290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ) » Текст книги (страница 38)
То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 02:30

Текст книги "То, что невозможно: судьбоносная тягость (СИ)"


Автор книги: Оксана Смерянова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 38 (всего у книги 81 страниц)

Влад молча отпустил её плечи и отошёл в сторону. А ноги его действительно не держали. Он пошатывался. Оля сунула руки в карманы и только хмуро оглядывала его, пока тот пытался придти в себя. Он вздохнул и медленно пошёл вперед за Олей, вышедшей из комнаты.

В какой-то момент Оля остановилась. Остановился и Влад. Девушка обошла его и прикрила руками глаза. Она повела его к лестнице. Владу это нравилось, как, собственно и виновнице всея торжества, которая слишком уж умело скрывала свой страх. Было практически не заметно, как её левый глаз подрагивал, однако сам Влад почувствовал, как сильно дрожали её ноги. Соприкасаясь нога о ногу Влад сам вздрагивал. Но, он попытался не предавать этому большое значение. Сейчас он предал значение к заднему двору. Никогда прежде он не видел задний двор за особняком, разве что только в фильмах.

Они всё шли. Шли. Шли. И вот, Влад снова услышал скрип, сопровождающийся тысячами криками грешников из ада. Он поморщился, взялся обеими руками за нежные ручки Оли и ступил на более мягкую поверхность, когда та предупредила о выходе из дома. Ему на нос упало что-то холодное. Он остановился, убрал руки Оли и поднял голову. Прекрасно – дождь до сих пор идёт. Холодные капли небесной воды покрыли землю и его одежду. Он снова вздохнул и взял Олю за левую ладошку, пошёл уже под дождём.

– Скоро ливень начнется. – Оля просмотрела на небо. – Давай на долго не задерживаться, ага?

Влад не ответил. Говорить ему не хотелось. Делалось с ним что-то неладное. Скорее всего, он просто заболел. В носу крутило, глаза слезились, а ещё очень сильно начало болеть горло. Этот Люклёр всё же его довёл

Он медленно прошёл через арку из листвы и замер. То, что он видел перед собой, можно было описать одним словом – «чудо». Он стоял напротив деревянной скамейки, на которой были высечены головы львиц. Вокруг тишину нарушал шелест большого количества деревьев. Стоял он около длинной тропинки, что тянулась куда-то вдаль. А вот сзади и спереди росли одинаковые, идеально круглые деревья, которых от него отделяла высокая железная ограда, что поражала своей изысканностью. Странное место, но одновременно очень волшебное. Дождь здесь также падал, но его мелодия звучала совсем не так, как там, около особняка. Здесь всё дышало естественностью и свежестью, погружаясь в темноту.

– Здесь очень красиво… – сказал он и медленно присел на скамейку.

Оля также стоял рядом, потирая запястье правой руки, ладонью которой закрыла тогда его глаза. Впоследствии она пошла вперёд и Влад последовал за ней, просто умирая от любопытства.

Парочка долгое время бродила по зеленому лабиринту. Задний двор впечатлял своим размером. Из-за темноты Влад мог разглядеть только деревья и саму Олю, которая уверенно его куда-то вела. И, впоследствии, этот путь закончился. Оля остановилась и повернулась лицом к забору. Лишь подойдя, он, наконец, заметил высокие ворота, а ещё большую зеленую арку, которая росла за ними. Оля медленно открыла их и пропустил Влада внутрь.

Влад молча зашёл со странным чувством страха и любопытства, раскрыв рот. Такой изысканности ещё он не видел с самого рождения. Он медленно прошёл по разноцветной брусчатке к главному входу. Вокруг территорию освещали большие фонари. Благодаря им он смог рассмотреть различные декоративные деревья, изысканные цветы в высоких каменных вазах и разнообразные фигурки садовых гномов, оленей, лебедей, влюбленной пары, воробьев, попугаев и многих других животных и птиц.

Остановился Влад только напротив больших белых дверей, вытирая ноги о входной коврик розового цвета. Он ждал Олю. И когда она подошла, то заявила:

– Мы прошли по одной из тропинок. Ты тоже видел, как всё здесь необычно? Лично мне не верится что в лабиринте будет темно как ночью и его будут освещать фонари.

– И что ты хочешь сказать? – Влад неуверенно подошёл к двери особняка с его правой стороны от главных ворот. И резко открыв дверь, осторожно вошёл внутрь. Он испуганно оглянулся. Темно. Вокруг было очень темно. – Неужели думаешь, что это аномальное место?

Оля истерически закивала:

– Да, Влад! С этим домом и участком что-то не так.

– Что именно? – Не без тени улыбки спросил Влад.

– Всё! Каждый чёртовый сантиметр! Мне кажется, что этот дом и участок совсем не такие как выглядят на самом деле!

Влад удивленно уставился на неё, а она на него.

Оля дрожала. Он чувствовал это, потому как держал её за руку.

– Чем я могу помочь?

– Идём за мной. Я поведу тебя на третий этаж. В этой части дома свет то работает, то нет.

Влад кивнул.

– Хорошо. Идём.

Вместе они дошли до того самого коридора, что показался Владу бесконечным. Он, держа Олю за руку, шёл следом не упуская всё что вновь и вновь попадалось ему на глаза. Медленно поднимаясь по лестнице он обратил внимание, что на ступеньках были вырезаны фигуры животных. Раньше он не обращал на них внимания. Остановился он когда они поднялись на третий этаж. Его глаза разбегались в разные стороны.

Весь третий этаж занимала огромных размеров библиотека. Книг было много и были они самых разных размеров. От самой маленькой, до самой большой, что стояла в центре всего помещения перед лестницей на чердак. Они прошли дальше. Влад оглядывался по сторонам, столько книг он не видел ни в одной из библиотек мира. Наврядли, как он считал, все эти книги принадлежат именно ей или её родителям, скорее всего они копились в этой библиотеки с самого начала, когда дом только построили и сюда завезли огромных размеров полки с секретными отделениями. И ста лет не хватит чтобы перечитать всё книги.

В этот момент голова Влада разболелась так, словно на него свалили кирпич. Видимо у Майер произошло перевозбуждение, если она увидела столько книг. Она желала прочесть все книги и найти дял себя что-то новое. В её памяти ещё много свободного места, которое следует заполнить полезной информацией. К счастью Майер успокоилась и Влад мог мыслить и думать нормально не беспокоясь о боли в голове.

Оля схватила его за руку и усадила за стол, что стоял как в раз-таки позади лестницы ведущей на чердак, скорее всего самого маленького помещения во всём доме.

– Я хочу тебе кое-что показать, – Оля села на диван. Владу стало слегка завидно, ведь он сидел на жёстком стуле, а Оля на мягеньком местечке. – Мне кажется, это единственное, что действительно откроет нам правду об этом особняке.

– Что показать?

– Точно не знаю, – неуверенно ответила Оля что-то достав из нижнего ящика стола, – но это наверняка написал какой-нибудь сумасшедший или тот, кто хотел написать к примеру: Страшные записи из жизни. Если выражаться более грамотно, то это больше похоже на чью-либо поэзию, о событиях, произошедших с автором, пока он жил в этом доме до меня.

– Звучит заманчиво. – Согласился Влад. – И ты хочешь чтобы я помог тебе раскрыть его личность?

Оля помотала головой.

– Мне не важна его личность. Я хочу знать, не делал ли он что-то такого, от чего можно поменять действительность.

Оля протянула его старую тетрадь. Она очень напоминала Владу ту самую тетрадь, в которой Саид описал всю свою жизнь. Это заставило его вздрогнуть.

– Прочти. Я нашла его на этом столе два дня назад. В таком виде, в котором ты сейчас его и держишь.

Влад кивнул, взял тетрадь и открыл первую страничку. Много листов было попросту вырвано из тетради, но это не делало её слишком уж маленькой. Она явно намного больше чем кажется. И, возможно, к ней прилагается и вторая часть. Он внимательно вчитывался в написанное и пытался соотнести это к действительности, ведь ты никогда не можешь знать: правда ли всё то, где что-то написано:

Деревня Отрадное. Особняк со странностями.

Мой дневник.

20 Апреля

В приливе ярости я сжёг предыдущий дневник. Не сказать, что я сожалею по этому поводу… как будто мои не связные записи чего-то стоили. Единственное их назначение – не позволить мне сойти с ума. Я чувствую, что это – мой путь к спасению, единственный способ найти внутренний покой. Когда бы я ни взял ручку, я чувствую, что могу спокойно размышлять. Мне хотелось бы, чтобы у меня были и другие способы, вот и всё. Но в мыслях моих, полный беспорядок. Я должен взять себя в руки… Сосредоточиться!

12 Мая

Я стал вечным хранителем… поставленным перед выбором, в котором ни один из вариантов не является верным. Стоит ли мне выполнить обещание и разрушить то, во что я так сильно верил, или же я обречён провести остаток своей жизни словно привидение, у которого нет никакой цели, кроме как находиться здесь и наблюдать? У меня на самом деле нет выхода… Я не могу найти решение этой дилеммы, и должен за это ответить. Я лишь тень того человека, которым когда-то был. Остались только эти записи, свидетелей моментов просветления, собеседники моей души.

26 Июня

Сегодня я весь день сидел, уставившись в окно, в моём подсознании было пусто. Как это ни странно, мне на это наплевать. Кажется, что сейчас это… моё обычное состояние. Часть моей личности. Но я отлично знаю ту причину. Я потерял свою истинную душу. Я – пустая оболочка, лишённая всяких чувств. Я отказываюсь от них в этот судьбоносный день… и самое худшее заключается в том, что я ЗНАЛ, что это неправда. Последствия оказались гораздо серьёзнее, чем я предполагал. Как я мог быть таким слепым?

17 Ноября

Я часто задумываюсь, что бы произошло, если бы можно было повернуть время вспять… Что бы случилось, если прямо сейчас рассказать всему миру, что же произошло на самом деле. Нет, меня бы сгноили в тюрьме. Хотя… пожалуй, это даже лучше, чем мои вечные страдания.

19 Ноября

Не могу точно сказать, когда это началось. Я просто слышал их, однажды утром, в соседней комнате… голоса. Они действительно существуют или же я был один слишком долго? Они не прекращаются с тех пор. Я больше не могу это выносить…

9 Февраля

За то время, пока я храню тайну, шумиха улеглась. Возможно Михаил в конце да концов был прав… это безумие, я знаю. Но сейчас я склонен кое-чему верить…

Март

Все эти годы я убеждал себя: всё, что пришлось пережить Михаилу – не то что иное, как злоключения, каприз судьбы… впервые за столько лет, я в этом уже не так уверен. Я никогда не думал, что это могло случиться, но по-моему, сейчас я всё понял. Если это так, тогда проклята моя душа, бедный Михаил… если бы я повёл себя по другому тогда, возможно всё сложилось бы иначе, но сейчас уже слишком поздно. И мне придётся нести свой крест…

13 Сентября

Голоса возвращались, но на этот раз они были другими. До этого я слышал их только внутри себя, будто кто-то или что-то шептало и… как бы сказать точнее… мешало мне думать. Но сейчас… Я на самом деле ЧУВСТВУЮ, как они расползаются по дому. Что это?

14 Сентября

Я всё понял… голоса доносятся от туда! Но хочу больше об этом думать…

Декабрь

Они стали невыносимы… а по ночам становиться ещё хуже… о, как бы мне хотелось, чтобы всё в миг прекратилось… что же всё-таки там происходит? Я не смею приблизиться… Я не хочу знать…

Январь

Господи, сколько же времени прошло? Я совсем потерял своё чувство времени! Мне нужно от сюда выбираться! Всё вокруг меня стало меняться!

Эта тетрадь, нет, дневник, показался Владу почему-то настороженным для него самого, хотя и его любопытность возобладала. Ему стало интересно, что же могло мучить того человека.

Оля поняла что Влад закончил.

– Ну как тебе?

– Такого я никогда не читал. В конце он написал, что всё вокруг него стало меняться.

Оля кивнула услышав последние слова Влада.

– Верно.

– Когда ты только въехала в этот дом, здесь было также как и сейчас?

Оля помотала головой. Значит ответ – нет. Отрицательный, чего Влад на самом-то деле слышать не хотел. В этом особняке действительно что-то не так, словно он отделён от реального мира и весит где-то между.

– Здесь всё поменялось. Раньше, этот особняк казался меньше. У заднего двора не было таких лабиринтов, и ламп, и вообще там был голый участок! Только выросшая трава и всё! ВСЁ ВЛАД!!!

Влад оставался спокойным. Любой другой подбежал бы к своей девушке, обнял и успокоил. Но он почему-то больше не чувствовал её своей девушкой. Она словно стала для никем. Пустым местом.

– Возьми себя в руки, Оля. – Влад резко встал со стула. Она с дивана. – Я помогу тебе найти ответы на твои вопросы.

– Ты согласен? Согласен даже после всего прочитанного?! – Глаза Оли расширились. Она не верила в согласие Влада помочь ей. Совсем не верила. Этот дом меняет не только всё вокруг, но также и людей. Меняет их восприятие. В книгах авторам с трудом бы удалось описать такое место, даже тому, кто и сейчас пишет.

– С радостью.

– Тогда, начнём со старой библиотечной комнаты. Мне кажется, что именно там тот псих всё и писал в своей тетради.

Влад отдал честь, улыбнувшись:

– Веди меня.

Влад за Олей. Она повела его к старой библиотечной комнате этого старинного особняка. Всё что ему хотелось, это – поскорее разгадать тайну этого особняка, все тайности и личность предыдущего владельца. Сейчас Влад чувствовал, что совсем скоро ему придётся возвратиться обратно в город. Но почему сейчас?

Чёрт его знает!

– Это здесь, – она указала на маленькую дверь. Открыла, вошла и включила свет. Удивительно, что даже в такой ужасной комнате проведена проводка. – Не знаю почему, но здесь точно что-то должно быть. Хоть что-нибудь.

Влад зашёл в старую библиотечную комнату прямо за Олей. Не прошло и минуты, как они стали искать всяческие улики подтверждающие личность бывшего, или бывших хозяев этого старинного, но довольно красивого особняка. Для начала, как считал Влад при просмотрел старинных бумаг и газетных вырезок, им обоим потребуется найти какие-либо записи, оторванные из той самой тетради.

Не ясно пока только одно: сколько и в каком количестве эти вырванные листы разбросаны по всей библиотеки или особняку.

Оля начала брать книги. От них пахло за несколько метров. Вся комната была усеяна чёрной паутиной и книгами на деревянных полках. Также по середине комнаты стоял старинный стол из дуба, на нём ещё стояли с десяток канделябров, давно не использованных, но изрядно потрёпанных, а также несколько книг в чёрных обложках. Он брал книги со всех полог и пролистывал каждую до последней странички. Делали они это с Олей только для того, чтобы удостовериться, нет ли на какой-нибудь странице листка, например написанного тем же бывшим хозяином.

Не найдя ничего на полках, Влад перешёл к столу. Оля пристально смотрела на него. У неё практически не осталось сил. Пока они искали хоть какие-то заметки или записи, за окном успело пройти три с половиной часа. Становилось то светло, то темно. Здесь можно потерять счёт времени. Бывший владелец был прав. Навряд ли тот человек был безумцем с самого начала, скорее всего он становился им постепенно, пока полностью не отдался во власть этого особняка. И, если это так, то Оле здесь оставаться нельзя. Ей нужно уехать, а особняк или закрыть от посторонних глаз или вовсе снести его со всем участком.

Влад обошёл стол. С другой его стороны, стоял маленький стульчик и по три ящика с каждой стороны. Начал он с левой. В самом верхнем ничего не было. В том что посередине тоже. Только в самом нижнем он обнаружил старую потрёпанную книгу в красном переплёте.

Пролистав пару страничек он чуть не упал, заметив как из книги что-то выпало. Он быстро успокоился и взял листы. Их оказалось ровно десять.

Оля поспешила к нему. А Влад стал читать вслух:

6 февраля

Строительство железнодорожного моста почти завершено, и пока всё идёт гладко. Правда, времени потребовалось больше, чем я по началу предполагал, вместе с тем, мне хочется, чтобы всё закончилось. Мне будет жаль уезжать из южной Африки… За последние несколько месяцев я так привык к этой стране, культурам, обычаем, что мне начинает казаться, что теперь она – часть меня. Когда-нибудь я обязательно сюда вернусь… Надеюсь скоро, хотя в старой доброй России накопилось много работы. К счастью, здесь у меня появилось много друзей, которые с восторгом приняли моё увлечение их страной. В знак своей признательности они подарили мне несколько известных вещей, я их уже упаковал и подготовил к перевозке вместе с многочисленными купленными мною безделушками. Такое впечатление, что я собираюсь стать коллекционером! Хорошо, что Надежда согласилась переехать в наш новый дом, хотя боюсь, из-за этого придётся пойти на небольшую перепланировку, а может и на большую, если я буду всерьёз увлечён своим новым хобби. Кажется, мне придётся вернуться к работе. Валерия только что сказала, что возникли трудности с местными жителями. Что же, досадно, хотя в тайне я ликую.

12 февраля

Занято! Я наблюдаю за этими туземцами, из совсем немного и живут они в деревеньке неподалёку. Я думал о них как о не цивилизованном племени, но их движения прочитаны, и в их действиях угадываются: честность, аккуратность и слаженность. Я имел возможность наблюдать за одним из туземцев, но внимательно разглядеть его лица не смог, подходить же ближе было рискованно. Кроме того, эта деревенька очень простенькая и бедненькая. Гостеприимство, что ли… Меня это очень заинтересовало. Завтра попробую подобраться поближе…

16 февраля

Моей второй экспедицией в деревне неожиданно помешали канальные работы по мосту. Боюсь, это следствие небольшой ошибки, в моих расчётах – верный знак того, что мне стоит больше сосредотачиваться на работе, а с неожиданной любовью по всему африканскому нужно повременить. Это была моя ошибка, и я это осознаю.

20 февраля

Они снова здесь, скрываются в лесу. Просто удивительно, насколько они изменили наше восприятие окружающего мира. По началу спокойная природа здесь привела нас в восторг. Теперь мы боимся тех ужасов, которые могут творится там, во тьме, под кронами деревьев. Вершины гор возвышаются над нами, бросая свою тень на мост, какие-то странные звуки мешают нам принимать пищу. Даже текущая река вниз, кажется, нашёптывает ужасные секреты. Конечно нам стало более строго реагировать на беспорядки, но я не могу избавиться от мысли, что это место, на самом деле, становиться зловещим. И кроме того, я всё ещё хочу удостовериться своё любопытство и понаблюдать за племенем туземцев…

24 февраля

Наконец-то, я узнал что-то новое о племени туземцев! Я испытывал такие чувства, что просто не могу скрыть своё возбуждение! Оказалось, что несколько старожилов из ближайшего города кое-что знают о племени, хотя только из рассказов своих предков. Удивительно, но считается что племя давным давно вымерло. Всё, что старики рассказывали мне об этом племени, основано на их детских воспоминаниях. Тогда туземцы так же наблюдали за городом, как они сейчас наблюдают за нами. Люди называли их «Д’лом» – похожие крики эхом раздавались поздно ночью. Жители города выходили на улицы и далеко на вершине холма видели зловещее сияние. Как-то говорилось что это был огонь, другие упоминают о проклято духе древнего Божка. По словам очевидцев, что бы это ни было, но от яркого света в сочетании с фантастическими криками в жилах стыла кровь. Ужасная сцена заканчивалась так же неожиданно, как и начиналась, и не повторялась на протяжении нескольких дней. Промежуток между этими ночами ужасна становиться всё длиннее и длиннее до тех пор, пока крики окончательно не прекратились. Племя, очевидно вернулось обратно во тьму… До сегодняшнего дня. Меня очень удивило что никто, кроме нескольких горожан, не слышал об этом племени. Должно быть, племя это многочисленное… И, судя по рассказам, передающиеся от поколения в поколения, очень древнее.

27 февраля

Признаюсь, я стал просто бредить этим таинственным племенем. С ним связана какая-то тайна, наверняка, опасная, но настолько интересная, что разгадать её будет для меня самой желаемой наградой. Мне кажется, как-будто это племя – моё открытие. Я обязан узнать его как можно лучше перед тем, как уеду. Боюсь, что подобного шанса у меня больше не будет. Это стало моей самой важной целью… Даже более важной, чем строительство моста.

4 марта

Ну, наконец-то… Я сумел их разглядеть! Господи, какое волнующее зрелище! Когда мы прибыли, они передвигались по деревне очень медленно, не говоря ни слова и как друг с другом не общались, каждый занимался своим делом, будто бы находясь в своём мире. Они выглядели нелепыми, грубыми и совершенно отвратительными. Я не заметил никакого оружия, но они могли хранить его в другом месте. Все туземцы веди себя очень странно. Это было удивительное зрелище! Затем, как будто в них неожиданно вселился какой-то необузданный дух. Они принялись трястись в конвульсиях и кричать как полу умные. Кое-кто их них упал на колени и безумным взором уставился в небо, вытянув голову и издавая какие-то душераздирающие стоны. Двое из них неторопливо ушли в хижину. Где-то через минуту они вынесли наружу какой-то странный камень с человеческий кулак. Его форма, цвета и весь внешний вид хоть и тревожили, но вместе с тем влекли и притягивали, и я тут же почувствовал себя в его власти. Он сразу же превратил мою африканскую коллекцию в кучу скучных и не интересных предметов. Камень выглядел зловеще, и всё племя, казалось, поклонялись ей. Вскоре туземцы собрались вокруг него и закружили как в хороводе, распевая гармоничные шармы. Судя по их движениям и тому, что происходило, это, вероятно, был какой-то боевой обряд. Я не представляю, как описать то, что произошло потом, так как до сих пор не могу успокоиться и придти в себя. Не могу подобрать нужных слов, чтобы описать самое волнующие зрелище из того, что я когда-либо видел. Один из мужчин по собственному желанию вышел в середину круга, к маске. Он проделал это лично автоматически. Внезапно его соплеменники затихли. Затрудняясь сказать, как долго это продолжалось, но тогда я даже вздохнуть боялся. Думаю, «Д’лом» и другие из наших тоже были напуганы… Они боялись даже пошевелиться. Помню, пока мы ждали, я взмок от пота. Тишина была такой неестественной… Затем несколько членов племени вышли из круга, и набросились на стоящего у маски соплеменника забив бедняга до смерти.Называя вещи своими именами – они просто разорвали его на части. Соплеменники схватили его за ноги и стали их выкручивать – у меня не хватило духа, чтобы дословно это описать. Его лицо было исцарапано и искусано, а туловище вскоре исчезло в иступленном клубе людских рук. Буквально через несколько минут туземец превратился в разорванный кусок мяса и костей. Всё было проделано чётко, как будто они выполняли привычное задание. И что самое ужасное, жертва даже не сопротивлялась. Стояла такая тишина, что мне казалось, будто я слышу как рвутся его жилы, мышцы, кости… Любое живое существо кричало бы от неистовой боли. Не могу сказать, был ли он пол воздействием каких-то наркотических веществ или же просто потерял сознание, но помню, что он танцевал как все. Это было самое жёсткое и самое садистское жертвой приношение из тех, что я знал… Думаю, этого мне не забыть некогда. Моё намерение подойти к ним ближе, пусть даже они не держали в руках оружия, исчезло само собой. Эти существа в приливе ярости могли в один момент растерзать всех нас. Казалось, что они полностью потеряли контроль над собой и готовы разрушить всё, что только встретиться на их пути. В то время как сцена жертвоприношений до сих пор стоит у меня перед глазами, я никак не могу забыть тот камень. Он был обманчиво прост на вид, и в месте с тем идеален. Естественно, мне бы хотелось посмотреть на него поближе. Мне кажется с их опасными кровами, возможно, являются самой важной этической находкой последних десятилетий. После того, что я сегодня видел, всё внутри меня просто требует дальнейшего исследования. Не могу же я вот так всё бросить… Я себе этого не прощу.

И камень… Тот камень…

3 июля

Мои последние исследования племени «Д’лом’ отчасти пролили свет на их ужасные действия. Теперь я понимаю, что недостаток существующей о них информации – это только следствие небольшой численности племени и его редкости, но также опасливое, или даже суеверное отношение к ним. Даже самые уважаемые историки Южной Африки отказываются упоминать название этого племени, отзываясь о них как о «некоем воинственном племени». После того, как я просмотрел самые мрачные книги из тех, что удалось найти на эту тему, должен признать, что мне становится не по себе каждый раз, как я вспоминаю тот ужасный ритуал, свидетелем которого я тогда оказался. Я не могу понять, что вынуждает человека, неважно живёт ли он в цивилизованном обществе или нет, вести себя таким образом. Конечно, войны между дикими племенами – вполне обычное и часто повторяющееся появление в истории. Но «Д’ломы» зашли дальше войны. Обычно племя ввязывается в битву для того, чтобы завоевать новые территории или, возможно, уничтожить врага. Они же пошли на это исключительно из соображений разрушения и из чрезмерной любви к жестокости. Полученные об этом племени туземцев сведенья на самом деле ужасают. Они нападали на деревни, яросто истребляли всех жителей без исключений, несмотря на возраст и пол. Мужчины, женщины, дети неизбежно погибали от их рук. Самый тревожный момент в этих рассказах, как мне кажется, заключается в том, что они не использовали никакого оружия. Они истребляли жителей деревни голыми руками и зубами, как будто черпали силы из неиссякаемого неземного источника. Мне кажется, в это сложно поверить, и если бы я не видел всего этого собственными глазами, я бы сказал, что эти рассказы – своего рода дикая легенда. Как только они уничтожали всё живое в захваченной деревне, они сжигали её дотла, каждый дом или постройку, принадлежащие поверженному племени, как доказательство того, что они совершенно не заинтересованы в завоевании или даже использовании территории в своих интересах. Ими двигали исключительно невероятное презрение к жизни и ненависть ко всему тому, что находилось за пределами их селения. А вот ещё одно любопытное замечание: им каким-то образом удавалось поддерживать постоянные числа жителей, как будто они специально контролировали количество человек, достаточное для нападения и которое, вместе с тем, сумело выжить в столь непростых условиях. Боюсь, это было не какая-то странная система рождаемости, а вскоре ненужного члена племени или лишнего ребёнка попросту устраняли. Я не смею и думать о том, как объяснить, почему они не охотились, чтобы добыть себе пропитание – неужели они устраивали пиршество из своих соплеменников?

5 июля

Теперь я знаю, для чего предназначался тот камень. Меня пробирается в дрожь от одной лишь мысли об этом. Должен признаться, я сильно обеспокоен. Не знаю почему, но я боюсь за свою жизнь.

2 августа

Я решил больше не ходить в оранжерею, ибо это приносит мне одни страдания. Все мои усилия спасти растения пошли насмарку. Я просто не могу определить, что же с ними не так? Прошло несколько недель с тех пор как они начали чахнуть, умирать без какой-либо видимой мне причины. Некоторые их них просто рассыпаются от малейшего прикосновения! Это не только сильно расстраивает, это ещё и пугает? Потому что каждый раз, когда я захожу туда, я чувствую дыхание смерти и отчаяния. Больше всего я сожалею по поводу того редкого растения, что я привёз из Южной Африки. Сейчас оно в плачевном состоянии, практически иссохло. Я возьму его к себе на верх и поставлю у себя в комнате, в надежде, что там ему достанется больше солнечного света… Если, конечно, всё что здесь происходит, имеет естественное, природное объяснение. Смерть окружает это место, и я, несмотря на все пои старания, ничего не могу с этим поделать. Я не могу избавится от мысли о том, что всё началось с тех пор, как я привёз сюда… Я подозреваю, в этом, виновата, та маска…

Нет, я должен выбросить эти мысли из головы. Мне нужно прекратить читать все эти мрачные книги, от них у меня пробегают мурашки по коже.

– Весьма странно. – Влад оценил всю ситуацию целиком. Кажется, у него появились доводы об изменении действительности этого особняка и всего участка в целом. – Прочитав это, Оля, мне тоже показались записи бывшего хозяина этого особняка весьма странными и каким-то паранормальным в некоторых местах, походя естественно на какой-нибудь сценарий к мистическому кино про Африканское племя туземцев.

Оля озадачено кивнула ему, он кивнул в ответ.

– Вот именно Влад, тот человек был настоящим психом. Камень. Кажется именно в нём всё и завёрнуто. Всё что меняется здесь, меняет именно этот чёртов камень! Нужно найти его Влад и выбросить куда подальше!

– Обязательно, Оля, – согласился он и хотел было поцеловать, но в последний момент отступился. Она больше совсем ему не интересна. – Но нужно продолжать поиски. Нам нужно хоть за что-то да и зацепиться. Следишь за моей мыслью?

Оля кивнула.

Они продолжили обыскивать старую библиотечную комнату в поисках каких-нибудь улик о прошлом хозяине. Влад перешёл к другим ящикам. Оля была рядом. Всю комнату она давно уже обыскала и решила присоединиться к своему парню, который давно не питает к ней взаимных чувств.

Открыв самый верхний ящик Влад ничего не обнаружил. В нём было пусто. Об этом ему также сообщила и Оля, так как он отвлёкся. Отошёл от темы. Ему хотелось поскорее покинуть этот особняк, пока есть такая возможность, но также, хотелось и разузнать детали о бывшем хозяине этого особняка. Всё что подтверждало его имя, но к сожалению без фамилии, так это – газетная вырезка на которой написано о Михаиле. Газета лежала в среднем ящике. В ней, Влад и Оля вычитали много полезной информации из которой можно было лишь вынести случай произошедший в 1973 году, когда его товарищ Борис Родиков был первым приговорённым заключенным испытуемым в специальном эксперименте о путешествии в другие вселенные, что несомненно заинтересовало как Влада, так и Олю.

С полной уверенностью можно сказать, что больше таких газет не осталось ни у кого из ныне живущих на этой земле людей.

– Здесь не только газета, – Оля положила на стол взятую из ящика книгу. Она была не дописана. – Видимо, бывший владелец хотел написать книгу.

– Очевидно же, – Влад усмехнулся и взял книгу в руки, отложив газету на край стола. К ней ещё вернётся, но чуть позже. – Все писатели слегка того, ну ты поняла.

– Поняла.

Влад открыл первую страничку недописанной книги бывшего хозяина особняка. Он назвал книгу «Город необузданности», где главным героем является американский сорокалетний писатель Джозеф Хамберт приехавший в тихий городок под названием «Скоттиш». На самом деле в ней нет ничего интересного. Обычная книга шестидесятых годов.

– Не думаю, что в ней мы найдём что-то полезное.

– Согласна, – Оля взял газетную вырезку. Указала на неё пальцем. – Может в ней есть что-нибудь толковое?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю