в случае если бы объявился Лёха, просящий его о помощи он бы вместо того чтобы помочь, просто бы отказал ему в помощи и даже может унизил бы его. Но почему? Почему с ним произошли такие изменения, что ему почти несвойственны?

Ответ весьма прост.

Пока отец глядел на Влада, он сам тем временем обдумал свою чёрствость, холодность и безразличие к окружающим и к их судьбам.

Единственное что ему пришло в голову, почему он такой, так это из-за того, что люди живёт в социуме и все они личности, и они такие какие есть, и хотят всегда быть собой и высказывать своё личное мнение. Но они же в социуме, они в матрице, а у неё свои правила, приходится быть гибким, понятным. Да, именно десять из десяти подумают, что девушка глупая, если она глупая, но не каждый произнесёт это вслух. Тогда ты сам это озвучиваешь. Но почему так происходит? Безразличны, не дороги подумал про себя Влад глядя в пол не важно, что подумают, кем будут считать и так далее. Лично я предпочту жёсткую правду, чем сладкую ложь, и таких людей много, так что переживать не о чем.

Демьян не вытерпел и потряс сына за плечо.

– Влад! – Обратился он к сыну на повышенном тоне.

Влад кое-как, но-таки отвлёкся от размышлений, что часто стали приходить ему в голову:

– Да, что такое? – Спросил он глядя в глаза своего отца.

– Тут неподалёку, есть хорошее местечко. Мы с твоей матерью были там в последний раз, перед… – Он сделал паузу, закусил губы и на мгновение прикрыл лицо рукой. Он успокоился быстро, а значит легче переносит ту правду, что лежит на нём. Убрав руку с лица он дополнил: – Ну, ты понял.

Влад мог пойти прогуляться до того карьера, где его родители были вместе в последний раз, и где та тварь разлучила их. Как говорится, только смерть разлучит женатых, на том и правда, ведь того кого ты любил или любила больше нет рядом. Они не посмотрят на тебя и не дотронутся до твоего лица, как бы скрупулёзно этого не хотелось. Но, как ни трудно это признавать, но во всём виновата сама жизнь. Об этом он ещё успеет подумать, а пока, стоит ответить на вопрос:

– Как же ты отец? Вдруг тебе что-то понадобится?

– Мне ничего не понадобится сынок, – похлопав сына по плечу сказал ему отец. – Ты много сделал для меня, приехал из Самары в этот городок, потратил кучу времени чтобы увидеть меня, потому найди себе время на отдых и отправляйся к тому карьеру. Ты знаешь где он?

Влад прекрасно понимал о каком карьере идёт речь, но где он находится он знать не знает.

– Нет отец. – Честно ответил он.

– Вообщем, – Демьян достал из комода слева от кровати карту города. – Мне удалось выпросить у своего лечащего врача карту. Держи. – Он протянул её Владу. – Видишь Пугарёво рядом с Центральной улицей, что начинается после поворота на дороге после конца Колтушского шоссе?

Влад внимательно вгляделся на карту. Он смотрел на то место куда указывал отец. Оказывается это место действительно не далеко от больницы, но дальность не говорит о расстоянии, равняемом больше трёх километров. После моего на данный момент последнего визита к отцу, я пытался держаться ближе к больнице подумал он про себя, глядя на карту и я стараюсь быть на чеку, пока мой Люклёр спит. Также я должен быть на людях, чтобы не дать всяким тварям лишней возможности напасть на меня.

– Я всё запомнил. Тебе точно ничего не понадобится?

– Я уже говорил тебе, – улыбнувшись ответил ему отец. – И это… будь осторожнее Влад.

Влад встал со стула. Он почувствовал себя какой-то марионеткой, за ниточки которой дёргает кукловод и тем самым повелевает его своей волей. Без лишних слов он вышел из палаты, оставив схватившегося за газету отца, совершенно одного.

Полагаться на других людей опасно, кем бы они ни были. И так как оставить отца на кого-то он не мог, для него сейчас самое главное сделать всё как можно скорее. Быстро оказаться от точки А в точке Б и детально изучить ту местность, где по предположению отца и полиции была убита его мать. Это собственно он и собирается сделать, но не сейчас.

Уходить слишком опасно, причём в такой-то день, когда опасность может поджидать за каждым углом.

Когда Влад ушёл, прошло около пяти минут.

В отель никто не заявлялся, потому семья, что владеет этим отелем решила провести утренний ужин.

Вахтёр, дабы повнимательнее разобраться в том, куда ушёл его клиент решил проследовать за ним, и за минут десять на своей семёрке проехал от своего отеля до больницы, куда собственно и направлялся его клиент. Его желание узнать в чём дело прощё говоря и заставило его проследить за мальцом, и, по возвращению назад, когда Влад зашёл в больницу его правый глаз нервно подёргивался.

Слишком уж странный этот пацан. Есть в нём что-то такое, что явно выделяет его от остальных.

С этими мыслями вахтёр приехал обратно к отелю. Закрыл машину и зашёл в свой отель с порога учуяв принятый аромат. Это было пюре, сомнений не было.

Вахтёр частно ел пюре своей жены и ни разу за их двадцать пять лет совместной жизни не совершал ошибок, когда думал о том, что же именно ему на этот раз приготовит жена. Но сейчас его сын на каникулах, а племянница уехала из дома, забросив школу. Это плохо, но на том есть и свои проблемы.

Пройдя в служебное помещение, что рядом со складом он сел за стол. За ним также сидели его сын с племянницей, а за плитой стояла его жена, ложа в тарелки порции пюре с котлетой.

Вахтёр тяжело вздохнул и посмотрел на Дашу, а она посмотрела на него:

– Слушай Даша, я видел твоего друга у больницы.

– Он мне не друг! – Завопила она глядя на дядю и тётю, изредко поглядывая на своего двоюродного брата Антона.

– Странно это как-то… – недоверчивым голосом подметила её тётя, разложив порции по тарелкам и раздав их всем присутствующим на кухне.

– Может отец её друга какой-то важный человек? – Предложил свою точку зрения двоюродный брат Даши, что старше её на пять лет.

Вся семья косо посмотрела на него. Они собственно говоря и не удивились доводам Антона, который вечно плёл разную чушь.

– Этого никто не знает Антон, – отмахнулась она дабы её ненавистный член семьи замолк.

Антон, как тётя и дядя Даши помешал кусочек масла в пюре и отправил ложку прямиком себе в рот.

Пюрешка получилась очень вкусной, настолько, что в ресторанах такой нигде не попробуешь. А ведь не зря его мать пошла по стопам её лучшего школьного друга, Тимура Айбасова, умершего в тысяча девятьсот девяносто пятом году в деревне Отрадное. Когда они учились в девятом классе, он сказал ей, что хотел бы стать поваром, в чём хорошо преуспел, но после бросил своё занятие, поскольку его мать скончалась от рака сердца.

– Слушайте, – обратился он ко все сидящим за столом. – А может его отец, главарь мафиози, раненый в уличной разборке?! А сын его защищает, навещая в больнице.

Главарь семейства отложил ложку и косым взглядом поглядел на свою племянницу Дашу.

– Думаешь, он может быть бандитом? – Спросил он сам себя, хоть и смотрел на Дашу. Вопрос казался более риторическим, но ей он таким и вовсе не показался. Она посчитала это как за мягкий наезд.

– Конечно нет! – Криком запротестовала она ударив рукой по столу. – Что за чушь вы вообще несёте?

Трое переглянулись и снова посмотрели на Дашу.

– Лично я не думаю, что он похож на бандита. – Сказала тёта Даши.

Тётя вселила в Дашу надежду, что её нового знакомого не окрестят антигероем. Ей крайне не хотелось этого.

– Может он просто попал в неприятности. – Робко сказала она, представив перед собой Влада. – Он очень добрый и отзывчивый. Может применить силу когда будет нужно. Уверена, что он хороший человек.

Антон ехидно улыбнулся глядя на ту, что младше его на пять с лишним лет.

– Как ни посмотри, а ты всё-таки влюбилась в него? Я прав?

– Заткнись! – Прокричала она вдарив своему двоюродному брату.

В этот момент главарь семейства ударил по столу кулаком. Все посмотрели на него и сглотнули ком, быстро скопившийся во рту.

– Так! – Грозно прорычал он глядя на всех. – Ну-ка прекратили, вы двое! Давайте хотя бы поедим в спокойной обстановке. Я и так два литра бензина угрохал ради того чтобы проследить за тем парнем.

В этот момент Дашу осенило, что Влада действительно в чём-то подозревают. Она и не думала что её дядя пойдёт на такое и решит потратить свой бензин на слежку за Владом. Кем же нужно быть чтобы так не верить или в чём-то подозревать человека? Она не могла поверить в это и встала из-за стола.

– Ты следил за ним?! – Завопила она.

Тут вахтёр сглотнул ком. Он сболтнул лишнего, но понял это только сейчас:

– Нет, – отвертелся он, – я вовсе не следил за ним и не хотел узнать куда он идёт.

– Вот как значит, – Даша не выдержала, взяла тарелку с пюре и котлетой и выбросила в помойное ведро. – Ты никогда не доверял мне и моим знакомым! Ещё с детства когда мы жили вместе! Знаешь что, дядя, ты честное слова, достал меня со своей осторожностью, потому перестань следить за моими знакомыми! Мои знакомые всегда были нормальными, но вы всегда окрашивали их в плохом свете, высмеивал, обсуждали как бабки у подъезда и нагло врали, что никогда не делали этого! С меня довольно! Я пойду к нему!

Вахтёр опустил руки. За свои грехи нужно отвечать, именно так говорил ему его классный руководитель в девяносто пятом году. Жаль что он бесследно пропал, а также жаль, что был якобы причастен к убийству.

– Даша останься, не нужно тебе идти к нему, – отговаривал её дядя. – Подумай, зачем тебе иметь отношения с таким странным и даже опасным человеком? Ты хоть видела его взгляд? Если нет, то я скажу. Он холодный, бесчувственный. Этому человеку явно наплевать на всех и на всё что творится вокруг него, и поверь мне моя дорога племянница, уж я то знаю как определять таких людей. Мой учитель истории…

Даша махнула рукой пока одевала обувь возле двери:

– Не надо мне рассказывать про твоего всезнающего учителя истории! Он был всего лишь заучкой и психом, что никогда и никому не проигрывал. Какая мне на него разница?! – Она ждала ответа, и, не дождавшись открыла дверь кухни, или по другому, служебного помещения. – Нет ответа. Я так и знала что нечего сказать. Всё, я пошла и не ждите меня ближе к вечеру!

Девушка вышла из кухни, оставив своих родственников один на один со своими мыслями. Она не могла перестать думать об Владе, чем-то он всё-таки зацепил её. Но какой же глупой она будет, когда узнает кто он на самом деле. Но ей плевать, ведь сейчас она идёт к нему, идёт к нему чтобы встретиться и нормально поговорить.

Влад вышел из больницы отошёл от неё на пару метров и сел на одиноко стоящую скамейку. Как бы ему не хотелось отдохнуть и расслабиться, но сейчас он должен быть на чеку. Есть куча дорог ведущих в этот город подумал он про себя, глядя на голубей вокруг скамейки но я никак не смогу предположить, какой именно путь изберёт сородич Майера. Но почему всё должно произойти именно сегодня? Может сейчас не о чём беспокоится? Я не могу сидеть здесь весь день, так что же мне делать…

Волнуясь об отце он также подумал и о том, почему же смерть забирает жизни самых дорогих и любимых людей. Именно сейчас настал тот момент чтобы поразмышлять. Отец в порядке, врага по близости нет, а Майер всё ещё спит.

Больше всего Влада интересовало то, почему смерть не забирает негодяев, подлецов, преступников, а выбирает хороших, дорогих и любимых людей. Его мать была если не самой доброй женщиной на свете, но любила она его, больше всего на свете.

На самом деле этот вопрос довольно риторический, так как, умирают все люди, и хорошие, и не очень. И у каждой жизни-свой срок, отпущенный свыше. От чего это зависит-от качественных свойств физического тела, его здоровья, или от того, что душа отработала свою карму в этой жизни, и отправилась в другую реальность или на перевоплощение, этого люди никогда не узнают, но значит, так было угодно Творцу. Если рассмотреть этот вопрос с философской точки зрения, то тут можно сказать следующее: ушедший человек, он, ведь, для человека самый дорогой, близкий, любимый. А для других людей, других семей, дорогими и любимыми, являются другие люди, которые, может быть, для кого-то, являются неприятными, возможно, даже, являются негодяями и преступниками. Каждый негодяй и преступник, ведь, тоже, чей-то сын, чей-то отец, чей-то муж. И кто-то может его оплакивать. Но лучше не говорить о совершенных выродках, маньяках, извращенцах, от которых отказались даже их родные.

Понятно, что такое утешение слабое, но такова жизнь…

Люди теряют самых любимых, самых близких, и на то, чтобы принять это и смириться с этим, иногда, не хватает целой жизни. Хотя, конечно, время лечит и через какое-то время, возможно, через годы, люди смогут говорить об ушедшем человеке, без душераздирающей боли, со светлыми воспоминаниями и тихой грустью. Но первое время, особенно, первый год, конечно, очень тяжело. Просто, смерть близкого человека, нужно пережить, перестрадать, переплакать, переболеть.

Спустя некоторое время, станет куда легче.

Влад понял что к чему, ведь он сам прошёл через это. Видимо потому, что хорошие люди нужнее не в этом мире подумал он про себя этот мир слишком стал жесток, бесчеловечен, места прекрасному остается всё меньше. Но даже самые отъявленные негодяи для кого-то являются близкими и дорогими людьми. И они тоже могут умирать не в старости. Нам всё это всегда кажется несправедливым даже тогда, когда человек близкий и дорогой для нас умирает в преклонном возрасте. Просто мы его очень сильно любили и были привязаны к нему.

Смерть – одно из тех явлений, что неподвластна нашему сознанию, пониманию, и забирает близких нам людей. И, кажется, Бог посылает нам смерть близкого человека, как испытание, которое мы можем м должны пройти, испытать, перечувствовать. Но человеческая душа никогда не сможет смириться с потерей близкого. Для кого-то человек был хорошим, а для кого-то возможно не очень. У каждого человека своё субъективное мнение…

В этот момент, пока он глубоко ушёл в свои мысли к нему подошла тень. Он увидел её очертания, поднял голову. Перед ним стояла Даша. И почему-то он не особо удивился её появлению в этом месте. Она не может быть под властью Люклёра, но и факт их сотрудничества не исключён.

– Привет. – Сказала она сев рядом.

– А, это ты?

– Можно с тобой поговорить? – Она невольно поёжилась но-таки взяла себя в руки. Перед ним ей стало как-то совсем неловко.

Влад кивнул ей, дав понять, что да.

– Почему ты сидишь тут? Ты беспокоишься о том, кто лежит в этой больнице?

– Ты правильно поняла, – тихо ответил Влад склонив голову. – Всё равно мне больше нечем заняться.

Даша сглотнула ком. Она не смыкая глаз смотрела на Влада.

– А у тебя есть девушка? – Спросила она.

Вдруг Влад почувствовал, как Майер проснулась в его голове и незамедлительно приготовился к чему-то страшному. Ему показалось, что ничего хорошего она сказать не сможет, но быть может, всё что угодно. Влад, всё спокойно сказала она ото того, что совершенно не чувствовала присутствия своего сородича. С одной стороны Влад обрадовался не подавая виду, так как беспокоится не о чем, но с другой стороны его беспокоило то, что сородич находится на расстоянии превышающем пять сотен метров. Если это так, то ждать можно чего угодно.

– Я пойду в другое место. – Сказал он и моментально встал со скамейки. – Тут слишком жарко.

Даша схватилась рукой за футболку Влада. Ей еле удалось остановить его, прежде чем он успел перейти в быстрый шаг:

– Не хочешь поплавать вместе? В трёх километрах от сюда есть крутой карьер!

Влад невольно скорчил гримасу.

– Ну не знаю, – неуверенно проговорил он.

– Может загоришь немного… – Она подняла его футболку и в то же мгновение ужаснулась, увидев огромный шрам начинающийся от ромбовидной мышцы, рядом с сердцем и заканчивающийся на межостистой мышцах. – Ой… Что это такое? От куда у тебя такой большой шрам?

Даша удивилась не на шутку. Она встала со скамейки и прижала свою руку к груди. Ей ещё никогда не приходилось видеть настолько большой шрам сантиметров на сорок длинны.

Влад натянул футболку обратно, спрятав свой шрам, полученный от того Виста. Удивительно ещё, как же Майер сумела залечить настолько огромный сквозной прорез в его теле. Хорошо, что позвоночник не был задет слишком сильно.

– Не обращай внимания, – спокойно сказал он глядя на неё. Он вспомнил о маршруте к карьеру и медленно направился по дороге к нему. – Пошли уже на твой пляж.

– Ну, ладно…

Не пройдя и четверть пути Влад остановился с Дашей на остановке, где он спрыгнул с лесенки автобуса, когда хотел побыстрее добраться до больницы его сознание почувствовало, что Майер проснулась. В этот раз это чувство было намного сильнее чем раньше, что не приведёт ни к чему хорошему, разве что к плохому. Он услышал, услышал как Майер прокричала ему:

– Влад, я чувствую своего сородича! Около двух ста семидесяти метров от нас! Передвигается на машине!

Наконец-то подумал про себя Влад сжав левый кулак.

– ЭЙ, ДАША! – Крикнул он ей. Она обернулась и посмотрела на него. – КАК МНЕ ДОБРАТЬСЯ ДО КАРЬЕРА!

Даша слегка смутилась. Она хотела пойти вместе, но на подсознательном уровне чувствовала, что ей придётся идти одной на этот чёртов карьер, до которого осталось-то всего ничего.

– Только не говори, что ты хочешь искупаться один. – Она прикусила нижнюю губу. Она действительно что-то да и испытывала к нему. – Ты злишься на меня? Если так, скажу сразу… Вон в той стороне. – Она указала пальцем на кафе, что стояло далеко от первого дома, рядом с которым они стояли.

– СПАСИБО!!! – Прокричал он и ломанулся вперёд что есть сил. А их было не мало.

– Эй, стой! – Крикнула Даша ему в след решив побежать за ним. – Не беги так быстро!

Влад устремился вперёд со скоростью, равно сорока шести километрам в час. Он бежал настолько быстро, что оставлял после себя сильные порывы ветра. Те люди что видели несущегося на них психа отбегали в сторону, но настолько медленно, что Владу удавалось с ловкостью увернуться от их медлительности, что помешала бы ему бежать дальше. Ему больше ничего не хотелось как расправиться с сородичем Майера, и теперь ему наплевать на то, будет ли это Люклёр добрый или злой. Он убьёт каждого Люклёра безоговорочно!

Сегодняшний день наиболее насыщен проблемами, как тогда, в Отрадном. Хоть это и так, но Влад не прекращая бежать вперёд по Колтушскому шоссе думал лишь о мести, думал, как разорвёт Люклёра на кусочки. Он смотрел только вперёд, обращая внимания лишь на идущих впереди людей, что не могли знать о том, что сзади на них несётся яростная машина убийств. Чтобы не перебегать их он попросту перепрыгивал людей, оставляя тех в недоумении, видя, что над их головами пролетает восемнадцатилетний подросток. Их удивлению действительно не было предела, но Владу было плевать на это. Он бежал всё быстрее и быстрее.

Нервы были на пределе.

Майер говорила в скольки метрах они находятся от её сородича, и каждый раз как бы быстрее Влад не старался бежать у него всё равно не получалось догнать машину в которой был Люклёр, предположительно убивший его мать. Их вечно разъединяло сто с лишним метров. Это одновременно нервировало Влада, но и одновременно заставляло бежать дальше, ведь он мог предположить, что машина когда-нибудь да и остановится. И она остановилась, когда разогналась настолько быстро, что и сам Влад отстал на более чем четыре сотни метров.

Влад не прекращал бежать, как и не прекращал думать, каким образом убьёт сородича Майера. Он добежал до забора. Людей по близости не было, что сыграет ему только на руку когда он собственноручно голыми руками изрежет ту тварь Люклёра.

– Влад осторожно! – Завопила Майер, когда Влад почти достиг своей цели. Он очень быстро добрался до неё, осталось лишь найти виновника всея торжества.

– Что такое? – Спросил он остановившись на месте. Хоть он и бежал с невыносимой скоростью, на которой мог бы убить человека, но останавливаться он явно умел, ведь ему удалось остановится с такой лёгкостью и простотой как будто он и не бежал вовсе.

– Ты уверен что сможешь убить его?

– Я не могу позволить ему остаться в живых! – Вскрикнул Влад немного отдышавшись.

Влад остановился прямо перед трёхметровым забором за которым дальше начинался карьер. Он вспомнил, как в последний раз видел свою мать. Вспомнил о судьбе, что ждала её на этом карьере и не мог позволить себе отступить назад.

Стоя на месте к нему подбежала Даша, вся запыхавшаяся и уставшая от чрезмерной нагрузки на организм. Она почти стояла на ногах. Держась за дерево ей удалось устоять на ногах и не упасть на землю. Так быстро за кем-то она ещё ни разу в жизни не бегала. И ей также не верилось, что человек способен бежать настолько быстро, от чего способен пробежать сто метров за восемь секунд, двести за шестнадцать и оставшиеся семьдесят до забора за пять с лишним секунд.

В сумме получается двадцать одна с лишним секунды. Это действительно быстро и не каждый человек способен бежать на такой скорости, хотя что там… никто не способен развить такую скорость среди людей.

– Я-я догнала те-е-бя! – Запыхаясь проговорила она. – Ты не сюда должен был бежать. Вход на карьер вот там! – Она указала пальцем на ворота, что стояли в пятидесяти метрах от них.

Влад не хотел терять времени и остановился лишь потому, что вспомнить свою маму. Если бы не это воспоминание о ней, то и от забора толком не осталось бы ничего. Он подумал о том, как разорвёт сородича Майера на куски. Теперь ничто не остановит его, даже этот никчёмный трёхметровый забор.

В тот момент, когда Даша прикрыла глаза Влад пробежал метра два сделав быстрое начало со спринта и прыгнул на четыре метра. Этого он не заметил, как и того, что бежал на скорости, превышающую на данный момент человеческие возможности. Он поменялся, но пока не заметил этого сам. И, открыв глаза Даша уже никого не обнаружила посреди себя, лишь увидела, как Влад перепрыгнул забор, совершенно не веря тому, как именно ему удалось сделать это с такой-то лёгкостью.

Приземлившись на песок Влад ощутил присутствие сородича Майера. Он успел отойти на пару десятков метров после того как Майер обнаружила своего сородича, и находился он примерно в пятидесяти метрах от него. Вроде бы он сумел разглядеть за ветвями деревьев чью-то тень и не теряя и секунды устремился вперед, пытаясь выложится на полную.

– Влад, мне нужно кое-что тебе сказать! – Прокричала ему Майер в голове.

– Не сейчас Майер! – Закричал он ей в ответ. Он запрыгнул на ограждение за которым сразу же шли большие кирпичные блоки на которых как в раз-таки и сидел человек внутри которого и мог находится Люклёр. Его он догнал слишком быстро, тот даже уйти-то дальше каменных плит не сумел. – Стой на месте чудовище! Ты убил мою мать!

Парень на которого накричал Влад в мгновенье ока испугался и упал на песок укатившись вниз по спуску, рядом с каменными плитами на которые запрыгнул Влад. Он скатился в самый низ склона от возвышения карьера и попытался встать на ноги, пока тем временем восемнадцатилетний подросток с разбегу прыгнул с каменных плит, с высоты шести метров на более чем десять в длину, приземлившись около головы толстоватого парня, испугавшегося на столько, что пустил слезу.

– Это не он? – Спросил он сам себя развернувшись к нему передом. – Ну, он всё равно не выглядит хорошим парнем.

– СТОЙ!!! – Всплакнув прокричал толстячок прикрыв голову. – Я НИЧЕГО ПЛОХОГО НЕ ДЕЛАЛ!!!

Майер тут же заметила несостыковку и вылезла на половину своего тела из черепа своего носителя. Он пригрозила ему своей тентаклей, тем самым ей удалось остановить Влада и не дать ему убить этого толстячка.

– Майер, что не так? – Поинтересовался у неё Влад, быстро оглядевшись вокруг.

– У него всё ещё есть власть над своим сознанием. – Ответила она пристально глядя на толстячка.

– Что?

Внезапно из черепа толстячка вылез Люклёр практически точно повторяющий облик Майера, но вот единственно отличие с помощью которого можно их распознать, это разный цвет кожи.

У Майера было чёрное тело, а у другого Люклёра было серое. Это по этому цвету определяется пол Люклёра.

Толстячок был в ступоре когда увидел человека на голове которого, также находился Люклёр. Ему не верилось что на свете есть человек с подобной ситуацией. Он хотел было сказать ему что-то, но его Люклёр прервал его и не дал слова:

– Как же интересно! – Громко сказал сородич Майера не предпринимая попыток напасть на неё и на Влада. – Значит я не один такой!

– Я не чудовище как ты сказал! – Вскрикнул толстячок пытаясь как можно скорее встать на ноги. – Это правда!

Влад косо посмотрел на него. Он верил ему не до конца, и если бы не Майер от него пустого бы места не осталось.

– Влад, – обратилась к нему Майер, – он не врёт. Его разум не был захвачен полностью или частично моим сородичем. Мой сородич контролирует только его память, точно также как делаю это я.

Люклёр толстячка обхватил его шею своей тентаклей:

– Мы с ним близкие товарищи!

– У тебя тоже есть Люклёр? – Поинтересовался Влад смотря на совершенно такое же существо как Майер, но только серого цвета, как весь мир на планете.

– Не знаю что за Люклёр, но если ты о нём… – Он указал на своего Люклёра на голове, – то да! – Он быстро пришёл в спокойствие, так как перед стоит ним обычный человек. – Я и не думал что есть и другие люди с похожей ситуации.

– Я также не мог предположить, но как факт я этого не исключал – Ответил ему Влад оглядываясь по сторонам в надежде на то, что их никто не видел – Знаешь, давай отойдём в укромное место, а то здесь открытое пространство. Если нас с тобой, с нашими Люклёрами кто-то

– Ах да, конечно! – Улыбаясь сказал толстячок. – Я знаю отличное место. Если ты не против, ты поедешь со мной на моей машине? Она припаркована у ворот к карьеру.

– Пожалуй не откажусь. – Лестно ответил Влад пойдя за толстячком. – Я немного подустал и было бы хорошо передохнуть поближе к больнице.

– Тогда… тогда идём! – Нервничая от неловкости скомандовал толстячок.

Толстячок шёл впереди, когда как Влад пристально глядя и внимательно следя за каждым его движением шёл покорно сзади. Если Майер ошибалась и этот толстяк действительно под контролем своего Люклёра, то его придётся незамедлительно убить.

Влад не знал почему к нему приходят мысли о том, что он способен победить его одной левой, но сами по себе такие мысли взяться раньше не могли. Теперь он не так сильно надеялся на Майера на подсознательном уровне.

Пока Даша бежала к тому месту от куда Влад и толстячок ушли и не обнаружила их, они тем временем вышли с пределов карьера через вторые ворота, что находились не настолько далеко от кафе, насколько первые ворота. За ними-то и стояла припаркованная машина толстячка. Их Люклёры незамедлительно залезли в головы своих носителей почувствовав приближение людей и до последнего не спускали мысли, что каждый из них предатель под прикрытием.

Майер не до конца доверяла своему сородичу, и он также не горел желанием верить ей пока не получит доказательства того, что она сама не является предательницей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю